0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Время странствий. Реферат: История Хамовники

История района Хамовники: ткачи, предприниматели и аристократы

Скачайте Февральский каталог пентхаусов Москвы

Перенесемся лет на 700 назад, когда на территории Москвы правили еще не президенты и министры, а русские князья. Чтобы обслуживать княжеские дворцы часть крепостных крестьян освобождали от местных повинностей. Так на Руси появились слободы – поселения, в которых жители имели льготы, не платили подати и не воевали, а занимались производством разных нужных продуктов ко двору. Название «слобода» происходит от слова свобода.

Жили ли в Хамовниках хамы?

Примерно 400 лет назад в Москве стало развиваться ткачество. В начале 17 века на земли района, который современные москвичи знают, как Хамовники переселили ткачей из небольшой деревушки под Тверью. Поселение назвали дворцовой Хамовной слободой. Хамом в те годы завывали ткацкое полотно, хамьяном – один из сортов недорогой шелковой ткани, которую использовали для шитья скатертей, подшивки одежды, белья и других нужд княжеского двора. Мастеров ткацкого дела именовали хамовниками.


Зарисовка с хамовничьего двора 17 века

Чтобы получить участок земли в Хамовной слободе в те годы не нужно было иметь миллионы долларов. Работнику требовалось выполнять производственный план, который зависел от размера участка. Чем больше земли получал человек, тем больше ткани он должен был произвести и поставить ко двору. За год в Хамовной слободе производили 230 кусков шелкового полотна. Поселение быстро разрасталось, и с 1640 по 1660 годы количество дворов выросло с 38 до 100. За свой труд ткачи получали денежное и хлебное жалованье.

Центральное место в любой слободе в те времена занимала церковь. Центром Хамовной слободы стала церковь Николы, которая сейчас называется храмом Николая Чудотворца.


Церковь Николы стала центром Хамовной слободы

Из нескольких деревень в большой район столицы

Рядом с Хамовничьей слободой в излучине Москвы-реки все это время развивались и росли другие поселения и деревушки, которые соединившись, сформировали территорию современного района Хамовники. Саввинская слобода располагалась вокруг небольшого Саввинского монастыря, который построили для себя бояре Добрынские. Память об этом поселении сохранилась в названии Большого и Малого Саввинских переулков и Саввинской набережной.

Вокруг Новодевичьего монастыря развивалась одноименная храму слобода. Стены монастыря были важным защитным сооружением в процессе обороны Москвы и защищали подступы к столице с Запада. На углах стен располагались стрелецкие башни, а для проживания стрельцов рядом с башнями строили караульни. В 1638 году в Новодевичьей монастырской слободе насчитывалось 132 двора.

На территории современных Хамовников было несколько стрелецких слобод. Одна из них располагалась вдоль набережной, которая носит название Фрунзенской. В этих поселениях жили стрельцы, защищавшие подступы к Кремлю. Ближе к городским укреплениям Москвы находилась еще одна стрелецкая слобода. В честь стрелецкого полка Афанасия Левшина, который базировался здесь в 17 веке сейчас названы Большой и Малый Левшинские переулки.


Расположение поселений в Хамовниках в 14-15 века

Земли в районе современного Бородинского моста в Хамовниках в 14 веке были владениями ростовских князей. В 1412 году здесь была поставлена каменная церковь Благовещения Богородицы и вокруг нее сформировалось обширное подворье ростовских владык, окруженное дворами работников и прислуги. Память об этой слободе несет в своем названии Ростовская набережная.

На территории самой дорогой части Хамовников – района Золотой мили, в 14-15 веках были заливные луга. На них паслись кони московских князей, крестьяне неспешно косили сено и собирали его в большие ароматные стога. В народе эти земли называли Остожьем. Улицу, которая вела от Кремля к покосам и лугам назвали Остоженкой.


Вид на Кремль с Остоженки в 15 веке

На месте современной станции метро Кропоткинская располагалась Стадная слобода. Кропоткинский переулок ранее назывался Стадным. Здесь жили княжеские пастухи. На заливных лугах у берегов Москвы-реки они пасли коров и получали парное молоко ко двору. Об этих временах напоминает нам современный Молочный переулок. Главной церковью Стадной слободы был храм святого Власия.

Конюшенная слобода была одной из самых больших в Москве и располагалось на месте нынешних Гагаринского и Староконюшенного переулка. Здесь жили царские конюхи и в 1630 году в слободе насчитывалось 200 дворов. К середине 17 века количество царских лошадей вместе с рабочими и стрелецкими превысило 40 000 голов. На содержание конюхов, число которых достигало 300 человек, помимо денежного жалованья, шли еще особые пошлины за продажу лошадей и их клеймение.


Конюшенный двор в 17 веке

Прямой доступ у деревень к Москве-реке, где сейчас располагаются элитные дома с видовыми квартирами и элитными пентхаусами раньше ценился тем, что по воде можно было сплавлять дрова и другие громоздкие припасы практически прямо ко дверям своих домов.


Вид на Хамовники с берега Москвы-реки

Из ткацкой фабрики в казармы

При Петре I в Хамовниках был основан казенный Хамовный двор, который должен был снабжать одеждой и тканями армию. Но из-за больших убытков в 1718 году государство фабрику решило продать. Новыми владельцами стали несколько предпринимателей во главе с Иваном Тамесом.

В те годы фабрика вырабатывала все сорта полотна от грубого до самого тонкого, ткани для салфеток, скатертей, камзольные ткани и цветные носовые платки. На предприятии работали 840 человек и было установлено больше 400 станков. В Москве существовало несколько фирменных лавок, которые продавали продукцию фабрики. Большие объемы ткани русские предприниматели отправляли за границу.

Читать еще:  Халдейское происхождение ингушей. ● Древние ингуши


Фотография в одной из ткацких мастерских в 18 веке

В 1725 году Иван Тамес прощается с партнерами по ткацкому бизнесу и становится единоличным владельцем мануфактуры. Для расширения предприниматель прикупает в Хамовниках несколько соседних участков. Ткацкая фабрика становится крупнейшей в Москве.

После смерти предпринимателя в 1729 году предприятием какое-то время руководит его сын. За 70 лет фабрика несколько раз переходит из рук в руки, пока в 1802 году ее не выкупила вместе со станками, зданиями, участками и приписанным к ним крестьянами государственная казна.

Оборудование и крестьян продали, а на территории фабрики и домов Тамеса разместили Хамовничьи казармы. Строить их начали в 1807 году. Комплекс состоял из трех одинаковых корпусов, в которых расположились три батальона войск. К этому времени Хамовники уже окончательно вошли в состав столицы, и дальнейшая их история неразрывно связана с судьбами города.


Построение войск у Хамовничьих казарм. Начало 19 века

В 18 веке район Хамовники, еще находившийся на самых окраинах Москвы, облюбовала знать. Названия улиц Остоженка и Пречистенка можно встретить в биографиях Тургенева, Булгакова и Пушкина. Тогда меценаты и богатые купцы строили в Хамовниках прекрасные усадьбы, приглашая лучших мировых архитекторов.


Исторические особняки на Остоженке в наши дни

Сегодня Хамовники – один из самых желанных районов для жизни москвичей. Среди исторических усадьб и храмов, прошедших к нам сквозь века, вырастают новые элитные дома, которые в сочетании с монументальной сталинской застройкой Комсомольского проспекта создают неповторимую атмосферу этого места.


Современная панорама Золотой мили и вид на Храма Христа Спасителя

Если вы хотите купить себе квартиру в Хамовниках в бережно воссозданном застройщиками историческом доме на Остоженке или в новом построенном уютном жилом квартале в сердце района, позвоните нашим опытным брокерам и расскажите о своем желании. Многие эксперты проекта сами живут в этом элитном районе и подскажут, на какую недвижимость в Хамовниках обратить внимание.

Время странствий. Реферат: История Хамовники

Страницы сайта

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Обратная связь

Район Хамовники

Центральный административный округ

Название «хамовники» произошло от слова «хам», которым с 14 века называлось льняное полотно. Слово «хамьян» обозначало сорт шелковой ткани.

Для царского хозяйства требовались ткани. Чтобы обеспечить государей услугами ткачей, на берег Москвы-реки переселили из-под Твери целую деревню ткачей-хамовников. Так возникла Хамовная слобода, давшая название современному району Хамовники. Хамовники делали ткани, украшавшие интерьеры царских дворцов.

Российская книжная палата

Кремлевская наб., д.1/9

Многопрофильный доходный дом

Кремлевская наб., д.1, стр.2

Построен в 1889 г. В 1918 году здесь находился «Театр народа», в котором ставились спектакли-митинги.

Дом усадьбы Е.Е.Ренкевича

Построен в 1877 году. Сейчас входит в комплекс Музея личных коллекций ГМИИ им. А.С.Пушкина.

Главнй дом усадьбы О.А.Шуваловой

Построен в 1804-1810 гг. Сейчас здесь находится Музей личных коллекций ГМИИ им. А.С.Пушкина.

В здании на другой стороне дороги, напротив музея им. Пушкина, находится шоколадный бутик «Музей шоколада», а перед ним — превосходный экспонат.

Картинная галерея Ильи Глазунова

Храм Христа Спасителя

Нынешний храм Христа Спасителя был сооружен как условная внешняя копия своего исторического предшественника. Первоначально храм Христа Спасителя был воздвигнут в 1883 году и являлся коллективным памятником воинам Русской императорской армии, погибшим в войне с Наполеоном.

Памятник «Воссоединение»

Бронзовая композиция установлена в Москве, на восточном стилобате храма Христа Спасителя. На композиции изображены Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Первоиерарх Русской православной церкви заграницей митрополит Лавр, стоящие на разломленном земном шаре и держащие в руках храм Христа Спасителя и подписанный Акт о каноническом общении.

Памятник установлен в 2017 году, в 10-ю годовщину восстановления единства поместной Русской православной церкви.

Памятник Александру II.

Открыт в 2005 году с северо-восточной стороны храма Христа Спасителя. На постаменте надпись: «Император Александр II. Отменил в 1861 году крепостное право в России и освободил миллионы крестьян от многовекового рабства. Провел военную и судебную реформы. Ввел систему местного самоуправления, городские думы и земские управы. Завершил многолетнюю Кавказскую войну. Освободил славянские народы от османского ига. Погиб 1 марта 1881 года в результате террористического акта.

Часовня Николая Чудотворца

Памятная шатровая часовня Николая Чудотворца возведена в 2006 году на месте уничтоженного древнего храма Николы Стрелецкого.

Картинная галерея Александра Шилова

Городская усадьба

ул.Знаменка, д.7, стр.1 и 2

Главный дом городской усадьбы, построен в 1760-е годы. В доме жил геодезист М.Д.Бонч-Бруевич. Стр.2 — флигель усадьбы, построен в 1820-е годы.

Городская усадьба А.В.Каминской — Л.В.Пономарева — Г.М.Арафелова

Построен дом в 1899 году. Сейчас здесь Библиотека по естественным наукам Российской Академии Наук.

Фрунзенская набережная

Набережная возникла после сооружения в 1872 году железного Крымского моста. Сначала набережная называлась Хамовническая, была переименована в честь советского военачальника М.В.Фрунзе. Вечером можно полюбоваться подсветкой Пушкинского и Андреевского мостов, видом на Нескучный сад, находящийся на другом берегу Москвы-реки.

Национальный центр управления обороной Российской Федерации

Фрунзенская наб., 22/2

Комплекс зданий на Фрунзенской набережной начали строить еще в 1940 году, в 1951 году строительство было завершено.

ПМГМУ им.Сеченова

ул.Большая Пироговская, д.2

Церковь Димитрия Прилуцкого

ул.Большая Пироговская, д.6

В 1890 году при университетских клиниках на Девичьем поле была сооружена часовня, перестроенная в 1903 году в храм Димитрия Прилуцкого.

Государственный архив

ул.Большая Пироговская, д.17

Московский педагогический государственный университет

ул.Малая Пироговская, д. 1

Это бывшее здание аудиторного корпуса Московских высших женских курсов (1913 г.).

Читать еще:  Талия муза комедии и легкой поэзии. Подопечная талии

Анатомический театр Высших женских курсов

пер. Хользунова, 7

Здание 1907 г. постройки. По первоначальному проекту строение представляло собой цилиндр, к которому было пристроено небольшое прямоугольное строение. Цилиндрическая часть здания отводилась под лекционные аудитории. Остальные помещения занимали секционные залы, оборудованный морг, библиотека и кабинеты для исследовательской деятельности и педагогической работы. В последующие годы здание неоднократно реконструировали, что было связано с увеличением кафедр.

Сейчас в здании расположено Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения г.Москвы, Танатологические отделения.

Главная военная прокуратура

пер. Хользунова, 14 и 16

В начале 20 столетия здесь располагались Педагогический институт им. П.Г.Шелапутина, реальное училище им. П.Г.Шелапутина (д.16) и мужская гимназия им. П.Г.Шелапутина (д.14). В 1919 г. институт преобразовали в Академию социалистического воспитания, позже — коммунистического воспитания. В 1936 г. в здании института разместили Академию Генерального штаба Красной Армии. С 1988 г. дома №№ 14 и 16 находятся в ведении Главной военной прокуратуры.

Дом 18 века

пер. Хользунова, д. 18, стр. 3

Культурный центр и музей «Автовилль»

ул.Усачева, д. 2, стр. 1

В музее «Автовилль» собраны ретроавтомобили из частных коллекций. «Автовилль» — это еще и культурный центр, в котором помимо музея есть ресторан, кафе, библиотека и бильярдная.

Храм Святителя Николая

ул.Льва Толстого, д.2

Ныне существующая церковь заложена в 1679 году, трапезная с приделами и колокольня были построены позднее. Среди известных прихожан был Лев Николаевич Толстой, который жил неподалеку. В 1845 году появилась настенная роспись, сохранившаяся до сих пор, а к 1849 году частично разрушенный после Отечественной войны 1812 года храм был восстановлен. На церковном участке сохранились два дома причта 19 века. В начале 19 века были возведены ограда и ворота. Храм неоднократно реставрировался и все время оставался действующим.

Деревянный дом

ул. Льва Толстого, 2, стр. 2

Не удалось подробно узнать об этом доме. И в интернете существует разная информация, что сейчас расположено в этом доме.

НИИ по изысканию новых антибиотиков им. Г.Ф.Гаузе РАМН

ул. Россолимо, 11, стр. 1

Бывший гинекологический институт усовершенствования врачей, построенный в 1896-1913 гг. на средства купца П.Г.Шелапутина.

Новодевичий монастырь

Новодевичий проезд, д.1

Новодевичий монастырь — православный женский монастырь, основан князем Василием III в 1524 году в память присоединения Смоленска, более столетия находившегося под властью Литвы.

Новодевичье кладбище

Лужнецкий пр-зд, д. 2

Новодевичье кладбище — одно из самых известных в Москве. Возникло в 1898 году у южной стены Новодевичьего монастыря. Новодевичье кладбище входит в список многих туристических маршрутов, как историк-культурный памятник российской столицы. Кладбище богато надгробными памятниками, выполненными известными скульпторами.

Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи

пл.Новодевичьего монастыря, д.1

Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи был построен в 2016 году на месте старого храма, построенного одновременно с основанием Новодевичьего монастыря и разрушенного французами в 1812 году.

Лужнецкая набережная

Лужнецкая набережная получила название в начале 20 века по находившимся в этой местности урочищу Лужники и селу Лужниково.

В начале 20 в. на Лужнецкой набережной возникли небольшие промышленные предприятия, в том числе красочная фабрика Ф.Байера. Сейчас здесь находится один из многочисленных корпусов завода «Союз».

В 1958 году на набережной построен двухъярусный Лужнецкий метромост со станцией метро «Воробьевы горы».

Валерий Дудаков — Время странствий

Описание книги «Время странствий»

Описание и краткое содержание «Время странствий» читать бесплатно онлайн.

57 стихотворений. Книга десятая.

Памяти отца Александра Пантелеевича, матери Алефтины Андреевны и брата Александра Александровича. Мать и брат в силу обстоятельств никогда не выезжали за пределы СССР.

© Дудаков В. А., 2013

Из моих странствий

Так быстро пробегают годы,
Лишь память – огонёк в золе,
Я видел страны и народы
В их вечной жизни на земле.

Купался в море близ Итаки,
В горах абхазских снег искал,
И в храмах вымерших Карнака
На солнце жажду утолял.

В Стокгольме видел звёзд канкана,
В Киото звукам птиц внимал,
Под пляжный шум Капакабаны
Я в Рио нервно засыпал.

В Буэнос-Айресе в Ля Бока,
В Марбелье танго танцевал,
И Колизея видел око,
А в Ушуайе тосковал.

Не раз смотрел в Мадриде «Прадо»,
А в Лондоне бродил в «Курто»
С высот «Фамилии Саграда»
Севильи рассмотрел плато.

В Монако не играл в казино,
На Кипре в волейбол играл,
Глазел в Нью-Йорке на витрины,
В Берлине пиво попивал.

Париж описывал стихами,
А акварелью – Карадаг,
Читал в Афинах о Приаме,
Во фьордах мнился образ саг.

А в белых Новгорода храмах
Молился за Святую Русь,
К Сант Яго плыл по океану,
Венеции пленяла грусть.

На Дарданеллах плыл в проливе,
Спускался к Ронде по горам,
А в Ялте ел с деревьев сливы —
Да всех не перечислишь стран.

Встречал в Лонг Айленде восходы,
Закаты на Святой земле,
Я видел страны и народы,
Вселенский свет и свет во мгле.

Перед католической Пасхой

Падает в Лондоне снег,
Белая россыпь кружится,
И потревоженным птицам
Мнится, кто вторгся в ночлег.

Март чуть подкрасил рассвет
В цвет бело-розовой сливы,
В кронах пушинки игриво
Зимний им пишут сонет.

Снежный белёсый покров
Мягко на землю ложится,
Им призывая прикрыться
Зелень притихших садов.

Сквозь пелену иногда
Вспыхнут нарциссы в оконце
Лёгким посланием к солнцу,
Чтоб растопить холода.

Слышатся марту слова:
Что ж он метелью пугает,
Разве того он не знает,
Что за весною права!

С ветром несётся молва:
Праздники не за горами,
И развернётся пред нами
Скоро небес синева.

На годовщину со дня смерти Эдуарда Штейнберга

Эдик, знакомы мы лет тридцать были,
Но не могу сказать всё равно,
Что как-то особенно сходились, дружили,
Да при нашем различии было б смешно
Клясться в очередной поддаче,
Что мы друг для друга чего-то значим,
А уж тем паче призывать к склонению
Затёртого смысла слова «уважение»,
Только русский человек его поймёт,
Там где чёрт ногу сломает, не разберёт,
Эту фразу «Ты меня уважаешь», что ли?
В бесконечном беспутном русском застолье,
Да и в гости мы друг к другу не ходили,
Поэтому, наверное, так и не договорили,
Что кроме: «Старик, как дела?» скажешь
Встречаясь не часто на чужих вернисажах?
А вот уже тризна, и обнажённым нервом
Чувствую, куда спрятать вопросы странные,
И пугают вспыхивающие слова экранные
«Неправда это: «error, error».
Март занавесил снегами белыми
Тарусу, что сбылось, к несчастью, то сделано,
И прошло с твоего ухода около года
В сферы небесные из пространства земного,
Если сказать высокопарным слогом,
И это свершившееся стало прологом
К тем тостам, что не стареют вновь:
«За веру, искусство, Россию, любовь»,
Под оком луны поставим «Лунную сонату»,
Пусть небо Окою окраситься в дым,
Я обращусь к тебе как брат к собрату
И может, всё-таки, договорим.

Читать еще:  А счастье было так возможно евгений онегин.

(в память его посещения Парижа)

Подлетаем к Орли, самолёт нестройно
Гул меняет с высоты круженьем,
И шарахаются в сторону новостройки,
Утомляя однообразием зрение.

Старый, сколько ты вынес вокзал,
Прилетающих, отъезжающих встречи, расставанья,
Но кто же это умный нам подсказал,
Что в новом больше очарованья?

Выходят пассажирки – возгласы, смех,
Каждая сразу мнит себя парижанкой,
Задницы как расколотый орех
Выставляют напоказ, словно иностранки.

А Париж – ах, Париж – он праздник для всех,
В нём себя первым чувствует и последний,
Нет города лучше для веселий и утех,
И, как говорится, стоит обедни.

В саду Булонском поют соловьи;
Лувр, Нотр Дам, опять же Сена,
И пишут художники картинки свои,
Живопись смакуя, как лошадь сено.

Так вот залетишь на пару дней,
Окунёшься в суету в одеянии ярком,
И хмарь повседневная вроде светлей,
И жизнь покажется бесценным подарком.

Заблудился в сиреневых тенях
Влажный ветер, свернувшись в клубок,
Затаилось пространство и время,
Жизнь земную прикрыв на замок.

Вереницы огней сиротливо
Отражаются в мелкой волне,
Вдоль бульваров, таясь боязливо,
Тень прохожих бредёт по стене.

Смотрят сонно погасшие стёкла
На застывшие в Сене мосты,
Старым золотом в патине блёкло
Чуть мерцают соборов кресты.

Гребни Лувра заброшены в просинь,
Треплют кудри седых облаков,
И воздушным движеньем доносит
Лёгкий запах зацветших садов.

Замирают беззвучно фонтаны,
Шум людской ресторанный затих,
Но легко, по-весеннему пьяно,
Где-то кружится вальса мотив.

Путь в Бургундию

Выкатывало солнце красный шар
Сквозь зелень кипарисовой завесы
И в дымке голубой за ближним лесом
Уж занялся невидимый пожар.

Ещё светились травы вдоль дорог
Серебряною изморозью хрупкой,
И к первому теплу тянулся чутко
Цвет белых вишен, что слегка продрог.

Наш путь струился лентой сквозь поля,
Туман редел, очистив горизонты,
Под солнечным апрельским лёгким зонтом
Так нежилась и грелась вся земля.

Блестел асфальт дороги как стекло,
Плывущих туч вбирая отраженье,
И мерное бесшумное движенье
К заманчивой Бургундии вело.

Так в утреннем сиянье выплыл Бон,
Вознёсшийся упрямым дерзновеньем,
И символ всех надежд на возрожденье,
В «Отеле Дьё» как чудо был рождён.

Алтарный образ воплотил Рогир
Настойчивым желанием Руллена,
С души оковы дьявольского плена
Снять призывал, являясь в божий мир.

Парил в сиянье окон «Страшный суд»,
Живым в пример, болящим в утешенье,
И дивное художника творенье
Жить праведно земной сзывало люд.

Сквозь вероломное стекло
Крадётся луч. На случай всякий
Отдерну штору у окна.
Вчера мы прибыли в Монако,
Но солнца нет, Оно могло
Запрятаться, но есть надежда
Что отойдёт ко дню от сна,
И выжидает побережье
Когда появится тепло.
Красуются вдоль казино
Роскошных марок всех машины,
Отполированы и чинны,
Как сторожащий их швейцар,
А дамы, редкостный товар
Свой выставляя напоказ,
Идут на ярмарку тщеславья,
Так умилительно и славно
Все прелести своих фигур
Начистили для камасутр,
Как бамперы у «Ломбардини».
Вкруг казино вчера и ныне,
Шум, поцелуи, звонкий смех —
Вот, несомненно, тот успех,
Которому учиться сложно,
И бродят в шляпах осторожно
Небриты, небольшого роста,
Лихие парни «Коза ностра».
А уж у наших всюду блат,
Где раздаётся русский мат.
И, заглянув в календари,
Поймешь – давно в кафе «Пари»
Настал сезон утех и празднеств,
И треплет ветер – безобразник
Цветные флаги, вея с гор.
На суше тесно, но простор
Морской для яхт и кораблей,
Ревнивых жён, шальных блядей,
Чтоб мелкие свои желанья
Считать вершиной мирозданья.
Застыл в дворцов зеркальных залах
Монако образ на века,
Лишь море льстиво лижет скалы
И горы треплю облака.

В палевом свете зажмурились окна,
Близится ранний рассвет,
За ночь цветистые флаги промокли,
Солнца их высушить нет.

Яхты покорно застыли в заливе,
Видно, объездили свет,
Сонно качается в мерном приливе
Ласковый пляж Круазет.

Праздная публика сны досыпает,
Ночи смывает угар,
А с фотографий – ну кто же их не знает —
С улиц глядят «суперстар».

Белым нарядом украшены сливы,
В розовом цвете миндаль,
Напоминает реклама игриво —
Каннский грядёт фестиваль.

Вкруг «ягуары», «вольво», «ломбардини»,
Трогают с места в карьер,
Лишь неизменен от века до ныне
Старый «Маджестик Барьер».

Смуглый шарманщик под солнечным зонтом
Слёзный выводит романс.
Стражем застыл на черте горизонта
Остров «Иль дё ле Ранс».

Источники:

http://hamovnyki.ru/blog/istoriya-rajona-xamovniki
http://laifka.ucoz.ru/publ/moskva/rajony_i_ulicy_moskvy/rajon_khamovniki/41-1-0-155
http://www.libfox.ru/672068-valeriy-dudakov-vremya-stranstviy.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector