0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Жизнь в любви. Любовь к жизни

Любовь к жизни

Мы ищем любви… Мы ищем смыслы…

Ищем любовь ради смысла и смысл в любви.

Теряем и ее и себя, вновь обретаем, окрыляемся и творим до следующего раза.

Мы ищем человека, чтобы познать, чтобы любить.

Мы говорим и пишем о любви к людям, о том, что она невозможна без любви к себе и учимся снова и снова «правильно» себя любить.

Но как бы не называли эту силу, что дает нам возможность, падая, подниматься вновь и вновь, вдохновляться и вдохновлять, верить и делать, «не смотря на», я называю ее ЛЮБОВЬ К ЖИЗНИ!

Мы вдохновляемся примерами великих и сильных, их стойкостью и силой духа.

Например, Виктор Франкл, сила духа и вера в человеческое, которого вдохновляет и подтверждает, что мы можем сохранить человеческое лицо в самых сложных обстоятельствах (для меня лично это героический пример, т. к. мне, признаюсь, и в менее жестких обстоятельствах не всегда удавалось сохранить лицо).

Мы можем! Мы можем жить не «на зло», но «вопреки» злу (слухам, сплетням, непониманию, собственному отчаянию, эгоизму и т. д. и т. п.).

Грешен ли человек по своей природе или свят.

Да, и что значит быть человеком?

Актуальности эти вопросы не утратят никогда.

Порой мы забываем, что ангелы и демоны не где-то снаружи, а внутри нас.

Мы воюем с ветряными мельницами, находим врагов и теряем друзей в лице реальных людей.

Мы постигаем страдание через тяжелые болезни, незрелые чувства и рухнувшие ожидания. Но проходя все это, мы становимся, нет, не сильнее (в буквальном смысле), а ЧЕЛОВЕЧНЕЕ!

Мы ничего не знаем, но упорно пытаемся загадывать, обнадеживаемся, разочаровываемся, падаем, «грызем землю» в слезах и злости от отчаянья и чувства невозможности.

Мы упираемся в свои «надо» и «хочу», забывая о чем-то простом и важном…

Когда мы совсем «зашориваемся» и забываемся, в наши жизни приходит он – КРИЗИС, разный, но всегда одинаково неумолимый, все рушащий и оставляющий руины, обломки былого…

Но когда буря стихает и остается позади, обернувшись, мы видим, как много сделали (конечно, если не просто сидели и стенали) не для кого-то, а для себя!

Вдруг, мы понимаем, как выросли в своей человеческой природе и снова чувствуем, что обрели себя – такого знакомого, но обновленного, и в то же время другого – с новыми силами и возможностями.

В этот момент, когда «буря» миновала, мы видим жизнь во всем ее многоцветье! Мы, наконец-то видим как она прекрасна, просто потому, что дана нам.

(Через несколько минут мне будет сорок и я не скажу, что жизнь только начинается, но продолжается, это точно!)

Я пришла в психологию когда-то и как студент, и как клиент и как психолог.

Я стала психологом, в том числе, который пишет, — о жизнях и судьбах, о страхах и надеждах.

И пока я писала, тоже проходила важный участок пути. Со мной это делали мои ученики, мои читатели и клиенты.

В трудные минуты моей собственной жизни меня поддерживали не всегда самые «близкие», но дальние. Это было неожиданно и приятно и хоть, и были те, кто не вспомнил, не поддержал, находились те, другие, кто говорил самые важные слова.

Еще несколько лет назад мне казалось «не успела», «не смогла», но вера в себя, психология и любовь к жизни привели меня туда, где я сейчас и я счастлива!

Я хочу, чтобы эту статью прочитали те, кто стоит «у черты» — возрастной (или какой-то иной), той, за которой, кажется какая-то другая жизнь и, может кажется, что там жизни нет.

Пусть читают те, кому скоро двадцать, тридцать, сорок, пятьдесят и т. д. и т. п.

Да, она меняется, потому, что меняемся мы – наше тело, наши мысли, но душа… она всегда поет нам одну песню – песню любви.

И сколько бы вам не исполнилось, и как бы трудно не было, даже если сегодня на небе тучи, это не навсегда и будет еще солнце, ведь ЖИЗНЬ – ПРЕКРАСНАЯ ШТУКА И САМЫЙ ДОРОГОЙ ПОДАРОК!

Не сопротивляйтесь! Идите вперед, ведь столько надо еще успеть и там столько неведомого.

Жизнь в любви. Любовь к жизни

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 589 562
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 318

Прихрамывая, они спускались к речке, и один раз тот, что шел впереди, зашатался, споткнувшись посреди каменной россыпи. Оба устали и выбились из сил, и лица их выражали терпеливую покорность – след долгих лишений. Плечи им оттягивали тяжелые тюки, стянутые ремнями. Каждый из них нес ружье. Оба шли сгорбившись, низко нагнув голову и не поднимая глаз.

Читать еще:  Летописание и литература киевской руси.

– Хорошо бы иметь хоть два патрона из тех, что лежат у нас в тайнике, – сказал один.

Голос его звучал вяло, без всякого выражения. Он говорил равнодушно, и его спутник, только что ступивший в молочно-белую воду, пенившуюся по камням, ничего ему не ответил.

Второй тоже вошел в речку вслед за первым. Они не разулись, хотя вода была холодная, как лед, – такая холодная, что ноги у них и даже пальцы на ногах онемели от холода. Местами вода захлестывала колени, и оба они пошатывались, теряя опору.

Второй путник поскользнулся на гладком валуне и чуть не упал, но удержался на ногах, громко вскрикнув от боли. Должно быть, у него закружилась голова, – он пошатнулся и замахал свободной рукой, словно хватаясь за воздух. Справившись с собой, он шагнул вперед, но снова пошатнулся и чуть не упал. Тогда он остановился и посмотрел на своего спутника: тот все так же шел вперед, даже не оглядываясь.

Целую минуту он стоял неподвижно, словно раздумывая, потом крикнул:

– Слушай, Билл, я вывихнул ногу!

Билл ковылял дальше по молочно-белой воде. Он ни разу не оглянулся. Второй смотрел ему вслед, и хотя его лицо оставалось по-прежнему тупым, в глазах появилась тоска, словно у раненого оленя.

Билл уже выбрался на другой берег и плелся дальше. Тот, что стоял посреди речки, не сводил с него глаз. Губы у него так сильно дрожали, что шевелились жесткие рыжие усы над ними. Он облизнул сухие губы кончиком языка.

– Билл! – крикнул он.

Это была отчаянная мольба человека, попавшего в беду, но Билл не повернул головы. Его товарищ долго следил, как он неуклюжей походкой, прихрамывая и спотыкаясь, взбирается по отлогому склону к волнистой линии горизонта, образованной гребнем невысокого холма. Следил до тех пор, пока Билл не скрылся из виду, перевалив за гребень. Тогда он отвернулся и медленно обвел взглядом тот круг вселенной, в котором он остался один после ухода Билла.

Над самым горизонтом тускло светило солнце, едва видное сквозь мглу и густой туман, который лежал плотной пеленой, без видимых границ и очертаний. Опираясь на одну ногу всей своей тяжестью, путник достал часы. Было уже четыре. Последние недели две он сбился со счета; так как стоял конец июля или начало августа, то он знал, что солнце должно находиться на северо-западе. Он взглянул на юг, соображая, что где-то там, за этими мрачными холмами, лежит Большое Медвежье озеро[1] и что в том же направлении проходит по канадской равнине страшный путь Полярного круга. Речка, посреди которой он стоял, была притоком реки Коппермайн[2], а Коппермайн течет также на север и впадает в залив Коронации[3], в Северный Ледовитый океан. Сам он никогда не бывал там, но видел однажды эти места на карте Компании Гудзонова залива.

Он снова окинул взглядом тот круг вселенной, в котором остался теперь один. Картина была невеселая. Низкие холмы замыкали горизонт однообразной волнистой линией. Ни деревьев, ни кустов, ни травы – ничего, кроме беспредельной и страшной пустыни, – и в его глазах появилось выражение страха.

– Билл! – прошептал он и повторил опять: – Билл!

Он присел на корточки посреди мутного ручья, словно бескрайняя пустыня подавляла его своей несокрушимой силой, угнетала своим страшным спокойствием. Он задрожал, словно в лихорадке, и его ружье с плеском упало в воду. Это заставило его опомниться. Он пересилил свой страх, собрался с духом и, опустив руку в воду, нашарил ружье, потом передвинул тюк ближе к левому плечу, чтобы тяжесть меньше давила на больную ногу, и медленно и осторожно пошел к берегу, морщась от боли.

Он шел не останавливаясь. Не обращая внимания на боль, с отчаянной решимостью, он торопливо взбирался на вершину холма, за гребнем которого скрылся Билл, – и сам он казался еще более смешным и неуклюжим, чем хромой, едва ковылявший Билл. Но с гребня он увидел, что в неглубокой долине никого нет! На него снова напал страх, и, снова поборов его, он передвинул тюк еще дальше к левому плечу и, хромая, стал спускаться вниз.

Дно долины было болотистое, вода пропитывала густой мох, словно губку. На каждом шагу она брызгала из-под ног, и подошва с хлюпаньем отрывалась от влажного мха. Стараясь идти по следам Билла, путник перебирался от озерка к озерку по камням, торчавшим во мху, как островки.

Читать еще:  Искусство краткое определение. Понятие «искусство»

Оставшись один, он не сбился с пути. Он знал, что еще немного – и он подойдет к тому месту, где сухие пихты и ели, низенькие и чахлые, окружают маленькое озеро Титчинничили, что на местном языке означает: «Страна Маленьких Палок». А в озеро впадает ручей, и вода в нем не мутная. По берегам ручья растет камыш – это он хорошо помнил, – но деревьев там нет, и он пойдет вверх по ручью до самого водораздела. От водораздела начинается другой ручей, текущий на запад; он спустится по нему до реки Диз и там найдет свой тайник под перевернутым челноком, заваленным камнями. В тайнике спрятаны патроны, крючки и лески для удочек и маленькая сеть – все нужное для того, чтобы добывать себе пропитание. А еще там есть мука – правда, немного, и кусок грудинки, и бобы.

Билл подождет его там, и они вдвоем спустятся по реке Диз до Большого Медвежьего озера, а потом переправятся через озеро и пойдут на юг, все на юг, пока не доберутся до реки Маккензи. На юг, все на юг, – а зима будет догонять их, и быстрину в реке затянет льдом, и дни станут холодней, – на юг, к какой-нибудь фактории Гудзонова залива, где растут высокие, мощные деревья и где сколько хочешь еды.

Вот о чем думал путник, с трудом пробираясь вперед. Но как ни трудно было ему идти, еще труднее было уверить себя в том, что Билл его не бросил, что Билл, конечно, ждет его у тайника. Он должен был так думать, иначе не имело никакого смысла бороться дальше, – оставалось только лечь на землю и умереть. И пока тусклый диск солнца медленно скрывался на северо-западе, он успел рассчитать – и не один раз – каждый шаг того пути, который предстоит проделать им с Биллом, уходя на юг от наступающей зимы. Он снова и снова перебирал мысленно запасы пищи в своем тайнике и запасы на складе Компании Гудзонова залива. Он ничего не ел уже два дня, но еще дольше он не ел досыта. То и дело он нагибался, срывал бледные болотные ягоды, клал их в рот, жевал и проглатывал. Ягоды были водянистые и быстро таяли во рту, – оставалось только горькое жесткое семя. Он знал, что ими не насытишься, но все-таки терпеливо жевал, потому что надежда не хочет считаться с опытом.

В девять часов он ушиб большой палец ноги о камень, пошатнулся и упал от слабости и утомления. Довольно долго он лежал на боку не шевелясь; потом высвободился из ремней, неловко приподнялся и сел. Еще не стемнело, и в сумеречном свете он стал шарить среди камней, собирая клочки сухого мха. Набрав целую охапку, он развел костер – тлеющий, дымный костер – и поставил на него котелок с водой.

Он распаковал тюк и прежде всего сосчитал, сколько у него спичек. Их было шестьдесят семь. Чтобы не ошибиться, он пересчитывал три раза. Он разделил их на три кучки и каждую завернул в пергамент; один сверток он положил в пустой кисет, другой – за подкладку изношенной шапки, а третий – за пазуху. Когда он проделал все это, ему вдруг стало страшно; он развернул все три свертка и снова пересчитал. Спичек было по-прежнему шестьдесят семь.

Он просушил мокрую обувь у костра. От мокасин остались одни лохмотья, сшитые из одеяла носки прохудились насквозь, и ноги у него были стерты до крови. Лодыжка сильно болела, и он осмотрел ее: она распухла, стала почти такой же толстой, как колено. Он оторвал длинную полосу от одного одеяла и крепко-накрепко перевязал лодыжку, оторвал еще несколько полос и обмотал ими ноги, заменив этим носки и мокасины, потом выпил кипятку, завел часы и лег, укрывшись одеялом.

Любовь к жизни

Можно быть богатым и знаменитым, успешным и привлекательным, иметь друзей, семью и любовь, но при этом ощущать себя глубоко несчастным. Герои некоторых картин научились любить жизнь во всех ее проявлениях и готовы поделиться своими секретами.

«Бобер» (2011)

Уолтер Блэк – владелец небольшой компании по производству детских игрушек. Однажды, оглянувшись назад, он не увидел больших успехов. Уолтера, которого сыграл Мел Гибсон, одолела депрессия, он отдалился от собственных сыновей, которые не хотят идти по его стопам, от жены, которая предпочитает проводить время вне дома. Что он только ни пробовал – и по врачам ходил, и антидепрессанты принимал, и книги читал, и к бутылке прикладывался.

Чтобы не отравлять жизнь близким, Уолтер пакует вещи и бронирует номер в захудалом отеле, чтобы свести счеты с жизнью. В «напарники» он берет куклу-рукавичку в виде бобра. Наутро после нескольких неудачных попыток суицида Блэк просыпается все с той же куклой на руке, только теперь она воплотилась в его альтер-эго, готовое освободить его от депрессии и научить любить свою жизнь.

Читать еще:  Профессия режиссер. Кто такой режиссер

Представить картину широкой публике собирались в конце 2010 г. Но в это же время Мел Гибсон оказался в центре публичного скандала с бывшей возлюбленной. Поэтому премьеру переносили еще дважды.

«Хоть раз в жизни» (2013)

Гретта Джеймс хорошо поет и пишет талантливые песни. Как и все исполнители, она мечтает, чтобы ее композиции услышал весь мир. Но при этом ей не хочется идти по стандартному пути современного шоу-бизнеса. Гретте больше нравится думать о музыке как о творческом порыве, нежели о коммерческом инструменте. Ее парень, успешный музыкант Дэйв, придерживается противоположной точки зрения. На этой почве пара расстается. Раздосадованная Гретта подается в бар и там знакомится с разочаровавшимся в жизни музыкальным продюсером Дэном Маллиганом (Марк Руффало), который сразу же понимает, что перед ним настоящий талант. Объединившись, герои записывают альбом, призванный затронуть тончайшие душевные струны самых разных слушателей.

Предполагалось, что Гретту сыграет певица Адель, но в итоге создатели отдали роль британской актрисе Кире Найтли, которая самостоятельно исполнила все композиции своей героини.

«1+1» (2011)

Многие зрители любят время от времени пересматривать эту хитовую французскую комедию. Во многом благодаря колоссальному заряду оптимизма и жизнелюбия. Основанная на реальных событиях лента рассказывает о темнокожем парне Дриссе из бедного района, который волею судьбы становится помощником парализованного аристократа Филиппа. Несмотря на различие в социальном статусе, эти двое быстро находят общий язык. Дрисс учит Филиппа легче относиться к себе и окружающим, а также находить больше позитива в каждом новом дне.

В 2018 г. на экраны вышел голливудский ремейк картины: «1+1: Голливудская история» с Брайаном Крэнстоном и Кевином Хартом в главных ролях.

«Всегда говори «да» (2008)

Карл Аллен специализируется на выдаче займов в банке. Ему не привыкать отвечать отказом даже на самые слезные просьбы. Но эту профессиональную привычку герой постепенно перенес во все сферы своей жизни. Он отказывает себе в приключениях, удовольствиях, общении с друзьями и даже собственной женой. Стоит ли удивляться репутации унылого и нелюдимого отшельника. Друзьям Аллена это надоело, и они отправили его на необычный тренинг, в рамках которого эксцентричный коуч учит все время отвечать согласием на все сюрпризы и предложения, которые подкидывает судьба. Герой твердо намерен следовать этому правилу, и очень скоро его жизнь кардинально изменится.

Основой для сценария ленты послужила автобиографическая книга писателя Денни Уолласа.

«Путешествие Гектора в поисках счастья» (2014)

Казалось бы, обаятельному лондонскому психиатру Гектору грех жаловаться на свою жизнь. Его девушка – мечта любого мужчины, он успешен в своей профессии, от клиентов нет отбоя. Но вот беда – эти самые клиенты то и дело приходят на сеанс в поисках ответа на вопрос, в чем же заключается секрет человеческого счастья. Но и Гектор его не раскрыл, он живет по инерции, не ощущая себя счастливым. Разгадать этот секрет ему поможет необычное путешествие, в котором Гектор познакомится с людьми из разных уголков мира и узнает, что дарит им улыбку, заставляет их сердце биться чаще и чувствовать, что они живут не зря.

Исполнители главных ролей – британские актеры Саймон Пегг и Розамунд Пайк.

«Это очень забавная история» (2010)

Взросление не слишком легко дается главному герою этой драмеди – подростку Крэйгу. Он сходит с ума от навалившихся проблем в школе, от непонимания со стороны родителей, а больше всего – от мыслей о будущем. Все это приводит парня к затяжной депрессии, выйти из которой можно лишь с помощью специалистов психиатрического отделения.

Доктора решают оставить юного героя в больнице на целую неделю. Там он знакомится с взрослым пациентом по имени Бобби, который становится его другом и наставником, а также симпатичной сверстницей Ноэль. Благодаря им у Крэйга открывается второе дыхание, и он снова чувствует желание жить.

Сценарий основан на одноименном романе американского писателя Неда Виззини, опубликованном в 2006 г.

«Ешь, молись, люби» (2010)

Еще одна героиня, которая решила изменить свое отношение к жизни с помощью путешествия, – Элизабет Гилберт в исполнении Джулии Робертс. После болезненного развода с мужем она утратила надежду когда-нибудь снова стать счастливой. Она отправилась в самые живописные страны мира, чтобы открыть новые грани прекрасного. Каждая точка на ее маршруте станет страницей ее новой жизни. Кроме того, именно в этом путешествии она, наконец, обретет настоящую любовь.

Лента основана на одноименной автобиографической книге американской писательницы Элизабет Гилберт.

Источники:

http://www.b17.ru/article/136649/
http://www.litmir.me/br/?b=165660&p=1
http://yagazeta.com/stil-zhizni/lyubov-k-zhizni/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector