1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вересаев состязание краткое содержание. В

Краткое содержание Вересаев Состязание для читательского дневника

В городе было объявлено соревнование, надо было нарисовать женщину неземной красоты, достойной всеобщего поклонения. Победитель состязания будет увенчан тремя лавровыми венками, и получит высочайшее звание – Трижды-Венчанный. Жители города были уверены, что это звание получит прославленный художник, знаменитый по всему миру – Дважды-Венчанный. И только сам он немного сомневался, потому что у него был достойный противник – его же ученик Единорог. На всенародный суд картины должны были быть выставлены ровно через год.

Знаменитый художник сразу же отправился в путь, искать высший идеал красоты, заключённый в женское тело. За городом живописец увидел юношу, рубившего хворост, это оказался его ученик. Поприветствовав учителя, юноша пригласил его в дом, выпить вина и перекусить перед дальней дорогой. Учитель принял приглашение, и попытался узнать у своего ученика, когда же он собирается идти искать неземную красоту. Но молодой художник ответил своему учителю, что свой идеал красоты он уже нашёл, и это его любимая Зорька. Старый художник был поражён слепотой талантливого ученика, Зорька была простой девушкой, ничуть не красавицей. Отправившись дальше, он был убеждён, что теперь победа будет за ним, так как соперник ему теперь был не опасен.

Дни шли за днями, прошло уже много месяцев, а Дважды-Венчанный всё не мог отыскать девушку, которая бы покорила его своей красотой. Но однажды, проснувшись на заре, он вдруг увидел спускавшуюся с холмов прелестную девушку, взглянув на которую, он понял, что поиски его завершились, и он нашёл идеал.

Прошёл год. На площади собралось множество народа, перед ними возвышались два огромных полотна, завешанных тканью. Толпа народа с благоговением смотрела на своего кумира, Дважды-Венчанного, смеясь над молодым Единорогом. Люди предлагали юному художнику уйти сразу, дабы не срамиться перед великим талантом прославленного старца, но молодой человек уверенно и спокойно смотрел на толпу.

И вот ткань с полотна великого художника упала, и жители города замерли перед ослепившей их взоры божественной красотой. Невозможно было отвести глаз от этой неземной красоты, но отвернувшись от картины, люди вдруг увидели все недостатки своих половинок, и им стало страшно от такой несправедливости. Упала ткань с картины Единорога, и вызвала смех среди толпы, ведь на полотне художника была изображена всем известная Зорька. Толпа была готова закидать Единорога камнями, но произошло чудо: в простой неприметной девушке, люди вдруг увидели спокойную и искреннюю красоту женщины, изображённую любящим человеком, и внезапно они вдруг поняли, что есть настоящая красота. Единогласно звание Трижды-Венчанного было присуждено молодому художнику.

Истинная красота находится внутри человека.

Читать краткое содержание Состязание. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Вересаев. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Состязание

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

К бабушке приезжает покататься на лыжах внук. Лыжная прогулка так увлекла его, что ехать домой уже поздно – нужно переночевать. Рисуется портрет классической заботливой и доброй бабушки. Она постоянно суетится по дому

Данное произведение по своей сути отображает всю преданность и верность дружбе. Несмотря на многое именно дружба способна преодолеть все препятствия, и облагородить человека.

Сам Александр Полярный (автор) определяет жанр своего произведения, как сказка. Но ведь в сказках всегда существует хэппи-энд… Возможно, автор хотел как-то смягчить сюжет, назвав сказкой, но это в большей степени похоже на суровую прозаичную реальность.

Хоть сказка Заколдованный замок и была написана для детей, она несёт большой смысл и подтекст. В данной сказке рассказывается о трех детей

Творение автора по праву можно назвать летописью Москвы того периода. Писатель на протяжении полувека изучал быт и обычаи горожан – от времен Александра II до эпохи Сталина

Читать еще:  Годы жизни микеланджело. Использование в музыке

Викентий Вересаев — Состязание

Викентий Вересаев — Состязание краткое содержание

Состязание читать онлайн бесплатно

Когда состязание было объявлено, никто в городе не сомневался, что выполнить задачу способен только Дважды-Венчанный – на весь мир прославленный художник, гордость города. И только сам он чувствовал в душе некоторый страх: он знал силу молодого Единорога, своего ученика.

Глашатаи ходили по городу и привычно зычными голосами возвещали на перекрестках состоявшееся постановление народного собрания: назначить состязание на картину, изображающую красоту женщины; картина эта, огромных размеров, будет водружена в центральной нише портика на площади Красоты, чтоб каждый проходящий издалека мог видеть картину и неустанно славить творца за данную им миру радость.

Ровно через год, в месяц винограда, картины должны быть выставлены на всенародный суд. Чья картина окажется достойною украсить собою лучшую площадь великого города, тот будет награжден щедрее, чем когда-то награждали цари: тройной лавровый венок украсит его голову, и будет победителю имя – Трижды-Венчанный.

Так выкликали глашатаи на перекрестках и рынках города, а Дважды-Венчанный, в дорожной шляпе и с котомкою за плечами, с кизилевою палкою в руке и с золотом в поясе, уже выходил из города. Седая борода его шевелилась под ветром, большие, всегда тоскующие глаза смотрели вверх, в горы, куда поднималась меж виноградников каменистая дорога.

Он шел искать по миру высшую Красоту, запечатленную в женском образе.

У хижины за плетнем чернокудрый юноша рубил секирою хворост на обрубке граба. Он увидел путника, выпрямился, откинул кудри с загорелого лица и радостно сверкнул зубами и белками глаз.

– Учитель, радуйся! – весело приветствовал он путника.

– Радуйся, сын мой! – ответствовал Дважды-Венчанный и узнал Единорога, любимого своего ученика.

– В далекий путь идешь ты, учитель. Шляпа у тебя на голове и котомка за плечами, и сандалии у тебя из тяжелой буйволовой кожи. Куда идешь ты? Зайди под мой кров, отец мой, осушим с тобою по кружке доброго вина, чтоб мне пожелать тебе счастливой дороги.

И с большою поспешностью ответил Дважды-Венчанный:

Единорог с размаху всадил блестящую секиру в обрубок и крикнул, ликуя:

– Зорька! Скорее сюда! Неси нам лучшего вина, сыру, винограду. Великая радость нисходит на дом наш: учитель мой идет ко мне!

Они сели перед хижиною, в тени виноградных лоз, свешивавших над их головами черные свои гроздья. С робким благоговением поглядывая на великого, Зорька поставила на стол кувшин с вином, деревянные тарелки с сыром, виноградом и хлебом.

И спросил Единорог:

– Куда собрался ты, учитель?

Дважды-Венчанный поставил кружку и удивленно поглядел на него.

– Разве ты не слышал, о чем третий день кричат глашатаи на площадях и перекрестках города?

– И… думаешь выступить на состязании?

– Да, учитель. Знаю, что придется бороться с тобою, но такая борьба не может быть тебе обидна. Знаю, что трудна будет борьба, но не художник тот, кто бы испугался ее.

– Я так и думал. Знаю и я, что борьба предстоит трудная и победить тебя будет нелегко. Когда же идешь ты в путь?

– Как куда? Искать ту высшую Красоту, которая где-нибудь да должна же быть. Отыскивать ее, в кого бы она ни была вложена – в гордую ли царевну, в дикую ли пастушку, в смелую ли рыбачку, или в тихую дочь виноградаря.

Единорог беззаботно усмехнулся.

Сердце Дважды-Венчанного забилось медленными, сильными толчками, груди стало мало воздуху, а седая голова задрожала. Он осторожно спросил, не надеясь получить правдивого ответа:

– Где ж ты нашел ее?

И Единорог указал на Зорьку, свою возлюбленную. Взгляд его был прям, и в нем не было лукавства.

Дважды-Венчанный в изумлении смотрел на него.

Читать еще:  Мои эссе: «Красный смех». Дневник мёртвого человека

Голова старика перестала дрожать, и сердце забилось ровно. И заговорило в нем чувство учителя.

– Сын мой! Твоя возлюбленная мила, я не спорю. Счастлив тот, чью шею обнимают эти стройные золотистые руки, к чьей груди прижимается эта прелестная грудь. Но подумай: та ли эта красота, которая должна повергнуть перед собою мир.

– Да, именно та самая. Нет в мире и не может быть красоты выше красоты золотой моей Зорьки, – восторженно сказал Единорог.

И взяло на минуту сомнение Дважды-Венчанного: не обманул ли его глаз, не просмотрел ли он чего в этой девушке, потупленно стоявшей в горячей тени виноградных лоз? Осторожно и испытующе он оглядел ее. Обыкновеннейшая девушка, каких везде можно встретить десятки. Широкое лицо, немножко косо прорезанные глаза, немножко редко поставленные зубы. Глаза милые, большие, но и в них ничего особенного… Как слепы влюбленные!

В груди учителя забился ликующий смех, но лицо осталось серьезным. Он встал и, пряча лукавство, сказал:

– Может быть, ты и прав. Блажен ты, что так близко нашел то, что мне предстоит искать так далеко и долго… Радуйся! И ты радуйся, счастливая меж дев!

Когда Дважды-Венчанный вышел на дорогу, он вздохнул облегченно и успокоенно: единственный опасный соперник сам, в любовном своем ослеплении, устранил себя с его пути. Спина старика выпрямилась, и, сокращая путь, он бодро зашагал в гору по белым камням русла высохшего горного ручья.

Дважды-Венчанный переходил из города в город, из деревни в деревню, переплывал с острова на остров. Не зная усталости, искал он деву, в которую природа вложила лучшую свою красоту. Он искал в виноградниках и рыбачьих хижинах, в храмах и на базарах, в виллах знатных господ, в дворцах восточных царей. Славное имя его открывало перед ним все двери, делало его повсюду желанным гостем. Но нигде не находил он той, которую искал.

Однажды, в месяц ветров, за морем, он увидел у городских ворот едущую на мулах восточную царевну и остановился и с минуту жадно смотрел на ее сверкающую красоту.

И подумал в колебании:

Но сейчас же преодолел себя, отвернулся и решительно зашагал дальше.

Может быть? Значит, не она… Истинная красота как светляк, – сказал он себе. – Когда ночью ищешь в лесу светляков, часто бывает: вдруг остановишься, – «стой! Кажется, светляк!» Кажется?… Не останавливайся, иди дальше. Это белеет в темноте камушек или цветок анемона, это клочок лунного света упал в чаще на увядший листок. Когда ясным своим светом, пронзая темноту, засветился светляк, – тогда не спрашиваешь себя, тогда прямо и уверенно говоришь: это он!

Месяц шел за месяцем. Отшумели на море равноденственные бури, осыпались листья с дубов. Все ниже стало ходить солнце, все глубже заглядывать в окна хижин. Туманные тени поползли по волнам остывающего моря. Горы надели на головы белые шапки, ледяной ветер гнал по долинам сухой, шуршащий снег. И опять солнце стало ходить выше. Перед утреннею зарею выбегал из-за гор небесный Стрелец и целился стрелою в изогнутую спину сверкающего Скорпиона. Больше пригревало теплом.

А Дважды-Венчанный странствовал.

Был месяц фиалок. Путник расположился на ночлег на песчаном берегу бухты. Отпил из фляги вина, перекусил куском черствого ячменного хлеба с овечьим сыром, сделал себе ложе: нагреб для изголовья возвышение из морского песку, разостлал волосяной свой плащ и склонился на ложе головою.

В теле была усталость, в душе – отчаяние. Никогда, никогда, казалось ему, не найдет он того, чего ищет. Не найдет, потому что не способен найти.

С полуденной стороны, от гор, дул теплый ветер, и весь он был пропитан запахом фиалок. Там, на горных перевалах, лесные поляны покрыты сплошными коврами фиалок. Сегодня вечером он шел тропинкою по этим, перевалам и любовался всем, что кругом, и вдыхал целомудренные запахи ранней весны. А теперь, когда сумерки одели горы, когда в теплом ветре издалека несся запах фиалок, ему казалось: там все прекраснее, таинственнее и глубже, чем он сумел увидеть вблизи. А пойдет туда, – и опять красота отодвинется, и опять будет хорошо, но не то… Что же это за колдовство в мировой красоте, что она вечно ускользает от человека, вечно недоступна и непостижима и не укладывается целиком ни в какие формы природы?

Читать еще:  Кто такой графоман. Графомания и графоманы

Оглянулся Дважды-Венчанный на все, что сотворил за свою жизнь, что сделало его славным на весь мир, и припал лицом к изголовью. Противно стало ему и стыдно за неумелые его намеки на то великое и непостигаемое, что носилось перед его тоскующими глазами и чего никогда он не мог воплотить в формы и краски.

Так он и заснул, уткнувшись лицом в жесткий свой плащ. С гор все дул теплый ветер, пропитанный запахом фиалок, и вздыхало вдоль берега вечно тоскующее, не знающее спокойствия море.

Когда Дважды-Венчанный проснулся, над морем занималась зеленовато-золотистая заря. Горы, кусты, колючая трава на берегу стояли в ровном сумеречном свете, – мягко светящиеся, объединенные; свет обнимался с тенью. Потом запылал над морем огромный, ясный костер, без дыма и чада, медленно вылетело из него солнце и ударило лучами по земле. И отшатнулся свет от тени, и разъединились они. Ярче стал свет, чернее тень.

Состязание

По городку ходили глашатаи и объявляли постановление народного собрания: назначить состязание художников. Они должны написать картину, изображающую красоту женщины. Лучшее полотно будет водружено на площади Красоты.

Ровно через год, в месяц винограда, картины должны быть выставлены на всенародный суд. Голову победителя украсит тройной лавровый венок, и его имя будет — Трижды-Венчанный. Никто в городе не сомневался, что выполнить задачу способен только прославленный художник — Дважды-Венчанный. Но сам он опасался своего талантливого ученика, молодого Единорога.

Глашатаи ещё кричали, а Дважды-Венчанный в дорожной одежде выходил из города искать высшую Красоту. В начале пути он прошёл мимо хижины Единорога. Ученик пригласил учителя выпить на дорогу по кружке доброго вина. Жена Единорога Зорька быстро накрыла стол.

Единорог сказал, что ему не нужно идти искать красавицу. Он уже нашёл её — свою возлюбленную Зорьку. Дважды-Венчанный успокоился: единственный соперник, пребывая в любовном ослеплении, сам устранил себя с его пути.

Дважды-Венчанный переходил из города в город, из деревни в деревню, переплывал с острова на остров. Но нигде не находил он той, которую искал. Время шло, а художник всё странствовал.

Был месяц фиалок. Путник заснул на песчаном берегу бухты. Рано утром он проснулся, взглянул на горы и быстро, как юноша, вскочил на ноги. С предгорного холма спускалась стройная светозарная дева в венке из фиалок. Душа художника без колебаний, без вопросов воскликнула: «Это она!».

Настал месяц винограда. Площадь Красоты была заполнена народом. В глубине площади возвышались два огромных, одинаковой величины, прямоугольника, завешанных полотном. Возле одного стоял Дважды-Венчанный, возле другого — Единорог.

Старец в пурпуровом плаще указал палочкой на картину Дважды-Венчанного. Полотно скользнуло вниз. Высоко над толпой стояла спускающаяся с высоты, озарённая восходящим солнцем дева в венке из фиалок. Никто никогда ещё не видал в мире такой красоты. Юноши и мужи глядели на Фиалковенчанную, переносили взгляд на своих возлюбленных… Всеобщий вздох священной, великой тоски пронёсся над толпой.

Старец в красном плаще указал палочкой на вторую картину. Покров упал. На скамье, охватив колено руками, сидела и смотрела на толпу. Зорька. Раздался свист, крики, хохот. И вдруг стало тихо. Зорька смотрела перед собой. Едва заметная улыбка замерла на губах, в глазах был стыдливый испуг и блаженное недоумение перед огромным счастьем. Она вся светилась изнутри. Радостный, греющий свет лился от картины и озарял всё кругом. Каждому вспомнились лучшие минуты его любви…

Старый погонщик первым крикнул на всю площадь: «Да будет Единорог Трижды-Венчанным!».

Источники:

http://chitatelskij-dnevnik.ru/kratkoe-soderzhanie/veresaev/sostyazanie
http://nice-books.ru/books/proza/russkaja-klassicheskaja-proza/173318-vikentii-veresaev-sostyazanie.html
http://wiki.briefly.ru/%D0%A1%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8F%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector