0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Жюль шере основатель. Ведущие мастера

Графический дизайн эпохи ар нуво во Франции. Ж. Шере, А. Тулуз-Лотрек.

«Отцом» рекламного плаката в современном его виде считается француз Жюль Шере, график и декоратор сцены, основавший в 1866 г. небольшую литографию в Париже. Именно он сформулировал основные принципы современного плаката — броскость (в первую очередь, за счет контрастных и ярких цветов), возможность воспринять изображение и текст «на ходу», лаконичность, концентрацию внимания на одной главной фигуре. Шере создал больше тысячи плакатов, в основном это реклама кафе-шантанов, маскарадов, выставок. Его веселые персонажи нравились как широкой публике, так и профессионалам-дизайнерам. Часто он работал в манере, напоминавшей импрессионистов. В Париже в 1889 и 1890 гг. прошли две его персональные выставки.

Великий французский рисовальщик Жюль Шере родился в 1836 г. в Париже. «В первую пору своей художественной деятельности занимался, кроме живописи цветов, сочинением и рисованием эскизных картинок для иллюстрированных журналов, виньетками для пригласительных и поздравительных билетов, обеденных меню и т. п. а затем, живя несколько лет в Лондоне, он начал еще там, по заказу разных предпринимателей и крупных торговцев, изготовлять оригиналы для орнаментированных фигурами хромолитографированных плакатов и анонсов, расклеиваемых и развешиваемых в публичных местах».

С 1866 г., после возвращения в Париж, он посвятил себя исключительно работам этого рода. Известность пришла к нему очень быстро. Благодаря ему уличные объявления, назначенные лишь для кратковременного существования, превратились в истинно художественные произведения, часто высокого достоинства, которые теперь усердно собираются и берегутся многими любителями искусства во всех странах.

Жюль Шере определил основные принципы удачной рекламы и первым начал подписывать свои работы. Авторский рекламный плакат достиг уровня искусства.

«До появления художественных плакатов афиши представляли собой текст, который лишь иногда сопровождался рисунками. Взамен традиционной формы плаката с максимумом буквенной информации Жюль Шере предложил яркий, бросающийся в глаза рисунок и очень скупой текст. Большую роль стала играть линия, контур предметов».

Внимание зрителя концентрировалось на одной фигуре, а за счет контрастных и ярких цветов плакаты легко воспринимались на расстоянии. «На рекламном плакате сигаретной бумаги «Джоб» обаятельная девушка кокетливо смотрит на зрителя и явно старается привлечь внимание. Ее платье соответствует моде того времени. Объемные рукава и узкая талия — характерные черты стиля модерн. Необычный ракурс фигуры, демонстрирующей себя, был бы неуместен в живописи, а в плакате, главная задача которого — привлечь и запомниться, оказывается необходимым выразительным средством».

Другой пример его творчества является реклама американского аперитива «Кэнкэн Дюбонэ», где художник изображает веселую даму, сидящую в непринужденной позе. Эта женщина сама являет собой декорацию, она слегка пьяна, раскованна, весела и задорна и в силу всего этого необычайно привлекательна.

Жюль Шере создал более тысячи различных плакатов. Он рисовал афиши для карнавалов, выставок, кабаре, казино, театров. Художник оставил после себя множество плакатов, рекламирующих парфюмерию и косметику, мыло, керосиновые лампы, фармацевтическую продукцию, автомобили и многое другое.

В знак признания и почитания этого мастера в 1928 году в Ницце, где Жюль Шере жил и работал в последние годы своей жизни, был открыт Музей в честь его имени.

Работы Жюля Шере:

Рекламная афиша «Вина Мариани»

Рекламные афиши аперитива «Кенкен Дюбонэ»

Реклама сигаретной бумаги

Недосягаемыми образцами рекламного искусства стали афиши парижских кабаре, созданные великим А. Тулуз-Лотреком в 90-х годах XIX века. Старший сын старинного рода графов Тулуз-ских, очень красивый ребенок, «маленькое сокровище», как звали его в семье, был обречен с самого рождения. Редкая генетическая аномалия развития костей проявилась только в 15 лет, перестали расти руки и ноги, деформировался рот, непропорционально выросли кисти рук, он невнятно говорил, с трудом ходил, утомлялся, ломал шейку бедра. Утвердить себя в своих собственных глазах и в глазах окружающих помогла живопись. Особенно этот сильный духом, талантливый человек любил рисовать движение — танцовщиц, бегущих животных. Не меньшее значение имел для него спорт («плаваю я быстро и хорошо, но зато некрасиво, как жаба»). Уехав в Париж, он стал завсегдатаем самых жизнелюбивых мест-кабаре, кафе, борделей, скачек. Именно их герои и стали героями его картин и плакатов. Афиши «Мулен Руж», «Японского дивана», других парижских кабаре и кафешантанов вошли не просто в историю рекламы, а в историю мирового искусства.

Известным широкой публике Тулуз-Лотрек стал именно благодаря рекламным листам на афишных тумбах, появившихся в те годы на парижских тротуарах. Первый же из них — плакат открывшегося в 1889 г. «Мулен Руж» со скандально известной танцовщицей Ла Гулю («Ненасытная») — произвел фурор. Прохожие толпились около мест расклейки, пытаясь расшифровать подпись художника. Плакаты срывали, чтобы отнести к себе домой. Скажем попутно, что судьба самой «Ла Гулю» — Луизы Вебер — сложилась трагически. Получая фантастические средства от великосветских щеголей во время выступлений в кабаре, она, постарев, быстро их растратила, пыталась работать в цирке, потом стала прислугой в публичном доме и, наконец, побирушкой на парижских улицах. От прошлого у нее до смерти сохранилась только белая юбка из Мулен Руж, в которой ее изобразил когда-то Тулуз-Лотрек. Из нее она сделала занавеску на окно своей лачужки, где и умерла.

Считаем необходимым остановиться на личности художника, ведь именно ей определялось основное направление его творчества. Итак, родился Анри в аристократической семье, всю жизнь был близок с матерью (она, собственно, и стала главным человеком в его жизни). В юношеском возрасте Анри при стечении трагичких обстоятельств ломает обе ноги , после чего они прекращают свой рост и мальчик становится калекой. То ли из склонности, то ли из-за невозможности (искусствоведы теряются в догадках :-)) Анри начинает рисовать, и, как и многие молодые художники, попадает «в окружение Монмартра». В конце XIX века Монмартр привлекал многочисленных деятелей искусства. Здесь жили и творили ярчайшие представители творческой богемы: Ренуар, Ван Гог, Утрилло. Излюбленными местами встреч парижской богемы были бары и кабаре, такие как «Чёрный кот», «Мулен Руж», «Проворный кролик», «Мирлитон». Исключительно в этой среде вырабатывался стиль Лотрека.

Итак, мир Парижского полусвета: и благородные дамы — «Фиалки Монмартра», и уставшие от жизни куртизанки-либертины, зазывные афиши, отталкивающие и одновременно привлекающие уродством изображения. И несмотря на такое уродство этот мир манит, ловишь себя на мысли – хочется быть там. И все же, Анри Тулуз-Лотрек – кто это? – художник, безумный, пропойца? На выставке мы получаем ответ, что к этому феномену нельзя подойти с какой-то определенной рамкой, меркой, какой-то одной гранью. Это гений сродни Достоевскому и Мопассану. Мы намеренно не увязываем его с импрессионистами.. нет-нет.. Ван Гог, Моне, и др. – ни шли своей дорогой, они показывали красоту и прелесть жизни, то неуловимое, что нельзя увидеть невооруженным глазом. Лотрек же как и Ф.М. Достоевский акцентирует наше внимание на социальных язвах, уродстве и калечности всего сущего. Мир уродлив и люди в нем, прячась за красивыми масками – «животные, уродливые в своем животном». Здесь Тулуз-Лотрек очень перекликается, если воспринимать его именно с такой подачи, с учением З. Фрейда в части превалирования над нашим разумом животного, либидо, мортидо, похоти, плотской власти.

Читать еще:  Аниме в виде кошек. Десятка самых няшных аниме котэ

«Вначале было уродство.» Маленький красивый мальчик, выходец из благородной семьи (тогда мировые состояния и имена что-то значили в обществе), «маленькое сокровище» – так звала его мать. Казалось бы – куда ни протяни руку – все ему доступно: высокие посты, выгодный брак, одна из тех жизней по прошествии которой, ложась в постель помирать так и не поймешь, зачем жил. Сложись бы так, и жизнь Тулуз-Лотрека могла бы интересовать разве что Флобера, миру он остался бы неведом.

Несчастный случай, роковая случайность толкает Тулуз-Лотрека на другой путь, родовые болезни связанные с вырождением, переломы ног, полтора метра роста неизгладимым образом повлияли на «маленькое сокровище», и здесь опять-таки по З. Фрейду «в качестве компенсации внешнего, физического уродства получают стимул внутренние способности, те составляющие, из которых складывается талант.»

18 лет отроду, юный Анри берет уроки художественного мастерства. Его рисунок ярок, он выхватывает своих персонажей их жизни, но какие грязные краски, каких же уродов он рисует: танцовщиц, дам полусвета, распорядителей зрелищ. Профессор, у которого он осваивал художественное ремесло весьма прохладно отзывается о своем ученике, «скажем так не без таланта, не без способности», но нужно встать на «путь истинный» — рисовать-то что положено: все, что вмещалось во вкусы тогдашней буржуазии. Тулуз-Лотрек пускается в самостоятельное плавание — снимает квартиру на Монмартре, открывает там студию, с головой окунается в мир парижской жизни. Жизнь и характер, чем-то напоминающие существование Веселой Вдовы Ганны Главари Франсуа Легара: «Париж, милый Париж…» «огни Монмартра и вино… »

Но тем не менее, не стоит скрывать очевидного, откроем и неприглядную жизнь художника. Запои, самые низкопробные девки, блуд, люди сомнительного поведения и занятий и, при всем при этом, творчество, творчество. . Он постоянно рисует, выхватывает жизненную грязь, переносит своих девок на афиши и плакаты, бьется над новыми красками, оттачивает технику рисунка. «Рисовать, рисовать. и заглушать гудящую от творческой работы голову вином. Пить, гулять и рисовать – этими тремя словами можно охарактеризовать Тулуз-Лотрека того периода.

Как льет дождь, как светит солнце, так и творчество должно хоть в чем-то реализоваться… Тулуз-Лотрек завязывает отношения с алчным, эгоистичным, наглым и хамоватым распорядителем зрелищ Брюантом, согласно которым Тулуз-Лотрек рисует афиши к выступлениям, проходящим в кабаре. Так появляются несколько афиш, которые и составили славу художника как мастера рекламного плаката. Это совсем другой взгляд на развлечения. Давайте посмотрим: девушки, танцующие Кан-Кан. Не очень-то радостные эти девушки: мы видим за яркими красками и озорными движениями танца смертельную устлалось, отрешенность, духовную пустоту и обреченность жизни танцовщиц социального дна. Нет, это уже не Париж Франсуа Легара, да и «красотками кабаре» их не назовешь: «Вы созданы лишь для развлечения, изящно и беспечно, красотки кабаре, вам непонятны любви мучения». Прототипы рекламных плакатов Тулуз-Лотрека поддпются аналогии с произведениями Ф. М. Достоевского, например с судьбой героини «Преступления и наказания» Сони Мармеладовой, — это судьбы одного типа Работы Анри — это взгляд на те же вещи и события, но под другим углом.

А вторая афиша? Кабачный зазывала /его роль играет Брюант/ с кружкой в руке спиной к зрителям .. Какой натуризм и уродство, затхлость всех кабацких развлечений. С изображением такой жизни столицы с Тулуз-Лотреком мог поспорить разве что Мопассан в части новелл о гризетках и опустившихся портовых проститутках. В «гризетте» Лотека нет изящества и щегольства, нет всего того, что мы ассоциируем с Парижем. Усталые девки «уже без чувств тянущие свою лямку». В отличие от Ф.М. Достоевского Тулуз-Лотрек не оправдывает их, не открывает нам социально-экономических последствий маргинализации, в результате которых они докатились до такой жизни. «Эти девушки живые, я просто рисую и все. ».

Жизнь идет своим чередом и к 30 годам художник переезжает в публичный дом и снимает там комнату, его лучшей подругой становится куртизанка Ша-Ю-Као -женщина сомнительной репутации клоуна, не скрывающая своих сексуальных предпочтений. На одном из рисунков она предстает нам пьяная, сидящая в костюме клоуна. Сильная, решительная женщина, но при этом очень усталая. По ней видно, она пошла сложный путь.

Как день отличается от ночи, так и отличается от Ша-Ю-Као вторая подруга художника Джейн Авриль. Хоть она гризетка и танцовщица, но при этом – луч света в темном царстве — она не запятнала себя, не потерялась, прошла через всю грязь, но так и осталась легкой и изящной. «Кружится, кружится юла, рада ли она, что я кружу ее, я же так рада…» Вместе с Тулуз-Лотреком они проделывают подготовительную работу к его последней, так и не состоявшейся выставке: собраны работы, упорядочены записи к ним, заслуга этой девушки неоценима, но так и не дождавшись результатов своего труда художник углубляется в очередной запой., закончившийся кровоизлиянием в мозг или инсультом.

Непомнящего себя, находящегося в полусне и полубреду, парализованного на одну сторону привезли его в родовое имение, где он умирает, не дожив двух месяцев до своего 37-летия, умирает на руках матери.

«Ну что вы, мой сын совсем не художник», уверяет мать. При жизни Анри Тулуз-Лотрек не получает ни креста ни короны, лишь посмертно с годами, все нарастая, получает развитие его творчество. И он уже посмертно уходит в когорту постимпрессионистов. И наряду с Ван-Гогом, Мопассаном, Достоевским входит в созвездие гениев той эпохи. Гениев, закончивших так печально.

Многие критики искусства того времени считали жизнь Анри слишком публичной. Говорили, что жизнь его пестра, как наряды танцовщиц кабаре «Мулен Руж». Тулуз-Лотрек никогда не питал иллюзий к жизни, покинув ее в возрасте 36 лет. Но за короткий срок творчества он оставил гигантский вклад в истории мирового искусства как представитель направления «постимпрессионизм». Его работы предельно откровенны, за показным блеском богемной жизни вскрывается истинное, не всегда приглядное лицо реальности.

Некоторые работы художника:

Ведущие мастера французского рекламного плаката

Деятельность Жюля Шере в Париже началась в 1866 году, когда он основал во французской столице небольшую литографию. Есть версия, что к специфическому плакатному стилю концентрированного лако­низма изображения, к «ударности» цветовой гаммы его подтолкнула экономия красок, существенная для небогатого хозяина скромного пред­приятия. «В результате он стал ограничиваться одной главной фигу­рой, упростив все детали, давая их только в виде теней, впервые введя вместо длинного текста лишь немногие необходимые слова, исполнен­ные четким, крупным шрифтом, составляющим одно гармоничное це­лое со всем рисунком» 29 .

Читать еще:  Модные узоры на платках. Русская мода

Приоритет в обретении самых характерных признаков нового жанра историки искусства единодушно отдают Жюлю Шере потому, что им выявлено и реализовано самое главное для успешного восприятия изоб­ражения «на лету» людьми, спешащими по своим делам. Это — лако­низм, композиционная компактность и красочная контрастность. «Их (плакатов. — авт.) динамика линий и пятен словно продолжает дина­мику самой улицы, а воздушная вибрация их палитры словно сливает­ся с вибрацией городской туманной атмосферы, пронизывая ее в то же время яркой праздничной нотой», — писал о своих впечатлениях от рек­ламного творчества Ж. Шере Я. А. Тугендхольд 30 .

Дополнительную эффектность этим произведениям давали и сами объекты рекламирования. Чаще всего это были зрелища, гуляния, маскарады, катки, кафе-шантаны, художественные выставки. Всего Жюлем Шере создано около тысячи подписных плакатов. Из них лучшие были представлены на его персональных выставках в Париже в 1889 и 1890 годах.

К этому времени первооткрыватель художественного плаката уже делил славу с парадоксальным художником Анри Тулуз-Лотреком и та­лантливыми последователями: А. Мухой, Т. Стейнленом, Э. Грассе, П. Боннаром и другими.

Первый плакатный опыт Тулуз-Лотрек обрел, согласившись создать художественную афишу к открытию сезона знаменитого кабаре «Мулен-Руж». Особая острота этого намерения состояла в том, что попу­лярное кабаре уже освещалось кистью других художников. И сам мэтр Шере был ранее среди них. Сложность задачи только раззадоривала художника. Биограф Тулуз-Лотрека А. Перрюшо пишет: «Вскоре ху­дожник понял, что обладает необходимыми плакатисту данными — чувством монументальности, декоративности, необходимой экспресси­ей стиля и острым, метким контуром» 31 . Все эти качества реализованы в первом же заказе. Сюжетом рекламы стал сногсшибательный танец примы кабаре «Мулен Руж» Ла Гулю. Биограф продолжает: «Группа зрителей у него решена большой сплошной черной массой, контур ееискусная арабеска, четко вырисовываются цилиндры и женские шляпки с перьями. На переднем планеЛа Гулю в розовой блузке и белой юбке. Голова танцовщицы, золото ее волос выделяются на фоне этой темной массы. На ней сконцентрирован весь свет, она олицетворяет собой та­нец, является основной характерной для кадрили фигурой» 32 .

Этот плакат, появившись на улицах Парижа, произвел сенсацию: прохожие старались расшифровать подпись художника, толпились око­ло экипажей, на которых расклеивались афиши. Город рукоплескал новой звезде на рекламном небосклоне. И заказы последовали один за другим. Тулуз-Лотрек в создании плакатов остался верен однажды избранной зрелищной тематике. Художник предельных контрастов, привлекающий для воплощения своих намерений максимальную экс­прессию, использует трудно сочетающиеся друг с другом, казалось бы, цвета: черный и светло-коричневый, бежевый и светло-серый. Он являл своим творчеством наступление эпохи модернизма. Плакатные компо­зиции Тулуз-Лотрека производят впечатление остроугольной преломленностью ракурсов, использованием фрагментарных, «не вошедших» в рамку листа фигур, чрезвычайной свободой жестов и поз. К эффект­ным и, по большей части, игриво праздничным плакатам Жюля Шере произведения А. Тулуз-Лотрека добавили мятущуюся, тревожную и одновременно пикантную тональность.

Этот великий художник не избегал участия и в малых рекламных жанрах, почтовых открытках, активно входивших в моду в конце XIX века, театральных программках. И они излучают мощный поток экспрессии, сколь бы малоформатным ни было изобразительное пространство.

Почти сверстник Тулуз-Лотрека Теофиль Стейнлен также начинал оттачивать свое плакатное мастерство с рекламирования мест развле­чений. Одним из первых его заказчиков стало артистическое кафе на Монмартре «Шануар» — «Черная кошка». Однако этот художник вско­ре открыл для себя и другую тематику. Он создает коммерческие пла­каты для фирм, выпускающих стерилизованное молоко и шоколадные конфеты.

Особенной известностью пользовался его плакат, рекламирующий велосипедную фабрику «Комио». Сюжет таков: пышно одетая дама едет на велосипеде по проселочной дороге, разгоняя перебегающую прямо перед колесами стаю гусей. А вслед новому виду транспорта смотрят изумленные глаза сельских жителей. Плакат отмечен убедительным реализмом, популяризирует малоизвестное новшество и «согревает» его оттенком юмора. Для стиля плакатов Т. Стейнлена в основном харак­терна суровая, подчас жесткая реалистичность, несколько напоминаю­щая творческую манеру О. Домье. См. приложение, рис. 2.

Совершенно отличен от этой направленности стиль, пожалуй, наи­более изысканного мастера плаката рубежа XIX-XX веков Альфонса Мухи. Чех по национальности, художественное образование он получил в Париже и там же незадолго до окончания XIX века приобрел все­мирную славу. А решающей ступенькой на пути к ней стало исполне­ние художественных плакатов по поводу выступлений прославленной французской актрисы Сары Бернар. В 1895 году актриса заключила с художником шестилетний договор на творческое сотрудничество. А. Муха не только создавал афиши, но разрабатывал проекты сценических костюмов, декораций, оформлял театральные программы. Че­рез подавляющее большинство театральных плакатов А. Мухи проходит изображение крупным планом утонченного и величественного, окутан­ного романтической дымкой и буквально утопающего в цветах жен­ского облика. Спектакли по драмам А. Дюма-сына, Альфреда де Мюссе, Э. Ростана получали в стилистике этих афиш поразительно точное и одухотворенное созвучие. Текучие, гибкие, округленные линии, мяг­кие, постепенные переходы цвета — этот почерк был столь же контра­стен по отношению к стилю афиш Тулуз-Лотрека, как и сами их герои­ни: прославленные актрисы национального масштаба француженка Сара Бернар, американка Мауд Адамс по отношению к танцовщице не самых фешенебельных кабаре Ла Гулю.

Но есть в поле зрения этого плакатиста и менее возвышенные объек­ты рекламирования: шампанское «Ruinart», сигаретная бумага «Job», детское питание фирмы «Nestle». И здесь художник не изменяет сво­ему романтически-возвышенному стилю: очаровательная женская фи­гура занимает основное пространство плаката (в последнем случае — около нее качалка с малышом), а вокруг — реющие одеяния, подхва­ченные ветром кудри и цветы, цветы. Даже в рекламе такого, казалось бы, «неженского» объекта, как велосипед «Perfecta», его представляет, грациозно облокотившись на руль, девушка-ундина готических сказок. Какой контраст с описанным нами выше «велосипедным» плакатом Т. Стейнлена! Там тоже есть дама, едущая на велосипеде. Но что ее окру­жает? Проселочная, ухабистая дорога, выводок гусей (так и слышится их встревоженный гогот), недоумевающее простонародье. После такой концентрации заземленного реализма прорыв в модернистскую воз­вышенность и изощренность был насущным и долгожданным. На рек­ламной ниве его осуществил Альфонс Муха 33 .

Этот романтический художник не пренебрегал заказами на малые рекламные жанры: пригласительные билеты, меню, не говоря уж о теат­ральных программках. И здесь женское очарование — главный оформи­тельский мотив, правда теперь уже не содержательный, а исключитель­но декоративный. Гибкие, текучие линии тела и извивы волос создают орнамент, обрамляющий краткий вербальный текст, — это заставляет вспомнить давний барочный стиль позднесредневековых конклюзий, где в некоторых случаях изысканность оформления оттесняет на вто­рой план существо сообщения, хотя нередко, напротив, — своей притя­гательностью придает сообщаемому дополнительный шарм. См. при­ложение рис. 3.

Читать еще:  Гослото 6 из 45 тираж 3028. Самый большой выигрыш

Несколько нарушая строгость общей композиции нашего изложе­ния, именно здесь считаем целесообразным сказать о рекламном твор­честве английского художника Обри Бердслея. Его стиль чрезвычайно тесно переплетается со стилевыми поисками французского модерниз­ма конца века. Художественный почерк этого автора витиеват, изощ­рен и изысканно декоративен. Настойчивый эротизм его композиций выводил на поверхность идеи будущей сексуальной революции.

Редактор российского художественного журнала «Аполлон» С. К. Ма­ковский писал об этом художнике: «. Тонкая полоска, облачный пунк­тир, скользящий извив, два-три ярких пятна, узор, блик, мелочь — и все сказано. Более того: ничего не сказано, но угадывается что-то оконча­тельное. Чародейство совершилось; и по узкому руслу, вырытому мыс­лью художника, воображение зрителя стремится, покоренное» 34 .

Эта изысканность рисунка мало подходила для плакатных форм. Вклад О. Бердслея в рекламное дело осуществлялся посредством малых форм: оформления журнальных обложек, книжных каталогов, либрет­то вагнеровских опер, пригласительных билетов в аристократические клубы и небольших «летучих листков» о новинках книжного рынка. Этот самый «французский» из английских мастеров рекламы слишком одиноко выглядит в ряду творцов массовой продукции на своей роди­не и, напротив, всецело соответствует стилевым поискам французской рекламы конца XIX века, что и побудило авторов рассказать о нем в дан­ном разделе.

29 Охтинский В. Плакат. — Л., 1926. С. 31-32.

30 Тугендхольд Я. А. Плакат на Западе // Тугендхольд Я. А. Из истории запад­ноевропейского, русского и советского искусства. — М., 1987. С. 158-159.

31 Перрюшо А. Жизнь Тулуз-Лотрека. — М., 1991. С. 125.

32 Там же. -М., 1991. С. 126.

33 Подробнее: Кусак Д., Кадлечикова М. Альфонс Муха. — Прага (без года).

34 Евреинов Н. Обри Бердслей // Бердслей О. Избранное. — М., 1992. С. 265.

Ведущие мастера

Жюль Шере

Великий французский рисовальщик Жюль Шере родился в 1836 г. в Париже. В первую пору своей художественной деятельности занимался, кроме живописи, рисованием эскизных картинок для иллюстрированных журналов, виньетками для пригласительных и поздравительных билетов, обеденных меню и тому подобное. Затем, живя несколько лет в Лондоне, он начал изготовлять оригиналы для орнаментированных фигурами хромолитографированных афиш и плакатов, расклеиваемых и развешиваемых в публичных местах.

Деятельность Жюля Шере в Париже началась в 1866 году, когда он основал во французской столице небольшую литографию. Есть версия, что к специфическому плакатному стилю концентрированного лаконизма изображения, к «ударности» цветовой гаммы его подтолкнула экономия красок, существенная для небогатого хозяина скромного предприятия. «В результате он стал ограничиваться одной главной фигурой, упростив все детали, давая их только в виде теней, впервые введя вместо длинного текста лишь немногие необходимые слова, исполненные четким, крупным шрифтом, составляющим одно гармоничное целое со всем рисунком».

Приоритет в обретении самых характерных признаков нового жанра историки искусства единодушно отдают Жюлю Шере потому, что им выявлено и реализовано самое главное для успешного восприятия изображения «на лету» людьми, спешащими по своим делам. Это — лаконизм, композиционная компактность и красочная контрастность. «Их динамика линий и пятен словно продолжает динамику самой улицы, а воздушная вибрация их палитры словно сливается с вибрацией городской туманной атмосферы, пронизывая ее в то же время яркой праздничной нотой», — писал о своих впечатлениях от рекламного творчества Ж. Шере, Я.А. Тугендхольд.

Дополнительную эффектность этим произведениям давали и сами объекты рекламирования. Чаще всего это были зрелища, гуляния, маскарады, катки, кафе-шантаны, художественные выставки.

Жюль Шере определил основные принципы удачной рекламы и первым начал подписывать свои работы. Авторская афиша достигла уровня искусства. Всего Жюлем Шере создано около тысячи подписных плакатов. Из них лучшие были представлены на его персональных выставках в Париже в 1889 и 1890 годах.

Жюль Шере так же известен тем, что он сформулировал основные принципы плаката. Внимание зрителя концентрировалось на одной фигуре, а за счет контрастных и ярких цветов афиши легко воспринимались на расстоянии.

Такова, например, одна из первых его афиш, объявлявшая об открытии «Мулен Руж» (Приложение 1).

Анри де Тулуз — Лотрек

Анри Мари Раймон де Тулуз-Лотрек-Монфа — французский живописец, рисовальщик, литограф. Родился в Альби 24 ноября 1864. Принадлежал к одной из самых древних аристократических семей Франции. В отрочестве сломал обе ноги и остался калекой. Лишенный возможности вести традиционный для провинциального дворянина образ жизни, решил посвятить себя живописи. В 1882 Тулуз-Лотрек учился в Париже у Леона Бонна и Фернана Кормона, но оба учителя не оказали сильного влияния на его творческое формирование. Лотреку нравились смелая, выразительная угловатость произведений Дега и уплощенная перспектива и линеарность японских гравюр; на основе этих источников он создал собственный оригинальный стиль.

В 1884-1885 Лотрек переехал на Монмартр, который был тогда центром парижской художественной жизни, где прожил практически до конца дней. Здесь он находил сюжеты для большинства работ: кабаре и танцзалы («Диван Жапоне», «Мулен де ла Галетт» и особенно «Мулен Руж»); среди его моделей были танцовщицы Ла Гулю и Жана (Джейн) Авриль, певица Иветт Гильбер и многие другие. Лотрек оставил после себя огромное наследие. Он создал множество цветных рисунков, посвященных цирку, рисунки и литографии с изображениями велосипедистов, жокеев и других спортсменов, портреты выдающихся актеров и актрис, в том числе Сары Бернар, и знаменитую серию картин на темы, связанные с парижскими публичными домами и жизнью их обитательниц. Тулуз-Лотрек одним из первых серьезно занялся созданием афиш, он поднял жанр рекламного плаката до уровня высокого искусства.

А. де Тулуз-Лотрек внес большой вклад в становление жанра афиши, его творчество было высоко оценено его современниками. Всего за свою жизнь он нарисовал около 30 афиш, в которых наиболее ярко выразился его великолепный талант рисовальщика. Художник блестяще владеет линией, заставляет ее прихотливо извиваться по контуру модели и по велению момента, создавая произведения, отличающиеся изысканной декоративностью. Особенную выразительность имеют большие одноцветные поля его картин.

Тулуз — Лотрека считают последователем Ж. Шере. Известно, что Лотрек, так же как и Шере, работал над созданием афиш для кабаре «Мулен Руж». На одной из них мы можем увидеть оригинальную манеру художника (Приложение 4).

Еще одной известнейшей афишей Лотрека является «Диван Жапоне» («Японский диван») (Приложение 5). На ее примере видно, как он использует обрезание кадра, что помогает зрителю почувствовать себя в той обстановке, которая изображена на афише. Интересно так же композиция данной афиши. В углу изображен лишь силуэт певицы Иветт Гильбер, а центральное место занимает подруга и муза Лотрека Джейн Авриль.

Источники:

http://infopedia.su/4×1902.html
http://studopedia.ru/4_66988_vedushchie-mastera-frantsuzskogo-reklamnogo-plakata.html
http://studbooks.net/886529/marketing/veduschie_mastera

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector