1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В каких театрах идет гроза. После «Грозы

После «Грозы»

16 и 17 июня в БДТ имени Г. А. Товстоногова состоится премьера — спектакль Андрея Могучего «Гроза» по одноименной пьесе Александра Островского. Diletant.media решил вспомнить историю драмы. О первой постановке «Грозы» и реакции современников на пьесу расскажет Екатерина Астафьева.

Впервые «Гроза» Островского была поставлена на сцене Малого театра 16 ноября 1859 года. Премьера совпала с бенефисом актера Сергея Васильева, которому досталась роль Тихона. Некоторых героев играли люди, специально для которых драматург писал роли. Например, в Катерину перевоплотилась актриса Любовь Никулина-Косицкая, Кабаниху сыграла Надежда Рыкалова, а Варвара Бороздина даже подарила имя героине пьесы.

Публика была в восторге, пресса пестрела хвалебными рецензиями. Автор «Отечественных записок» Дудышкин писал: «В городке, в котором люди умеют богатеть, в котором непременно должна быть одна большая, грязная улица и на ней нечто вроде гостиного двора, и почётные купцы, о которых г. Тургенев сказал, что они «трутся обыкновенно около своих лавок и притворяются, будто торгуют» — в этаком-то городке, каких мы с вами видали много, а проезжали, не видав, ещё более, произошла та трогательная драма, которая нас так поразила».

«Гроза» в Петербурге

Вторая премьера «Грозы» состоялась 2 декабря 1859 года уже в Петербурге. На этот раз для зрителей распахнул свои двери Александринский театр. Публика восприняла спектакль благосклонно. Критики особенно отмечали Александра Мартынова, который раскрыл свой талант в роли Тихона. Евдокия Панаева, жена литератора Ивана Панаева, пишет в своих воспоминаниях: «Я была на первом представлении «Грозы» Островского. Мартынов так сыграл свою роль, что дух замирал от каждого его слова в последней сцене, когда он бросился к трупу своей жены, вытащенной из воды. Все зрители были потрясены его игрой. В «Грозе» Мартынов показал, что обладает также замечательным трагическим талантом». К сожалению, судьба актера оказалась трагична: летом 1860-го он скончался от чахотки.

Гликерия Федотова в роли Катерины, Малый театр, 1866

Спустя год после петербургской премьеры пьеса перешла в репертуар Мариинского театра, а оттуда — на провинциальные сцены. В 1860-м «Гроза» вышла в печать: сперва она появилась в журнале «Библиотека для чтения», а затем — отдельным изданием.

Многие знаменитые критики сочли своим долгом написать отзыв на драму Островского. В трех критических статьях, вышедших в «Современнике» в 1859—1860 годах, Николай Добролюбов рассматривает город Калинов как «темное царство». Он определяет главные правила драмы и затем выясняет, что в пьесе Островского большинство из них нарушено. Тем не менее автор считает, что «Гроза» — «самое решительное произведение Островского». О самом драматурге Добролюбов пишет: «Островский обладает глубоким пониманием русской жизни и великим уменьем изображать резко и живо самые существенные ее стороны».

Эскизы декораций Головина к «Грозе», 1916

Писарев против Добролюбова

С Добролюбовым полемизирует Дмитрий Писарев в статье «Мотивы русской драмы». То, что первый критик величественно именует «темным царством», второй называет попросту «семейным курятником», вспоминая известную поговорку «яйца курицу не учат». И тем более Писарев не считает Катерину «лучом света». Со свойственным ему скепсисом критик емко описывает поведение героини и суть пьесы: «Вся жизнь Катерины состоит из постоянных внутренних противоречий; она ежеминутно кидается из одной крайности в другую; она сегодня раскаивается в том, что делала вчера, и между тем сама не знает, что будет делать завтра; она на каждом шагу путает и свою собственную жизнь, и жизнь других людей; наконец, перепутавши все, что было у нее под руками, она разрубает затянувшиеся узлы самым глупым средством, самоубийством, да еще таким самоубийством, которое является совершенно неожиданно для нее самой».

Читать еще:  Балкарские традиции. История и традиции кабардинцев

«Гроза» на сцене Малого театра, 1962

Лестный отзыв можно найти в короткой статье Ивана Гончарова, который ко времени премьеры служил цензором. Писатель замечает: «Не опасаясь обвинения в преувеличении, могу сказать по совести, что подобного произведения, как драмы, в нашей литературе не было. Она бесспорно занимает и, вероятно, долго будет занимать первое место по высоким классическим красотам». Гончаров обращает отдельное внимание на язык действующих лиц — «художественно верный, взятый из действительности, как и самые лица, им говорящие».

В статью «После «Грозы» сложились письма критика Аполлона Григорьева к Ивану Тургеневу. Григорьев рассматривает пьесу как произведение народного поэта. Об Островском он пишет: «Островский прежде всего драматург: ведь он создает свои типы не для г. -бова (Добролюбова, прим. «Дилетанта»), автора статей о «Темном царстве», — не для вас, не для меня, не для кого-нибудь, а для массы, для которой он, пожалуй, как поэт ее, поэт народный, есть и учитель, но учитель с тех высших точек зрения, которые доступны ей, массе, а не вам, не мне, не г. -бову, с точек зрения, ею, массой, понимаемых, ею разделяемых».

«Гроза» двух столиц

Когда два ведущих театра обращаются к одному классическому произведению, это редко бывает случайностью. В 2017 году «Гроза» Андрея Могучего получила «Золотую маску» за лучшую режиссуру, а Евгений Марчелли поставил на сцене Театра наций «Грозугрозу» с Юлией Пересильд в главной роли. О сходстве и различиях двух эпохальных «Гроз» размышляет театральный критик Дарья Андреева

Поделиться:

«Сноб» номинирует «Грозу» Андрея Могучего на премию «Сделано в России» в категории «Культура». Осенью 2017 года наши читатели смогут принять участие в голосовании и выбрать победителей премии

«Гроза» в БДТ

Могучий поместил «Грозу» во вневременное условное пространство русского мира. Язык Островского он состарил, вложив в уста персонажей какое-то труднопонимаемое на слух наречие, на котором вполне могли бы говорить люди лет так триста назад. Точно до века Островского. Разыгрываемое действо — вариант площадного, балаганного театра.

Но языковыми экспериментами Могучий не ограничился. Композитор Александр Маноцков переложил текст пьесы на музыку: рэп у него соседствует с оперными ариями, напевные частушки — с молитвой. Каждому персонажу отведена своя музыкальная линия, но расслышать в этом многоголосье внятную человеческую речь практически невозможно. А художник Вера Мартынов перекрыла черный каркас сцены меняющимися занавесами, выполненными в палехской технике. Они иллюстрируют весь спектакль. Сцена напоминает шкатулку, крышка которой то открывается, то закрывается. Еще в ней есть золотой «язычок» — длинный черный помост, обрамленный золотыми подсвечниками, — он как будто вклинивается в первые ряды партера. Из шкатулки на авансцену персонажи выкатываются на больших черных помостах, словно говорящие куклы, которые приводятся в движение специальным механизмом.

Фото предоставлено пресс-службой Спектакль «Гроза»

Одеты они во все черное — черные сюртуки и мундиры, плащи и рубахи, на головах — кокошники, треуголки. В глубине сцены появляются силуэты животных, разглядеть их трудно: только тогда, когда черноту сцены озаряют вспышки молний, зритель видит подвешенные вверх тормашками лошадиные туши. Всполохам молний вторят удары установленного сбоку от сцены барабана, имитирующего раскаты грома: человек в черном цилиндре отмеряет зловещий ритм спектакля. Вот такой страшный лубочный мир, населенный то ли людьми, то ли марионетками.

Читать еще:  Биография джона леннона. Тайная жизнь джона леннона

Кабаниха (Марфа Игнатова) — злющая «королева» всего этого царства, ее слушаются беспрекословно абсолютно все. Феклуша (Мария Лаврова) — и того похлеще, просто бешеный пес. Она держит на привязи свою прислужницу, в зубах у нее — сигарета, на ногах — черные солдатские сапоги, у нее прокуренный, грудной бас, своими рассказами о конце света и о людях с песьими головами она доводит бедную Глашку (Алена Кучкова) чуть ли не до обморока. В «народной» мудрости по Могучему содержится грозное предзнаменование распада, вот куда ведет скудоумие и глупость — прямиком в преисподнюю.

Фото предоставлено пресс-службой Спектакль «Гроза»

Другую «песню» поет Борис (Александр Кузнецов) — профессиональный оперный певец, баритон, — при каждом его появлении на сцену выкатывается рояль, и он начинает выводить рулады, усыпляя зрителя своей искусственной, деланой добротой. Ему пытается вторить Катерина (Виктория Артюхова), но это ей совсем не удается. Наградив свою героиню песнями-молитвами, одев в красное платье в пол, режиссер сделал из нее даже не барышню-крестьянку, а такую бедную Лизу. При любой ее попытке петь в унисон со своим возлюбленным, она срывается, начинает проговаривать текст — никакой стройной мелодии вывести она просто не в силах.

Спектакль Могучего — это большая «музыкальная шкатулка», внутри которой люди-марионетки пытаются исполнять свои мелодии. Их действия полностью автоматизированы, но механизм вот-вот сломается, а яркая расписная крышка захлопнется.

«Грозагроза» в Театре наций

Перед зрителем спектакля Евгения Марчелли — открытое, незамкнутое пространство. Сценограф Игорь Капитанов установил по центру небольшой квадратный бассейн, над ним повесил зеркало: в этом зеркале отражаются плавающие в бассейне русалки, прыгающая туда время от времени Катерина, в нем же любовники охлаждают свой пыл.

Фото: архив Театра наций Спектакль «Грозагроза»

Еще до начала спектакля зритель, изучивший программку, знает, что роли Тихона и Бориса отданы одному и тому же актеру — Павлу Чинареву. Особой разницы между этими двумя героями по Марчелли нет: один — безвольный тихий покорный сын Кабанихи, другой — на первый взгляд более мужественный, красавец-сердцеед, но на деле такой же безвольный и не способный к решительным поступкам. Не случайно он постоянно ходит в окровавленных одеждах, снося побои Дикого (Виталий Кищенко), безропотно отказывается от своей Катерины и бросает ее на произвол судьбы. Зачем Марчелли понадобилось соединить этих двух персонажей в одном лице? Наверное, для того, чтобы на их бледном фоне еще ярче смотрелись женские образы. Роль Катерины как будто создана для Юлии Пересильд. При первом появлении на сцене в свите Кабанихи, закутанная с головы до пят в невзрачные одежды, она кажется совсем потухшей — ни один мускул не дрогнет на ее бледном лице. Но как только уходит свекровь, Катерина скидывает с себя серо-коричневое пальто. Доверившись Варваре (Юлия Хлынина) и рассказав ей о своей любви к Борису, она постепенно оживает. Быстрая, стремительная, непредсказуемая. Она носится по сцене как угорелая, широко раскинув руки. И так и будет кипеть в ней эта жизнь до самой последней минуты. Катерина, провожая Тихона в дорогу и не слушая грозные наставления свекрови о женской покорности, вдруг берет и закуривает сигарету — поступок смелый настолько, что оторопелые наблюдатели этой сцены закуривают тоже, даже Кабаниха. Потом Катерина ринется на свидание с Борисом и целиком отдастся страсти. Когда придет час прощания, два избитых — то ли родными, то ли еще кем — любовника сольются в прощальном поцелуе, смазывая кровь слезами, переплетаясь руками и ногами. Но Катерина уже не смирится со своей судьбой. Она восстанет против плена и бросится в пляс, в смертельный танец, и закружит по берегам Волги: «Да, отчего люди не летают как птицы?»

Читать еще:  Лихачев Дмитрий Сергеевич. Биографическая справка

Не уступает ей по темпераменту и ее антагонистка Кабаниха (эта роль отдана жене Евгения Марчелли, актрисе Анастасии Светловой). Она играет совершенно обезумевшую от любви к сыну женщину, готовую перегрызть глотку любому, кто посягнет на него. В ней кипят дикие страсти. Одета она словно прима варьете: в роскошные блестящие одежды, на ногах — обувь на высоченных каблуках. Ее дочь Варвара — уменьшенная копия мамаши (даже в одежде она явно берет с нее пример, напяливая на себя вызывающие платья и щеголяя на каблуках), правда, еще непонятно, по какому пути она пойдет — из нее вполне может вырасти вторая Катерина.

На сцене «Современника» разразилась «Гроза» 16+

На сцене московского театра «Современник» поставили самую хрестоматийную пьесу русской драматургии — «Грозу» Островского.
16+

На сцене московского театра «Современник» поставили самую хрестоматийную пьесу русской драматургии — «Грозу» Островского.

За 48 лет существования «Современник» ни разу не обращался к драматургии Островского. Его «Гроза» надоела всем еще в школе. Поэтому была необходима определенная доля смелости, чтобы представить этот спектакль современному зрителю, сообщает телекомпания НТВ.

Ради спектакля в театре завели голубей и отстроили огромную декорацию — четыре этажа, дом в разрезе. Из-за строительства этой 12-тонной конструкции выход спектакля задержали на три месяца. Как рассказала художественный руководитель театра Галина Волчек, ей давно хотелось, чтобы в «Современнике» был Островский, «но открытый какими-то новыми отмычками».

Новые отмычки нашлись у Нины Чусовой. Ее постановки хвалят, иногда ругают, но не оставляют без внимания. «Гроза» в «Современнике» привлекает внимание даже афишей, на которой в названии трагедии вписан символ анархии.

Нина Чусова, режиссер-постановщик : «Я уже понимаю, что начинаю пугать людей, что там всё изменено, какие-то авангардные штучки ради просто авангардных штучек. Нет, на самом деле мы искали содержание. Просто из простой драмы эта пьеса превратилась в такой миф, понимаете, или в притчу».

Чусова, по ее словам, пьесу Островского «перемонтировала». Финальный монолог «Почему люди не летают, как птицы», Катерина произносит в начале спектакля, а в конце звучит монолог Снегурочки. В спектакле нет ни Волги, ни мещанского быта, ни пейзажных декораций. Ничего, что могло бы напомнить урок литературы в школе. А ведь чаще всего учителя водили класс в театр именно на Островского — поведут ли теперь?

Сварливая свекровь в исполнении Елены Яковлевой получилась молодой, и домострой в ее руках выглядит усмирением, скорее, собственной плоти.

Предыдущее сотрудничество Чулпан Хаматовой и Нины Чусовой принесло актрисе золотую маску за роль в спектакле «Мамапапасынсобака». Катерина, по замыслу Чусовой и в исполнении Хаматовой, не сентиментальная молодая жена, как у Островского, а категоричная максималистка. По словам Хаматовой, образ Катерины ей помогли воссоздать два фильма — «Прирожденные убийцы» и «Пролетая над гнездом кукушки».

«Гроза» в «Современнике» — это жесткая современная история. Неистовая страсть оборачивается трагедией. В этом режиссер не стал изменять замысел драматурга. Такая вот любовь и голуби.

Источники:

http://diletant.media/articles/29383974/
http://snob.ru/selected/entry/127887/
http://www.ntv.ru/novosti/43348/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector