0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Родные пенаты марка шагала. Марк шагал

Родные пенаты марка шагала. Марк шагал

Жизненный путь уроженца Витебска Мойши Сегала, известного всему миру в качестве знаменитого художника Марка Шагала, является целой эпохой, события которой в полной мере отразились в творчестве этой талантливой личности. Одухотворенный мир его творений, проникающий в самую глубину человеческой души, наполнен ощущениями тайн бытия.

«Ночь», написанная в 1953 году, продемонстрировала смену направленности живописи мастера, связанную с его переездами. Данное полотно создано после возвращения в Париж из эмиграции. Кроме того, в 1952 произошла встреча с хозяйкой шляпного салона Валентиной Бродской, существенно повлиявшей на судьбу художника. Кстати, именно эта женщина, с которой Шагал прожил 33 года, оказалась для него прекрасным менеджером. В своей мистической «Ночи», отображающей религиозную тематику, живописец передал тоску по родному Витебску. Особенную роль здесь играет цветовая гамма. В красном петухе, связанном с религиозными воззрениями мастера, воплощаются его предчувствия тревожных перемен. Присутствует здесь и летающая женщина, символизирующая абсолютную свободу путешествий в сновидениях.

Над городом

«Над городом» – творение, которое, без преувеличения, знают все. На ней Шагал изобразил себя и жену, летящими над домиками Витебска. Художник хотел показать людям быстротечность времени. Здесь нет детализации объектов, логики, физических законов. Перед зрителями лишь парящие души влюбленных в романтическом мире снов и воспоминаний. Но вот под забором изображен человечек, справляющий нужду. Реальный мир врывается в картину, где ирония быта находится рядом с лирикой любви.

Ворота еврейского кладбища

«Ворота еврейского кладбища», созданные в 1916 году, отображают как духовный, так и греховный мир. Первый обращен к небесам, второй рушится, превращаясь в хаос. На переднем плане изображены монументальные с надписями врата, увенчанные шестиконечной звездой, которые распахнуты для новых обитателей. Лунная дорожка ведет к захоронениям, находящимся в центре полотна. Ночное небо представляет собой абстрактные, хаотично расположенные цветовые плоскости. Здесь важно понимать, что тот год для художника был наполнен предчувствием вселенской трагедии.

Скрипач

«Скрипач» – картина, датируемая 1912-1913 годами, переполнена тонами, выражающими энергию живописца. Следует отметить, что скрипач для еврейского менталитета является весьма важной фигурой. Без него не обходились ни свадебные, ни похоронные церемонии. Таким образом, музыкант со скрипкой становился символом всей жизни человека. Вот и на полотне присутствуют три времени года: желтые оттенки осени, переходящие в зеленые тона весны. А на заднем плане – зимние крыши домов, покрытые белым снегом. Скрипач же, словно состоящий из разных фрагментов, разноцветен. В верхней части дома художник якобы расположил его, вспомнив дядю, уходившего пить компот на крышу для спокойствия души.

Старушка с клубком

«Старушка с клубком» создана молодым художником в 1906. На этом жизненном этапе он только обучался изобразительному искусству сначала в Витебске у живописца Юделя Пэна, далее в петербургской Рисовальной школе Общества поощрения художеств, которой руководил Н. К. Рерих. Кстати, в Петербурге высоко оценили способности юноши, взяв его на обучение сразу на 3-й курс. «Старушка с клубком» – чисто экспрессионистская картина, где выражение превалирует над изображением.

Голубые любовники

«Голубые любовники» – картина 1914 года из известной серии, посвященной дочери ювелирного мастера Белле Розенфельд, которую боготворил Шагал. Картина создавалась в пору счастливой совместной жизни Марка и Беллы. И после смерти любимой супруги художник постоянно вписывал ее черты практически во все создаваемые образы женщин. «Голубые любовники» с искаженными, точно во сне, вещами и пространством, отличаются фантасмагоричностью. Синий цвет, являвшийся для мастера воплощением царства Небесного, использовался им для передачи счастливой влюбленности, безграничной нежности.

Модель

«Модель» – творение живописца 1910 года. Живя в это время в Париже, Шагал приобщился к кубизму, фовизму, экспрессионизму – весьма популярным авангардистским течениям в искусстве. К слову сказать, именно во Франции мастер стал именовать себя Моисеем. На картине художник изобразил молодую художницу, одетую по последней парижской моде. В комнате, где она находится, на стене висит ковер со славянскими орнаментами, что является своего рода данью родине. В самой художнице не ощущается беспокойства, но преобладающие красные оттенки полотна вызывают душевную тревогу. Скорее всего, художник запечатлел собственные переживания и волнения в связи с переселением в Париж.

Свадебные огни

«Свадебные огни» изображают фрагмент венчания мужчины и женщины, в которой угадываются черты музы Шагала, его супруги, с которой он прожил 30 лет. Картина написана в 1945 спустя почти год после смерти любимой жены. Впоследствии, даже вступая в отношения с иными женщинами, Шагал воплощал в своих творениях только черты Беллы.

Белое распятие

«Белое распятие», созданное в 1938, воплотило современный мир таким, как его видит мастер. Поистине драматичное полотно пересекается широким белым лучом сверху вниз, который освещает Христа, заставляя видеть его сон, а не смерть. Здесь есть зеленая фигурка человека, несущего за плечами мешок. По мнению искусствоведов, это может быть еврейский странник либо пророк Илья. На полотне изображена и лодка с людьми как символ надежды на спасение еврейского народа от нацистских преступников. Не следует забывать, что за год до начала Второй мировой войны нацисты убили множество евреев. На заднем плане показаны страдающие от погромов люди, горящие дома. «Белое распятие» явилось прямым предсказанием будущего Холокоста.

Прогулка

«Прогулка», написанная в 1918, изображает мужчину и женщину, которые держатся за руки. Несложно угадать в них Марка, стоящего на земле, и Беллу, парящую в небесах. Пара словно объединяет земной мир со сновидениями. Эта картина вошла в триптих, к которому относятся работы «Над городом» и «Двойной портрет», где Белла восседает на плечах супруга, готовясь прыгнуть. «Прогулка» трактовалась искусствоведами как своего рода бегство от реальной жизни с ее революционными потрясениями.

История любви в картинах: Марк Шагал и Белла Розенфельд

Могла ли дочь витебских торговцев ювелирными изделиями, девочка из приличной еврейской обеспеченной семьи, найти себе достойного супруга? Без сомнения — могла, и даже должна была. Но Бася-Рейза Розенфельд рассудила по-своему. Она влюбилась в бедного художника Моисея Сегала и отдала ему свое сердце. Никуда не спеша, получала образование, писала любимому письма — и ждала, когда он наконец-то вернется в родной Витебск. Она верила: именно он — тот единственный, который ей нужен, этот «живописный молодой человек, лет 25, со странными широкими глазами, смотрящими из-под буйных кудрей», и второго такого не будет.

Читать еще:  Что означает петь дифирамбы. Петь дифирамбы жениху

Две революции, две войны, бедность и богатство, частые переезды — Белла Розенфельд, верная Муза и жена Марка Шагала , была рядом с ним почти 30 лет. Его Ангел, символ любви во всех его картинах, нежная, умная, красивая Белла понимала Шагала как никто другой, и принимала его таким, каким он был. Ни одна картина не была закончена без ее одобрения, ей художник поклонялся, ее любил так, как никого после, до конца своей долгой жизни.

Несмотря на известные биографические данные, разница в возрасте между Марком и Беллой составляла всего два года: Шагал родился 7 июля 1887 года, а Белла — 14 декабря 1889-го, а не 1895 года, как считали многие искусствоведы. Оба росли в одно и то же время в Витебске, городе на окраине черты оседлости, которую в XVIII веке Екатерина II определила для еврейского населения. Город десятков христианских церквей и синагог, как называл его Илья Репин — «русский Толедо», — Витебск дал приют тысячам евреев, которые составляли более половины его населения. В этом городе, смотревшем с высоких берегов в быструю Двину, говорившем на идиш и закрывающим двери контор и магазинов по субботам, родились оба героя нашего рассказа.

Маленький Мойша Сегал жил в районе Песковатики, на бедной окраине, которая недалеко ушла от деревни — там среди кособоких деревянных домишек разгуливали куры и козы. Купцы Розенфельды отдавали свою дань витебскому образу жизни: живя в центре, будучи торговцами ювелирными украшениями, они держали в сарае корову, которую всенепременно брали с собой на дачу. Притом Витебск был достаточно крупным городом. Здесь было несколько театров, городской симфонический оркестр, и здесь же работала единственная на всю черту оседлости художественная школа, которую основал Юдель Пэн.

Принадлежа к разным сословиям, и Мойше, и Башенька росли в атмосфере любви. Молодая и энергичная Фейга-Ита Сегал обожала своего первенца, изливая на него всю любовь, которая была не сильно-то востребована ее степенным и спокойным мужем Хацкелем. «По мечтательности уродился я в мать» — писал Шагал сестрам в 1912 году. Внимание, любовь, лакомый кусочек — Фейга-Ита всегда баловала своего Мойше, голубоглазого, кудрявого красавчика, невольно выделяя его из девяти своих отпрысков. Эта глубокая внутренняя связь с матерью навсегда останется с Шагалом, а глубинная «женская» нота будет звучать в его картинах. Мать — энергия и движение, первая половина его жизни; отец — задумчивость и размеренность, которые пришли к Шагалу в зрелые годы.

Деловая и расчетливая, вечно озабоченная делами ювелирного магазина, мадам Фрида Розенфельд по-своему любила младшую дочь — восьмого по счету ребенка в семействе. И если она не так явно это показывала самой Башеньке, то уж точно не запрещала мужу и домашним всячески баловать девочку.

Жизнь обеих семей вращалась вокруг религиозной жизни, обычаев, традиционных трапез и праздников еврейского календаря. Любовь к людям и животным, песня и танец, радость и интуитивное общение с Богом — все это присутствовало в жизни хасидов, приводя человека и природу в состояние внутренней гармонии. Через годы Марк привнес все это в свои картины, Белла — в семейную жизнь.

В гимназии, куда его устроила за взятку мать, Шагал был первым только по двум предметам — геометрии и рисованию. Свое художественное образование он начал в художественной школе Юделя Пэна . Академизм и натурализм, которым был привержен учитель, Шагала совсем не вдохновляли. Тем не менее, Пэн брал со своего талантливого ученика плату лишь два первых месяца обучения. Шагал бунтовал — цветом, линией, штрихом, композицией. Он еще не понимал, как надо, но точно знал, как не хочет рисовать. От жанровой архаики Пэна юный Шагал шел к своей собственной театральной выразительности и одухотворенности еврейского быта.

Тем временем Белла прилежно осваивала французский и немецкий языки в Алексеевской гимназии для девочек, которую закончила с серебряной медалью. Это давало еврейской девушке возможность продолжить обучение в Москве или Санкт-Петербурге. В 1900 году после перерыва были вновь открыты Московские высшие женские курсы, которые также назывались «курсы Герье» — по фамилии их основателя и директора, историка, профессора Московского университета Владимира Ивановича Герье.

В 1907 году две подруги, выпускницы витебской Алексеевской гимназии — Тауба Брахман и Бася Розенфельд — подали прошение о принятии их на курсы Герье. Басе был интересен историко-философский факультет, где она специализировалась на русской литературе, изучала психологию и логику, историю философии. Стоило обучение 100 рублей в год — родители Баси могли себе позволить такие расходы. Очевидно, тогда же Бася превратилась в Берту, а еще позже — в Беллу, Тауба Брахман стала Теей, а Мойша Сегал — Моисеем Шагалом: многие молодые евреи в начале века старались переиначить свое имя «на русский лад», чтобы не особенно выделяться.

Подруга Беллы, дочь витебского аптекаря Тея Брахман свои документы отозвала и уехала в Санкт-Петербург, где поступила на Бестужевские курсы. С Шагалом Тея познакомилась еще в Витебске — связующим их звеном стал Виктор Меклер, одноклассник-гимназист Шагала, начинающий художник. Когда Шагал и Меклер приехали в столицу, знакомство возобновилось. Тея стала «третьим романом» Шагала — и его натурщицей. «Весёлая, общительная, готовая петь без умолку. Шуточки у нее хлесткие, сочные. И за это ее только больше любят. Тее нравится компания мальчишек, она то целует ребят в губы, то дерётся с ними. К девушкам же относится с нежностью. Может часами любоваться длинной шеей или красивыми руками… Есть ли что-нибудь, чего Тея не умеет? Она играет на пианино, в карты, говорит по-немецки, знает наизусть поэтические новинки. И сама пишет. В пространных посланиях на исписанных со всех сторон листках, которые я от нее получала, всегда были последние стихи» — вспоминала Белла Шагал о своей подруге в книге «Горящие огни».

Читать еще:  Анализ главы я проваливаюсь из повести юность. Л.Н

С будущей женой Марк Шагал познакомился в 1909 году, в Витебске, куда приехал на побывку из Санкт-Петербурга. Первая встреча произошла в доме их общей подруги Теи Брахман. Белле было 19 лет, ему только исполнилось 22. Сам Шагал так рассказывал об этом в своей книге «Моя жизнь»:

«…эта некстати явившаяся подруга, ее мелодичный, как будто из другого мира, голос отчего-то волнует меня.
Кто она? Право, мне страшно. Нет, надо подойти, заговорить.
Но она уже прощается. Уходит, едва взглянув на меня.
Мы с Теей тоже выходим погулять. И на мосту снова встречаем ее подругу.
Она одна, совсем одна.
С ней, не с Теей, а с ней, должен я быть, — вдруг озаряет меня!
Она молчит, я тоже. Она смотрит — о, ее глаза! — я тоже. Как будто мы давным-давно знакомы, и она знает обо мне все: мое детство, мою теперешнюю жизнь и что со мной будет; как будто всегда наблюдала за мной, была где-то рядом, хотя я видел ее в первый раз.
И я понял: это моя жена.
На бледном лице сияют глаза. Большие, высокие, черные! Это мои глаза, моя душа.
Тея вмиг стала чужой и безразличной. Я вошел в новый дом, и он стал моим навсегда»…

Родные пенаты марка шагала. Марк шагал

Очень много искусствоведов рассматривают Марка Шагала просто как одного из модернистских художников XX века. Кто-то считает его продолжателем наивного искусства, кто-то — чистым модернистом. Но Шагал — это особое явление в ХХ веке.

Если Малевич строил разные идеи, выпускал громкие манифесты, Кандинский развивал свою философию и отразил ее в статье «О духовном в искусстве», то у Шагала такой задачи не было. Он ничего не декларировал, он просто выражал в своем творчестве восхищение перед Божьим миром. И мне кажется, неправильно воспринимать работы Марка Шагала вне религиозного контекста.

Прогулка, 1917-18 гг.

Холст, масло
169,6 × 163,4 см
Государственный русский музей, Санкт-Петербург, Россия

Не помню кто, скорее всего, мама рассказывала, что, как раз когда я родился — в маленьком домике у дороги, позади тюрьмы на окраине Витебска — вспыхнул пожар. Огонь охватил весь город, включая бедный еврейский квартал. Мать и младенца у нее в ногах, вместе с кроватью, перенесли в безопасное место, на другой конец города.

Но главное, родился я мертвым. Не хотел жить. Этакий, вообразите, бледный комочек, не желающий жить. Как будто насмотрелся картин Шагала. Его кололи булавками, окунали в ведро водой. И наконец он слабо мяукнул.

Рождение, 1910 год

Холст, масло
65 × 89,5 см
Художественный музей, Цюрих, Швейцария

В чем истоки религиозности Марка Шагала

Знали бы вы, как я млел от восторга, стоя в синагоге рядом с дедом. Сколько мне, бедному, приходилось проталкиваться, прежде чем я мог туда добраться! И наконец я здесь, лицом к окну, с раскрытым молитвенником в руках, и могу любоваться видом местечка в субботний день. Синева под молитвенный гул казалась гуще. Дома мирно парили в пространстве. И каждый прохожий как на ладони.

Начинается богослужение, и деда приглашают прочитать молитву перед алтарем. Он молится, поет, выводит сложную мелодию с повторами. И в сердце у меня словно крутится колесико под масляной струей. Или словно растекается по жилам свежий сотовый мед. Чтобы описать вечернюю молитву, у меня не хватит слов. Я думал, что все святые собираются в этот день в синагоге.

Суббота, 1910 год

Холст, масло
90 х 95 см
Музей Валльраф Ричарде, Кельн,
германия.

В один прекрасный день (а других и не бывает на свете), когда мама сажала в печку хлеб на длинной лопате, я подошел, тронул ее за перепачканный мукой локоть и сказал:

— Мама… я хочу быть художником. Ни приказчиком, ни бухгалтером я не буду. Все, хватит! Не зря я все время чувствовал: должно случиться что-то особенное. Посуди сама, разве я такой, как другие? На что я гожусь?

— Что? Художником? Да ты спятил. Пусти, не мешай мне ставить хлеб. …

И все-таки решено. Мы пойдем к Пэну.

Чем Марк Шагал отличается от всех авангардистов

Лично я не уверен, что теория — такое уж благо для искусства. Импрессионизм, кубизм — мне равно чужды.
По-моему, искусство — это прежде всего состояние души.
А душа свята у всех нас, ходящих по грешной земле.
Душа свободна, у нее свой разум, своя логика.
И только там нет фальши, где душа сама, стихийно, достигает той ступени, которую принято называть литературой, иррациональностью.

Я имею в виду не старый реализм, не символический романтизм, который принес мало нового, не мифологию, не фантасмагорию, а… а что же, Господи, что же?

Обрученные и Эйфелева башня, 1913 год

Холст, масло
77 х 70 см
Национальный музей Марка Шагала, Ницца, Франция

К тому же чаще всего художники авангарда были людьми неверующими, даже антиклерикальными, некоторые, правда, вдохновлялись религиозным искусством (Гончарова, Петров-Водкин, даже Малевич), но по-своему понятым. А у Шагала религия и авангард сочетаются.

Видимо, он много унаследовал от хасидского иудаизма. А хасиды большое внимание уделяют эмоциям, будь то искренняя радость или глубокое покаяние перед Богом. Молитва у них выражается не только в словах, но и в пении, и в танце. Это тоже передалось Шагалу и отразилось в характере его живописи.

Был праздник: Суккот или Симхас-Тора. Деда ищут, он пропал. Где, да где же он?

Оказывается, забрался на крышу, уселся на трубу и грыз морковку, наслаждаясь хорошей погодкой. Чудная картина.

Пусть кто хочет с восторгом и облегчением находит в невинных причудах моих родных ключ к моим картинам. Если мое искусство не играло никакой роли в жизни моих родных, то их жизнь и их поступки, напротив, сильно повлияли на мое искусство.

Праздник Кущей (Суккот), 1916 год

Холст, гуашь
33 x 41 см
Галерея Розенгарт, Люцерн, Швейцария.

В чем особенности изобразительного языка Марка Шагала

— Художник, куда это годится? Что скажут люди?

Читать еще:  Литература - что это такое. Что такое «литература

Так честили меня в доме моей невесты, а она по утрам и вечерам таскала мне в мастерскую теплые домашние пироги, жареную рыбу, кипяченое молоко, куски ткани для драпировок и даже дощечки, служившие мне палитрой.

Только открыть окно — и она здесь, а с ней лазурь, любовь, цветы.

С тех давних пор и по сей день она, одетая в белое или в черное, парит на моих картинах, озаряет мой путь в искусстве. Ни одной картины, ни одной гравюры я не заканчиваю, пока не услышу ее «да» или «нет».

День рождения, 1915 год

Масло, картон
80,5 × 99,5 см
Музей современного искусства, Нью-Йорк, США.

Здесь, в Лувре, перед полотнами Мане, Милле и других, я понял, почему никак не мог вписаться в русское искусство.

Почему моим соотечественникам остался чужд мой язык.
Почему мне не верили. Почему отторгали меня художественные круги. Почему в России я всегда был пятым колесом в телеге.
Почему все, что делаю я, русским кажется странным, а мне кажется надуманным все, что делают они. Так почему же?

Не могу больше об этом говорить.
Я слишком люблю Россию.

Художник над Витебском, 1977-78 гг.

Холст, масло
65 × 92 см
Частная коллекция

Как понимать картины Марка Шагала

Я бродил по улицам, искал чего-то и молился: «Господи, Ты, что прячешься в облаках или за домом сапожника, сделай так, чтобы проявилась моя душа, бедная душа заикающегося мальчишки. Яви мне мой путь. Я не хочу быть похожим на других, я хочу видеть мир по-своему.

И в ответ город лопался, как скрипичная струна, а люди, покинув обычные места, принимались ходить над землей. Мои знакомые присаживались отдохнуть на кровли.

Краски смешиваются, превращаются в вино, и оно пенится на моих холстах.

Художник: на луну, 1917 год

Гуашь и акварель, бумага
32 × 30 см
Частная коллекция

Темно. Вдруг разверзается потолок, гром, свет — и стремительное крылатое существо врывается в комнату в клубах облаков.
Такой трепет крыльев.

Ангел! — думаю я. И не могу открыть глаза — слишком яркий свет хлынул сверху. Крылатый гость облетел все углы, снова поднялся и вылетел в щель в потолке, унося с собой блеск и синеву.

И снова темнота. Я просыпаюсь.
Это видение изображено на моей картине «Явление».

Дядюшек у меня тоже было полдюжины или чуть больше. Все — настоящие евреи. Кто с толстым брюхом и пустой головой, кто с черной бородой, кто — с каштановой. Картина, да и только.

По субботам дядя Нех надевал плохонький талес и читал вслух Писание. Он играл на скрипке. Играл как сапожник. Дед любил задумчиво слушать его.

Один Рембрандт мог постичь, о чем думал этот старец — мясник, торговец, кантор, — слушая, как сын играет на скрипке перед окном, заляпанным дождевыми брызгами и следами жирных пальцев.

Эта картина уже 30-х годов. Что мы здесь видим? Сидящий пророк с Торой или простой еврей. И тут же корова с совершенно человеческим лицом и скрипка рядом, а над ними ангел летит. Вот о чем эта картина? Она о человеке перед Богом. Еврей сидит и задумался о своем бытии.

И все одухотворяется. В теленке просматривается образ тельца — символ жертвы: белое животное, без пятна порока. Человек, ангел, животное, небо и земля, Тора и скрипка — это и есть вселенная, и человек постигает ее смысл и размышляет над ее судьбами. Хочется вспомнить слова из Псалма: «Что есть человек, что ты помнишь его, и сын человеческий, что ты посещаешь его?» (Пс. 8:5).

В 1930-е годы французский книгоиздатель Амбруаз Воллар предлагает Марку Шагалу сделать иллюстрации к Библии. Художника, конечно, увлекает эта идея, и он воспринимает ее очень серьезно: воспользовавшись заказом, отправляется в путешествие по Палестине, чтобы прочувствовать страну, о которой он так много читал, но где еще ни разу не был.

В течение десяти лет он создает серию гравюр «Библейское послание». Изначально этот цикл задумывался черно-белым. И в 1956 году Библия с иллюстрациями Шагала вышла как отдельная книга, в нее вошли 105 гравюр. После войны художник знакомится с цветной литографией, и с того момента он продолжает иллюстрировать библейские сюжеты уже в цвете. Иллюстрации Марка Шагала к Библии ни на что не похожи. Так проиллюстрировать Библию не был в силах никто. Все эти иллюстрации составили экспозицию музея Марка Шагала в Ницце, который открылся в 1973 году и получил название «Библейское послание».

Эта картина — отклик Марка Шагала на знаменитую «Хрустальную ночь», ставшую по существу началом Холокоста, уничтожения евреев. Сам художник чудом спасся, он жил во Франции, а потом коллекционер Гуггенхайм помог ему переехать в Америку, иначе в оккупированной Франции его как еврея отправили бы в концлагерь.

Многие спрашивают: как у художника-иудея, исповедующего традиционную еврейскую веру, вдруг на картине появляется Христос? Кто Он для него — Бог, человек, Мессия? Сказать трудно. Я не встречала, чтобы Шагал что-то говорил по поводу Христа.

Но на этой картине очевидно — Христос у него в центре мира. А вокруг идут люди с красными знаменами, стоит разоренная синагога, какой-то бедный еврей пытается сохранить свой скарб, старушка прижала к себе кота. Сверху видим бедных евреев, которые не знают, куда бежать. Мир рушится и сотрясается от всех этих ужасов как на Западе, так и на Востоке. И только посреди вселенной прибитый ко кресту Христос — еврей, который страдает во все времена: при римлянах, при нацистах, при коммунистах. Исаия писал о Христе как о страдальце, который возьмет грехи наши. И Шагал, конечно, это знал.

И вот этот Страдалец изображен в центре мира, и на Него падает луч света, значит, Он угоден Богу. Тот, кто страдает сам, а не заставляет страдать других. И подсвечник горит и его пламя не колеблется, несмотря на все ветра. Это очень глубокая мысль.

Может быть, Христос был для Шагала символом европейской культуры, христианской по сути, которой он принадлежал. Присутствие Христа для него очень важно. Он остро чувствует страдания, даже разрушенному в годы войны Витебску Шагал написал послание.

Источники:

http://isralove.org/load/5-1-0-2766
http://zen.yandex.ru/media/id/595ca3dee86a9e3f7efbc39b/5dc94bfc1877c954d6c77ef7
http://www.pravmir.ru/creative/mark-shagal-chtob-kartina-moya-svetilas-radostyu/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector