1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Томас Карлейль (также Карлайл, англ. Thomas Carlyle)

Карлейль, Томас

То́мас Ка́рлейль (также Ка́рлайл [1] , англ. Thomas Carlyle , 1795—1881) — британский писатель, публицист, историк и философ шотландского происхождения, автор многотомных сочинений «Французская революция» (1837), «Герои, почитание героев и героическое в истории» (1841), «История жизни Фридриха II Прусского» (1858-65). Исповедовал романтический «культ героев» — исключительных личностей вроде Наполеона, которые своими делами исполняют божественное предначертание и двигают человечество вперёд, возвышаясь над толпой ограниченных обывателей. Известен также как один из блестящих стилистов викторианской эпохи.

Содержание

Начало деятельности

Родился в простой крестьянской семье; предназначаемый своими родителями-строгими кальвинистами к духовной карьере, в 14 лет поступил в Эдинбургский университет. Не желая быть священником, он по окончании курса в университете стал учителем математики в провинции, но скоро вернулся в Эдинбург. Здесь, живя на случайный литературный заработок, он некоторое время усиленно занимался правом, готовясь к адвокатской деятельности; но и это он быстро забросил, увлекшись немецкой литературой.

Сочинения о немецкой литературе

Перевод Гётевского «Вильгельма Мейстера» в 1824 г. и «Жизнь Шиллера» в 1825 г. были первыми крупными работами Карлейля; за ними последовали критические разборы и переводы из Жан-Поля

Книга о французской революции. Историко-философские взгляды

Такой же оригинальностью, как и эти произведения, отличается «История французской революции» («French Revolution, a history», 1837), едкий памфлет «Чартизм» (1839), лекции о героях и героическом в истории («On Hero worship», 1841) и историко-философские размышления «Past and present» (1843).

Не подходя ни к одной из установившихся политических партий, Карлейль чувствовал себя одиноким и думал некоторое время об издании собственного журнала для проповеди своего «верующего радикализма». Все указанные произведения Карлейля проникнуты стремлением свести прогресс человечества к жизни отдельных выдающихся личностей-героев (согласно Карлейлю, всемирная история есть биография великих людей), положить в основу цивилизации исключительно нравственный долг; его политическая программа ограничивается проповедью труда, нравственного чувства и веры. Утрированная оценка героического в истории и недоверие к силе учреждений и знания привели его к формальному культу прошедших времен, более благоприятных для героических людей. Взгляды его ярче, чем где-либо, сказались в двенадцати «Памфлетах последних дней» («Latter-day pamphlets», 1858); здесь он смеется над эмансипацией негров, над демократией, филантропией, политико-экономическими учениями и пр. Не только прежние враги после этих памфлетов негодовали на Карлейля, но и многие поклонники перестали его понимать.

Другие исторические сочинения

На протяжении 40-х годов взгляды Карлейля менялись в сторону консерватизма. Постепенно в работах Карлейля критика капитализма звучала все глуше, а его высказывания, направленные против выступлений народных масс,— все резче. В книге «Прежде и теперь» он рисовал идиллические картины средневекового общества, где якобы царили простые благородные нравы, добрый монарх обеспечивал благополучие и свободу подданных, а церковь пеклась о высоких моральных ценностях. Это была романтическая утопия, сближавшая Карлейля с феодальными социалистами. Из всех сочинений Карлейля наибольшее историческое значение имеет «Letters and Speeches of Oliver Cromwell» (1845-46), с комментариями; последние далеко не беспристрастны к «герою» Кромвелю. Карлейль по-новому показал роль Кромвеля в истории страны, в частности, его заслуги в возвышении морского могущества Англии и в усилении ее международного престижа. Работа носила для своего времени новаторский характер. Английские историки до того времени игнорировали этого деятеля, видя а нем только «цареубийцу» и «тирана». Карлейль сделал попытку вскрыть подлинные мотивы и значение государственной деятельности Кромвеля. Он пытался понять и характер самой революции, но исходил из того, что Английская революция, в отличие от Французской, носила религиозный характер и не имела «земных целей». Самое обширное сочинение Карлейля — «History of Frederick II» (1858-65), заставившее его предпринять путешествие в Германию; при многих блестящих качествах оно страдает большою растянутостью. Карлейль воспевает этого «короля-героя» и восхищается порядками крепостнической Пруссии. В 1847 г. появились его «Исторические и критические опыты» (сборник журнальных статей), в 1851 г. — биография его друга юности, поэта Стерлинга. С 1868 до 1870 г. Карлейль был занят изданием полного собрания своих сочинений («Library edition», в 34 т.). За этим изданием последовало на следующий год дешевое издание «People’s edition», которое много раз было повторено. Далее он напечатал ряд очерков под заглавием «Первые норвежские короли» (1875). В 1866 г. Карлейля предложили почетное место ректора Эдинбургского университета; кроме этого места, он никогда не занимал никакой должности, всю жизнь оставаясь только писателем. Во время франко-прусской войны он стал на сторону Пруссии и горячо и искренне отстаивал её дело в своих письмах в «Times», изданных и отдельно (1871). Он умер в 1881 году.

Карлейль и нацизм

Английский философ Томас Карлейль (1795–1881) был одним из тех, кто вернулся к идее выдающейся роли личностей, «героев» в истории. Одно из самых известных его произведений, оказавших очень сильное влияние на современников и потомков, так и называлось – «Герои и героическое в истории» (1840, рус. пер. 1891; см. также: Карлейль 1994). Согласно Карлейлю, всемирная история есть биография великих людей. Карлейль и сосредоточивается в своих работах на тех или иных личностях и их роли, проповедует высокие цели и чувства, пишет целый ряд блестящих биографий. О массах он говорит гораздо меньше. По его мнению, массы нередко только орудие в руках великих личностей. По Карлейлю, существует своего рода исторический круг, или цикл. Когда героическое начало в обществе ослабевает, тогда наружу могут вырваться скрытые разрушительные силы массы (в революциях и восстаниях), и они действуют, пока общество вновь не обнаружит в себе «истинных героев», вождей (таких как Кромвель или Наполеон). Подобный героический подход, несомненно, привлекал внимание к роли личностей, ставил (однако не решил) задачу раскрытия причин колебаний этой роли в истории. Но он имел слишком очевидные изъяны (помимо несистематического изложения): рассматривались только «герои», общество жестко делилось на вождей и массу, причины революций сводились к социальным чувствам и т. п. [2]

Взгляды Карлейля в чём-то предвосхитили воззрения Ницше с его культом сверхчеловека, а через него — Гитлера и других фашистских идеологов. Так, профессор Чарльз Сароли в своей профашистской статье 1938 года «Был ли Карлейль первым нацистом?», пытается ответить на этот вопрос утвердительно в журнале «Anglo-German Review»:

Нацизм — не немецкое изобретение, изначально он возник за границей и пришел к нам именно оттуда… Философия нацизма, теория диктатуры были сформулированы сто лет назад величайшим шотландцем своего времени — Карлейлем, самым почитаемым из политических пророков. Впоследствии его идеи были развиты Хьюстоном Стюартом Чемберленом. Нет ни одной основной доктрины… нацизма, на которых основана нацистская религия, которой не было бы… у Карлейля, или у Чемберлена. И Карлейль и Чемберлен… являются поистине духовными отцами нацистской религии… Как и Гитлер, Карлейль никогда не изменял своей ненависти, своему презрению к парламентской системе… Как и Гитлер, Карлейль всегда верил в спасительную добродетель диктатуры. [3]

Читать еще:  Романтическая эпоха. Романтизм в литературе

Бертран Рассел в своей книге «История Западной философии» (1946) утверждал: «Следующий шаг после Карлейля и Ницше — Гитлер.»

Известный историк Мануэль Саркисянц в своей книге «Английские корни немецкого фашизма» [4] посвятил вопросу о влиянии Карлейля на развитие нацистских идей отдельную главу [5] .

Томас Карлейль: биография, книги

Английский публицист, философ и историк, он выдвигал концепцию «культа героев». По его мнению, единственных творцов истории. Его теорию подвергали сомнению еще во времена написания. Что уж говорить о настоящем времени. Но, несмотря на переменчивость мировоззрения и философии автора, идейно-тематическую составляющую многих его романов можно считать поистине революционными.

Томас Карлейль. Биография

Томас старший из девяти детей каменотеса Джеймса Карлейля и Маргарет Эйткен. Родился 04.12.1795 года в деревне Экклефечан, Дамфрисшир, в Шотландии. Отец его был строгий, вспыльчивый пуританин, человек необыкновенной честности и силы характера. От него Томас перенял способ мышления и правила поведения, повлиявшие на его жизненную философию.

С пяти до девяти лет мальчик учился в сельской школе. Затем в школе Аннана, где проявил способности к математике. Томас прекрасно знал латынь и французский язык. Задавшись целью стать в будущем министром, он в 1809 году поступает в Эдинбургский университет.

В 1814 году Карлейль оставил эти мысли и занялся изучением математики. Но в конечном итоге увлекается немецким языком, много читает за пределами учебной программы и в 1816 году переходит в школу Керколди. Там встречает старого знакомого по школе Аннана, теперь уже школьного учителя, Эдварда Ирвинга. Между молодыми людьми завязалась крепкая дружба, продолжавшаяся до самой смерти Ирвинга.

Томас Карлейль был гением, но эгоистичным и самоуверенным, он не знал смысла истинной любви. В его глазах жена — это повар, экономка, женщина, готовая пожертвовать всем ради его таланта. В те годы Томас увлекся дамой из хорошей семьи Маргарет Гордон, ради нее остался в Керколди еще на два года.

Возможно, именно Маргарет составила бы ему подходящую партию. Но ему было суждено жениться на женщине, которая сама была гениальной.

Встреча с Джейн Уэлш

Перед отъездом в Лондон Ирвинг знакомит Карлейля с Джейн Бейли Уэлш, дочерью хирурга Джона Уэлша. Она была красивой, хрупкой, благовоспитанной девушкой. Хорошо образованная, с блестящим чувством юмора, она отличалась ненасытной жаждой к знаниям. Отец поощрял и всегда поддерживал свою дочь.

Он познакомил ее с блестящим ученым Эдвардом Ирвингом, который давал ей частные уроки. Учитель и ученица влюбились друг в друга с первого взгляда. Но эти отношения были безнадежны, так как Ирвинг был уже помолвлен. И, как он ни старался, ни невеста, ни ее отец не освободили его от данных обещаний. Он вынужден был жениться.

Джейн же тем временем обратилась за утешением к литературе. И Ирвинг познакомил ее с писателем, человеком бедным, без славы. Но, по убеждению Эдварда, обладающему талантом и призванному светить на небосводе искусства.

Среди многочисленных поклонников Джейн грубоватый Томас производил неприятное впечатление. Он был странным, грубым и властным. Томас Карлейль сразу проникся к девушке теплыми чувствами. И его любовь пробудила в ней интерес. Но не больше этого. Джейн даже поклялась себе, что ни за что не выйдет за него замуж.

Джейн восхищалась тем, как виртуозно Карлейль владел немецким языком. Она попросила его позаниматься с ней. Вскоре Карлейль вернулся в Эдинбург и между ними завязалась переписка. Уроки немецкого по почте, конечно, необычный способ ухаживания. Но Карлейль был уверен, что это единственный путь к сердцу Джейн.

Она же в своих посланиях писала, что всегда будет ему преданным, верным другом, но женой не станет никогда. Судьба распорядилась иначе. Однажды Эдвард Ирвинг проговорился общей знакомой о своей безнадежной любви к Джейн.

И Джейн, отчасти назло Ирвингу, отчасти, чтобы пресечь разговоры, что она испытывает чувства к женатому мужчине, позволила объявить о ее помолвке с Карлейлем. В 1826 году они поженились и уехали жить в Комели Банк (Эдинбург).

Личная жизнь

Несколько первых месяцев их совместной жизни были счастливыми. Comely Bank был в пределах досягаемости цивилизации. Джейн имела возможность общаться со своими знакомыми. И Карлейль, несмотря на полное и эгоистичное поглощение работой, проявлял уважение к ее чувствам и интересам.

Но когда они переехали в Craigenputtock, где провели шесть лет, Джейн осознала весь ужас своего положения. Томас Карлейль был равнодушен к целям и интересам других. Он не осознавал и не обращал внимания на душевные страдания своей жены.

И трудно представить, что образованная и талантливая девушка, исполненная радости к жизни, смогла похоронить себя в этой унылой местности. Но Джейн терпела все лишения ради того, чтобы Томас мог спокойно работать.

Она сама шила себе платья, когда семья была стеснена в средствах, готовила ему еду, так у него был больной желудок. Да и позволить себе держать прислугу они не могли.

Джейн старалась собрать в своем доме людей, которые ценили талант ее мужа. Терпела ухаживания светских львиц за ее мужем. Но самым удивительным в этой женщине было то, что она не пыталась изменить характер мужа. Она принимала его таким, каким он был.

Публицистика

Творческую деятельность Карлейль начал с написания статей для Эдинбургской энциклопедии. Статьи не имели особых заслуг, но приносили небольшой доход. В 1820 г. и 1821 г. он посещает в Глазго Ирвинга и надолго задерживается на новой ферме своего отца в Мэнхилле.

В 1821 году Карлейль испытал духовное возрождение, которое сыграло роль в создании Sartor Resartus. В этом же году Карлейль следует за Ирвингом в Лондон. Еще в школе Керколди у Томаса начались сильные желудочные боли, которые мучили его всю жизнь. Он занимается своим здоровьем, лечит желудок. Затем ненадолго уезжает в Париж.

С весны 1823 года Томас Карлейль является наставником Чарльза и Артура Буллеров, сначала в Эдинбурге, затем в Дункельде.

В это же время он занимается переводами с немецкого языка. «Жизнь Шиллера» публиковалась в лондонском журнале небольшими частями в течение 1823-1824 гг. Отдельным томом работа была издана в 1825 году. Следом Карлейль переводит работу И. В. Гете «Годы учения Вильгельма Мейстера». Она также была издана отдельной книгой.

В 1825 году он возвращается в Шотландию на ферму своего брата и работает над немецкими переводами.

Литературные работы

Карлейль работает в качестве автора в «Эдинбургском обозрении». В 1827 году публикует две важные статьи: «Рихтер» и The State of German Literature. «Обозрение» также опубликовало два проницательных очерка о Гете. И между Карлейлем и великим немецким писателем завязалась сердечная переписка.

Читать еще:  Звездные войны зомби комикс читать. "Звёздные Войны

Гете написал рекомендательное письмо для Томаса на кафедру философии в Сент-Эндрюсский университет. Другую рекомендацию отправил в новый университет Лондона. Но обе попытки трудоустройства оказались неудачными. И нелюбивший городского шума Карлейль решил перебраться в сельскую местность.

До 1834 года Томас ведет отшельническую жизнь. Он полностью посвящает себя написанию эссе, а его талантливая жена страдает в сельской глубинке от одиночества. Фрэнсис Джеффри, редактор «Эдинбургского обозрения», который думал о Карлейле как о своем преемнике, делает ему выгодное предложение о сотрудничестве. Но Томас отказывается.

В августе 1833 года Карлейля посещает молодой Ральф Эмерсон. Его любезно приняли и впоследствии он стал лучшим другом семьи.

Первая крупная работа

«Сартор Ресартус» публиковался в журнале Fraser’s частями в течение десяти месяцев 1830 года. Позже этот труд будет издан в книжном формате. Sartor Resartu – иронический, пародийный трактат, в котором автор описывает жизнь несуществующего профессора Тейфельсдрека с несуразным и непристойным прозвищем.

В шутливой форме автор критикует в своем произведении политику, искусство, религию и общественную жизнь. В иносказательной форме он пишет о нищете и роскоши – двух полюсах действительности Англии того времени. Это повествование еще интересно тем, что в ней автор высказывает дорогие для него мысли о значении биографии знаменитых людей.

Здесь Карлейль Томас затрагивает и филологические вопросы. Рассуждения автора о природе языка явно навеяны работами немецких лингвистов. Уделяет внимание природе и значениям символов. В этих вопросах также прослеживается влияние немецкого идеализма.

Его труд был пропитан удивительной, юмористической энергией, моральной силой. Работа была «разгромлена» прессой, и вплоть до 1838 года его не издавали отдельной книгой. Теперь этот роман в числе самых значительных работ Карлейля. Другие его заметные работы того времени – это эссе о Вольтере, Новалисе и Рихтере – публиковались в Foreign Review.

После безрезультатных обращений в университеты Лондона и Эдинбурга в январе 1834 года Карлейль решил основательно устроиться в Лондоне. Борьба за существование в этот период была особенно тяжелой. Случилось это из-за отказа заниматься журналистской работой, даже на предложение The Times о работе Карлейль ответил отказом. Вместо этого он начал работать над «Французской революцией».

Величайшая работа Карлейля

Весной 1835 года важную и значимую для истории работу написал Карлейль Томас. «Французская революция» — произведение, которое было признано литературными критиками одним из значимых. Первую рукопись Карлейль отдал для обработки философу Дж. Миллу.

Но по невнимательности последнего рукопись попала в руки его неграмотной экономки, которая сочла это макулатурой и сожгла рукопись Карлейля. Милл был безутешен. Карлейль же предельно стойко пережил потерю и вел себя благородно, с трудом приняв от Милла небольшую денежную компенсацию в 100 фунтов стерлингов.

«Французская революция» была переписана и в январе 1837 года опубликована. Эта работа была признана одним из самых передовых сочинений того времени и укрепила репутацию Карлейля. Но продавался этот фундаментальный труд довольно медленно, и Карлейлю приходилось читать лекции, чтобы обеспечить семью. Поселившись в Лондоне, Карлейль проделал огромную работу, постепенно создавая себе литературную славу, которая потом стала всемирной.

В этой работе Карлейль пишет о французской революции и ее влиянии на общественно-политическую жизнь Европы. Карлейль ставит в центр повествования личности, отрицая при этом важность объективных причин в развитии человечества.

Неизбежность падения монархии, которая неспособна управлять народом, требующего перемен, — именно об атмосфере Франции рассказывает Томас Карлейль. Французская революция, история, предпосылки, приведшие к этому значимому событию, автор раскрыл в своем произведении полно и разносторонне.

В сороковых годах он уже стал популярен среди литераторов, аристократии и государственных деятелей. Он обзавелся влиятельными и известными друзьями. Среди них были Тиндалл, Пил, Гроте, Раскин, Монктон Милнес и Браунинг. Близким другом Карлейля был священник Джон Стерлинг. Карлейль отразил это в своем произведении «Жизнь», опубликованном в 1851 году.

Произведения Карлейля

В литературе Карлейль все больше отдалялся от демократических идей. Например, работа «Прошлое и настоящее». Томас Карлейль в произведениях «Чартизм» и «Кромвель» также развивал тезисы о сильном и беспощадном правителе, которому бы все повиновались. В «Памфлетах последних дней», куда входит и «Статуя Хадсона», вылилось все его презрение к филантропическим и гуманитарным тенденциям.

Последним сильным трудом Карлейля была шеститомная история Пруссии «Фридрих Великий». Работая над книгой, он два раза (в 1852 и 1858 годах) побывал в Германии, пересмотрел огромное количество материала. Первые два тома, которые вышли осенью 1858 года, были восприняты как шедевр. Остальные тома вышли в 1862-1865 годах.

Осенью шестьдесят пятого года Карлейль был избран ректором Эдинбургского университета. В это же время он узнал о внезапной кончине своей жены. С этого момента начинается постепенный упадок в творчестве. Осенью 1866 года он присоединяется к комитету по защите губернатора Эйра, которого обвиняли в жестокости подавления восстания.

В следующем году Карлейль написал трактат Shooting Niagara против Закона о реформе. В войне 1870-1871 годов он встал на сторону прусской армии. В 1874 году он был награжден прусским орденом Pour le Merite и в том же году он отказался от Большого Креста Ордена Бани и пенсии. Умер Карлейль 4 февраля 1881 года и был похоронен в Экклефечане.

Наследие Карлейля включает тридцать томов исторических и публицистических работ. После смерти своей супруги Джейн в 1866 году он не создал ни одного значительного труда.

Философские взгляды

Как и характер Карлейля, так и его философия, полны противоречий. Благородный и преданный своим идеалам, он в то же время был грубым и недружелюбным к другим людям.

Его современники утверждают, что Карлейль был нелюдимым, необщительным человеком. Его любовь к жене была глубокой, но для нее жизнь с ним была тяжелой. Карлейль презирал филантропию и либеральное законодательство, но все больше восхищался деспотизмом. В его учении не было никакого связного философского содержания.

Карлейль был слеп к величайшему феномену того времени – подъему науки, оскорбительно отзывался о Дарвине. Его осуждению подвергалась и формальная экономика.

Теологическое мировоззрение Карлейля трудно определить: ему чужды были какие-либо ортодоксальные вероучения, но в то же время он осуждал атеизм. Его главным догматом было – поклонение силе. Начав как радикал, стал презирать демократический строй и все чаще превозносить необходимость сильного и сурового правительства Томас Карлейль.

Книги автора познакомили читателей не только с Германией, но и выступили против буржуазии в те годы, когда вкусы и идеи ее подчинили себе литературу того времени. Поэтому в литературе Карлейль был пионером — его рассуждения носили порой революционный характер. В этом и заключалась историческая заслуга автора.

О писателе

Информация

Биография

Томас Карлейль (Карлайл) родился 4 декабря 1795 года в Эклфехане (Шотландия) в семье каменщика и фермера. Начальное образование получил в Эклфехане и в частной школе шотландского города Эннан. В 1809 году он поступил в Эдинбургский университет, где готовился
к духовной карьере, но вместо этого получил ученую степень по математике и после окончания университета с 1814 года был учителем в Эннане, затем в Кирколди. В 1818 году Томас Карлейль вернулся в Эдинбург для изучения права, однако больше внимания уделял немецкому языку, истории и философии. В 1820 Карлейль окончательно отказался от карьеры священника, юриста и учителя и решил зарабатывать на жизнь литературным трудом. В 1824 году он…

Читать еще:  Что такое цивилизация в истории. Понятие цивилизации

Томас Карлейль (Карлайл) родился 4 декабря 1795 года в Эклфехане (Шотландия) в семье каменщика и фермера. Начальное образование получил в Эклфехане и в частной школе шотландского города Эннан. В 1809 году он поступил в Эдинбургский университет, где готовился
к духовной карьере, но вместо этого получил ученую степень по математике и после окончания университета с 1814 года был учителем в Эннане, затем в Кирколди. В 1818 году Томас Карлейль вернулся в Эдинбург для изучения права, однако больше внимания уделял немецкому языку, истории и философии. В 1820 Карлейль окончательно отказался от карьеры священника, юриста и учителя и решил зарабатывать на жизнь литературным трудом. В 1824 году он опубликовал жизнеописание Шиллера и ряд переводов, жил в Эдинбурге и на ферме жены, зарабатывал на жизнь журналистикой. В 1834 году Карлейль опубликовал роман «Сартор Резартус. Жизнь и мнения профессора Тейфельсдрока», написанный в духе немецкого романтизма и классического идеализма, которые вообще оказали сильное влияние на мировоззрение писателя. В этом философско-публицистическом романе выразилась суть карлейлевской философии: современный мир «вывихнут», ибо для решения своих проблем он избрал методы научного рационализма, вместо того чтобы возродить к жизни истину духа.

С 1834 года Томас Карлейль постоянно жил в Лондоне, выпуская книги, очерки, беседы и письма. В 1837 появилось лучшее историческое сочинение Карлейля — «История французской революции». В нем, наряду с оправданием свержения народными массами абсолютистского строя, уже намечается крайне субъективистская идеалистическая концепция «культа героев», развернутая в цикле лекций «Герои, почитание героев и героическое в истории» (1842). Среди других работ Карлейля — книга «Теперь и прежде»(1843), «Письма и речи Оливера Кромвеля» (1845-1846), «Современные памфлеты» (1850), «Жизнь Джона Стерлинга» (1851), «История Фридриха Второго Прусского» (1858-1865). К концу жизни, став знаменитым, Томас Карлейль отказывался от почестей, в том числе от дворянского титула и пенсиона. Умер он в Лондоне 5 февраля 1881 года, и его «Мемуары» увидели свет после смерти автора.

Книги

Ссылки

Рецензии

Любопытная книга. Можно сказать авторский взгляд на события Французской революции, о которых достаточно подробно рассказывается. В отличии от классических исторических трудов здесь нет ссылок на исторические документы, труды других историков и т.п., только рассказ автора, местами не совсем точный. Мне это чем-то напомнило творения Радзинского. Периодически рассказ прерывают отступления, выражающие авторские отступления, выражающие его философские взгляды.
Учитывая время написания этого труда, рискну предположить, что одной из целей автора было рассказать к чему может привести негибкость в социально-классовых отношениях.
Не могу сказать, что книга не понравилась, и я зря потратил много времени, но от оценки я воздержусь.

Со слезами на глазах расстаюсь с Карлейлем. Слезами не грусти и не радости — облегчения. Я его добила. И ведь не то чтобы он был плох, напротив, кое-где вообще так прекрасен. Я давно не видела англичан, пишущих с таким пылом, такой страстью, даже в художественной литературе, что же говорить об «исторической» в понимании того времени, когда была написана «Великая французская революция».

Промучилась с этой книгой так долго, что, честно говоря, понятия бы не имела, о чем в начале речь шла, если бы о событиях нельзя было где-то еще прочитать. Карлейль пишет так, что голова идет кругом от воодушевления, метафор и прочего высокого штиля. От субъективности. Впрочем, не будь субъективности, вряд ли бы так впечатляюще были бы выписаны отдельные эпизоды.

В первый раз меня ударило по голове во время военных действий, герцога Брауншвейгского и Дюмурье, Вальми и всего тому подобного. Это при том, что военные эпизоды мне традиционно тяжело даются. А тут — понесло, вместе с кавалерией и Карлейлем, чье перо не поспевает за мыслью, как язык Демулена не поспевал за его мозгом. Затем было тягучее, трагичное голосование за казнь Людовика, где каждое слово как будто густыми чернилами медленно ударялось о бумагу и оставляло темные пятна. Если кому-то хочется осознать, какую силу может иметь многократно повторенное на сотню ладов ‘La mort!’, вдруг из слов перешедшее в осязаемую реальность, — вам сюда. Этому эпизоду вторит и смерть Марии-Антуанетты, но уже как далекое эхо.

Убийство Марата по традиции опять же выглядит ярким эпизодом на фоне всего происходящего вокруг — можно забыть Конвенты, и Ассамблеи, разъезды короля туда и разъезды короля сюда, декрет такой и закон такой, а про Шарлотту Корде как-то забыть не получается. Здесь тоже не получилось, да и за время ее предсмертной поездки в тележке Карлейль успел спеть мощную осанну знаменитой гражданке из рода Корнеля. То же самое с Дантоном — любил Карлейль Дантона, что уж там, как мало кого из своих исторических подопечных любил. Сцену казни, конечно, можно описать фразой «Здравствуй, дорогой Дантон! Ну и ты, Камиль, тоже заходи». В любом случае лучше, чем хорошо, но тщетно скрываемое облегчение от гильотинирования зеленолицего.

К слову, зеленолицему от Карлейля досталось просто неприлично много оплеух по простреленной челюсти. Меня передергивает, конечно, от идеи Верховного существа и сопутствующего ей праздника, а также небесно-голубой обновки по случаю, но, право слово, мистер Карлейль, называть главу о Верховном существе «Мумбо-юмбо»?

Понятно, я под конец ворчать уже начала. Карлейль так радуется Термидору. Ну мало ли, многие бы порадовались, может мы тоже бы порадовались, если бы потом не было Директории и Наполеона.

Со слезами на глазах расстаюсь с Карлейлем. Слезами не грусти и не радости — облегчения. Я его добила. И ведь не то чтобы он был плох, напротив, кое-где вообще так прекрасен. Я давно не видела англичан, пишущих с таким пылом, такой страстью, даже в художественной литературе, что же говорить об «исторической» в понимании того времени, когда была написана «Великая французская революция».

Промучилась с этой книгой так долго, что, честно говоря, понятия бы не имела, о чем в начале речь шла, если бы о событиях нельзя было где-то еще прочитать. Карлейль пишет так, что голова идет кругом от воодушевления, метафор и прочего высокого штиля. От субъективности. Впрочем, не будь субъективности, вряд ли бы так впечатляюще были бы выписаны отдельные эпизоды.

В первый раз меня ударило по голове во время… Развернуть

Источники:

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/193678
http://www.syl.ru/article/311927/tomas-karleyl-biografiya-knigi
http://www.livelib.ru/author/10409-tomas-karlejl

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector