2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Страх и отвращение покинули лас-вегас.

Страх и ненависть в Лас-Вегасе

Материал из Lurkmore

Тот, кто делает из себя зверя, избавляется от боли быть человеком

Страх и ненависть в Лас-Вегасе (англ. Fear and Loathing in Las Vegas ) — невероятно известная кинолента, снятая неким Терри Гиллиамом по полуавтобиографической книге небезызвестного Хантера С. Томпсона «Страх и отвращение в Лас-Вегасе: Дикое путешествие в Сердце Американской Мечты».

Главные роли сыграли Джонни Депп, Бенисио Дель Торо, вещества, сигарета Рауля Дюка в мундштуке и его солнечные очки, которые присутствуют в каждой сцене фильма.

Также существует одноимённая японская группа, играющая электроник-металкор.

Школьники и прочая быдлота в чатиках обожают ставить аватары с рожами данных персонажей, ибо уверены, что девиантное поведение и употребление веществ являются признаком истинной крутости.

Содержание

[править] Съёмочная площадка

История фильма началась именно тогда, когда Хантер Томпсон, ставший, кстати, прототипом Спайдера из Transmetropolitan, написал сие произведение в особом стиле — гонзо-журналистика. Этот вид создания репортажей отличается крайней субьективностью, видом на события изнутри, ведением рассказа от первого лица — полным погружением в вопрос, так сказать. Эталоном этого жанра является статья Томпсона «Дерби в Кентукки упадочно и порочно», в которой он в красках описал местное быдло, жлобов и алкашей. Именно в таком ключе и был снят фильм.

Режиссёром должен был быть Алекс Кокс, но прочитав предложенный им сценарий, Томпсон охуел и отдал производство фильма Гиллиаму.

На роли главных героев предлагались Дэн Эйкройд и Джон Белуши, уже сыгравшие Братьев Блюз, а также Джон Малкович и Джон Кьюсак. Однако Томпсон отдал предпочтение самизнаетекому. Лично обрив Деппу голову, Томпсон дал отмашку для начала съёмок.

«Самое психоделическое и безумное «роад-муви»» в истории мирового кино. Два приятеля едут в Лас-Вегас. Одного из них зовут Рауль Дюк, он спортивный обозреватель, и в Вегасе у него дела. Второго, кажется, доктор Гонзо. Они не всегда в этом уверены… Да и вокруг творится нечто невообразимое! Родную Неваду не узнать. Только специальные средства могут спасти от всех этих тварей, что буквально кишат вокруг! Нормальным парням вроде наших героев временами даже как-то неуютно в этом хаосе… Культовый фильм культового режиссёра Терри Гиллиама поставлен по культовому роману культового писателя Хантера С.Томпсона — роману, в котором бешеные ритмы семидесятых годов подстегиваются наркотиками, рок-н-роллом и безумной ездой по пустынным автострадам. Этот фильм, участвовавший в официальной программе Каннского кинофестиваля 1998 года, отличает поистине звёздный актёрский состав.

Выход фильма в прокат в 98-ом ознаменовался фейлом, точнее, убытками в 8,5 миллионов зеленых бумажек, однако дальнейшее шествие картины по экранам есть вин.

[править] Персонажи

  • Рауль Дюк во всех сценах носит солнечные очки. Действие сопровождается его размышлениями, изобилующими кошерными словесными оборотами, воспоминаниями и галлюциногенным бредом.
  • Гонзо — друг Дюка, адвокат, самоанец. Любит давать советы, при этом любой совет дает «как адвокат». На протяжении первой части фильма вменяем более своего спутника, на протяжении второй — менее, порой невменяем. В начале фильма похож на реального человека, но если вдумчиво вкурить послесловие в романе (которого в фильме нет), то становится понятно что вполневозможныидругиеварианты.
  • Великая Красная Акула — Шевроле с откидным верхом, на которой герои мчались к Американской Мечте.

[править] Сюжет

Мы гетеросексуальные друзья, не то что другие…

А теперь и официально в сериале

Оба персонажа находятся под действием веществ на протяжении почти всей картины. Но при этом присутствует ровно одна говносцена а-ля «и вот мы просыпаемся на следующее утро с дикой головной болью и безуспешными попытками вспомнить, что же было вчера», зато какая. К слову сказать, в момент выхода фильма такие сцены ещё не считались заезженными. Соответственно, фильм чуть более, чем наполовину состоит из изображения реальностей, существующих лишь в воспаленных умах героев.

Читать еще:  Греческая трагедия и комедия. Драма и ее жанры

Накануне действа, разворачивающегося в начале фильма, Дюка, сидящего с Гонзо в одном из ресторанов попсовой мажорской дыры Беверли-Хиллз, отправляют в Вегас чтобы стать королями рок-н-ролла для написания статьи о предстоящих гонках. Взяв красный кабриолет напрокат, былинные герои, по-видимому, в течение суток едут через пустыню в Лас-Вегас — «сердце американской мечты». В Вегасе они снимают номер в отеле, где и проводят ночь, наполненную жуткими галлюциногенными кошмарами. На следующий день мотокросс, в общем-то, обходит сознание Дюка стороной ввиду слабой вменяемости от наркотического опьянения. Этой ночью Дюк и Гонзо пытаются пробиться на концерт Дебби Рейнольс, размахивают ножом, куролесят в казино «Базука», пристают к блондинке из съёмочной группы. В номере Гонзо требует у Дюка убить его под «White Rabbit», затем пытается убить самого Дюка. Заперев Гонзо в ванной, Дюк предается воспоминаниям о днях своей молодости, хиппи и Сан-Франциско 60-х годов.

Наутро, не обнаружив в номере Гонзо, но обнаружив дикий срач и кучу счетов, Дюк как можно скорее сваливает из отеля обратно в Лос-Анжелес. По счастливой случайности связавшись в дороге с Гонзо, внезапно сидящем в своём офисе, Дюк узнает, что ему надо было быть на конференции окружных прокуроров в Вегасе. Вернувшись в город, взяв новый белый кабриолет и въехав в номер в отеле «Фламинго», Дюк застает своего адвоката в компании больной на голову малолетки, рисующей портреты Барбары Стрейзанд. Дюк предлагает делать на её жопе деньги, адвокат не соглашается. Пока девочка не оклемалась, её сплавляют в какой-то мотель в пригороде. Далее персонажи обсуждают докладчиков на Третьем съезде окружных прокуроров по теме «Наркотики и опасные лекарства», которые сами напоминают тех ещё торчманов. Приняв адренохрома и проведя тяжёлую ночь, наполненную ужасом диссоциативным трипом, Дюк, пробудившись, застаёт номер в крайне жутком состоянии.

Начиная отсюда, связная последовательность событий несколько теряется. Слушая свой диктофон, Дюк вспоминает некоторые обрывки прошедших дней. Последним воспоминанием оказывается доставка доктора Гонзо на самолет до Лос-Анджелеса, после чего Дюк на всё том же белом кабриолете отправляется в Город Потерянных Ангелов.

Страх и ненависть в Лас-Вегасе [Страх и отвращение в Лас-Вегасе] (3 стр.)

Я врезал кулаком по водительскому сиденью. «Это важно, черт подери! Это всё правда!» Машину неприятно повело в сторону, но она быстро выровнялась. «Убери свои сраные лапы с моей шеи!» — заорал адвокат. Парень, похоже, готов был выпрыгнуть из машины и пуститься наутек. Между нами поползли неприятные вибрации — но почему? Я запутался и отчаялся. Неужели в этой машине общение стало невозможным? Неужели мы опустились до уровня бессловесных тварей?

Потому, что я рассказал правду. Самую что ни на есть. И я чувствовал, что надо непременно разъяснить ему цель нашего путешествия. Мы на самом деле не один час просидели в баре, попивая коктейли с мескалем и лакируя их пивом. Когда мне позвонили, я был готов.

Карлик с опаской приблизился к нашему столику и вручил мне розовый телефон. Я ничего не говорил, только слушал. Потом повесил трубку и обратился к адвокату.

— Это из редакции. Они хотят, чтобы я немедля отправлялся в Лас-Вегас и связался с португальским фотографом по фамилии Ласерда. Все подробности у него. От меня требуется только заселиться в номер, он сам меня найдет.

Мой адвокат посидел молча, потом вдруг ожил. «Черт подери! — воскликнул он. — Я всё понял. Тут пахнет серьезными неприятностями!» Он заправил защитного цвета майку в белые шорты и заказал еще выпить. «В этом деле тебе понадобится много советов юриста, — сказал он. — И вот мой первый совет: возьми напрокат скоростную тачку с откидным верхом и вали из Лос-Анджелеса хотя бы на пару суток.? Он с грустью покачал головой,? Выходные коту под хвост, ведь, мне, разумеется, придется ехать с тобой — и нам надо вооружиться».

— Почему бы и нет, — сказал я. — Если и браться за такое дело, то как положено. Нам понадобится приличная техника и куча наличности — хотя бы на наркотики и сверхчувствительный магнитофон, чтобы непрерывно записывать.

— «Минт-400», самая роскошная внедорожная гонка среди мотоциклов и багги в истории профессионального спорта. Фантастическое зрелище, организованное в честь какого-то толстосума по фамилии Дель Уэбб, владельца фешенебельного отеля в самом центре Лас-Вегаса … Так, по крайней мере, написано в пресс-релизе. Мой человек из Нью-Йорка мне только что его зачитал.

Читать еще:  Что вы знаете о моцарте. Последний год

— Как твой адвокат, советую тебе купить мотоцикл. Иначе как ты сможешь правильно освещать гонку?

— Никак. Где можно достать «Винсент Блек Шэдоу»?

— Сказочный мотоцикл. У новой модели движок — две тысячи кубиков, двести лошадок на четырех тысячах оборотов, магниевая рама, два пенопластовых сиденья, полная масса — ровно двести фунтов.

— Для нашего дела в самый раз.

— И я о том же. На поворотах, правда, херня, зато по прямой рвёт в клочья. Обгонит Ф-111 на взлете.

— На взлете? Сами не улетим?

— Ни в коем разе. Позвоню в Нью-Йорк насчет денег.

Я взял 300 баксов и вышел. Адвокат ждал меня в баре за углом. «Маловато будет, — сказал он.

Страх и ненависть в лас вегасе

Страх и ненависть на АлиЭкспресс

Страх и ненависть в пекарне

Страх и ненависть в плацкарте

У нас было две жареные курицы в фольге, семьдесят пять пакетиков чая, банка соленых огурцов, десяток вареных вкрутую яиц, пучок зеленого лука, спичечный коробок наполовину заполненный солью, а также целая россыпь различных пирожков и печенюшек. Мы знали что для суточной поездки в плацкарте это лишнее, но когда начинаешь собираться в дорогу, трудно остановиться.

Курицу уже доедали, огурцы давно съели. Единственное, что вызывало у нас опасения — это яйца. Нет ничего более отвратительного, чем хранившиеся в теплых баулах не одни долгие сутки крутые яйца. Но я знал, что рано или поздно мы перейдем на эту дрянь.

Fear and Loathing in Las Pegasus

С прошедшими 😉

«Страх и ненависть в Лас-Вегасе»: что стоит за приключениями двух наркоманов

Жанр: драма, комедия

Фильм Терри Гиллиама принадлежит к тем произведениям, истинное значение которых начинают понимать лишь через какое-то время. Сейчас странно вспоминать, что в 1998 г. «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» провалились в прокате, что фильм сочли очередной «черной» комедией про наркоманов. Сегодня ни у кого нет сомнений в том, что у Гиллиама получился шедевр, и что культовый статус фильма обусловлен не только блестящей игрой Д.Деппа и Б. дель Торо, но и его глубоким смыслом.

Какая книга послужила литературной основой фильма?

Фильм Гиллиама основан на романе шестидесятника, журналиста и бывшего наркомана Хантера Томпсона «Страх и отвращение в Лас-Вегасе. Дикое путешествие в сердце «Американской мечты» и очень точно воспроизводит практически все описанные в нем происшествия.

Любопытно, что роман основан на подлинных событиях, а главных героев — журналиста Рауля Дюка и его приятеля, адвоката ГонзоТомпсон списал с себя и своего друга по имени Оскар Зета Акоста, мексиканца по национальности. Томпсон сумел избавиться от своих наркотических пристрастий, написал несколько книг и застрелился в 2005 г. в возрасте 67 лет. Акоста пропал без вести в 1974 г.

Какую роль играют в фильме наркотики?

Едва ли не с первого кадра по последний герои «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» или употребляют наркотики, или говорят о них, или отходят от последствий употребления. Но было бы странно рассматривать шедевр Гиллиама как наглядное пособие по разным видам наркотических веществ или агитку-предупреждение в духе плакатов «Скажи наркотикам нет!». «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» — фильм не об изменяющих сознание средствах, хотя поначалу может показаться иначе.

Тему наркотиков в фильме можно рассматривать в трех аспектах. Во-первых, это примета времени, настолько яркая черта 1960-х и начала 1970-х, что без нее сложно было обойтись, рассказывая о той эпохе. Во-вторых, это метафора. Не случайно в фильме постоянно напоминают о войне во Вьетнаме: правительство США, ввязываясь в эту войну, было так же одурманено величием и ролью сверхдержавы, как Дюк и Гонзо — мескалином, эфиром и всем, что они принимали. И так же, как любая наркотическая эйфория заканчивается тягостным пробуждением, воинственный угар закончился поражением и кризисом.

Но самый глубокий уровень темы наркотиков связан с главной идеей фильма, а именно попыткой понять, что стояло за молодежным бунтом 1960-х, за расцветом рока и субкультур.

О бурных 1960-х снято немало, но Гиллиам, как всегда, демонстрирует оригинальное и глубокое понимание проблемы. Ключом к точке зрения режиссера служат финальные размышления Люка о сути субкультуры 1960-х как к стремлении найти кого-то или что-то, что позволит увидеть свет в конце туннеля. Речь идет не только о разочаровании в политике правительства или в американском обществе: первым пунктом повестки дня был духовный, экзистенциальный кризис, связанный с утратой смысла жизни. И здесь нельзя не вспомнить столь любимого Гиллиамом Достоевского, в свое время проницательно заметившего, что жизнь без веры (читай — без цели и идеалов) теряет смысл, а когда Бога нет, то все позволено.

Читать еще:  Дом полная чаша. Древние чаши

Поиском идеалов, целей и смысла бытия занимались все контркультурные течения 1960-х. Кто-то предлагал заниматься войной, а не любовью; кто-то уезжал за экзотической мудростью в индийские ашрамы; а кто-то, как герои фильма, пошел по пути расширения сознания с помощью веществ. Но прием наркотиков не был самоцелью, а лишь способом обретения духовной свободы, полного раскрепощения в мире, где вместо икон — портреты кинозвезд.

В чем смысл образов Гонзо и Люка?

Приключения главных героев фильма служат прекрасной иллюстрацией к тому, чем оборачивается в реальности та самая абсолютная свобода, когда дозволено все. При этом Гиллиам счастливо избежал примитивной назидательности: если бы в финале одурманенных приятелей арестовали и посадили, философская составляющая фильма свелась бы к нулю. Но страшные копы, охотящиеся за Люком и Гонзо, существуют лишь в их сознании, в реальности же все прозаично: они никому не нужны, их никто не преследует, все проблемы они создают себе сами.

В начале фильма оба героя — при всем их своеобразии — вызывают некоторую симпатию, а их похождения — веселый смех. Но чем дальше, тем слабее становится симпатия и сильнее — брезгливое недоумение. И если эпизод с горничной Элис еще можно рассматривать как глупую шутку, то сцена с оскорблением и запугиванием беззащитной официантки в кафе глубоко отвратительна и говорит о полной деградации Гонзо (да и Люка тоже).

Однако дело не в страхе и ненависти: Гиллиам отчетливо показывает, что абсолютная свобода, о которой так мечтали неформалы 1960-х, заводит даже не в бездну, а в тупик.

Почему Люк ходит по номеру с резиновым хвостом?

Придя в себя после приема адренохрома, Люк непонятно как обзаводится резиновым хвостом рептилии. Это не просто забавная деталь: хвост — знак атавизма, отката назад, погружения в первобытную стихию хаоса. Еще сильнее эту стихию подчеркивает заполнившая номер вода. Иными словами, эксперименты по расширению сознания рано или поздно возвращают человека на уровень доисторического существа.

Гонка «Минт 400», репортаж о которой должен написать Люк — символический образ гонки за успехом, тех самых «крысиных бегов», которые так критиковала контркультура 1960-х. Еще один иронично трактуемый образ — это «Великая американская мечта». Ее символизирует американский флаг, который таскают с собой герои и который в итоге выглядит как тряпка.

В чем смысл имен Гонзо, Люси и Элис?

Фильм Гиллиама буквально нашпигован аллюзиями, реминисценциями и скрытыми цитатами, и имена персонажей — не исключение. «Гонзо» переводится с английского как «спятивший», «полоумный». Можно вспомнить и т.наз. «гонзо-журналистику»: саркастические и крайне субъективные репортажи, часто написанные от имени фриков в духе абсурда (кстати, Томпсон является крестным отцом гонзо-журналистики). Имя Люси отсылает к нас к культовой песне Леннона «Lucy in the Sky with Diamonds». Многие воспринимали название песни как зашифрованное упоминание наркотика ЛСД, хотя сам Леннон категорически отвергал такую трактовку. Ну, а Элис — это Алиса, попавшая не в волшебную страну, а в номер двух наркоманов, не уступающий волшебной стране в сюрреалистичности.

«Страх и ненависть…» — не первое обращение кинематографистов к прозе Томпсона: в 1980 г. по его романам был снят фильм «Там, где бродит бизон»; в 1995 г. — фильм «Лучше, чем секс»; в 2011-м — «Ромовый дневник», причем в последнем фильме главную роль снова играет Д.Депп.

В «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе» зритель видит Томпсона в клубе «Матрица», где он восклицает: «Это был я… Матерь Божья! Это же я!». Писатель не только снялся в эпизоде, но и активно помогал Джонни Деппу войти в роль — вплоть до того, что собственноручно побрил ему голову.

Источники:

http://m.lurkmore.to/%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%85_%D0%B8_%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8C_%D0%B2_%D0%9B%D0%B0%D1%81-%D0%92%D0%B5%D0%B3%D0%B0%D1%81%D0%B5
http://dom-knig.com/read_100398-3
http://pikabu.ru/tag/%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%85%20%D0%B8%20%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8C%20%D0%B2%20%D0%BB%D0%B0%D1%81%20%D0%B2%D0%B5%D0%B3%D0%B0%D1%81%D0%B5/hot

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector