0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Владимир дуров — мои звери.

Мои звери

Автор книги — знаменитый дрессировщик Владимир Леонидович Дуров (1863–1934) рассказывает о своих воспитанниках — зверях и птицах. Будучи не только профессиональным дрессировщиком, но и учёным, он внимательно изучал повадки животных, их поведение и нравы. Его наблюдения легли затем в основу интересной науки — зоопсихологии.

Кроме того, Владимир Дуров был непревзойдённым клоуном-сатириком, который высмеивал со сцены балаганов, цирков и театров людские пороки. При этом он гордо называл себя «королём шутов, но не шутом королей». С помощью своих зверьков, которых Дуров очень любил, он говорил «о великой человеческой несправедливости». Его удивительные рассказы — и грустные, и весёлые — перед вами.

«Моя жизнь вся целиком прошла бок о бок с животными. Горе и радость делил я с ними пополам, и привязанность зверей вознаграждала меня за все человеческие несправедливости…

Я видел, как богачи высасывают все соки из бедняков, как богатые, сильные люди держат более слабых и тёмных братьев в рабстве и мешают им сознавать свои права и силу. И тогда я, при помощи моих зверьков, в балаганах, цирках и театрах говорил о великой человеческой несправедливости…»

Мои звери скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Автор этой книжки — известный народный шут-сатирик, дрессировщик животных — Владимир Леонидович Дуров, который много лет выступал в цирках со своими зверьками.

Об этих-то зверьках В. Л. Дуров и рассказывает в своей книжке. И все, о чем в ней написано, — правда, не выдумка: все эти звери жили, работали, были товарищами и помощниками В. Л. Дурова, разделяли его полную разнообразных приключений жизнь.

Изучая душевный мир животных, стремясь проникнуть в их мозг, узнать тайны природы, узнать, думают ли они, как мы, люди, мы часто ставим себя на место животных и за них рассуждаем. Мы задаем себе вопросы, имеют ли они представление о каком-нибудь предмете, чувствуют ли, переживают ли, различают ли цвета, звуки, и т. д. и, приписывая им свои мысли и чувства, ставим себя на их место и наоборот.

И вот раз я перенесся мыслью в иной мир, перенесся в жизнь моей свиньи и представил себе, что смотрю на все происходящее ее глазами. Вообразил и написал эти записки.

Автор этой книжки — известный народный шут-сатирик, дрессировщик животных — Владимир Леонидович Дуров, который много лет выступал в цирках со своими зверьками.

Об этих-то зверьках В. Л. Дуров и рассказывает в своей книжке. И все, о чем в ней написано, — правда, не выдумка: все эти звери жили, работали, были товарищами и помощниками В. Л. Дурова, разделяли его полную разнообразных приключений жизнь.

Автор этой книжки — известный народный шут-сатирик, дрессировщик животных — Владимир Леонидович Дуров, который много лет выступал в цирках со своими зверьками.

Об этих-то зверьках В. Л. Дуров и рассказывает в своей книжке. И все, о чем в ней написано, — правда, не выдумка: все эти звери жили, работали, были товарищами и помощниками В. Л. Дурова, разделяли его полную разнообразных приключений жизнь.

Эта книжка отвечает на вопросы, наиболее часто задаваемые вегетарианцам и веганам. Она вышла в Англии несколько лет назад, и некоторые пассажи относятся к тому времени и месту. В удобной форме автор приводит аргументы, касающиеся этических аспектов, экологии и питательных веществ. В книге изложены взгляды не только на еду, но и на такие вопросы, как охота, рыбалка, использование животных в развлечениях и прочее.

Дикая природа — это место, где человеческие звуки, артефакты не доминируют, оно остается в значительной степени не измененным и неуправляемым людьми, это место, стоящее вне закона, неистовое место. Как писал китайский поэт Ли Тай бо, дикая природа — это другое небо и другая земля, в них нет ничего человеческого. Дикая природа — это свобода жизни, это земля с собственной волей, Совершенно Иное, уникальный эволюционный эксперимент с непредсказуемым будущим.

Хищническое истребление животных — тема, которая сегодня тревожит многих людей на Земле. Трагедии существования одного из древнейших обитателей Африки — носорога, безжалостно уничтожаемого из-за его якобы магического рога, посвящена эта книга.

О дружбе Диньки, десятилетнего мальчика с биологической станции на Черном море, и Фина, большого океанического дельфина из дикой стаи.

В конце 1960-начале 1970-е годах в СССР волей случая был поставлен биологический эксперимент: обычная советская семья вырастила львенка…

В семье сотрудника зоопарка появился младенец… Но не обычный человеческий, а маленькая шимпанзе.

Выживет ли она и удастся ли ей потом вернуться к своим сородичам?

В зоопарке Честер самка шимпанзе родила детеныша, но не захотела его вскармливать. Винс Смит и его жена Одри согласились выхаживать новорожденную обезьянку, которую назвали Софи. Полгода спустя у Винса и Одри родился сын Оливер, так что младенцев в семье стало двое. Эта подлинная история дает нам возможность еще раз подумать над тем, какое огромное значение в жизни каждого имеет семья.

Белая пума притаилась на заснеженном склоне горы. Под ней по узкому ущелью скачут двое всадников с ружьями. Хищник следит за ними немигающим взглядом. Он знает их. Эти двое убили его мать и сестру и теперь выслеживают его самого. Но он не желает быть добычей: он станет охотником, а двуногие существа — его жертвами.

В романе «Птица-пересмешник», в отличие от других книг Джеральда Даррелла, не описываются путешествия всемирно известного натуралиста и его команды в заповедные уголки нашей планеты. На этот раз читателю предстоит познакомиться с жизнью выдуманного острова Зенкали, его жителями, в которых угадываются черты наших с вами современников, и с удивительной птицей-пересмешником, способной спасти всех от катастрофы.

Читать еще:  Красивые и легкие летние пейзажи. Фото природы летом

Muzica sferelor. Сборник «Дальний полёт», Москва, 1972.

В прошлые века человек надменно считал себя единственным во Вселенной разумным существом, подобным богу.

Джордано Бруно, осмелившийся мыслить иначе, был сожжен на Площади Цветов в Риме более трехсот лет назад…

Он первый вслух сказал, что звезды — это миры во всем многообразии их форм и жизни…

И разумной жизни?

Наука долго отворачивалась от таких вопросов.

Среди космогонических теорий, объясняющих происхождение солнечной системы, преобладали тенденции «исключительности». Неповторимым считалось возникновение нашей планеты. И жизнь на Земле, увенчанная разумом человека, принимались как единственное исключение во всей Вселенной.

О селенитах или марсианах говорили и писали только фантасты, свободные и «безответственные»… Но фантазия — зеркало действительности. Удивительные открытия неожиданных форм жизни в самых различных условиях: в глубинах вод, во тьме пещер, в разреженной атмосфере; появление теории Дарвина, материалистически стройно представившей эволюцию развития всего живого; высказывание Энгельса в «Диалектике природы» о том, что жизнь возникает всюду, где условия благоприятствуют этому, а раз возникнув, будет развиваться, пока не породит племя мыслящих существ, через которых Природа познает самоё себя, — заставили взглянуть ни небо иначе.

Неужели в звездной бездне, где звездам нет счета, а бездне — дна, как говорил Ломоносов, есть кто-то всматривающийся в тусклую звездочку нашего Солнца, мечтающий о братьях по Разуму?

Современная наука подходит к этому вопросу во всеоружии знания. Ныне астрономы уже не сомневаются в существовании планетных систем у звезд. Очевидно, планеты — не исключение, а естественная форма развития звезды.

Академик В. Г. Фесенков, убежденный противник существования развитой жизни на ближайших планетах, делает интересный подсчет возможного числа населенных миров. Если считать, что лишь одна звезда из миллиона имеет хотя бы одну планету, условия которой сходны с земными, то уже в нашей Галактике (а таких в обозримой части космоса множество!) возможно развитие жизни на ста пятидесяти тысячах миров. Можно добавить, что по теории вероятности на половине этих миров жизнь еще не достигла уровня земного развития, но на другой половине пошла дальше, в том числе и по культуре разумных существ.

В последнее время ученые поправляют В. Г. Фесенкова, увеличивая предполагаемое число населенных миров в Галактике до миллиона.

Миллион цивилизаций, уже освоивших космос, изучающих Вселенную не только визуально, но, быть может, и путем непосредственных контактов?

Неужели звездные исследователи долетали и до нас, побывали на Земле?

Скептики приводят выводы той же теории вероятностей — одно такое посещение приходится на 800 миллионов земных лет, но…

Уже летают в космосе наши автоматические межпланетные станции: «Мечта», ставшая десятым спутником Солнца: полетевшая к Венере межпланетная станция, в которую были заложены вымпелы с символами, понятными любой разумной расе Вселенной, — схемой солнечной системы и макетом планеты Земля… Фантазия отражает действительность, ее чаяния и мечты.

Уже замкнули кольцо вокруг Земли советские космические корабли, пилотируемые Гагариным и Титовым, — лучшее доказательство того, что «сказка становится былью». Успешно закончился орбитальный полет американского космонавта Джона Гленна.

За последнее время все больше писателей и ученых заглядывают в историю человечества, изучают рукописи и памятники материальной культуры. Они склоняются к мнению, что некоторые факты и тексты свидетельствуют о контактах инопланетной цивилизации с Землей.

Этим поискам посвятил свой рассказ «Трое с Сириуса» румынский писатель Раду Нор.

Владимир дуров — мои звери.

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 589 562
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 317

«Моя жизнь вся целиком прошла бок о бок с животными. Горе и радость делил я с ними пополам, и привязанность зверей вознаграждала меня за все человеческие несправедливости…

Я видел, как богачи высасывают все соки из бедняков, как богатые, сильные люди держат более слабых и тёмных братьев в рабстве и мешают им сознавать свои права и силу. И тогда я, при помощи моих зверьков, в балаганах, цирках и театрах говорил о великой человеческой несправедливости…»

Когда я был маленький, я учился в военной гимназии. Там, кроме всяких наук, учили нас ещё стрелять, маршировать, отдавать честь, брать на караул – всё равно как солдат. У нас была своя собака Жучка. Мы её очень любили, играли с ней и кормили её остатками от казенного обеда.

И вдруг у нашего надзирателя, у «дядьки», появилась своя собака, тоже Жучка. Жизнь нашей Жучки сразу переменилась: «дядька» заботился только о своей Жучке, а нашу бил и мучил. Однажды он плеснул на неё кипятком. Собака с визгом бросилась бежать, а потом мы увидели: у нашей Жучки на боку и на спине облезла шерсть и даже кожа! Мы страшно разозлились на «дядьку». Собрались в укромном уголке коридора и стали придумывать, как отомстить ему.

– Надо его проучить, – говорили ребята.

– Надо вот что… надо убить его Жучку!

– А где утопить? Лучше камнем убить!

– Нет, лучше повесить!

– Правильно! Повесить! Повесить!

«Суд» совещался недолго. Приговор был принят единогласно: смертная казнь через повешение.

– Постойте, а кто будет вешать?

Все молчали. Никому не хотелось быть палачом.

– Давайте жребий тянуть! – предложил кто-то.

В гимназическую фуражку были положены записки. Я почему-то был уверен, что мне достанется пустая, и с лёгким сердцем сунул руку в фуражку. Достал записку, развернул и прочитал: «Повесить». Мне стало неприятно. Я позавидовал товарищам, которым достались пустые записки, но всё же пошёл за «дядькиной» Жучкой. Собака доверчиво виляла хвостом. Кто-то из наших сказал:

– Ишь гладкая! А у нашей весь бок облезлый.

Я накинул Жучке на шею веревку и повел в сарай. Жучка весело бежала, натягивая верёвку и оглядываясь. В сарае было темно. Дрожащими пальцами я нащупал над головой толстую поперечную балку; потом размахнулся, перекинул верёвку через балку и стал тянуть.

Читать еще:  Брейгель пословицы. Питер Брейгель Старший

Вдруг я услыхал хрипенье. Собака хрипела и дергалась. Я задрожал, зубы у меня защёлкали, как от холода, руки сразу стали слабые… Я выпустил верёвку, и собака тяжело упала на землю.

Я почувствовал страх, жалость и любовь к собаке. Что делать? Она, наверно, задыхается сейчас в предсмертных мучениях! Надо скорее добить её, чтобы не мучилась. Я нашарил камень и размахнулся. Камень ударился обо что-то мягкое. Я не выдержал, заплакал и бросился вон из сарая. Убитая собака осталась там… В ту ночь я плохо спал. Всё время мне мерещилась Жучка, всё время в ушах слышалось её предсмертное хрипенье. Наконец настало утро. Разбитый, с головной болью, я кое-как поднялся, оделся и пошёл на занятия.

И вдруг на плацу, где мы всегда маршировали, я увидел чудо. Что такое? Я остановился и протёр глаза. Собака, убитая мною накануне, стояла, как всегда, около нашего «дядьки» и помахивала хвостом. Завидев меня, она как ни в чём не бывало подбежала и с ласковым повизгиванием стала тереться у ног.

Как же так? Я её вешал, а она не помнит зла и ещё ласкается ко мне! Слёзы выступили у меня на глазах. Я нагнулся к собаке и стал её обнимать и целовать в косматую морду. Я понял: там, в сарае, я угодил камнем в глину, а Жучка осталась жива.

Вот с тех пор я и полюбил животных. А потом, когда вырос, стал воспитывать зверей и учить их, то есть дрессировать. Только я их учил не палкой, а лаской, и они меня тоже любили и слушались.

Моя звериная школа называется «Уголок Дурова». Называется «уголок», а на самом деле это большой дом, с террасой, с садом. Одному слону сколько места надо! А ведь у меня еще и обезьяны, и морские львы, и белые медведи, и собаки, и зайцы, и барсуки, и ежи, и птицы.

У меня звери не просто живут, а учатся. Я их обучаю разным вещам, чтобы они могли выступать в цирке. При этом я и сам изучаю зверей. Так мы учимся друг у друга.

Как во всякой школе, у меня были хорошие ученики, были и похуже. Одна из первых моих учениц была Чушка-Финтифлюшка – обыкновенная свинья.

Когда Чушка поступила в «школу», она была ещё совсем новичок и ничего не умела. Я приласкал её и дал ей мяса. Она съела и хрюкает: давай еще! Я отошёл в угол и показал ей новый кусок мяса. Она как побежит ко мне! Понравилось ей, видно.

Скоро она привыкла и стала ходить за мной по пятам. Куда я – туда и Чушка-Финтифлюшка. Первый урок она усвоила отлично.

Мы перешли ко второму уроку. Я принёс Чушке кусок хлеба, намазанный салом. Пахло очень вкусно. Чушка со всех ног бросилась за лакомым кусочком. Но я ей не дал и стал водить хлебом над её головой. Чушка потянулась за хлебом и перевернулась на месте. Молодец! Это мне и надо было. Я поставил Чушке «пятёрку», то есть дал кусочек сала. Потом я заставил её несколько раз повернуться, приговаривая при этом:

И она перевёртывалась и получала вкусные «пятёрки». Так она научилась танцевать «вальс».

С тех пор она поселилась в деревянном домике, на конюшне.

Я пришёл к ней на новоселье. Она выбежала мне навстречу. Я расставил ноги, нагнулся и протянул ей кусочек мяса. Чушка приблизилась к мясу, но я быстро переложил его в другую руку. Чушку влекла приманка – она прошла между моими ногами. Это называется «проходить через ворота». Так я повторил несколько раз. Чушка быстро научилась «проходить через ворота».

После этого я устроил настоящую репетицию в цирке. Свинка испугалась было артистов, которые суетились и прыгали на арене, и бросилась к выходу. Но там ее встретил служащий и погнал ко мне. Куда деваться? Она робко прижалась к моим ногам. Но и я, её главный защитник, стал гонять её длинным кнутом.

В конце концов Чушка поняла, что ей надо бегать вдоль барьера до тех пор, пока не опустится кончик бича. Когда же он опустится, надо подойти к хозяину за наградой.

Но вот новая задача. Служащий принес доску. Один конец положил на барьер, а другой поднял невысоко над землёй. Хлопнул бич – Чушка побежала вдоль барьера. Дойдя до доски, она хотела было обойти её, но тут снова хлопнул бич, и Чушка перепрыгнула через доску.

Постепенно мы поднимали доску всё выше и выше. Чушка прыгала, иногда срывалась, опять прыгала… В конце концов мускулы её окрепли, и она стала отличным «гимнастом-прыгуном».

Тогда я стал учить свинью становиться передними ногами на низенькую табуреточку. Как только Чушка, дожевывая хлеб, тянулась за другим куском, я клал хлеб на табуретку, к передним ногам свиньи. Она нагибалась и торопливо съедала его, а я опять поднимал кусок хлеба высоко над её пятачком. Она задирала голову, но я снова клал хлеб на табуретку, и Чушка снова нагибала голову. Так я проделал несколько раз, давая ей хлеб только после того, как она опустит голову.

Таким путём я научил Чушку «кланяться». Третий номер готов!

Через несколько дней мы стали разучивать четвёртый номер.

На арену вынесли разрезанную пополам бочку и поставили половинку дном вверх. Чушка разбежалась, вскочила на бочку и сейчас же соскочила с другой стороны. Но за это она ничего не получила. А хлопанье шамберьера[1] снова пригнало свинью к бочке. Чушка снова перепрыгнула и опять осталась без награды. Так повторялось много раз. Чушка измучилась, устала и проголодалась. Она никак не могла понять, чего же от неё хотят.

Мои звери

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

«Моя жизнь вся целиком прошла бок о бок с животными. Горе и радость делил я с ними пополам, и привязанность зверей вознаграждала меня за все человеческие несправедливости…

Читать еще:  Эмиль синклер демиан. Герман Гессе «Демиан

Я видел, как богачи высасывают все соки из бедняков, как богатые, сильные люди держат более слабых и тёмных братьев в рабстве и мешают им сознавать свои права и силу. И тогда я, при помощи моих зверьков, в балаганах, цирках и театрах говорил о великой человеческой несправедливости…»

В. Л. Дуров (из воспоминаний)

Дорогие юные читатели!

В Москве много театров. Но самый диковинный театр — это, пожалуй, тот, который находится на улице Дурова. Ежедневно здесь собираются дети со всех концов Москвы. Многие приезжают даже из других городов. Ведь всем хочется побывать в этом необыкновенном театре!

Что же в нём удивительного? Есть фойе, зрительный зал, сцена, занавес… Всё как обычно. Но выступают здесь на сцене не люди, а… звери. Этот театр зверей создал заслуженный артист РСФСР Владимир Леонидович Дуров.

С самых ранних лет, когда Володя Дуров был ещё мальчиком, его тянуло к зверям и птицам. В детстве он уже возился с голубями, собаками и другими животными. Он тогда уже мечтал о цирке, потому что в цирке показывают дрессированных животных.

Когда Володя немного подрос, он убежал из дома и поступил в балаган к известному в те годы циркачу Ринальдо.

И вот юноша Дуров начал работать в цирке. Он там завёл козла Василия Васильевича, гуся Сократа, собаку Бишку. Он их дрессировал, то есть учил проделывать разные номера на арене.

Обычно дрессировщики применяли болевой способ: они палкой и побоями старались добиться от животного послушания.

А Владимир Дуров отказался от такого способа дрессировки. Он первый в истории цирка стал применять новый способ — способ дрессировки не побоями и палкой, а лаской, хорошим обращением, лакомством, поощрением. Он зверей не мучил, а терпеливо приучал к себе. Он любил зверей, и звери привязывались к нему и слушались его.

Скоро публика полюбила молодого дрессировщика. Он своим способом добивался гораздо большего, чем прежние дрессировщики. Он придумал много очень интересных номеров.

Дуров выходил на арену в ярком, пестром костюме клоуна.

Раньше, до него, клоуны работали молча. Они смешили публику, давая друг другу затрещины, прыгали и кувыркались.

Дуров первый из клоунов заговорил с арены. Он бичевал царские порядки, высмеивал купцов, чиновников и дворян. За это полиция преследовала его. Но Дуров смело продолжал свои выступления. Он гордо называл себя «народным шутом».

Цирк всегда был полон, когда выступал Дуров со своей звериной труппой.

Особенно Дурова полюбили дети.

В. Л. Дуров исколесил всю Россию, выступая в различных цирках и балаганах.

Но Дуров был не только дрессировщиком — он был еще и учёным. Он внимательно изучал зверей, их поведение, нравы, повадки. Он занимался наукой, которая называется зоопсихологией, и написал даже об этом толстую книгу, которая очень понравилась великому русскому учёному академику Ивану Петровичу Павлову.

Постепенно Дуров приобретал всё новых и новых животных. Звериная школа разрасталась.

«Вот бы построить специальный дом для зверей! — мечтал Дуров. — Им было бы там просторно, удобно жить. Там можно было бы спокойно изучать зверей, вести научную работу, приучать животных к выступлениям».

В. Л. Дуров мечтал о театре небывалом и фантастическом — театре зверей, где под девизом «Забавляй и поучай» ребёнку будут даны первые незатейливые уроки нравственного и эстетического воспитания.

Много лет прошло, пока Владимиру Леонидовичу удалось осуществить свою мечту. Он приобрел большой, красивый особняк на одной из самых старых и тихих улиц Москвы, называвшейся Божедомкой. В этом доме, расположенном среди зелени садов и аллей Екатерининского парка, он разместил своих четвероногих артистов и назвал этот дом «Уголком Дурова».

В 1927 году Моссовет в честь 50-летия артистической деятельности В. Л. Дурова переименовал улицу, где находился «Уголок», в улицу Дурова.

В 1934 году Владимир Леонидович умер.

Театр зверей, созданный дедушкой Дуровым, как звали его маленькие зрители, с каждым годом становился всё популярней. Старый зал уже не вмещал всех желающих попасть на представление, и частенько вереницы детей, стоящих у кассы, уходили в слезах, не получив билета.

Теперь «Уголок» расширен. Рядом со старым зданием вырос новый прекрасный белокаменный театр — целый городок. В «Уголке» сейчас находятся и театр зверей, и зверинец, и музей.

В музее дети могут увидеть чучела зверей, с которыми работал Владимир Леонидович Дуров. Вот учёная такса Запятайка, вот морской лев Лео, вот бурый медведь Топтыгин… Сохранилась и знаменитая дуровская железная дорога.

В зверинце живут звери, которые сейчас выступают в театре.

Представим себе, что мы хотим посмотреть на здешних удивительных жильцов. Для этого не нужно поднимать крышу или заглядывать в окна и двери. Здесь у каждого своя квартира, и сосед может переглядываться с соседом. Полукруглые вольеры, и в них необычные «артисты» — обитатели всех частей света.

В зверинце много животных. Тут и заяц-беляк, и говорящая серая ворона, и ярко-красно-синий попугай, и собака-математик, и морской лев, и тигр, и пеликаны, и много, много других зверей и птиц.

В светлом фойе театра часто устраиваются книжные выставки. Писатели, художники, композиторы встречаются здесь со своими маленькими читателями, зрителями, слушателями. Тут проходят беседы ребят с учёными, дрессировщиками.

После смерти Владимира Леонидовича Дурова ему на смену пришло новое поколение Дуровых, продолживших дело знаменитого дрессировщика.

Многие годы работала в «Уголке» Анна Владимировна Дурова-Садовская, заслуженный деятель искусств РСФСР, художественный руководитель театра.

Здесь начал свой путь в искусстве народный артист СССР Юрий Владимирович Дуров. И наконец пришла моя очередь. Бабушка, держа меня за руку, привела в «Уголок». И с тех пор я не расстаюсь с любимым театром.

Росла я, можно сказать, среди животных и видела, как отец ласково и терпеливо дрессирует их. Я

Источники:

http://bookshake.net/b/moi-zveri-vladimir-leonidovich-durov
http://www.litmir.me/br/?b=99065&p=1
http://booksonline.com.ua/view.php?book=112303

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector