4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Заточение во враждебном мире. Враждебный мир

Заточение во враждебном мире. Враждебный мир

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 589 562
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 325

Часть I. ВЫЗОВ НЬЮТОНОВСКОЙ ВСЕЛЕННОЙ

Речь идет… не о том собрании твердых, неподвижных объектов, расположенных в пространстве, но о жизни, которая проживается на создаваемой им сцене; и, значит реальность — это не сама внешняя сцена, а жизнь, которая проживается на ней. Реальность — это вещи как они есть.

ПРОРЫВ К НОВЫМ ИЗМЕРЕНИЯМ СОЗНАНИЯ

Есть одно зрелище величественнее моря — это небо;

есть одно зрелище величественнее неба — это недра души.

Виктор Гюго, «Fantine», Le Miserables

Втечение трех последних десятилетий современная наука представила нам новые проблемы и новые открытия, которые заставляют думать, что человеческие возможности далеко превосходят даже самые смелые из наших прежних представлений. В ответ на эти проблемы и открытия исследователи самых разных направлений и дисциплин общими усилиями открывают перед нами совершенно новую картину человеческого бытия, и, в особенности, природы человеческого сознания.

Так же, как в свое время открытие Коперника, что Земля — вовсе не центр Вселенной, перевернуло мир с ног на голову, новейшие открытия исследователей всего мира заставляют нас серьезнее задуматься над тем, что мы представляем из себя физически, умственно и духовно. Мы наблюдаем появление нового понимания психики и, вместе с ним, удивительного мировоззрения, соединяющего последние достижения на переднем крае науки с мудростью древнейших человеческих сообществ. В результате все новых успехов нам приходится пересматривать буквально все наши представления, подобно тому, как это происходило в ответ на открытия Коперника почти пятьсот лет назад.

Вселенная как машина: Ньютон и западная наука

Главное, что отличает мощный сдвиг в мышлении, произошедший в течение двадцатого столетия, так это полный пересмотр понимания физического мира. До возникновения теории относительности Эйнштейна и квантовой физики мы были твердо убеждены в том, что Вселенная состоит из плотной материи. Мы думали, что основу материальной Вселенной образуют атомы, и считали их сплошными и неразрушимыми. Эти атомы существовали в трехмерном пространстве, и их движения подчинялись определенным неизменным законам; в соответствии с этим, материя эволюционировала упорядоченным образом, двигаясь от прошлого, через настоящее, к будущему. С этой надежной детерминистской точки зрения, мы рассматривали Вселенную как гигантскую машину, и были уверены в том, что придет день, когда мы откроем все законы, управляющие этой машиной, и, таким образом, сможем в точности воссоздавать все, происходившее в прошлом, и предсказывать все, что случится в будущем. Как только эти законы будут открыты, мы обретем власть над всем окружающим миром. Некоторые даже мечтали, что когда-нибудь мы будем способны порождать жизнь, смешивая соответствующие химические вещества в пробирке.

В этой модели Вселенной, разработанной ньютоновской наукой, жизнь, сознание, люди и творческий разум считались побочными продуктами, случайно развившимися из непостижимого скопления материи. И какими бы сложными и удивительными мы ни были, нас, людей, тем не менее, рассматривали, по существу, как материальные объекты — не более, чем высокоразвитые животные или мыслящие биологические машины. Наши границы определялись поверхностью кожи, а сознание виделось не более чем продуктом мыслительного органа под названием мозг. Все, что мы думали, чувствовали и знали, основывалось на информации, которую мы получали с помощью органов чувств. По логике этой материалистической модели, человеческое сознание, интеллект, этика, искусство, религия и сама наука рассматривались как побочные продукты материальных процессов, происходящих в мозге.

Разумеется, мнение, что сознание и все его проявления берут свое начло в мозге, не было полностью лишено оснований. Многочисленные клинические и экспериментальные наблюдения указывают на тесную связь между сознанием и определенными нейрофизиологическими и патологическими состояниями, такими, как инфекции, травмы, интоксикации, опухоли и кровоизлияния в мозг Ясно, что все это, как правило, сопровождается заметными изменениями в сознании. В случае опухолей мозга, нарушение функций (потеря речи, координации движений и т. д.) может помочь точно определить, в каком месте поврежден мозг.

Подобные наблюдения не оставляют ни тени сомнения в том, что наши психические функции связаны с биологическими процессами в мозге. Однако это не обязательно означает, что сознание рождается в мозге. Это заключение, сделанное западной наукой, представляет собой не научный факт, а метафизическое допущение, и, безусловно, можно предложить другую интерпретацию тех же самых данных. Проведем аналогию: хороший телевизионный мастер, взглянув на конкретные искажения изображения или звука в телевизоре, может точно сказать, что в нем неисправно, и какие части нужно заменить, чтобы он снова хорошо работал. Никто не увидел бы в этом доказательства того, что телевизор сам отвечает за программы, которые мы видим, когда его включаем. Однако, именно такого рода довод механистическая наука предлагает как «доказательство», что сознание производится мозгом.

Традиционная наука придерживается мнения, что органическая материя и жизнь возникли из химического бульона первозданного океана исключительно в результате случайных взаимодействий атомов и молекул. Аналогичным образом, утверждается, что материя превращалась в живые клетки, а клетки — в сложные многоклеточные организмы с центральной нервной системой лишь благодаря случаю и «естественному отбору». И наряду с этими объяснениями, одним из наиболее важных метафизических догматов западного мировоззрения почему-то стало допущение, что сознание представляет собой побочный продукт материального процесса, происходящего в мозге.

По мере того, как современная наука обнаруживает глубокие взаимосвязи между творческим разумом и всеми уровнями реальности, этот упрощенный образ Вселенной становится все более неприемлемым. По одному удачному сравнению, вероятность того, что человеческое сознание и наша беспредельно сложная Вселенная могли возникнуть в результате случайных взаимодействий инертной материи — это все равно, как если бы пронесшийся над свалкой ураган случайно собрал Боинг-747.

До сих пор, ньютоновская наука была ответственна за формирование очень ограниченного представления о человеческих существах и их потенциальных возможностях. В течение более чем двух столетий ньютоновская точка зрения диктовала критерии того, каково приемлемое и неприемлемое восприятие реальности. В соответствии с ними, «нормально функционирующим» человеком считается тот, кто способен точно отражать объективный внешний мир, описываемый ньютоновской наукой. Согласно этой точке зрения, наши умственные функции ограничиваются восприятием информации через органы чувств, ее хранением в наших «умственных банках данных», и, затем, возможно, перетасовкой чувственных данных для создания чего-то нового. Любое значимое отклонение от такого восприятия «объективной реальности» — а в действительности, общепринятой реальности, или того, что большинство людей считают истинным — пришлось бы отвергнуть как продукт чересчур активного воображения или умственного расстройства.

Читать еще:  Когда был основан большой театр. О большом театре

Современные исследования сознания указывают на острую необходимость решительного пересмотра и расширения столь ограниченного взгляда на природу и измерения человеческой психики. Главная задача данной книги — проанализировать эти новые наблюдения и вытекающий из них радикально иной взгляд на нашу жизнь. Важно отметить, что хотя эти новые открытия и не совместимы с традиционной ньютоновской наукой, они полностью согласуются с революционными достижениями современной психологии и других научных дисциплин. Это новое понимание коренным образом преобразует ньютоновское мировоззрение, которое мы когда-то до такой степени принимали на веру. Возникает захватывающее новое видение космоса и человеческой природы, которое имеет далеко идущие последствия для нашей жизни как в индивидуальном, так и в коллективном масштабе.

Мир враждебен, враждебный и темный мир

Враждебный мир — один из жизненных миров личности, особое пространство со своими типажами и законами. Враждебный мир — темный мир. Другое название — мир Джунглей

Королевство, мир Короля — враждебный мир. Мир Принцессы — мир Человеческих встреч.
скачать видео

Враждебный мир — мир, с которым нужно воевать. Своих — мало, врагов — много. Изначально человек человеку — волк. Пока кто-то не зарекомендовал себя с лучшей стороны — не подпускаем его близко. А когда зарекомендовал — тоже не подпускаем, потому что он наверняка втирается в доверие, чтобы узнать больные точки. Поселенцы такого мира боятся манипуляций от всех, даже от близких людей. Любые перемены — страшно. Этот мир темный и опасный, здесь можно только воевать. Или — мир бояться, если воевать невозможно.

Незнакомый человек во враждебном мире — враг, до тех пор, пока не доказал обратного. От него нужно защищаться, а лучше — самому напасть первому. Ударить словом, недоверием, холодностью. Во враждебном мире, полном опасностей, свой защитит, а чужой — нет. «Свой» для нас всегда «хороший», а «чужой» — если не враг, то, по крайней мере, внушающий опасения. Со своим мы вместе и дружим, от чужого мы держимся на расстоянии. Впрочем, во враждебном мире у нас есть силы дать им отпор, в отличие от Страшного мира, где у нас сил сопротивляться уже нет.

Нас здесь никто не уважает, мы здесь для них — никто!
скачать видео

Дети часто дерутся, но с Враждебным миром знакомы мало. Ситуативные состояния и переживания враждебности возможны в любом возрасте, но как базовое мировосприятие, «Мир враждебен» очень характерен для подросткового возраста, после в благополучном варианте сменяется более высоким тоном, однако снова приходит к большинству людей во взрослом или пожилом возрасте. «Мир враждебен!» — одна из самых популярных тем не только подросткового возраста как такового, но и всего тяжелого рока на музыкального направления в целом.

Большинство произведений тяжелого рока — из установки Мир враждебен.
скачать видео

Эмоции и эмоциональные состояния, характерные для Враждебного мира: Боль и страх, обида. Надежда Недовольство, возмущение. Гнев, злость, ярость. Тревога. Это темный мир

«Мир враждебен» — установка, открывающая ворота во Враждебный мир. Убеждение, характерное для жителей Враждебного мира. Внушение, убивающее жителей Дружественного мира.

Противоядие

Лозунг «Мир дружественен», тем более «Мир прекрасен» противоядием не является. У жителей Враждебного мира такой взгляд на мир вызывает протест и отторжение, как слишком контрастный с их мироощущением.

Противоядием от внушения «Мир враждебен» является спокойное отношение только с элементами дружественности и внушением «Мир разный. Чаще — мир обычен, к людям надо присматриваться и разбираться, какие они. Бывают и нормальные». Смотри Как поднимать по Шкале эмоциональных тонов

В России мир и есть враждебен: государство ломало людей по 5 и более раз за жизнь — большинство психические инвалиды. Поэтому иностранцы отмечают, как русские грубы и невежливы, наглы, мрачны, редко улыбаются. И в стране третьего мира, как РФ, только не более 10% могут иметь жизнь среднего класса запада — то есть нормальное удовлетворение материальных потребностей. Поэтому надо драться. чтобы пробиться наверх или выжить внизу.

Прекрасный, сияющий, любящий нас мир — это видение, переживание и состояние по поводу мира, в которо.

Дружественный мир — один из жизненных миров личности на шкале эмоциональных тонов, особое пространст.

Шкала эмоциональных тонов — используемый в синтон-подходе наглядный и интуитивно-понятный инструмент.

​Мир обыденности — Серый мир. Этот мир нельзя назвать враждебным, но он теряет характеристику дружес.

Заточение во враждебном мире. Запирание во враждебном мире

Личности, особое пространство со своими типажами и законами. Враждебный мир — темный мир. Другое название — мир

Враждебный мир — мир, с которым нужно воевать. Своих — мало, врагов — много. Изначально человек человеку — волк. Пока кто-то не зарекомендовал себя с лучшей стороны — не подпускаем его близко. А когда зарекомендовал — тоже не подпускаем, потому что он наверняка втирается в доверие, чтобы узнать больные точки. Поселенцы такого мира боятся манипуляций от всех, даже от близких людей. Любые перемены — страшно. Этот мир темный и опасный, здесь можно только воевать. Или — мир бояться, если воевать невозможно.

Незнакомый человек во враждебном мире — враг, до тех пор, пока не доказал обратного. От него нужно защищаться, а лучше — самому напасть первому. Ударить словом, недоверием, холодностью. Во враждебном мире, полном опасностей, свой защитит, а чужой — нет. «Свой» для нас всегда «хороший», а «чужой» — если не враг, то, по крайней мере, внушающий опасения. Со своим мы вместе и дружим, от чужого мы держимся на расстоянии. Впрочем, во враждебном мире у нас есть силы дать им отпор, в отличие от Страшного мира , где у нас сил сопротивляться уже нет.

Дети часто дерутся, но с Враждебным миром знакомы мало. Ситуативные состояния и переживания враждебности возможны в любом возрасте, но как базовое мировосприятие, «Мир враждебен» очень характерен для подросткового возраста, после в благополучном варианте сменяется более высоким тоном, однако снова приходит к большинству людей . «Мир враждебен!» — одна из самых популярных тем не только подросткового возраста как такового, но и всего тяжелого рока на музыкального направления в целом.

Читать еще:  Скульптурные композиции (15). Памятники пчёлам

Эмоции и эмоциональные состояния, характерные для Враждебного мира: и , обида. , возмущение. , . . Это темный мир

«Мир враждебен» — установка, открывающая ворота во Враждебный мир. Убеждение, характерное для жителей Враждебного мира. Внушение, убивающее жителей Дружественного мира.

Противоядие

Лозунг «Мир дружественен», тем более «Мир прекрасен» противоядием не является. У жителей Враждебного мира такой взгляд на мир вызывает протест и отторжение, как слишком контрастный с их мироощущением.

Противоядием от внушения «Мир враждебен» является спокойное отношение только с элементами дружественности и внушением «Мир разный. Чаще — мир обычен, к людям надо присматриваться и разбираться, какие они. Бывают и нормальные». Смотри

существует такой странный парадокс — мы не можем без мира. С самого начала — если ребенка не обнимает и не гладит мама или папа, если они не разговаривают с ним, не улыбаются ему, или если у ребенка их вообще нет — он не может стать человеком. Не осваивает речь или делает это с большим трудом.
Если у него нет социальной группы — он не может сформировать идентичность и индивидуальность.
Если у него нет близких людей — у него нет близости, доверия и принятия.

И при этом же мир содержит в себе много опасностей. Те же родители наносят ребенку множество ран — и психологических, и телесных, а некоторые — и сексуальных (как в психологическом, так и в физическом смысле).
И это не говоря уже о детском саде, школе, работе.

И этот парадокс длится всю нашу жизнь — с одной стороны, если мы ничего не даем в мир, не коммуницируем с ним, не заботимся о нем — нам странно чего-то от него ждать. С другой стороны, если у нас картина мира такая, что мир враждебен, недружественен, просто так ничего не даст, а то и даст по голове — то, что мы в него кладем, начинает тоже деформироваться, и тем меньше мы получаем ответ. А нам-то кажется, что мы кладем много, потому что мы преодолеваем огромное внутреннее сопротивление: картинка искажается.
И все больше агрессии, обиды, ощущения несправедливости: меня используют, я все, а мне ничего, у меня не получается получить то, что я хочу, все люди — сволочи, никто во мне не заинтересован или же — я одинок, меня никто не понимает, я всегда в стороне.
Некоторые из моих клиентов углубляются в расчеты — я в компании три месяца, и мне положено то-то и то-то, а вот Маша — месяц, и ей положено то-то и то-то. Или «я подарил девушке розу, гладиолус и машину, теперь я могу рассчитывать на. «

И так трудно с этим справиться — я это знаю по себе. Потому что все равно хочется близости — даже психопатам — потому что все равно хочется любви, невозможно постоянно жить в стороне — ведь без группы и близости жизнь начинает исчезать, потому что внезапно девочка Маша, которая в компании три дня, оказывается более принятой и близкой, чем я.
Потому что люди делают совершенно иные выводы и воспринимают мою израненность как отстраненность или агрессию.

И я не всегда знаю, как с этим справиться у вот этого конкретного клиента — конечно, мы исследуем прошлое, настоящее, пробуем научиться больше доверять или иначе себя вести. Но чем жестче его концепция враждебного мира, чем раньше она сформировалась — тем сложнее ее подвинуть.

Мне в свое время помогли две вещи: «мир не враждебен, ему просто наплевать, поэтому имеет смысл жить так, как хочется и искать тех, с кем я могу быть собой — и кого я смогу принять» и «не пытайтесь объяснить злым умыслом то, что можно объяснить человеческой глупостью».
Я не боюсь что-то отдавать миру, потому что я знаю, что я могу позаботиться о себе, не дать слишком много и заранее договориться «а что мне за это будет».
И я получила от мира очень много разного — и плохого, и очень плохого, и хорошего, и очень хорошего. И много всякой непонятной фигни, которую непросто было рассортировать. Потому что он очень разный.

Нам очень рано стали объяснять, в каком враждебном мире мы живем.

– Ты куда пошел, там Баба-яга сидит, вот она тебя сейчас заберет…

– Ну-ка, дядя, забери этого плохого мальчика, который маму не слушается…

Нам быстро объяснили, что мы живем в мире людей, которые, того и гляди, обманут, предадут, украдут, бросят.

– Никому не доверяй! – как часто мы слышали эти слова.

– Не успеешь оглянуться – сожрут! – в этих словах ярко выражена вся философия, основанная на представлении о враждебном мире и враждебно настроенных людях.

Мы действительно жили во враждебном мире. Мы жили в стране, в которой образ врага, образ угрозы насаждался десятилетиями, стал нормой представлений о жизни.

Мы были окружены врагами в лице американского империализма, мирового капитализма, национализма, сионизма и т. д. И мы действительно верили в то, что мир – враждебен.

Я помню один случай, произошедший еще в период моей «жертвенности», когда я жила в негативных убеждениях и представлениях о мире.

Тяжелым трудом мы с мужем заработали деньги на загранпоездку, которая в советское время была пределом мечтаний.

Мы почти год стояли в очереди, отмечаясь раз в неделю, чтобы купить путевку.

Мы ехали за границу, получив инструкции от серьезных людей из серьезной организации, как себя вести, с кем не общаться, что делать, чего не делать. Общий смысл этих инструкций: держать ухо востро, потому что это – заграница!

И, хотя ехали мы в социалистическую тогда еще Венгрию, все равно – расслабляться было нельзя!

И однажды, гуляя по улицам небольшого венгерского городка, мы с мужем набрели на бассейн под открытым небом. Это был большой бассейн в центре живописной зеленой поляны. И множество людей – местных жителей и туристов разных национальностей, – сбросив одежду, просто положив ее на траву, – купались в этом бассейне, выражая свое настроение радостными возгласами и смехом.

Читать еще:  История публикации один день ивана денисовича.

Мы тоже решили искупаться. Мы разделись, положили на траву нашу одежду и, что называется, затормозили.

– А вещи как мы оставим? – одновременно родился в нас один и тот же вопрос. Для нас, выходцев советского строя, было просто немыслимо представить, что можно просто оставить одежду и пойти купаться. Ведь сопрут же!

Мы огляделись. Никто ничего не сторожил. Люди просто оставляли одежду и шли в воду. Но понять и принять это было немыслимо.

– Иди ты, – сказала я мужу. – Я потом пойду.

Муж пошел плавать. Я сидела и сторожила одежду. Я сидела, «охраняя» свою одежду от невидимых, но потенциальных воров, потому что действительно считала, что «никому нельзя доверять» и что «не успеешь оглянуться – сопрут».

Потом одежду сторожил муж, а я плавала, уже осознавая всю глупость этой ситуации. Потому что никто, кроме нас, ничего не охранял.

Люди просто веселились. Люди просто радовались. Они резвились, как дети. Мысль, что они находятся среди врагов, которые того и гляди оставят их в чем мать родила, их головы не посещала.

Я поплавала немного, потом, полежав на траве, сказала мужу:

– А вещи? – спросил он.

– Будем посматривать, – успокоила я.

И мы «посматривали». Плавая то в одну, то в другую сторону, мы контролировали ситуацию. Даже в воде мы не расслаблялись. Мы были как два бойца невидимого фронта, попавшие во вражеский лагерь и существующие в ожиданиях «угрозы».

Сейчас об этом смешно вспоминать. Смешно и грустно. Но я была тогда такая, какая была, со всем махровым набором ограничивающих негативных представлений о жизни. И неудивительно, что в моей жизни постоянно были, что называется, «то понос, то золотуха»…

Имея такое представление о мире, мы всегда ждем, опасаемся неприятностей, и, соответственно этим ожиданиям, получаем их по полной программе.

Мы живем в злом мире, в котором есть злые люди – они только и ждут, чтобы тебя обставить или осудить.

Мы живем в мире, в котором есть злой Бог, который постоянно следит за твоими греховными поступками – и только и ждет, как бы тебя наказать.

Мы живем во враждебной Вселенной – достаточно вспомнить любой фильм об инопланетянах, представителях иных цивилизаций, которые всегда в наших представлениях враждебно настроены и прилетают только для того, чтобы разрушить нашу жизнь, уничтожить нашу планету.

Но почему мы должны верить, что мир – таков?

Кто так решил? Ты? Или твои родители и люди, которые даже не задумываются, во что они верят, но сеют вокруг заразу своих представлений?

Я больше не верю во всю эту белиберду.

Мой мир – светел. Он добр и радостен. В нем живут прекрасные люди. И добрые, любящие Бог и Вселенная поддерживают меня, ведут меня по моей жизни.

Допусти хотя бы мысль, что так может быть!

И тогда представление о доброте мира – поможет тебе создать совсем другую жизнь. Полную добра, доверия и поддержки.

Экспрессионизм (термин expressionism введен французским художественным критиком Луи Воселем после серии картин Ж.А. Эрве «Экспрессионизм» 1901; по другой версии, название дано не художниками, а критикой по доминантному признаку — повышенной, взвинченной эмоциональности, экспрессивности) трудноуловим для обобщающей характеристики из-за многообразия его групп, оттенков, ответвлений. Термин «экспрессионизм» впервые употребил Курт Хиллер1 в 1911 г. по отношению к литературе. Он говорил о новом искусстве: «. экспрессионизм как способ переживания, норма поведения охватывает все мировоззрение».

Австрийский писатель Герман Бар в книге об экспрессионизме (1914) причисляет к этому художественному направлению А. Матисса, Ж. Брака, П. Пикассо, футуристов, фовистов, членов немецких объединений «Мост» и «Синий всадник», венцев Оскара Кокошку и Эгона Шиле. Этот список не точный (футуристы и фовисты здесь ни при чем; это самостоятельные художественные направления).

Главный редактор журнала «Штурм» Герхарт Вальден считает, что экспрессионизм — это искусство, придающее форму глубинному внутреннему опыту. Оттенки стиля не так важны, главное — отказ художника от подражания природе. Немецкий поэт-экспрессионист Готфрид Бенн отмечает, что экспрессионизм — это «восстание, в котором есть прорыв, экстаз, ярость, жажда нового человечества; это язык, который, взрываясь, взрывает весь мир». Экспрессионистское произведение разрушает реальность ради построения новой, более гуманной реальности и подразумевает эстетическое, этическое преобразование общества.

Экспрессионизм — это направление, и следует найти его концептуальный инвариант.

Художественная концепция

Экспрессионизм — художественное направление, утверждающее: отчужденный человек живет во враждебном мире. В качестве героя времени экспрессионизм выдвинул мятущуюся, захлестываемую эмоциями личность, не способную внести гармонию в разрываемый страстями мир.

Искусство экспрессионизма отражает смятенную хаосом мира индивидуальность. Эта особенность экспрессионизма проявилась в живописи и графике Э. Кирхнера («Американские танцовщики»), О. Кокошки («Этюд пером», «Портрет Вальдена»).

Согласно художественной концепции экспрессионизма, сущностные силы личности отчуждены в противостоящих человеку и враждебных ему общественных институтах: все безысходно. Экспрессионизм — выражение боли художника-гуманиста по поводу несовершенства мира. Концепция личности экспрессионизма: человек — существо эмоциональное, «природное», чуждое индустриальному и рациональному, урбанистическому миру, в котором вынужден жить.

Основные черты экспрессионистской концепции человека явственно видны в новелле «Охотник Гракх». Гракх изображен «повисшим» между бытием и небытием: он ни жив, ни мертв, он не находится ни в посюстороннем, ни в потустороннем мире. Полторы тысячи лет после своей смерти Гракх в старой лодке «носится без руля по воле ветра, который дует в низших областях смерти» (Кафка. 1965. С. 534).

Однажды в порту охотника посещает гость и просит рассказать коротко, но связно, что с ним произошло. На это Гракх отвечает, что он не видит связи ни в явлениях мира, ни в мыслях людей, хотя они упорно кричат о связанности всего и вся. Шекспировский Гамлет трагически ощущал порвавшуюся связь времен. Герой Кафки восстает против всякой связи, даже против связности в изложении мысли: мир принципиально хаотичен, время и пространство разорваны.

Одинокий Гракх настолько отрешен от мира, что отпадают противоречия между Я и действительностью, между жизнью и смертью.

Немецкий искусствовед С. Эйнштейн перечислял особенности художественной концепции экспрессионизма: отказ от всего индивидуального, личностного; стремление к унифицированным, «стандартизованным» социальным структурам (Einstein. 1926. S. 116).

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=103900&p=13
http://www.psychologos.ru/articles/view/mir-vrazhdebenzpt-vrazhdebnyy-i-temnyy-mir
http://astroneergo.ru/zatochenie-vo-vrazhdebnom-mire-zapiranie-vo-vrazhdebnom-mire/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×