0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сербы в россии. Распад и турецкое завоевание

Турецкие завоевания и борьба народов Юго-Восточной Европы за независимость.

Завоевание –Балканского полуострова

В XIII-XIV веках на Балканском полуострове существовали два славянских государства: Сербия и Болгария. Они находились в состоянии феодальной раздробленности. Этим воспользовались пришедшие из Азии завоеватели — турки. В XIV веке турки переправились через Дарданелльский пролив в Европу и начали наступление на балканские государства. Народы Болгарии и Сербии оказывали героическое сопротивление захватчикам.

Каждый болгарский город туркам приходилось брать штурмом или осадой. Но борьбе народных масс против захватчиков мешали непрекращающиеся раздоры и усобицы между феодалами. В конце XIV века Болгария попала под чужеземную власть.

Отважно боролся с турками и сербский народ. В битве на Косовом поле в 1389 году сербское войско встретилось с полчищами турецкого султана. Произошла жестокая сеча. Чтобы внести сумятицу во вражеский стан и подбодрить свои войска, мужественный сербский патриот Милош в разгар битвы проник в турецкий лагерь и мечом поразил насмерть турецкого султана (короля). Милош пожертвовал своей жизнью для спасения родины. Но силы были всё же слишком неравны. К тому же многие сербские феодалы не выступили против турок. Сербы потерпели тяжёлое поражение и также оказались под властью султана.

Долго томились сербы и болгары под турецким владычеством. И лишь пятьсот лет спустя они обрели независимость благодаря помощи великого русского народа.

Падение Византии.

Завоевав Сербию и Болгарию, турки сомкнули Византии кольцо вокруг ослабевшей Византии. В 1453 году огромная армия и многочисленный флот султана осадили Константинополь.

Турецкое войско превосходило византийское по численности более чем в десять раз. Но жители Константинополя мужественно защищали свой город 53 дня длилась осада. Турецкие бомбарды (тяжёлые пушки) днём и ночью обрушивали на стены города огромные каменные ядра. Несколько раз турки бросались на приступ и с большими потерями откатывались назад.

Наконец после кровопролитного штурма и ожесточённого уличного сражения Константинополь пал. Во время штурма погиб последний византийский император. Турки подвергли город ужасающему разгрому. По словам очевидца, во многих местах из-за трупов не было видно земли. Константинополь был переименован в Стамбул и стал столицей Турецкого государства. Так окончила своё более чем тысячелетнее существование Восточная Римская империя.

Османская империя.

После падения Византии турецкие завоевания продолжались. Султаны захватили территорию Румынии, подчинили себе Крым. Опираясь на поддержку турок, крымские татары стали совершать опустошительные набеги на Польшу, Украину и Русь, причиняя их народам неисчислимые бедствия. Турки завоевали Сирию, Палестину, Ирак, Египет и почти всю Северную Африку, овладели островами Эгейского моря. Под власть турок попали западные области Грузии и Армении, большая часть Венгрии. В результате захватнических войн возникло огромное феодальное государство — Османская империя. Её правители хвастливо называли себя так: «Я, султан султанов, государь государей, раздающий короны монархам всего земного шара, тень бога на Земле».

Турецкие корабли пиратствовали на Средиземном море. Были перерезаны торговые пути венецианцев и генуэзцев, ведущие в Азию. Торговые связи Европы с Востоком ослабли. Опустошительное завоевание замедлило развитие хозяйства и культуры в Сербии, Болгарии, Греции, Грузии, Армении и других странах. Многие некогда цветущие области стали пустынными; пришли в упадок сельское хозяйство, ремесло и торговля. Из Софии и Белграда турки почти целиком изгнали местное население и превратили эти города в свои крепости. Турецкие власти называли крестьян покорённых ими стран презрительной кличкой «райя», что значит «стадо», и взимали с них многочисленные поборы и повинности.

Самым страшным налогом для населения завоёванных турками стран Балканского полуострова был «налог кровью»: у родителей насильно отнимали малолетних детей и воспитывали их в духе слепой преданности султану и исламу. Когда мальчики вырастали, из них составлялось отборное войско султана — янычары. На шапках янычары носили изображение ложки в знак того, что они едят суп султана. При помощи янычар подавлялись восстания покорённых народов.

Освободительные восстания.

Многие местные феодалы в захваченных турками странах принимали ислам и ценой предательства покупали право на сохранение своих владений. Но трудящиеся, оставшиеся верными своей культуре, не знали пощады. Их преследовали и травили. Турецкие власти запрещали национальные языки и письменность на покорённых ими землях.

Читать еще:  Трипольская культура. из сб

Народы Балкан, Закавказья, арабских стран вели долгую и упорную борьбу с захватчиками и с предателями-феодалами, на протяжении многих веков упорно отстаивали свою свободу и обычаи. В горах и лесах Балканского полуострова не прекращалась партизанская война. Отряды народных мстителей («гайдуков», как их называли в Сербии и Болгарии) при поддержке всего населения совершали нападения на турецкие гарнизоны, уничтожали феодалов и чиновников. В разных концах огромной империи то и дело вспыхивали народные восстания. Султаны вынуждены были держать большую часть армии всё время в состоянии боевой готовности и прекратить активную завоевательную политику.

Героическая борьба народов покорённых стран против турецкого ига ослабила Османскую империю, сковала её силы и тем самым помогла Западной Европе отразить турецкое нашествие.

ПРИЛОЖЕНИЕ — ОТРЫВОК ИЗ СЕРБСКОГО НАРОДНОГО СКАЗАНИЯ О БИТВЕ НА КОСОВОМ ПОЛЕ

  • И как солнце утром засияло,
  • Ворона два чёрных прилетали,
  • Прилетали от Косова поля
  • И на царском тереме уселись.
  • Чёрный ворон говорит другому:
  • „Это ль терем Лазаря владыки?
  • В терему никто это не слышал,
  • Только лишь царица услыхала,
  • Из своей светлицы выходила,
  • Воронам двум чёрным говорила:
  • „Ради бога, птицы, расскажите,
  • Вы откуда утром прилетели?
  • Не летите ль от Косова поля?
  • Не видали ль там два сильных войска?
  • Между ними не было ли битвы?
  • Чьё же войско в битве победило?»
  • Отвечают вороны Милице:
  • „Слава богу, царица Милица,
  • Мы сегодня от Косова поля,
  • Там сошлися сильные два войска,
  • Рать на рать ударила, сразилась,
  • У обеих их цари погибли.
  • Кое-что осталося от турок,
  • А от сербов если и осталось,
  • — Раненые, мёртвые остались».
  • „Все они на Косове остались,
  • Где погиб наш славный князь-царь Лазарь,
  • Много копий там разбито в щепки,
  • Там разбито всяких, сербских
  • И турецких,-только сербских больше.
  • Был убит наш воевода Милош
  • У Ситницы, у воды студёной,
  • Где немало перебил он турок.
  • Погубил султана он Мурата
  • И ещё двенадцать тысяч турок.
  • О себе оставил память.
  • Долго будут
  • В песнях петь о Милоше,
  • доколе Будут сербы и Косово поле.
  • Что ж сказать о Вуке?
  • Будь он проклят
  • И с отцом и с матерью своею!
  • Будь он проклят с родом всем вовеки!
  • Изменил на Косове он сербам
  • И увёл с собой двенадцать тысяч Конной силы».

Лазарь — сербский князь, погибший на Косовом поле, Милица — жена Лазаря

Сербии грозит новый распад

На Балканах опять говорят о новой войне и новом кровавом переделе. Делить при этом собираются в основном Сербию, а там уж «как получится». Большинство этих разговоров так разговорами и останется. Но на фоне взрывоопасного обострения обстановки в Косове следует вспомнить, какими еще регионами рискуют расплатиться сербы за попытки стать «своими» для Запада.

Признав очевидное – потерю контроля над Косовым, президент Сербии Александр Вучич дал албанцам лишний повод для провокаций и усиления нажима на Белград. Такие уж это люди: дай им палец, попытаются откусить руку по самое плечо. Иные подходы к дипломатии там попросту не воспринимают, искренне полагая, что наглость города берет, а уж в дополнении к автомату берет целые регионы.

Но с окончательной потерей Косова развал Сербии не закончится, скорее, наоборот. На ее карте есть еще как минимум три участка, возможное обособление которых по-прежнему обсуждается разными силами, принципиально враждебными в отношении Белграда.

Прешевская долина

Косово отделяли от Сербии по его административным границам – казалось, что так проще и безопаснее, хотя эти границы не совпадают с этнической картиной местности. Как следствие, противостояние между сербами и албанцами продолжилось, а конфликт в Прешевской долине, наряду с войной в Македонии, стал одним из последних аккордов в кровавом разделе Югославии. В качестве исключения, он был сыгран в пользу сербов.

Под Прешевской долиной в данном контексте понимают три общины на юге Сербии – Прешево, Медведжа и Буяновац, где действовало отдельное подразделение АОК – Армии освобождения Косова. Боевики чувствовали себя там вольготно и быстро набирали силу благодаря тому, что НАТО принудило Югославию не только к выходу из Косова, но и к созданию демилитаризованной зоны вокруг него. Дело шло к новой войне, что в планы альянса не входило, поэтому сербам согласовали проведение в 2001 году операции «Браво», в рамках которой албанские вооруженные формирования были разгромлены, бежав на территорию Косова и Македонии.

С тех пор мало что изменилось – в том смысле, что большинство населения этих трех общин по-прежнему составляют албанцы. Там можно найти даже мемориалы террористам АОК, которые сербские активисты неоднократно обещали разрушить, но местная шиптарская администрация держит под защитой.

Читать еще:  История изобретения ножниц. Швейное дело

Присоединение Прешево, Медведжи и Буяноваца к Косово для Приштины – идея-фикс, ставшая предметом переговоров с Белградом об обмене территориями. Эти переговоры поддерживаются Брюсселем и Вашингтоном, но есть проблема – албанская наглость. Обмен предполагает взаимные уступки, но албанцы не желают отдавать ни пяди «своей» (на самом деле, конечно, чужой) земли, то есть Ибарского Колашина – Северного Косова, населенного преимущественно сербами. Понять их в общем-то можно: по меркам убогой косовской экономики Ибарский Колашин – это кусок весьма жирный, именно там находится крупный горно-обогатительный комбинат и электростанция Газиводе, питающая как Косово, так и южную Сербию.

Агрессия последних дней, как и более ранние события, подчинены именно этой цели: измотать Белград и местных сербов, заставить пойти на уступки, ничего не получая взамен. Самое страшное, что албанцы, кажется, на верном пути.

Сейчас читают

Накануне Скупщина (парламент Сербии) приняла отчет о работе канцелярии правительства по Косово. Презентуя оный, президент Александр Вучич заявил, что альтернативы переговорам с Приштиной нет и что только они способны снизить уровень насилия в отношении сербов Ибарского Колашина. При этом, по его же словам, у Сербии нет планов по проведению военной интервенции в Косово.

Пока еще нет. После перевооружения сербской армии, которое взяла на себя в основном Россия, могут и появиться. Тут, как говорится, чья возьмет – либо албанская наглость сделает интервенцию попросту неизбежной, либо президент Вучич окажется готов проглотить что угодно, в том числе и потерю Прешевской долины, в обмен на вступление в Евросоюз, шиш с маслом или что там еще ему обещают в Брюсселе.

Новопазарский санджак

Санджак – это что-то вроде нашего района, административная единица Османской империи, ставшая неофициальным названием для региона, поделенного между Сербией и Черногорией. Как и в случае с Косово и Косовым полем, проигранная битва на котором предопределила века османского владычества, эти земли занимают особое место в сербском национальном самосознании – на них располагалось средневековое сербское государство Рашка. Теперь это Раштинский и Златиборский округа, не имеющие какого-либо особого статуса. От остальной Сербии их отличает то, что большинство населения там составляют мусульмане.

Не албанцы, а просто мусульмане – сербы, принявшие ислам. Их можно было бы назвать бошняками, но это не Босния, так что под нацбилдинг Тито местные жители как бы не попадают, но в пику Белграду подчас называют себя бошняками, стремясь к объединению с Боснией и Герцеговиной.

Европейским либералам на заметку: пока в самой Боснии сербы и мусульмане увлеченно резали друг друга, обстановка в контролируемом Белградом Санджаке оставалась относительно мирной, что никак не вписывается в миф об «агрессивном сербском фашизме». Когда местные исламские активисты потеряли последнюю совесть, требуя предоставить им независимость и право присоединения к другой стране (читай – Боснии), в регионе провели полицейскую операцию с целью разоружить тех, кто не имел права носить оружие. Часть активистов арестовали, часть бежала в Турцию, но о войне даже речи не шло.

После свержения Милошевича и прихода к власти альянса либералов и либеральных националистов Воислава Коштуницы, санджакские активисты не просто вернулись на родину, но и вошли в правящую коалицию. Наиболее показательный пример – Сулейман Углянин, в течение шести лет числившийся в Сербии министром без портфеля и отвечавший за проблемы национальных меньшинств. Чем он занимался на практике – Аллах его знает, но идеи «свободного Санджака» транслировал по-прежнему, а в Белграде это терпели, желая продемонстрировать ЕС высоты своей толерантности.

В конце концов терпение сербов лопнуло, Углянину указали на дверь, и он до сих пор мечется между Приштиной, Анкарой и Брюсселем, называя Сербию «фашистским государством», которое подавляет «мусульманское самосознание». В чем это подавление заключается, науке неизвестно.

Сулейман Углянин (фото: facebook.com/drsulejmanugljanin)

Несколько дней назад Углянин вновь потребовал вывести из Санджака всю сербскую полицию, передав власть исламским активистам и превратив регион в «демилитаризированную зону» под контролем западных стран. Можно с уверенностью сказать, что свое выступление он синхронизировал с Приштиной, всего через двое суток пошедшей в атаку на Северное Косово.

Ситуации в Санджаке и в Ибарском Колашине намеренно «рифмуются»: согласно договоренностям, албанская полиция должна держаться подальше от Северного Косова, а раз так, то сербская, по мысли Углянина и албанских головорезов, должна покинуть Санджак. Между этими неприятными людьми сложились любовь и дружба, которые скрепляет не столько даже Коран, сколько упомянутая Газиводе, одна часть которой расположена в Косове, а другая в Санджаке. Мусульмане с обеих сторон готовы поделить ее «по-братски», вычеркнув сербов из завещания. Им это кажется «продуманной политикой» и «игрой на центрах силы». Но истерики Углянина вряд ли к чему-нибудь приведут.

Читать еще:  Презентация "профессия - хореограф". Хореограф

Во-первых, этот неприятный человек пытается играть отсутствующими у него мускулами и реальной властью не обладает. Между ним и другими авторитетными «санджакцами», у каждого из которых есть своя региональная партия, идет суровая борьба за влияние и поддержку 200-тысячной исламской общины. Это такая свара на коммунальной кухне, обостренная за счет непомерных амбиций ее участников.

Из Белграда на нее взирают со снисходительностью и злорадством, как взирали бы из Москвы на склоки в блогах, в рамках которых какие-нибудь активисты боролись за право представлять мнение «суверенного народа Тулы и Костромы».

Во-вторых, в Брюсселе, бубня свои традиционные заклинания про «уважение к правам меньшинств» и «недопустимость насилия», на деле выступают категорически против «самоопределения Санджака». Ведь в этом случае опасно перевозбудится его черногорская половина, а черногорский режим абсолютно лоялен коллективному Западу, провоцировать его как-то не с руки.

О том, как в свою очередь перевозбудятся албанцы, разбросанные по балканским странам и мечтающие об ирреденте под знаменами Великой Албании, страшно даже подумать. Это может привести к такой резне, что позабудутся все предыдущие.

Воеводина

Этот автономный край с пестрой национальной структурой и значительным венгерским меньшинством долго входил в состав империи Габсбургов и имеет историю, несколько отличную от остальной Сербии – их воссоединение произошло уже после Первой мировой войны. Местную столицу – Нови-Сад – иногда называют «сербским Санкт-Петербургом», при этом границы автономии простираются с севера почти что до Белграда.

В период Тито автономия получила очень высокий уровень самостоятельности, что закрепило в сербском сознании страхи потерять Воеводину. Когда Югославия вошла в состояние полураспада, эти страхи достигли пика – и на Нови-Сад выдвинулся «народный марш», возглавляемый лично Слободаном Милошевичем (в ту пору – председателем президиума ЦК Союза коммунистов Сербии). Крови удалось избежать: правительство Воеводины согласилось уйти в отставку, а ее автономия, как и автономия Косова, была урезана до символической.

Завоевание турками Болгарии и Сербии

Турки-османы, закрепившиеся на Балканах в середине ХIV в., оставив в тылу Византию, начали активное наступление на земли южных славян, используя при этом ослабление их государств. Турецкая опасность осознавалась правителями. Но эгоистические интересы феодальной знати, местные, локальные противоречия помешали необходимой консолидации, чем и воспользовались агрессоры.

В 1389 г. турки нанесли тяжелое поражение сербам на Косовом поле. В начале битвы сербский юноша Милош Обилич под видом перебежчика сумел проникнуть в палатку турецкого султана Мурада I и заколол его кинжалом. Но после короткого замешательства в рядах турок сын и наследник Мурада Баязид привел в порядок свои войска и, используя численное превосходство, разгромил сербов. Сербский король Лазарь и многие знатные сербы были взяты в плен и казнены.

В 1393г. турки завладели столицей Болгарского царства — Тырновом.

Так в конце ХIV в. были ликвидированы основные славянские государства на Балканах и начались долгие столетия турецкого господства.

Молдавия, Валахия и Трансильвания до конца XIII в.

Территория региона ограниченна с севера Карпатами, с юга и запада -Дунаем, с востока – Днестром.

В IX — начале X в. южная часть этих земель была захвачена Первым Болгарским царством. Болгарские феодалы захватывали общинные земли и превращали их жителей в зави­симых крестьян. Они же принесли сюда и христианство. Официально оно было принято в 865. В X — XI вв. возникают местные феодальные владе­ния — кнезаты, во главе с князьями, обладавшими обширными землями и пользовавшимися полнотой военной, судебной и административной вла­сти. Несколько кнезатов составляли воеводство во главе с воеводами или господарями.

В будущих восточномолдавских землях феодальные порядки скла­дывались под влиянием Галицкой Руси. Христианство было здесь при­ято в 989 г. С этого времени на территории Валахии и Трансильвании славянский язык до XVIII в. стал официальным языком государства и церкви.

Но процессы государственного развития протекали здесь замедленно и растянулись на несколько столетий. Этому способствовали слабые связи между отдельными воеводствами и кнензатами, а также набеги кочевников.

77.243.189.117 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Источники:

http://hist-world.com/istoriya-srednikh-vekov-golin-kuzmenko-lojberg/377-turetskie-zavoevaniya-i-borba-narodov-yugo-vostochnoj-evropy-za-nezavisimost.html
http://vz.ru/world/2019/5/30/980028.html
http://studopedia.ru/8_37450_zavoevanie-turkami-bolgarii-i-serbii.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector