0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вопросы священнику ркц. Мой путь к богу

С чего начать путь к Богу?

Добрый день! Церковь как закрытый мир для меня, я как будто живу в другом мире, а верующие в другом, и я все никак не могу пробиться в этот мир. Не понимаю, как изучать этот мир, столько информации, если только как любую науку осваивать, идти в учебное заведение и по программе от простого к сложному пытаться изучить предмет, чтобы создать базу первоначальную, от которой можно дальше развиваться.

Не могу понять, как структурировать, как изучать. Искать ли учителя (духовного наставника), который провел бы или направил? Само не складывается, встреч судьбоносных не происходит, а сама как без почвы под ногами, болтаюсь и не знаю, куда- к кому-как.

Слушая воцерковленных людей – их воцерковление в основном это встреча с людьми, которые стали по сути Учителями. Стремлюсь к тому, чтобы воцерковление мое стало искренним и глубоко принимаемым и понимаемым, а пока только ощущение, что метафизическое можно интерпретировать разновариантно и подстраиваимо. Понимаю, что соблюдение церковных правил необходимо для внешнего форматирования, но это только средства.

Где же та точка отсчета и как к ней приблизиться?

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Дорогая Елена, здравствуйте!

Очень рад Вашему доброму и благому желанию – прийти в Церковь, я бы даже сказал, вернуться домой – к Богу. Ведь именно так часто христиане и называли путь к Богу – возвращение домой.

Вы очень верно расставляете акценты – и правильно понимаете, что важно, и верно задаете вектор. И теперь я Вам еще немного расскажу о Церкви.

На самом деле в Церкви все очень и очень просто. Только вот если пытаться все постигать через призму научного подхода, то будет очень и очень непросто. И может получиться горе от ума. Так что богословское образование – это, безусловно, хорошо и правильно, если есть такая возможность. Но самое главное – это личный духовный опыт и опыт церковной жизни. И вот его-то и надо начать приобретать.

Начать надо с начала, с главного и основополагающего – с исповеди и Причастия. Самое главное – принести Господу свои грехи, свою черноту души, свою духовную грязь. Принести и оставить на исповеди, не возвращаясь больше к этим нечистотам. И попалить всю эту темноту силой Крови и Тела Христова, освятить себя Причастием.

Исповедь – это потрясающее Таинство, в котором из души человека изглаживаются грехи и человек получает силу, благодать Божию, на то, чтобы залечились те душевные раны, которые были накоплены за годы предыдущей жизни. От исповеди к исповеди человек учится все трезвее, объективнее, глубже видеть и понимать себя. И чистит-вычищает свои душу и сердце.

Одновременно советую Вам договориться со священником о беседе. Без духовного руководства – тут Вы тоже верно говорите – в духовной жизни не обойтись, потому что кто-то должен Вам подсказывать, что и как делать с собой и своей душой, а где-то буквально за руку провести по правильному пути. Очень хорошо, если Вам встретился опытный священник, или Ваши родители, или Ваши крестные были духовно опытными людьми и смогли передать свои знаний и стать своего рода образцом того, как следует поступать с собой. Так повезло далеко не всем, и ничего страшного. Сейчас, сегодня вполне достаточно будет, чтобы Вы поговорили с тем священником, к которому будете потом приходить на исповедь и который, таким образом, станет Вашим духовником. Походите в храм, присмотритесь немного к батюшкам. А можете помолиться, от души попросить Бога о том, чтобы все сложилось, и просто прийти к храм и спросить за вечным ящиком (где свечи продают), как Вам можно договориться о беседе. Если сразу не сложится, приходите еще и еще раз. Вы начинаете добрый путь, и тут могут возникнуть искушения. А дальше Вы уже будете обсуждать Ваш путь и вопросы со священником лично.

Чтобы разобраться немного в догматике, купите самый простой “Закон Божий” и прочитайте его. Отметьте непонятные места и разберитесь с ними. На первое время этого будет достаточно, а там дальше уже Вы приобретете какие-то знания, да и батюшка подскажет.

Конечно, хорошо найти духовного отца, который направит и поможет. Но не всем получается сразу найти такого, потому я бы посоветовал найти священника, близкого по духу, не пренебрегая его образованием и познаниями. И попросить духовного руководства для новоначального. Если все пойдет правильно, то Вы сами будете расти в вере, находить информацию и изменяться. Но сперва нужно обратить все свое внимание внутрь себя, в эту бесконечную пропасть нашей греховной души.

Также начать читать Евангелие. Не стараться понять сразу умом, но попробовать постигнуть душой. Молиться по молитвослову, пытаясь душой понять слова. Можно прочитать перевод, чтобы язык молитвы стал более понятным. Также очень хорошо почитать святых отцов, но не много и запоем, а понемногу, пытаясь постигнуть смысл и глубину.

Помоги Вам Господь!

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

Мой путь к Богу

Отец Михаил, была ли ваша семья с самого начала православной, и были ли вы с детства верующим и крещеным?

Я не был с детства ни крещеным, ни верующим. Семья не была православной, но в доме, в котором я вырос, к Православию все относились доброжелательно. Помню, как на Пасху пекли куличи и красили яйца, но никто их не освящал. Бабушка иногда ходила в храм со своими подругами, но это бывало довольно редко — может быть, раз в год или еще реже. Бабушка родилась в 1912 году в верующей семье, но после 1917 года все, кроме ее мамы, ушли из церкви. Она всегда с теплым чувством вспоминала, как готовились к праздникам, как ходили в храм, но эти воспоминания больше касались внешней стороны дела.

Когда же вы крестились, пришли к вере?

Крестился я в 21 год, а впервые назвал себя верующим в 20 лет. Это было на втором году моей службы в армии.

Некоторые считают, что армия не способствует пробуждению веры в человеке.

Ну почему? Среди моих знакомых священников многие пришли к вере именно в армии. Не знаю, как это происходило у других, а у меня бывали ситуации, когда своих сил не хватало, помощи ждать было неоткуда… и вот она, эта помощь! Таких моментов было достаточно много, и не без их влияния постепенно изменилось и общее отношение к жизни.

Читать еще:  Причина расставания нины и йена. Истории любви

Сразу ли вы пришли от веры именно к православию?

Вернулся я из армии с верой в Бога, но еще не православным христианином. При том, я с детства боялся заходить в действующие храмы. Однажды, лет в 12, в городе Курске во время всенощной я зашел в храм преподобного Сергия. Это был тот самый храм, который построили родители преподобного Серафима Саровского, и с колокольни которого он упал, будучи маленьким мальчиком, но остался невредимым. Я постоял внутри у самого входа две-три минуты, не больше… И не то, чтобы почувствовал себя лишним, нет – но я увидел и ощутил перед собою другой мир, к которому сам не принадлежал.

Потом, после возвращения из армии, появился новый интерес к Церкви и вообще ко всему, что связано с верой, но по-прежнему оставался какой-то трепет перед тем, чтобы переступить порог храма. Мне помогла его преодолеть одна моя знакомая, Светлана Степановна. Она, зная мою любовь к музыке, пригласила меня на Литургию, предложив послушать хороший хор. Это был знаменитый тогда хор храма Всех Скорбящих радости на Большой Ордынке. И вот, в конце января 1989 года, в неделю о Мытаре и Фарисее, я впервые пришел на Литургию. Храм был полон людьми. Мы поздоровались со Светланой Степановной, а затем толпа нас разделила. Хор был хорош, но я был избалованным слушателем, и не могу сказать, чтобы пение меня потрясло или очаровало. Через полчаса казалось, что все я уже услышал, и можно было бы возвращаться домой. Но было бы нехорошо уйти, не попрощавшись, и поэтому пришлось остаться в храме до конца службы. И в это время постепенно пришло какое-то другое ощущение всего, что происходит вокруг. Я почувствовал, что в храме присутствует Нечто, чего больше я нигде не встречал, и понял, что приду туда снова.

И после этого вы решили креститься? Мне уже приходила мысль о крещении, а прежде нее – об исповеди. Но я откладывал ее исполнение. И тогда, после той первой службы, я действительно вновь пришел в храм, и потом еще, и еще… Но Православие мне еще представлялось лишь одним из возможных вариантов некой «религии вообще».

Я стал читать о религии все, что попадалось в руки. Помню, что тогда была прочитана книга В. Соловьева о Магомете, но она не помогла мне стать мусульманином. Уже начинали распространяться разные протестантские книжки. Поначалу я их тоже просматривал, но они совершенно не привлекали, — вот в них-то не было того ощущения присутствия Чего-то высшего, которое привлекло меня в Православии. Несколько раз я присутствовал на мессе в костеле св. Людовика на Лубянке, но потом снова шел в православный храм. Была прочитана детская Библия, а затем – первые три Евангелия, Деяния и несколько глав из Бытия. Мысль о крещении приходила все чаще и чаще, но я все никак не решался. Я понимал, что это очень серьезный, ответственный шаг, что он должен повлечь за собой перемены и внутри, и вовне, в самом образе жизни, а многое во мне противилось этим переменам. Казалось, что времени еще впереди много — целая жизнь, что все решения можно будет принять завтра или послезавтра, а пока пусть все остается, как есть.

И вот меня познакомили со священником. Это и подтолкнуло меня к тому, чтобы креститься. У меня уже было много вопросов о вере, которые я ему и задал. А затем, в конце той первой встречи, уже он стал задавать мне вопросы. Помню, как он спросил меня: «Считаешь ли ты Христа Богом?» Сам себя я об этом в такой форме не спрашивал, я старательно этот вопрос обходил. Я вырос среди людей рационального склада ума. Поэтому всегда хотелось разложить все по полочкам, хотелось во всем ясности, а здесь тайна, которую никаким языком нельзя выразить, никаким умом нельзя объять. Но теперь нужно было что-то ответить, и я понял, что если отвечать честно, то я могу ответить только «да», — нравится мне это, или не нравится, хочу я этого, или не хочу. И я сказал «да». И это «да» многое перевернуло в моей жизни, и в тот самый момент я почувствовал, что теперь многое будет иначе. Потом отец Андрей сказал: «Бог хочет, чтобы ты крестился». Это было сказано так просто, без всякой претензии, без всякой позы, без всякой рисовки! И я ответил: «Ну, если так, то кто я, чтобы противится Богу!» Это было в июле, а крещение совершилось 16 ноября. К тому времени я уже ходил в храм постоянно, и продолжал это делать после крещения.

И вы стали прихожанином в…

В храме Всех Скорбящих Радости на Большой Ордынке. Это продолжалось около двух лет. Потом, в 1991 году, открылся храм Святителя Николая в Пыжах. Первое всенощное бдение состоялось в праздник святых апостолов Петра и Павла, и в этот день впервые настоятель пригласил меня в алтарь. Среди прихожан были двое молодых людей, которые дольше меня были в церкви — они и алтарничали, а я вначале только смотрел, что и как они делают. Один из них уже окончил 1-й класс семинарии, сейчас он священник в том же храме — отец Валерий Гурин. Другой – Денис – только поступил в семинарию. Но когда начался учебный год, они оба уехали в Сергиев Посад, и приезжали только по выходным, а на буднях я оставался один.

Вы в это время учились в медучилище?

Нет, медучилище я окончил до армии. В том же году, когда я пришел в храм, я поступил на медико-биологический факультет 2-го медицинского института и, успешно окончив один курс за два года, я, наконец, понял, что учусь не там. И когда мне представилась возможность стать алтарником во вновь открытом храме, я без всякого сожаления ушел из медицинского института с тем, чтобы потом поступать в семинарию. Но в следующем году был создан Свято-Тихоновский институт, и я поступил в него, чтобы параллельно с учебой оставаться алтарником.

Как отнеслись к вашему воцерковлению родители, знакомые, друзья, в институте?

В медицинском институте отнеслись хорошо. Я не афишировал свою церковность, но и не пытался ее скрывать. Отношение других к моей вере никогда не вызывало проблем — может быть, потому, что меня не особенно беспокоило, кто и как к ней относится. Дома отношение к Церкви изначально было доброе, и мой приход в Церковь не привел к каким-то конфликтам в семье. Но зато возникали вопросы: Не слишком ли много в Церкви постов? И так ли нужно их все соблюдать? Зачем так часто ходить в храм? Справедливо ли оказывать такое предпочтение Православию перед другими религиями? Был и еще один вопрос, — мне никто не задавал его прямо, но он угадывался, — что это за новый «авторитет», отец Андрей, который меня крестил?

Читать еще:  Подводка к танцу маша и медведь. «Сладкая сказка»

И как вы поступали в этой ситуации?

По-разному. Иногда раздражался. И жалею об этом. Но в любом случае, даже если вас дома не понимают и не одобряют, нужно продолжать ходить в храм, отстаивать свою веру. Как бы родители ни относились к выбору своего ребенка, хотя бы и взрослого, он все равно остается для них самым дорогим человеком. Они вас рано или поздно поймут. И если даже не согласятся с вами, то им все равно ничего не останется сделать, кроме как смириться.

Не было ли в семье разочарования в том, что вы должны были стать врачом, медиком, а теперь идете по церковной стезе?

Большого разочарования не было, потому что идея поступления на медико-биологический факультет с самого начала не очень нравилась моей маме. Она, правда, не обрадовалась, когда я оттуда ушел. Но когда я поступил в Свято-Тихоновский институт, ее это вполне устроило.

Думали ли Вы о священном сане, становясь алтарником?

Я не думал заранее о священном сане, — просто нравилось алтарничать. Чувствовал себя на своем месте, и этого было достаточно. Да и духовное образование мне тогда было интересно само по себе. Но со временем появились и мысли о служении Церкви в священном сане. Рукоположения в диаконы я не искал, – это было предложение отца Александра, моего настоятеля, поскольку храму был нужен диакон. А уже потом созрело желание стать священником.

Были ли встречи или поступки других людей, которые вам запомнились тем, что в них светится вера Христова?

Таких встреч было много. Одним из первых таких людей стал иеромонах – ныне архимандрит — Андрей (Крехов). Он тогда восстанавливал храм в Рязанской епархии, и примерно раз в месяц приезжал в Москву по делам. Здесь он жил при храме Покрова на Лыщиковой горе, а я приходил туда и мучил его своими вопросами. До сих пор удивляюсь его терпению. Но с его стороны это была большая помощь. Не знаю, что бы я без него делал. По крайней мере, все бы происходило тяжелее и дольше.

С благодарностью вспоминаю свое пребывание в Пыжах. Там было много интересных встреч. Отец Александр Шаргунов, настоятель храма, это человек, влияние которого мне трудно переоценить. К тому времени, когда храм открылся, он уже лет пятнадцать был в священническом сане, прошел через все трудности, пережитые Церковью в 70-е – 80-е годы. В Пыжах с самого начала всегда звучала проповедь, — проповедь серьезная, на серьезные темы.

Для вас православие – это больше плач о грехах и отдаленности от Бога, или радость о Господе воскресшем?

В духовной жизни бывают минуты великой радости, но бывают моменты, когда надо просто трудиться — и всё, не ожидая, что именно сейчас начнутся всплески духовных чувств. Да, бывало то состояние, когда не знаешь уже, на земле ты, или на небе. Но было и другое, когда ясно, что ты на земле, и что нужно идти по ней дальше.

А что поменялось и поменялось ли что-то в отношении к миру с принятием сначала диаконского сана, а потом священнического?

Отношение к миру поменялось не столько в связи с принятием сана, сколько с приходом в Церковь. Прежде всего, стало ясно, куда вообще нужно идти. Куда, зачем и отчасти – как. Хотя «как?» – это вопрос наиболее трудный, потому что ответ на него не лежит на поверхности. В древности мореплаватели пересекали океан, ориентируясь по восходящему солнцу. Но восток в христианстве – это символ Христа и той новой жизни, которую мы получаем от Него еще здесь, на земле. В одном богослужебном тексте говорится, что Христос пришел «к темному западу – естеству нашему», то есть к нашей падшей природе, поврежденной грехом. Так вот, главное, что изменилось, – появилась возможность двигаться с запада на восток.

Беседовала Анна Любимова, опубликовано в газете «У Соломенной Сторожки»

Вопросы священнику ркц. Мой путь к богу

Живые свидетельства 2000-х годов

© Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2016

Эта небольшая книга – сборник воспоминаний и размышлений людей разных возрастов, судеб, духовного и житейского опыта о своем пути к Богу и в Церковь. Объединяет воспоминания то, что в какой-то момент их авторы увидели свою жизнь как путь, по которому их ведет Бог, и возблагодарили Его за это. Тексты написаны в редком для нашего времени жанре – жанре свидетельства, отражающем личный опыт встречи человека с Богом, который всегда уникален и никогда не повторяется. И хотя путь и опыт у каждого свой, однако в каждом пути есть сходные рубежи, поэтому книга может быть назидательной для всех, кто ищет свой путь к Богу и в Церковь или уже идет по нему.

Название сборника «Мой путь к Богу и в Церковь» и сама тема, над которой размышляют авторы текстов, вспоминая и анализируя свой духовный путь, родились из вопроса: можно ли прийти к Богу и не прийти в Церковь? Опыт жизни этих людей свидетельствует о том, что когда человек обретает живую и действенную веру во Христа, ему открывается путь в Церковь – собрание таких же, как он, учеников Христовых.

Эта книга о том, как человек откликается на призыв Божий и входит во врата Церкви, об открытиях, которые люди делают на этом пути.

Воспоминания каждый из авторов писал для себя. Эти свидетельства искренни и правдивы, что для нас особенно ценно. Авторы нижеприведенных текстов дали свое согласие поделиться с нами своим духовным опытом.

Христос пришел лично ко мне

Когда я была ребенком, отец подарил мне детскую библию с красивыми картинками. Я очень полюбила эту книгу и буквально впитала все, что в ней было написано. Я росла в атеистической среде, единственное, что я знала, что мой папа еврей, и поэтому мы не можем жить вместе (его верующие родители были против нееврейской жены и детей). Родители мне никогда ничего не рассказывали про Бога. От бабушки у меня осталась икона, напечатанная на обыкновенной бумаге под пластиковым стеклом. Я часто брала эту икону и разговаривала с Богом. Это был первый опыт молитвы. Я говорила Ему все, о чем думаю и мечтаю, чего мне не хватает, и как я Его люблю. В 6 или 7 лет я попросила маму меня крестить вместе с моим маленьким племянником. Мама пожала плечами и отвела меня в церковь. Тогда все крестились. На этом моя христианская жизнь закончилась, я только по-прежнему разговаривала с Богом по ночам, искренне по-детски молилась.

Читать еще:  Высказывание на латыни. Латинские афоризмы (1 фото)

Когда я стала подростком, мне стало стыдно за мою веру, за крещение. Я увлекалась различными субкультурами, любила вампиров, ведьм и прочую чушь. Меня интересовала тема смерти и черной магии. Не могу сказать, что это было серьезно, мне хотелось шокировать всех, хотя вокруг меня христиан как таковых не было, но мне хотелось заявить, что Бога нет, прежде всего самой себе, чтобы делать все, что хочется. Мне было очень стыдно за свои молитвы. И однажды напоказ перед подругой я разбила мою любимую, бабушкину икону… Я стала ужасно суеверной. Помню, ехала в лифте и думала, если успею найти ключи в сумке до того, как лифт откроет двери, то будет так-то и так-то. И это сбывалось. Такое вот язычество.

Потом я оставалась скорее агностиком, была открыта всему. Я была в поиске.

По мере того как я росла, у меня в голове вырисовывались две цели моего существования: 1) поступить в престижный вуз, 2) найти настоящую любовь. С первой целью оказалось все проще. Я казалась себе умной, начитанной, интеллигентной. А исполнение второй цели требовало много жертв. Я не отличалась ничем от других молодых людей.

Завоевание любви, эти люди, которых, как мне казалось, я любила, оставили во мне ужасные раны, которые не зажили до сих пор.

В 2008 г. на одной из вечеринок мой друг подошел ко мне и сказал: «Пообещай, что съездишь со мной в одно место утром». Мне было ужасно тяжело после бессонной ночи, после всего этого дурмана, но я согласилась. Это было второй раз, когда Господь позвал, а я отозвалась. Мы приехали на службу в Новодевичий монастырь. Я испытала очень сильное чувство стыда за свою жизнь, слезы лились потоком и, главное, я видела людей вокруг, и мне казалось, что они такие чистые и светлые, а я напротив. Я была очень счастлива, появилось ощущение, что нужно прекратить эту беспутную жизнь, но я испугалась. Мне стало страшно, что я буду одна, что никто меня не будет любить, я не верила, что мне будет достаточно Господней Любви. Я опять отвернулась от Бога. Зимой я поехала в Израиль. Там я ощутила нечто…

Я решила принять гиюр и стать иудейкой. Я осознанно отреклась от Христа, поверив, что Христос был всего лишь человеком – реформатором иудаизма. Я скрывала факт своего крещения, хотела быстрее избавиться от него. Мне очень хотелось, чтобы меня признавали евреи, я даже думала сменить фамилию матери на отцовскую. Но сил на изучение иудаизма и Торы не было, и как-то все утихло.

Так я жила еще 2 года, проваливаясь все глубже и глубже во тьму. Этот путь меня губил не только в духовном, но и в физическом смысле. Теперь я понимаю, что было так жутко из-за того, что я чувствовала всю ложь этого пути. Я отчаянно желала любви, и думала, что мне ее может дать человек. Я ждала ощущения счастья, творческого прилива, искала удовольствий. Я хотела уважения и признания, гордилась учебой и мечтала о карьере. Осенью 2010 г. я легла в кризисный центр. Психиатр лечил меня таблетками, православный психолог говорил о том, что уныние – это смертный грех. Тогда меня это только разозлило. Я не видела смысла в жизни. Я говорила, что хочу умереть, просила, чтобы кто-то мне объяснил, зачем мне жить. Я была уверена, что смысл существует, но из-за того, что не видела его, я болела физически и душевно.

Я всегда немного завидовала людям, которые уверовали в Христа резко, ярко. Они куда-то поехали, с кем-то поговорили, прочитали Евангелие… и раз. Мои изменения происходили очень медленно. Они как бы вплетались органично в мою жизнь, и вроде все было по-прежнему. Однажды я захотела пойти в церковь и сказала об этом своему жениху. Он обрадовался и сказал, что сам хотел мне предложить, но боялся. Я рассмеялась, так как боялась предложить это ему. Так мы начали ходить в храм. Слава Богу, что мы попали в храм свв. Косьмы и Дамиана в Шубине. Я даже боюсь представить, что было бы, если бы я пошла в храм возле своего дома, из которого меня однажды выгнали за платочек не на всю голову.

Пытаюсь вспомнить, в какой момент я прочитала Евангелие, когда начала молиться, и не помню. Теперь я понимаю, что это была личная встреча с Христом. Для меня было откровением, когда я поняла, что Христос пришел лично ко мне, а не коллективно ко всем, и Он всегда был со мной, только я отворачивалась. Опять возникло сногсшибательное чувство, что я вижу Свет. Потом была первая исповедь и первое Причастие, книги о. Александра Меня и вл. Антония Сурожского.

Но иногда мне казалось, что я трачу свое время в церкви.

На оглашение я пошла только по вере. Ничто другое не могло заставить меня. Я видела плоды этого, я видела изменившегося моего старого друга, который водил меня несколько лет назад в Новодевичий. И я поверила, что тоже когда-то смогу свидетельствовать о Христе своей жизнью. Собственно, оглашение стало самым крутым поворотом на пути к Богу, это нелегкий путь в гору.

Раньше, когда у меня спрашивали про заветную мечту, я не знала, что ответить, чувствовала, как мелко все то, чего мы хотим, всегда знала, что есть Смысл. «Что пользы человеку от всех его трудов, над чем он трудится под солнцем? Род уходит, и род приходит, а Земля остается навек» – эти строки я всегда любила.

Источники:

http://foma.ru/s-chego-nachat-put-k-bogu.html
http://www.pravmir.ru/moj-put-k-bogu/
http://www.litmir.me/br/?b=593861&p=1

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector