0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Синопский бой. Синопское сражение

Синопское сражение

Дух в войсках свыше всякого описания. Во времена древней Греции не было столько геройства. Мне не удалось ни одного раза быть в деле, но я благодарю Бога за то, что я видел этих людей и живу в это славное время.

Синопское сражение 18 (30) ноября 1853 года — морская битва между Российской и Османской империями в рамках Крымской войны. Русский флот, под командованием Нахимова, одержал победу, но это была победа в сражении, саму же войну Россия проиграла. Вокруг Синопского морского сражения сегодня создано множество слухов и мифов, поэтому я хочу разобрать эту страницу российской истории.

Соотношение сил и средств

Русская Эскадра, которой командовал вице-адмирал Павел Нахимов, насчитывала 11 кораблей при 734 орудиях. Эскадра разделялась по 3-ем классам кораблей:

  • Фрегаты: «Кулевчи» (60 орудий) и «Кагул» (44 орудия)
  • Линейные корабли: «Три святителя» и «Великий князь Константин» (оба по 120 орудий), «Париж» (флагманский корабль Новосильского при 120 орудиях), «Ростислав» и «Чесма» (об по 84 орудия), «Императрица Мария» (флагманский корабль Нахимова при 84 орудиях).
  • Пароходы: «Херсонес», «Одесса» и «Крым».

Турецкая эскадра, которой командовал вице-адмирал Осман-паша, насчитывала 12 кораблей при 476 орудиях, которым дополнительно было придано 2 брига и 2 военных транспортника. Боевые корабли турецкой эскадры также подразделялись на три класса:

  • Парусные корветы: «Фейзи-Меабуд» и «Неджми-Фешан» (об по 24 орудия), «Гюли-Сефид» (22 орудия).
  • Парусные фрегаты: «Низамие» (64 орудия), «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер» (по 60 орудий), «Дамиад» (56 орудий), «Каиди-Зефер» (54 орудия), «Фазли-Аллах» и «Авни-Аллах» (по 44 орудия каждый). Флагманским кораблем был «Авни-Аллах».
  • Пароходофрегаты: «Таиф» (22 орудия), «Эрекли» (2 орудия).

Мы видим однозначный перевес русской эскадры, но здесь важно понимать, что у турецкой стороны была поддержка береговой артиллерии, а русские пароходы к началу Синопского сражения опоздали. Они достигли берегов Синопа в момент, когда исход сражения был уже предрешен. Тем не менее, даже если не брать в расчёт пароходы русской эскадры, очевидным является превосходство русской стороны над турецкой. Почему же в таких условиях Османская империя объявила войну России и была готова проводить морское сражение у берегов Синопа? Главная причина — надежда на обещанную поддержку со стороны Англии и Франции. Эта поддержка была отказана, но только после того, когда Синопское сражение Османская империя проиграла, и когда появился действительный повод для Англии и Франции вступить в войну против России. Как это уже было неоднократно в мировой истории, англичане жертвуют союзниками, чтобы получить благовидный предлог вступления в войну.

Ход сражения

Хронология Синопского морского сражения 18 ноября 1853 года может быть представлена следующими образом:

  • 12:00 — русская эскадра Черноморского флота приближается к турецким кораблям вблизи синопского рейда.
  • 12:30 — турецкие корабли и береговая артиллерия Синопа открывают огонь по российским кораблям.
  • 13:00 — русский флот акцентирует атаки на турецком фрегате «Авни-Аллах». В течение нескольких десятков минут фрегат был затоплен и выброшен на берег.
  • 14:30 — основная часть Синопской битвы закончена. Большая часть турецких кораблей уничтожена. Удалось бежать только пароходу «Таиф», который направился в Константинополь, где доложил турецкому султану о поражении.
  • 18:30 — русский флот окончательно уничтожил турецкие корабли и подавил сопротивление береговой артиллерии.

Синопское сражение началось с попыток русского флота занять нужные позиции, в ответ на что был открыт огонь со стороны береговой артиллерии Синопа и флота Османской империи. Относительно береговой артиллерии нужно отметить, что у неё было 6 линий: первые 2-е открыли огонь своевременно, 3 и 4 — с опозданием, 5 и 6 до русских кораблей не доставали. С самого начала сражением турецкая сторона пыталась нанести урон флагманским кораблям, поэтому выстрелы велись в направлении линейных кораблей «Париж» и «Императрица Мария».

Павел Нахимов также выбрал своей целью флагманские корабли Османской империи, чтобы решить флот противника командования. Поэтому с первых минут сражения основной удар пришелся на парусный фрегат «Авни-Аллах», который очень быстро загорелся и затонул. После этого огонь был перенесён на другой флагманский корабль турецкой стороны «Фазли-Аллах». Этот корабль также очень скоро получил серьезные повреждения и был выведен из строя. После этого огонь был в равной степени разделён между кораблями противника и береговой батареи. Умелые действия Нахимова и всего русского флота привели к тому, что всего за несколько часов синопское сражение было выиграно.

Карта Синопоского морского сражения

Потери сторон

Потери турецкой стороны в результате Синопского сражения были катастрофическими. Из 15 кораблей, так или иначе принимавших участие в сражении, на плаву остался только один — пароходофрегат «Таиф», которому удалось сбежать с места сражения, и который первым достиг берегов Константинополя, доложив турецкому султану о случившемся. Турецкая эскадра на момент начала сражения насчитывала 4500 человек. По завершению сражения потери турецкой стороны были следующими:

  • Убитыми — 3000 человек или 66% личного состава.
  • Ранеными — 500 человек или 11% личного состава.
  • Пленными — 200 человек или 4,5% личного состава.

В русский плен попал и вице-адмирал Османской империи Осман-паша.

Потери русской эскадры были незначительными. Из личного состава было ранено 230 человек, а убито 37 человек. В ходе сражения все корабли русского флота получили повреждения различной степени тяжести, но каждый из них смог своим ходом добраться до Севастополя.

Западные мифы о победе русского флота

Реакция на победу русского флота в Синопском сражении на западе последовала сразу. Эта реакция вылилась в появлении 3-х мифов, которые и по сей день являются распространенными:

  1. Россия одержала кровавую и жестокую победу.
  2. Россия пленила Осман-пашу. В плену он умер.
  3. Россия целенаправленно вела огонь по городу, что привело к большому количеству жертв среди гражданского населения и серьезному разрушению города.

Чтобы показать реакцию Запада на сражение у Синопа достаточно привести цитату из заметки в английской газете «The Hampshire Telegraph» от 12 декабря 1853 года.

Россия продолжает отмечать свою кровавую победу в сражении, когда они продолжали обстреливать турецкие корабли, вышедшие из строя, и которые не могли оказывать сопротивление. Эскадра мужественно сопротивлялась, но русские хладнокровный и цинично полностью ее уничтожили. До сражения в турецкой эскадре было 4490 человек. После сражения в живых осталось только 358. Город Синоп полностью разрушен из-за шквального огня русской артиллерии. Все побережье усеяно трупами погибших. У местного населения, которое осталось в живых, нет ни еды, ни воды. Им не оказывают должной медицинской помощи.

Заметка из «The Hampshire Telegraph» от 12 декабря 1853 года.

Теперь давайте разбираться с тем, что было на самом деле, и есть ли у этих мифов хоть какие-то основания. Начнём с самого простого мифа — гибель в русском плену вице-адмирала Османской империи Осман-паша. Английская версия заключается в том, что раненый Осман-паша попал в плен, где ему не оказывалась медицинская помощь, в результате чего он умер. На самом же деле раненый Осман-паша действительно попал в плен, но в 1856 году был освобожден и вернулся на Родину. После этого он занимал длительное время должность в Адмиралтейском совете при турецком Султане, а умер только в 1897 году.

Читать еще:  Соловьиный сад блок. Соловьиный сад

Миф о Кровавой Победе русского флота также является не более чем выдумкой. Во-первых, нужно понимать, что шла война. Причём война, которая была объявлена Турцией. Любая война, а тем более между серьезными геополитическими соперниками, всегда сопровождается жестокостью и жертвами. И английская пресса, которая делает нападки в сторону русского флота за Синопское сражение, абсолютно забывает рассмотреть, например, вопросы бомбардировок Дрездена в 1945 году. Конечно, между этими событиями прошло практически 100 лет, но показательна сама реакция. Победа русского флота в морском сражении у Синопа это кровавая победа, а бомбардировка мирного города Дрездена, когда Вторая мировая уже фактически закончилась, это нормальное явление. В этом и есть проявление двойных стандартов. Важный момент относительно Синопского сражения касается мирного населения. По английской версии оно практически всё было истреблено варварским русским флотом. На самом деле большая часть населения покинула Синоп задолго до сражения. У них было время, поскольку еще за несколько дней до сражения Осман-паша отдал приказ ввести турецкий флот в гавань, поскольку русским кораблям удалось обнаружить противника. В результате в ходе бомбардировок и взрывов кораблей обломки попадали и на жилые кварталы, где просто некому было тушить огонь. Поэтому если рассматривать, например, греческую часть города, то она практически не пострадала. Это связано не с тем, что ее не бомбардировали, а с тем, что ее жители не покинули город и смогли потушить пожар. Поэтому факт разрушения, причём довольно сильного, Синопа является верным, но причинно-следственная связь абсолютно нарушена. Разрушение города связано не с целенаправленными бомбардировками, а с тем, что сражение проходило непосредственно у берегов города, а также с тем, что просто некому было вовремя ликвидировать последствия пожара.

Результаты победы

Синопскую победу русского флота принято называть «бесплодной». Сама по себе победа была выдающейся, но каких-либо существенных дивидендов России не принесла. Более того, именно это морское сражение стало в конечном итоге тем предлогом, которым воспользовались Англия и Франция для вступления в войну против России на стороне Османской империи. В результате была окончательно сформирована Крымская война — одна из немногих войн, которую Российская империя проиграла.

Непосредственно за победу у Синопа 1853 года вице-адмирал Нахимов был удостоен ордена Святого Георгия 2 степени. Николай 1 был в полном восторге от победы и называл Нахимова лучшим адмиралом за всю историю.

Новые типы кораблей и пушек

Крымская война и Синопское сражение характерны с точки зрения применения новых типов кораблей и новых пушек. Применение в промышленности паровых моторов привело к идее переноса их на корабли. До этого корабли были только парусными, а значит сильно зависели в движении от ветра. Первый пароход был построен в Америке в 1807 году. Эти пароходы работали по принципу гребного колеса и были уязвимы. После этого от колеса избавились и появились классические пароходы. Россия, последней из мировых держав, стала применять паровые двигатели в кораблестроении. Первый гражданский пароход был построен в 1817 году, а первый военный пароход «Геркулес», был спущен на воду в 1832 году.

Вместе с развитием пароходов развивались и корабельные пушки. В одно время с развитием пароходов появились «бомбические пушки». Они была разработаны французским артиллеристом Анри-Жозеф Пексан. В основе использования лежал принцип сухопутной артиллерии. В основе лежал принцип бомбы. Сначала снаряд пробивал брешь в дереве корабля, а затем взрывалась бомба, нанося основной урон. В 1824 году удалось добиться уникального события — двумя выстрелами был затоплен двухдечный линейный корабль!

Крымская война: Синопское сражение

Синопскому сражению, произошедшему 30 ноября 1853 года, предшествовало немало событий. В начале года обострился «Восточный вопрос», Черноморский флот лишил кавказских горцев важного источника доходов, но зато ошибся в своих стратегических расчётах и едва не упустил турецкие корабли у Синопа — важной перевалочной базы, через которую снабжались кавказские «революционеры». Добившись разрешения атаковать противника, адмирал Нахимов не стал откладывать дело в долгий ящик.

План адмирала Нахимова

16 ноября русский пароход «Бессарабия» захватил турецкий пароход «Medzhir Tadzhiret». Пленные показали, что в Синопе стоит турецкая эскадра: три фрегата, два корвета и грузовые транспорты — все парусные. Сразу же к порту выслали разведчиков, которые обнаружили там семь фрегатов, два корвета (на самом деле их было три) и два колёсных парохода.

Из-за шторма Нахимов подошёл к Синопу только 23 ноября. На следующий день он получил разрешение атаковать турецкую эскадру в Синопе. Но только эскадру. От огня по городу приказано было воздерживаться (у Меншикова в приказе чётко сказано: «щадить Синоп») и открывать огонь только в том случае, если турки начнут стрельбу первыми.

На тот момент у Нахимова было только три линейных корабля, поэтому от нападения русские воздержались, организовав блокаду Синопа и дожидаясь в подмогу эскадры контр-адмирала Фёдора Новосильского: три линейных корабля и два фрегата. Новосильский присоединился к Нахимову только 28 ноября. По плану, русская эскадра в строю двух кильватерных колонн (корабли следовали один за другим по линии курса) должна была прорваться на Синопский рейд и нанести огневой удар по кораблям и батареям противника. Первой колонной предстояло командовать Нахимову. В неё входили корабли «Императрица Мария» (флагман), «Великий князь Константин» и «Чесма». Второй колонной — «Париж» (второй флагман), «Три святителя» и «Ростислав» — должен был руководить Новосильский. Далее корабли становились на якорь перед линией османских фрегатов и вели огонь по ним до полного истребления. Завершая свои инструкции, вице-адмирал приказал, «завязав дело с неприятельскими судами, стараться по возможности не вредить консульским домам, на которых будут подняты национальные их флаги». Он подчеркнул также, что «все предварительные наставления при переменившихся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего своё дело, и потому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнить свой долг».

На 30 ноября 1853 года состав русской эскадры под командованием адмирала Нахимова был следующий:

Великий князь Константин

Отдельный дивизион пароходофрегатов под командованием адмирала Корнилова

Бой у Синопа

В 6 утра 30 ноября 1853 года на флагмане Нахимова, 84-пушечном корабле «Императрица Мария», был поднят сигнал «Приготовиться к бою!». Мрачным дождливым утром при шквалистом ветре русские корабли двумя колоннами двинулись по направлению к Синопской бухте. Время было выбрано неслучайно: мусульмане в этот момент совершали намаз. Русским действительно повезло. То ли из-за намаза, то ли просто потому, что на турецких береговых батареях не рассчитывали, что русские начнут атаку, Нахимов прошёл опасную зону сближения без противодействия с берега. В шканечном журнале корабля «Три святителя» отмечено:

«Проходя (…) батареи, означенные номерами 1, 2, 3, 4, на них не было видно ни малейшего движения, но бежавшие из деревни Ада-Киой турки спешили, вероятно, занять свои места: однако же эскадра наша успела пройти мимо батарей».

Те батареи, которые всё-таки вступили в бой с русскими кораблями, имели на вооружении старые 14- и 19-фунтовые орудия, эффективность которых была близка к нулю. К тому же защищали их земляные брустверы и обслуживались они не армией, а местной милицией. О плохом состоянии батарей до этого неоднократно докладывали в Стамбул.

Но даже без противодействия батарей из-за погоды и неудобного ветра произошли накладки. В частности, левая русская колонна стала на якорь дальше от противника, чем планировалось, что позволило турецкому пароходофрегату «Taif» вырваться. «Императрица Мария», флагман самого Нахимова, не дошла до центра бухты, отчего «Чесма», концевая в правой колонне, не могла действовать против турецких кораблей, и бой для неё свёлся к борьбе с батареями № 3 и № 4. К тому же «Чесма» и «Великий князь Константин» мешали друг другу, перекрывая секторы обстрела, так что им пришлось под турецким огнём менять якорную стоянку. У «Трёх святителей» в начале сражения перебило шпринг, корабль развернуло, и в горячке боя комендоры 120-пушечника продолжили огонь, но по своим. Несколько ядер пришлось в «Париж» и «Ростислав», пока Новосильский не поднял сигнал «Трём Святителям» прекратить огонь.

Читать еще:  Для чего нужны коды оквэд. Оквэд: расшифровка

В 12:30 русские сблизились, и бой-таки начался. Береговые батареи №№ 4, 5 и 6 тоже вступили в дело. В 12:45 развёл пары самый сильный турецкий пароходофрегат «Taif». До сих пор непонятно, прошёл ли он между воюющими сторонами или между турецкими кораблями и берегом, но далее «Taif» миновал батарею № 6, проскользнул между фрегатами «Кулевчи» и «Кагул» и, дав полный ход, в 12:57 взял курс на Стамбул. Позже его капитан Яхъя-бей, ожидавший награды за спасение корабля, был отдан под суд и уволен со службы за недостойное поведение. Султан Абдул-Меджид выразил своё недовольство: «Я бы предпочёл, чтобы он не спасся бегством, а погиб бы в бою, как и остальные».

13:00. Вставший на шпринг напротив турецкого «Avnullah» 84-пушечный «Императрица Мария» просто растерзал фрегат полными бортовыми залпами, и флагман турок выбросился на берег. Нахимов перенёс огонь на «Fazlullah». Тот последовал примеру флагмана. «Великий князь Константин» вступил в бой сразу с двумя фрегатами — «Nâvek-i Bahrî» и «Nesîm-i Zafer». Первый, попавший к тому же под огонь подошедшей «Чесмы», взорвался через 15 минут боя. Второй, объятый пламенем, отнесло к молу у батареи № 5. Был совершенно разбит и корвет «Necm-Efşân».

13:05. 120-пушечный «Париж» обрушил несколько залпов на батарею № 5, формально выполнив приказ «отвечать только на обстрелы с берега», а потом перенёс огонь на фрегат «Dimyad» и корвет «Gül-i Sefîd». Корвет взорвался почти сразу же, а фрегат был сбит со шпринга и отдрейфовал к берегу. «Париж», кстати, истратил больше 68-фунтовых бомб, нежели любой другой русский корабль — 70 из 893 запасённых. «Императрица Мария» израсходовала пять из 176, «Великий князь Константин» — 30 из 457, «Три Святителя» — 28 из 147, наконец, «Ростислав» — 16 из 400. Всего за время боя Черноморский флот потратил 167 бомб.

13:30–14:00. «Три Святителя» начал бой с «Kaaid-i Zafer», «Nizamiye» и батареей № 6. Шальное ядро с батареи перебило кораблю шпринг, развернуло кормой к батарее, и 120-пушечник пережил несколько неприятных минут, дав к тому же несколько залпов по своим. В течение 15 минут под огнём был заведён новый верп, корабль развернулся и обрушил мощные залпы на своих противников. Первый фрегат выбросился на берег и в 14:00 взорвался.

К 16:00 горела не только турецкая эскадра — пылал уже весь город. Огонь с батарей перекинулся на жилые дома. Русские несколько раз посылали к стенам крепости парламентёров, передававших слова командиров: «Прекратите стрельбу из города, русские не станут стрелять в ответ по берегу». Однако услышать их было просто невозможно.

Главной потерей турок стали даже не военные корабли, а транспортники, на которых осуществлялись переброски на Кавказское побережье. Слова Нахимова, сказанные префекту Синопа, звучали как утончённое издевательство:

«Я покидаю этот порт и обращаюсь к Вам как к представителю дружественной нации, рассчитывая на Ваши услуги, чтобы объяснить городским властям, что императорская эскадра не имела никакого враждебного намерения ни против города, ни против порта Синоп».

После боя Нахимов написал царю:

«Повеление Вашего Императорского Величества исполнено Черноморским флотом самым блистательным образом. Первая турецкая эскадра, которая решилась выйти в бой, 18-го (30-го) числа ноября истреблена вице-адмиралом Нахимовым. Командовавший оною турецкий адмирал Осман-паша, раненый, взят в плен и привезён в Севастополь. Неприятель был на Синопском рейде, где, укреплённый береговыми батареями, принял сражение. При этом у него истреблено семь фрегатов, шлюп, два корвета, одни пароход и несколько транспортов. За сим, остался один пароход, который спасся по превосходной быстроте своей. Эта эскадра, по-видимому, есть та самая, которая снаряжалась для овладения Сухумом и содействия горцам».

Последствия

Иностранные дипломаты в Стамбуле по-разному реагировали на сражение: «англичане меланхолично обдумывали итоги Синопа», тогда как французы «предавались ликованию». По предложению английского посла в Турции Стрэтфорда де Редклифа Порта запретила вообще «разговоры на темы политические, включая Синоп, на базарах, в кофейнях, чайханах и пр.», которым турки «предавались с упоением».

Небывалый по силе ветер, начавшийся в районе Босфора, нанёс туркам дополнительный урон: 30 ноября – 2 декабря 1853 года он просто выбрасывал суда на берег. Собственно, в этой ситуации османы чуть не приняли русские условия. Появись наши корабли после Синопа перед Босфором — и история пошла бы по другому пути. Это была главная ошибка Николая I после Синопа. 3 декабря 1853 года, вскоре после сражения, он писал Меншикову:

«Думаю, что большим действиям флота конец и отдых. Кажется, что 4-х фрегатов и обыкновенных пароходов у нас теперь, должно быть, довольно, когда главной неприятельской эскадры более не существует. Ежели точно англичане и французы войдут в Чёрное море, с ними драться не будем, а пусть они отведают наших батарей в Севастополе, где ты их примешь салютом. Высадки не опасаюсь, а ежели бы попытка и была, то, кажется, и теперь отбить их можно. В апреле же будем иметь всю 16 дивизию с её артиллериею, бригаду гусар и конные батареи, более чем нужно, чтобы заставить их хорошо поплатиться».

Собственно, дальнейший ход событий решался в три-четыре дня после Синопа. Направь русские свои корабли тогда к Босфору — не было бы никакой Крымской войны. Турецкое правительство было готово подписать любые договоры. Кроме того, у Турции на войну, впрочем, как и всегда, вообще не оказалось денег. Хотели занять 30 000 000 курушей у Австрии, но этого не дали сделать англичане, которые предложили свой кредит, но не деньгами, а товарами, оружием и советниками. Султан же хотел именно денег — этих серебряных и золотых кружочков, ибо бумажные деньги в Турции те же солдаты Стамбульского гарнизона воспринимали очень нервно, а злить их было нельзя.

Сразу после известия о поражении султан издал фирман о беспрепятственном пропуске русских торговых (и не очень) судов через проливы без досмотра до 23 февраля 1854 года включительно. Самым же главным итогом стало сожжение эскадры и Синопа, что нанесло страшнейший моральный удар по горцам на Кавказе. Тамошние жители всегда уважали только силу, и сила была продемонстрирована очень зримо. Теперь появилась твёрдая основа для переговоров и уверенность в том, что старейшины местных тейпов к русским будут как минимум прислушиваться.

Реакцию англичан на произошедшее хорошо отражают слова, напечатанные в «Иллюстрейтед Ландон Ньюс» 2 декабря 1853 года: «Незначительная победа, не соответствующая громкому кудахтанью о ней». Та же газета писала, что император Николай реально заслужил хоть одну громкую победу в войне, которая явно началась для него неудачно. Некоторые публикации утверждали, что «сражение было нечестным», ведь «Николай воспользовался беспомощностью турецкого флота». «Навал Кроникл» сообщила, что никакого Синопа не было бы, если бы в Чёрном море находился английский флот.

А вот другая сторона Синопского сражения, о которой у нас часто просто не знают, оказалась действительно важной. Оппозиция объявила, что премьер Абердин имеет тайные договорённости с Николаем и вообще, один из виновников Синопского боя — именно он. Пресса, по сути, обвинила премьер-министра Англии в том, что он — немного шпион России. Более того, даже принц Альберт Саксен-Кобург-Готский, муж королевы Виктории — тоже шпион русского императора. Договорились даже до того, что «принц, будучи немцем, не способен относиться к событиям в мире с точки зрения английского либерализма».

5 декабря 1853 года французский посол от имени Англии, Австрии и Пруссии обратился к султану с вопросом, какие тот видит выходы из сложившейся ситуации. По мысли посла, Англия, Франция, Австрия и Пруссия должны были стать посредниками между Турцией и Россией. Но тут во Францию пришла весть о Синопе. Казалось, что Николай всех перехитрил и теперь заключит мир без посредников. Выходило, что Франция остаётся с носом. Более того, в мыслях Наполеона III русские эскадры уже шли к Босфору, а русские войска высаживались в Стамбуле.

Читать еще:  Ольга Бузова: «Мне нужен сильный мужчина.

17 декабря 1853 года английский посол при французском дворе имел разговор с Наполеоном III, после чего немедленно сообщил министру иностранных дел: «Французское правительство полагает, что Синопское дело, а не переход через Дунай, должно бы быть сигналом к действию флотов». Не успел министр опомниться, как посол известил его, что французский император снова его призвал и прямо заявил, что нужно «вымести с моря прочь русский флаг», и что он, император, будет разочарован, если этот план не будет принят Англией. Мало того, Наполеон III приказал своему министру иностранных дел графу Валевскому сообщить в Лондон, что если Англия даже откажется ввести свой флот в Чёрное море, то французы войдут туда сами и будут действовать так, как сочтут нужным.

Естественно, это был блеф. Но этот блеф сработал. Наполеон долго жил в Англии и знал психологию англичан: они хотели участвовать в любом разделе любых территорий и сильно вздрагивали от действий на море без их участия. Коалиция против России начала стремительно складываться. Собственно, именно Синоп заставил англичан и французов забыть извечную вражду и объединиться против России. Конечно же, это был не единственный фактор образования антирусской коалиции, но он дал в руки политикам из «партии войны» прекрасный козырь, который они теперь могли использовать для усиления противостояния с Россией, попутно решая свои местные политические интересы в борьбе за власть.

Синопское сражение кратко

Синопское сражение 1853 года – морской бой между русской и турецкой эскадрами в Синопской бухте. Дата сражения 18 ноября 1853 года. Командующий русской эскадрой в Синопском сражении был вице-адмирал Павел Нахимов. Российский флот одержал убедительную победу над турецкими войсками. Это событие вошло в историю как последняя крупная битва военных парусных флотов.

Морское сражение в Синопской бухте: причины и предпосылки

К тому моменту, когда произошло это сражение, Россия и Турция (Османская империя) уже 1,5 месяца находились в состоянии войны. Решающую роль в развитии кризиса сыграли Англия и Франция. Они были обеспокоены возросшим влиянием Российской империи в европейских владениях Турции, а также её активной экспансией на Кавказе и в Причерноморье. Османской империи была оказана всесторонняя дипломатическая и военная помощь в её конфликте с Россией, который перерос в итоге в Крымскую войну 1854-1855 гг.

Турецкие корабли снабжали оружием и припасами кавказских горцев, воюющих против русской армии. Синоп был важной перевалочной базой этого снабжения. Черноморскому флоту России была поставлена задача данный канал перекрыть. За 2 недели до сражения пленные с захваченного турецкого парохода показали: в Синопской бухте группируются корабли. Они повезут на Кавказ не только военные грузы для горцев, но и войска, которые высадятся в Сухуме и Поти.

Краткое описание сражения

Русская эскадра, которой командовал Начальник Пятой Флотской дивизии Павел Степанович Нахимов, атаковала стоящие на рейде турецкие корабли. Несмотря на огневую поддержку шести береговых батарей, за несколько часов османская эскадра была полностью разгромлена. 15 турецких кораблей были сожжены или в значительно повреждённом состоянии выбросились на берег. Вырваться из ловушки, которой стала для них бухта, смог лишь один 22-пушечный парусно-паровой фрегат «Тайиф». Огонь всех береговых батарей был подавлен.

Атакующая русская эскадра состояла из 11 кораблей. Многие из них были серьёзно повреждены в ходе битвы, но все смогли (своим ходом или на буксире) добраться до Севастополя.

Основные этапы Синопской битвы

23 ноября 3 линейных корабля, на одном из которых находился Нахимов, подошли к Синопу и убедились в верности сведений, полученных от пленных турецких моряков. От нападения малыми силами русский военачальник решил воздержаться и дождался подхода подкрепления, которое подоспело 28 ноября. Пришли 3 линейных корабля и 2 фрегата под командованием контр-адмирала Новосильского, а также дивизион из 3-х парусно-паровых фрегатов под началом вице-адмирала Корнилова.

Карта Синопского сражения

Непосредственно в бомбардировке неприятельских кораблей и береговых батарей участвовали 6 линейных кораблей. Двум фрегатам – 44-пушечному «Кагулу» и 54-пушечному «Кулевчи» – была поставлена задача дрейфовать на выходе из бухты для перехвата турецких судов, которые попытаются бежать. 12-пушечные пароходо-фрегаты «Одесса», «Херсонес» и «Крым» играли вспомогательную роль: они должны были взять на буксир повреждённые в бою корабли.

В 9:30 утра 30 ноября, в дождь и порывистый ветер, линейные корабли двумя колоннами вошли в Синопскую бухту.

Первая колонна:

  • 84-пушечный флагман «Императрица Мария», на борту которого был командующий русской эскадрой вице-адмирал Нахимов;
  • 120-пушечный «Великий князь Константин»;
  • 84-пушечный «Чесма».

Вторая колонна:

  • 120-пушечный «Париж», на котором находился второй русский полководец –контр-адмирал Новосильский;
  • 84-пушечный «Ростислав»;
  • 120-пушечный «Три святителя».

Турки не ожидали атаки. Они думали, что русская эскадра пришла только для блокады выхода судов из бухты, и не рассчитывали, что она начнёт бомбардировать корабли и город, в котором были английское и французское консульства. Поэтому огонь из береговых батарей был открыт с опозданием, когда все русские корабли вошли в бухту и разворачивались бортами для обстрела стоящих на рейде турецких судов.

Активная фаза боя началась примерно в 12:30, выстрелами с турецкого 44-пушечного фрегата «Аунни Аллах».

  • Плотным огнём флагмана «Императрица Мария» были просто растерзаны 44-пушечные фрегаты «Аунни Аллах» и «Фазли Аллах». Оба они после получаса боя выбросились на берег; «Фазли Аллах» взорвался и сгорел до основания.
  • «Великий князь Константин», шедший позади «Марии», расстрелял 60-пушечные фрегаты «Навиек Бахри» (взорвался и сгорел), «Несими Зефер» (выбросился на берег и сгорел) и корвет «Нейджми Фешан» (разбит, выброшен на берег).
  • «Чесма», замыкающий первой колонны, из-за преждевременной остановки первых двух кораблей, не смог действовать против турецких судов, зато подавил огонь 3-й и 4-й береговых батарей.
  • Флагман второй колонны, которая зашла с другой стороны бухты, – «Париж» – в начале боя расстрелял 22-пушечный корвет «Гюли Сефид» (взорвался) и 56-пушечный фрегат «Дамиад» (разбит и выброшен на берег). Затем обстрелял береговую батарею №5 и 64-пушечный фрегат «Низамие».
  • «Низамие» был разбит и подожжён огнём корабля «Три святителя». Та же участь досталась 54-пушечному фрегату «Каиди Зефер».
  • «Ростислав» расстрелял 24-пушечный фрегат «Фейзе Меабуд» и береговую батарею №6.

К 13:30 с турецкой эскадрой было покончено: корабли горели, ветер распространял пламя с одного судна на другое и на город. Вырваться из бухты смог только пароходо-фрегат «Тайиф». Оставленные для
перехвата 2 русских фрегата паровой машины не имели и преследовать его против ветра не смогли.

Окончательно сопротивление турецких кораблей было подавлено к 14 часам; береговых батарей – к 16 часам.

Итоги сражения

Битва окончилась полным уничтожением турецкой эскадры. Среди 200 пленных был и контр-адмирал Осман-паша. Русские потеряли 37 человек убитыми, 233 – ранеными. Несмотря на серьёзные повреждения (в корпусе «Императрицы Марии» насчитали 60 пробоин), все корабли после срочного ремонта благополучно добрались до Севастополя.

«Истребление Синопской эскадры – грозы Кавказа – спасло его от большого вторжения турок» (контр-адмирал Вукотич).

Победа вызвала большой патриотический подъём, повсюду публиковалась карта боя. Но многие люди предвидели неминуемое после Синопа вступление в войну Англии и Франции и понимали, какая это тяжёлая будет война.

Битвой был вдохновлён знаменитый живописец Айвазовский (картины «Синопский бой», «Синоп. Ночь после боя»). Синопская победа в 1995 году вошла в список государственных праздников – Дней воинской славы России (дата установлена на 1 декабря).

Источники:

http://istoriarusi.ru/imper/sinopskoe-morskoe-srazenie.html
http://warspot.ru/13402-krymskaya-voyna-sinopskoe-srazhenie
http://supernovum.ru/article/3097

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector