0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стивен Пинкер, “Добрые ангелы человеческой природы”.

Гарвардский лингвист, любимый автор Билла Гейтса, поделился золотыми правилами хорошего текста

Если вы ищете кого-то, кто мог бы помочь вам стать хорошим писателем, вам не найти наставника лучше, чем Стивен Пинкер. Этот знаменитый лингвист из Гарварда известен, кроме всего прочего, и тем, что он является автором нескольких бестселлеров, один из которых («Добрые ангелы человеческой природы») Билл Гейтс даже назвал своей самой любимой книгой.

В общем, когда дело доходит до составления простых, понятных и увлекательных текстов, этот человек совершенно определенно является мастером своего дела. И, к счастью, он готов поделиться с нами тайнами своего мастерства.

Они очень просты, но гарантированно окажут благотворное влияние на умение писать красиво и доходчиво — умение, которое является одним из ключей к успеху, неважно, какую сферу деятельности вы для себя избрали. А вот, собственно, и они:

1. Старайтесь разложить по полочкам своего разума все тексты, которые вы читаете. Если прочитанный текст кажется вам хорошим, подумайте над тем, что делает его хорошим. Если же вам кажется, что он плох, то, опять-таки, чем?

2. Любая проза становится для читателей окном в душу писателя. Старайтесь показать вашим читателям то, что вы видите во время написания, используя яркий, образный язык и сочные эпитеты.

3. Не зарывайтесь в мета-концепции. Старайтесь минимизировать в тексте количество концепций о концепциях, вроде подхода, предположения, условий, моделей, основы, перспективы, уровня, процесса, дистанции, роли, стратегии, тенденции и переменных.

4. Избегайте излишней вычурности, если этого не требует стилизация. Пусть ваш герой «появляется», а не «является пред присутствующими».

5. Никогда не забывайте о «Проклятии знания». Когда мы что-то знаем, нам бывает очень сложно представить, что кто-то может этого не знать. «Это же так просто», думаем мы, и насыщаем наш текст словами, для понимания которых требуются особые знания. Так что когда вы пишете что-то для широкого круга читателей, старайтесь поменьше использовать аббревиатуры и технические термины. Почаще приводите что-то «для примера», чтобы разъяснить непонятные моменты. Будьте более благосклонны к читателям, и никогда не забывайте о том, что даже самые очевидные для вас вещи для окружающих могут вовсе не быть таковыми.

6. Старайтесь не разбавлять текст бессмысленными словами, не несущими никакой смысловой нагрузки. Поверьте, вашему читателю будет куда проще и приятнее прочесть книгу из 200 страниц, чем пытаться осилить 500-страничный фолиант.

7. Бегите от клише так, словно это чума. Стремитесь к оригинальности или, по меньшей мере, к выражению того, что вы хотите донести до читателя, своими словами.

8. Начинайте абзац или предложение с привычной информации, и заканчиваете их новой — так читателю будет проще ее воспринимать.

9. Оставляйте самое «тяжелое» напоследок. Самое сложное для восприятия понятие должно находиться ближе к концу предложения.

10. Текст должен быть последовательным. Читатели должны понимать, как каждое предложение соотносится с предыдущими и последующими. Если это не вполне очевидно, используйте слова вроде «таким образом, к примеру, в общем, с другой стороны, в результате, потому что, тем не менее» или «несмотря на».

11. Прежде, чем отправлять какой-то текст читателям или редактору, перечитайте его несколько раз и устраните все найденные недостатки.

12. Прочитайте ваш текст вслух. Если в процессе чтения вы будете запинаться на определенных местах, и вам покажется, что местами текст написан коряво, скорее всего, так оно и есть.

13. Старайтесь всегда находить лучше слова для каждого случая. И это вовсе не обязательно должны быть самые красивые или «модные» слова — так что обзаведитесь толковым словарем и парочкой энциклопедий.

Стивен Пинкер, “Добрые ангелы человеческой природы”.

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 589 798
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 421

Что мы думаем о машинах, которые думают: Ведущие мировые ученые об искусственном интеллекте

Переводчик Максим Исаков

Редактор Александр Петров

Руководитель проекта А. Тарасова

Дизайн обложки Ю. Буга

Корректоры М. Миловидова, Е. Сметанникова

Компьютерная верстка М. Поташкин

Арт-директор Ю. Буга

Иллюстрация обложки Shutterstock.com

© Edge Foundation, Inc., 2015

All rights reserved.

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина нон-фикшн», 2017

Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

Читать еще:  Биография эриха ремарка. Интересные факты о Э.П

Политехнический музей – национальный музей науки и техники, один из крупнейших научно-технических музеев мира. Миссия музея – просвещение и популяризация научных и технических знаний:

• Мы верим, что миром движут любопытство и созидание.

• Мы открываем людям прошлое, настоящее и будущее науки.

• Мы создаем территорию просвещения, свободной мысли и смелого эксперимента.

Среди просветительских проектов музея – многочисленные выставки, знаменитый Лекторий, Научные лаборатории для детей, Фестиваль актуального научного кино, а также Издательская программа, цель которой – поддержка самых качественных научно-популярных книг, отобранных экспертами музея и выпущенных в сотрудничестве с лучшими издательствами страны.

Вы держите в руках одну из этих книг.

Подробнее о музее и его проектах – на сайте www.polymus.ru

Я хочу сказать спасибо Питеру Хаббарду из HarperCollins и моему агенту Максу Брокману за постоянную поддержку и выразить особую благодарность – уже в который раз – Саре Липпинкотт за вдумчивое и внимательное отношение к рукописи.

Философские дискуссии 1980-х годов вокруг искусственного интеллекта (ИИ) – о том, могут ли компьютеры по-настоящему мыслить, обладать сознанием и т. д., – в последнее время привели к новой полемике о том, как нам относиться к тем формам искусственного интеллекта, которые, как многие утверждают, уже существуют. Эти ИИ, если они достигнут уровня сверхинтеллекта (согласно определению, которое дал Ник Бостром в одноименной книге[1], вышедшей в 2014 году), могут создать экзистенциальные риски, способные привести к тому, что Мартин Рис называет «нашим последним часом». Стивен Хокинг недавно попал на первые полосы международных изданий, когда сказал BBC, что, по его мнению, разработка полноценного искусственного интеллекта может означать конец рода человеческого.

Итак, вопрос Edge[2] – 2015: что вы думаете о машинах, которые думают?

Но подождите! Может быть, стоит задаться еще и таким вопросом: о чем станут думать эти машины? Захотят ли они иметь гражданские права? Будут ли обладать сознанием? Какое правительство ИИ избрали бы для нас? Какое собственное общество сформировали бы? Или их собственное общество будет и нашим обществом тоже? Станем ли мы и мыслящие машины включать друг друга в соответствующие круги эмпатии?

Многие авторы Edge хорошо знакомы с передовыми исследованиями в области искусственного интеллекта, не важно, сами ли они проводят эксперименты или занимаются популяризацией науки. ИИ стал первой и центральной темой наших бесед с Памелой Маккордак и Айзеком Азимовым, когда мы впервые встретились в 1980 году. И такие дискуссии не стихают до сих пор, о чем свидетельствует, в частности, прошедшее недавно мероприятие Edge под названием «Миф об ИИ» – разговор с пионером виртуальной реальности Джароном Ланье, который представил собственную интерпретацию заблуждений и страхов, связанных с восприятием компьютеров как людей, и собрал множество комментариев пользователей, в том числе довольно провокационных.

ИИ становится все реальнее? Вступили ли мы в новую эру разумных машин? Пришла пора повзрослеть и задуматься. В этом году авторы Edge (а их почти 200 человек!) – люди вполне зрелые, избегающие упоминания всяческой научной фантастики в литературе и кино, такой как «Создатель звезд», «Запретная планета», «Колосс: Проект Форбина», «Бегущий по лезвию», «2001», «Она», «Матрица» и прочие борги[3]. Прошло 80 лет с тех пор, как Тьюринг описал свою универсальную машину, и надо уже воздать должное ему и другим первопроходцам в области исследования ИИ и отпустить их на заслуженный отдых. Историю этого предмета мы знаем – можете посмотреть, к примеру, книгу Джорджа Дайсона «Собор Тьюринга» (Turing’s Cathedral). Но что происходит сейчас?

Так что давайте вернемся к вопросу Edge – 2015: что вы думаете о машинах, которые думают?

Самосознание человеческого уровня у искусственного интеллекта

профессор когнитивной робототехники имперского колледжа лондона; автор книги «тело и духовный мир» (embodiment and the inner life)

Предположим, что нам удалось обзавестись машиной, обладающей разумом человеческого уровня, – иначе говоря, способной сравниться с человеком в любой (или почти любой) сфере интеллектуальной деятельности, а впоследствии и превзойти его. Обязательно ли такая машина будет обладать сознанием? Это важный вопрос, поскольку утвердительный ответ означает, что нам надо остановиться и подумать. Как нам вести себя с такой вещью, если мы ее создадим? Способна ли она испытывать горе или радость? Достойна ли она обладать теми же правами, что и человек? Надо ли нам вообще приводить в этот мир сознающие себя машины?

Читать еще:  Девушка старушка изображение двойственные образы.

Будет ли искуственный интеллект, сравнимый по уровню с человеческим, неизбежно обладать самосознанием? Это сложный вопрос. Одна из причин – тот факт, что сознание человека и других животных обладает множеством особенностей. Все мыслящие существа демонстрируют целеустремленность. Все они в большей или меньшей степени сознают мир, в котором живут, и содержащиеся в нем предметы. Все животные в известной мере проявляют когнитивную интеграцию, то есть могут концентрировать свои психические ресурсы – восприятие, воспоминания и навыки – на том, чтобы воздействовать на происходящее в нужный момент, стремясь реализовать собственные намерения. В этом смысле любое животное демонстрирует целостность, индивидуальность. Некоторые из них, в том числе и люди, также сознают сами себя: свое тело и течение мыслей. Наконец, большинство животных, а возможно, и все испытывают страдания, а некоторые способны сопереживать страданиям других.

Бостром Н. Искусственный интеллект: Этапы. Угрозы. Стратегии. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2016.

Стивен Пинкер, “Добрые ангелы человеческой природы”

Пинкер меня не в первый раз удивляет. Не то чтобы я был о нем худшего мнения, но я обычно не ожидаю такого сильного впечатления от длинной нехудожественной книги.

Это местами подстрочник, местами пересказ отрывка из введения, из которого примерно понятно, о чем будет дальше. Я там время от времени начинал выделять каждый второй-третий абзац, и в результате получилось слишком много, чтобы я мог хотя бы выбрать, какие отрывки еще пересказать. Собственно идеи звучат довольно просто и очень странно, но собранные данные хороши и в большинстве длинных рассуждений я слабых звеньев не увидел.

“Эта книга — история о шести тенденциях, пяти демонах и четырех ангелах человеческой природы и пяти исторических процессах.

1) Шесть тенденций (главы 2–7).

Чтобы увязать многочисленные эпизоды, показывающие, как в жизни нашего вида стало меньше насилия, я объединяю их в шесть основных тенденций.

  • Первой из них, занявшей несколько тысячелетий, стал переход от анархического состояния охотников и собирателей, в котором наш вид провел большую часть своей эволюционной истории, к первым земледельческим цивилизациям с городами и правительствами, начавшийся примерно пять тысяч лет назад. С этим переходом связано снижение “естественного” количества постоянных набегов и усобиц между соседями и примерно пятикратное уменьшение количества насильственных смертей. Я называю этот переход процессом укрощения.

  • Второй переход занял более пятисот лет и лучше всего задокументирован в Европе. В период между Средневековьем и ХХ в. в европейских странах количество убийств сократилось в 10–50 раз. Социолог Норберт Элиас в своей книге “Процесс цивилизации” называет причиной этого удивительного сокращения объединение мелких феодальных территорий в крупные королевства с центральной властью и торговой инфраструктурой. Следом за ним я называю эту тенденцию процессом цивилизации.
  • Третья трансформация началась в 17–18 веках в эпоху Просвещения (хотя у нее были предшественники в классической Греции и в эпоху Ренессанса, а также параллели в других частях света). В это время появились первые организованные движения за отмену таких социально одобряемых форм насилия, как деспотизм, рабство, дуэли, пытки в судебных процессах, убийства по мотивам суеверий, жестокие наказания и жестокое обращение с животными. Историки иногда называют этот процесс Гуманитарной революцией.
  • Четвертый переход состоялся после конца Второй мировой войны. Две трети столетия спустя наблюдается исторически беспрецедентное положение: могущественные державы и вообще развитые государства перестали воевать между собой. Историки назвали это состояние Долгим миром.
  • Пятая тенденция тоже относится к вооруженным конфликтам, но проявляется не так заметно. Хотя читателям новостей должно быть трудно в это поверить, но после конца Холодной войны в 1989 количество организованных конфликтов всех видов: гражданских войн, геноцидов, репрессий в странах с автократическими режимами и террористических атак — сократилось по всему миру. Поскольку это новое положение дел еще не выглядит устойчивым, я буду называть его Новым миром.
  • Наконец, в послевоенную эпоху, начавшуюся с символического принятия Всеобщей Декларации прав человека, мы видим растущее противодействие агрессии в меньших масштабах, включая насилие против этнических меньшинств, женщин, детей, гомосексуалов и животных. Эти производные от идеи прав человека — гражданские права, права женщин, детей, ЛГБТ и животных — были установлены каскадом движений начиная с 1950-х до сегодняшнего дня, который я буду называть Революцией прав.

2) Пять демонов

Многие люди интуитивно представляют себе насилие в виде гидравлической системы: будто у людей есть внутреннее стремление к агрессии (инстинкт смерти или жажда крови), которое накапливается и которое время от времени нужно выпускать. Современная наука совершенно по-другому понимает психологию насилия: агрессия не может быть результатом одного стремления или нарастающего позыва; она может быть результатом нескольких психологических систем, которые отличаются по запускающим их внешним воздействиям, внутренней логике, нейробиологической основе и социальному распределению. Пять из них описаны в главе 8:

  • Хищническое или инструментальное насилие используется просто как средство достижения цели.
  • Доминирование — стремление к влиянию, престижу, славе и власти, которое может принимать формы от мачизма до борьбы за превосходство среди расовых, этнических, религиозных или государственных сообществ.
  • Месть — результат нравственного стремления к справедливости, требования расплаты и наказания.
  • Садизм — получение удовольствия от страдания другого.
  • Идеология — общая система убеждений, обычно включающая утопическое видение будущего, оправдывающее неограниченное насилие ради неограниченного блага.
Читать еще:  Рукописи не горят смысл. Рукописи не горят

3) Четыре добрых ангела (глава 9)

Люди по своей природе не добры (и не злы), но они наделены способностями, которые могут направить их от насилия к сотрудничеству и альтруизму:

  • Эмпатия дает нам возможность чувствовать чужую боль и учитывать чужие интересы, как свои.
  • Самоконтроль позволяет нам предвидеть последствия импульсивных действий и предупреждать их.
  • Нравственное чувство сакрализует множество норм и табу, которые регулируют взаимодествия людей внутри культуры, иногда уменьшая уровень насилия, но иногда увеличивая его.
  • Способность рассуждать позволяет нам освободиться от узости своей единственной точки зрения, рефлексировать о нашем образе жизни, придумать, как его улучшить, и эффективнее пользоваться возможностями остальных “ангелов” человеческой природы.

4) Пять исторических сил (глава 10):

В последней главе я постараюсь объединить психологию и историю и назвать внешние силы, которые дали преимущество нашей мирной стороне и обусловили понижение уровня насилия.

  • Левиафан — государство с судебной системой и монополией на законное применение силы — способно ослаблять искушение подданных применить насилие ради выгоды, сдерживать их стремления к мести и обходить их самооправдывающие предубеждения, из-за которых все считают, что правда на их стороне.
  • Коммерция — это игра с положительной суммой, в которой все участники могут быть в выигрыше; по мере того как технический прогресс позволяет обмен товарами и идеями на бóльших расстояниях и между бóльшим количеством участников, окружающие люди становятся ценнее живыми, чем мертвыми, и с меньшей вероятностью подвергаются демонизации и дегуманизации.
  • Феминизация — это процесс, в котором культуры постепенно признают ценность и интересы женщин. Поскольку насилие свойственно в большей мере мужчинам, культуры, в которых женщины имеют влияние, как правило, уходят от прославления насилия и в них не так часто возникают опасные субкультуры незанятых юношей.
  • Такие движущие силы космополитизма, как грамотность, возможность путешествовать и средства массовой информации, позволяют людям принимать точку зрения других, непохожих на них людей, и расширять свой круг эмпатии, чтобы включить их в него.
  • Наконец, постоянно расширяющееся применение знаний и рационального мышления к человеческой жизни — “эскалатор разума” — может помочь людям признать бессмысленность циклов насилия, ограничить предпочтение собственных интересов перед общими, и подойти к насилию как к проблеме, которую следует решить, а не как к состязанию, которое нужно выиграть.

Когда знаешь о том, что насилие отступает, мир выглядит по-другому. Прошлое кажется менее невинным, а настоящее — менее ужасным. Начинаешь ценить маленькие дары совместного существования в мире, которые нашим предкам показались бы утопией: люди разных рас могут быть одной семьей и вместе играть в общественном парке; комики могут отпускать шутки о главнокомандующих; государства находят способы спокойно отступить от эскалации конфликтов вместо развязывания войн. Я не хочу сказать, что это знание приводит к благодушию: мы сейчас живем в мире, потому что наши предшественники ужасались насилию в свое время и боролись против него, и нам так же следует бороться с тем насилием, которое остается в наше время. Именно признание, что уровень насилия падает, помогает понять, что эта борьба стоит усилий. До сих пор мы могли рассуждать о человеческой бесчеловечности в моральных категориях. Теперь, когда мы знаем, что она отступает под давлением каких-то факторов, мы можем размышлять о ней в категориях причины и следствия. Вместо вопроса “Почему люди воюют?” мы можем спросить “Почему люди живут в мире?”, и задуматься не только о том, что с нами не так, но и о том, что у нас получается хорошо. Потому что мы определенно что-то делаем правильно, и хорошо бы знать, что именно.”

The Better Angels of Our Nature, by Steven Pinker

Источники:

http://www.cluber.com.ua/lifestyle/samorazvitie-lifestyle/2019/05/garvardskij-lingvist-lyubimyj-avtor-billa-gejtsa-podelilsya-zolotymi-pravilami-horoshego-teksta/
http://www.litmir.me/br/?b=592732&p=5
http://medium.com/@oaristes/%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B5%D0%BD-%D0%BF%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B5%D1%80-%D0%B4%D0%BE%D0%B1%D1%80%D1%8B%D0%B5-%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%B5%D0%BB%D1%8B-%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%8B-95c94fb8bf31

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector