0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Робин гуд и его помощник. Любовь и смерть Робин Гуда

Робин гуд и его помощник. Любовь и смерть Робин Гуда

Он был пригожим молодцом,
Когда служить пошел
Пажом усердным в графский дом
За деньги и за стол.

Ему приглянулась хозяйская дочь,
Надежда и гордость отца,
И тайною клятвой они поклялись
Друг друга любить до конца.

Однажды летнею порой,
Когда раскрылся лист,
Шел у влюбленных разговор
Под соловьиный свист.

— О Вилли, тесен мой наряд,
Что прежде был широк,
И вянет-вянет нежный цвет
Моих румяных щек.

Когда узнает мой отец,
Что пояс тесен мне,
Меня запрет он, а тебя
Повесит на стене.

Ты завтра к окну моему приходи
Украдкой на склоне дня.
К тебе с карниза я спущусь,
А ты поймай меня!

Вот солнце встало и зашло,
И ждет он под окном
С той стороны, где свет луны
Не озаряет дом.

Открыла девушка окно,
Ступила на карниз
И с высоты на красный плащ
К нему слетела вниз.

Зеленая чаща приют им дала,
И прежде чем кончилась ночь,
Прекрасного сына в лесу родила
Под звездами графская дочь.

В тумане утро занялось
Над зеленью дубрав,
Когда от тягостного сна
Очнулся старый граф.

Идет будить он верных слуг
В рассветной тишине.
— Где дочь моя и почему
Не поднялась ко мне?

Тревожно спал я в эту ночь
И видел сон такой:
Бедняжку-дочь уносит прочь
Соленый вал морской.

В лесу густом, на дне морском
Или в степном краю
Должны вы мертвой иль живой
Найти мне дочь мою!

Искали они и ночи и дни,
Не зная покоя и сна,
И вот очутились в дремучем лесу,
Где сына качала она.

«Баюшки-бáю, мой милый сынок,
В чаще зеленой усни.
Если бездомным ты будешь, сынок,
Мать и отца не вини!»

Спящего мальчика поднял старик
И ласково стал целовать.
— Я рад бы повесить отца твоего,
Но жаль твою бедную мать.

Из чащи домой я тебя принесу,
И пусть тебя люди зовут
По имени птицы, живущей в лесу,
Пусть так и зовут: Робин Гуд!

Иные поют о зеленой траве,
Другие — про белый лен.
А третьи поют про тебя, Робин Гуд,
Не ведая, где ты рожден.

Не в отчем дому, не в родном терему
Не в горницах цветных, —
В лесу родился Робин Гуд
Под щебет птиц лесных.

Робин Гуд и мясники 2

Спешите на улицу, добрые люди,
Послушайте песню мою.
О славном стрелке, удалом Робин Гуде,
Для вас я сегодня спою.

В лесу на рассвете гулял Робин Гуд.
Вдруг слышит он топот копыт.
Мясник молодой на лошадке гнедой
На рынок рысцою трусит.

— Скажи, молодец, — говорит Робин Гуд, —
В какой ты живешь стороне
И что за товар ты везешь на базар?
Ты больно понравился мне.

— Мне некогда, сударь, рассказывать вам,
В какой я живу стороне,
А мясо на рынок везу в Ноттингам
Продать там по сходной цене.

— Послушай-ка, парень, — сказал Робин Гуд,
А сколько возьмешь ты с меня
За все целиком: за мясо с мешком,
Уздечку, седло и коня?

— Немного возьму, — отвечает мясник, —
Чтоб в город товар не везти.
За мясо с мешком и коня с ремешком
Пять марок ты мне заплати.

— Бери свои деньги, — сказал Робин Гуд, —
Бери заодно с кошельком
И пей за меня, чтобы с этого дня
Счастливым я стал мясником!

Верхом прискакал Робин Гуд в Ноттингам,
Проехал у всех на виду,
К шерифу пошел — и деньги на стол
За место в торговом ряду.

С другими купцами он сел торговать,
Хоть с делом он не был знаком,
Не знал, как продать, обмануть, недодать.
Он был мясником-новичком.

Но шибко торговля пошла у него.
Что хочешь плати — и бери!
За пенни свинины он больше давал,
Чем все остальные за три.

Он только и знал — зазывал, продавал,
Едва успевал отпускать.
Он больше говядины продал за час,
Чем все остальные за пять.

— Дворянский сынок, — мясники говорят, —
В убыток себе продает.
Он, видно, отца разорит до конца,
Бездельник, повеса и мот!

Подходят знакомиться с ним мясники.
— Послушай, собрат и сосед,
На рынке одном мы товар продаем.
Должны разделить и обед.

— Мы все мясники, — отвечал Робин Гуд, —
Одна небольшая семья.
Сочту я за честь попить и поесть
И чокнуться с вами, друзья!

Толпою к шерифу пришли они в дом,
Садятся обедать за стол.
— А младший наш брат, — мясники говорят, —
Молитву за нас бы прочел.

— Помилуй нас, боже, — сказал Робин Гуд, —
Дай хлеб нам насущный вкусить
И выпить винца, чтоб согрелись сердца!
Мне не о чем больше просить.

— А ну-ка, хозяйка, — сказал Робин Гуд, —
Друзей угостить я хочу.
Давай нам вина, и по счету сполна
За всех я один заплачу.

— Вы пейте и ешьте, — сказал Робин Гуд, —
Пируйте весь день напролет.
Не все ли равно, что стоит вино!
Беру на себя я расчет.

— Дворянский сынок! — говорят мясники, —
Он продал именье отца
И весь свой доход за будущий год
Решил промотать до конца.

— Давно ль, — говорит Робин Гуду шериф, —
Ты в наши приехал места?
Как жив и здоров и много ль голов
Рогатого держишь скота?

— Рогатого много держу я скота —
Две сотни голов или три, —
А впрочем, наведайся в наши места
И сам на него посмотри.

Пасется мой скот по лесам, по лугам,
Телята сейчас у коров.
И, если захочешь, тебе я продам
Задешево сотню голов!

Садится шериф на гнедого коня,
Три сотни червонцев берет
И едет верхом за лихим мясником
В леса покупать его скот.

В Шервудскую чащу въезжают они —
Охотников славных приют.
— Спаси меня, боже, — воскликнул шериф, —
Коль встретится нам Робин Гуд!

По узкой тропе они едут вдвоем.
И вдруг увидал Робин Гуд:
Лесные олени меж темных ветвей
От них врассыпную бегут.

— Вот здесь и живет рогатый мой скот!
Тут несколько сотен голов.
Коль можешь купить, — тебе уступить
Я сотню-другую готов!

Протяжно в рожок затрубил Робин Гуд,
И разом явились на зов
С двух разных сторон и Маленький Джон,
И семеро лучших стрелков.

— Что скажешь? — спросил его Маленький Джон.
Каков твой приказ, Робин Гуд?
— Пожаловал к нам Ноттингамский шериф.
Пускай ему ужин дадут!

— Что ж, милости просим, почтенный шериф,
Тебя поджидаем давно.
Отличным жарким мы тебя угостим.
А ты нам плати за вино!

Читать еще:  Рецензия: Малыш на драйве.

Дрожащий шериф протянул кошелек,
Не молвив ни слова в ответ.
И так же без слов отсчитал Робин Гуд
Три сотенки звонких монет.

Потом он шерифа повел за собой,
Опять посадил на коня
И крикнул вослед: — Поклон и привет
Жене передай от меня!

Робин Гуд и шериф 3

Двенадцать месяцев в году,
Считай иль не считай.
Но самый радостный в году
Веселый месяц май.

Вот едет, едет Робин Гуд
По травам, по лугам
И видит старую вдову
При въезде в Ноттингам.

— Что слышно, хозяйка, у вас в городке? —
Старуху спросил Робин Гуд.
— Я слышала, трое моих сыновей
Пред казнью священника ждут.

— Скажи мне, за что осудил их шериф?
За что, за какую вину:
Сожгли они церковь, убили попа,
У мужа отбили жену?

— Нет, сударь, они не виновны ни в чем.
— За что же карает их суд?
— За то, что они королевскую лань
Убили с тобой, Робин Гуд.

— Я помню тебя и твоих сыновей.
Давно я пред ними в долгу.
Клянусь головою, — сказал Робин Гуд, —
Тебе я в беде помогу!

Вот едет, едет Робин Гуд
Дорогой в Ноттингам
И видит: старый пилигрим
Плетется по холмам.

— Что слышно на свете, седой пилигрим? —
Спросил старика Робин Гуд.
— Трех братьев у нас в Ноттингамской тюрьме
На смерть в эту ночь поведут.

— Надень-ка одежду мою, пилигрим.
Отдай-ка свое мне тряпье,
А вот тебе сорок монет серебром —
И пей за здоровье мое!

— Богат твой наряд, — отвечал пилигрим, —
Моя одежонка худа.
Над старым в беде и над нищим в нужде
Не смейся, сынок, никогда.

— Бери, старичок, мой богатый наряд.
Давай мне одежду свою,
И двадцать тяжелых монет золотых
Тебе я в придачу даю!

Колпак пилигрима надел Робин Гуд,
Не зная, где зад, где перед.
— Клянусь головой, он слетит с головы,
Чуть дело до дела дойдет!

Штаны пилигрима надел Робин Гуд.
Хорошие были штаны:
Прорехи в коленях, прорехи с боков,
Заплата пониже спины.

Надел Робин Гуд башмаки старика
И молвил: — Иных узнают
По платью, а этого можно узнать,
Увидев, во что он обут!

Надел он дырявый, заплатанный плащ,
И только осталось ему
Клюкой подпереться да взять на плечо
Набитую хлебом суму.

Идет, хромая, Робин Гуд
Дорогой в Ноттингам,
И первым встретился ему
Шериф надменный сам.

— Спаси и помилуй, — сказал Робин Гуд. —
На старости впал я в нужду.
И если ты честно заплатишь за труд,
К тебе в палачи я пойду!

— Штаны и кафтан ты получишь, старик,
Две пинты вина и харчи.
Да пенсов тринадцать деньгами я дам
За то, что пойдешь в палачи!

Но вдруг повернулся кругом Робин Гуд
И с камня на камень — скок.
— Клянусь головою, — воскликнул шериф, —
Ты бодрый еще старичок!

— Я не был, шериф, никогда палачом,
Ни разу не мылил петлю.
И будь я в аду, коль на службу пойду
К тебе, к твоему королю!

Не так уж я беден, почтенный шериф.
Взгляни-ка на этот мешок:
Тут хлеба краюшка, баранья нога
И маленький звонкий рожок.

Рожок подарил мне мой друг Робин Гуд.
Сейчас от него я иду.
И если рожок приложу я к губам,
Тебе протрубит он беду.

— Труби, — засмеялся надменный шериф, —
Пугай воробьев и синиц.
Труби сколько хочешь, покуда глаза
Не вылезут вон из глазниц!

Протяжно в рожок затрубил Робин Гуд,
И гулом ответил простор.
И видит шериф: полтораста коней
С окрестных спускаются гор.

И снова в рожок затрубил Робин Гуд,
Лицом повернувшись к лугам,
И видит шериф: шестьдесят молодцов
Несутся верхом в Ноттингам.

— Что это за люди? — воскликнул шериф.
— Мои! — отвечал Робин Гуд. —
К тебе они в гости явились, шериф,
И даром домой не уйдут.

В ту ночь отворились ворота тюрьмы,
На волю троих отпустив,
И вместо охотников трех молодых
Повешен один был шериф.

Три баллады о Робин Гуде. — Балладный цикл о Робин Гуде насчитывает более четырех десятков баллад, повествующих о различных приключениях героя и его товарищей.

Точное время возникновения баллад о Робин Гуде трудно установить; предположительно, они восходят к XI веку, ко времени завоевания Англии норманскими рыцарями. В этих легендах отразилась борьба против чужеземных норманских феодалов, которые, по словам английского историка XII века Вильяма Мэльмсберийского (ок. 1080 — ок. 1143), «считали все для себя дозволенным, проливали по прихоти кровь, вырывали у бедняка кусок хлеба изо рта, забирали все: деньги, имущество, землю. «

Позднее крестьянская война Уолта Тайлора (1381) вызвала появление новых баллад о Робин Гуде. Самые поздние варианты — XV века.

Согласно легенде, Робин Гуд жил со своей «веселой ватагой» в Шервудском лесу. Главными его врагами были ноттингамский шериф, жестоко притеснявший народ, и монахи.

«Народные баллады, — писал А.М. Горький, — рисуют Робин Гуда неутомимым врагом угнетателей-норманнов, любимцем поселян, защитником бедняков, человеком, близким всякому, кто нуждался в его помощи. И в благодарность за это поэтическое чувство народа сделало из простого, может быть, разбойника героя, почти равного святому» (предисловие к сб. «Баллады о Робин Гуде», Пг. 1919, стр. 12). ↑

Рождение Робин Гуда. — Впервые под названием «Робин Гуд» с первой строкой «Был Вилли статным молодцом. » в сб. «Избранные переводы», 1946.

Готовя к печати второй том сб. «Стихи, сказки, переводы», 1952, С. Маршак провел значительную стилистическую правку текста перевода.

Согласно одним легендам, Робин Гуд был по происхождению йоменом (вольным крестьянином); согласно другим — знатным дворянином. В варианте баллады, переведенном С. Маршаком, его мать — дочь графа. «В этом желании сделать во что бы то ни стало своего любимца человеком знатного рода, кажется, скрыто наивное желание простых людей сказать аристократии: «Чем наши хуже ваших?» — писал о Робин Гуде А.М. Горький (предисловие к сб. «Баллады о Робин Гуде», Пг. 1919, стр. 12).

Печатается по сб. «Избранные переводы», 1959. ↑

Робин Гуд и мясники. — Впервые с подзаголовком «Английская народная баллада» в журнале «Пионер», 1946, № 2-3.

Упоминаемый в балладе Маленький Джон — непременный персонаж английских баллад о Робин Гуде, его первый помощник. Прозвище ироническое, так как, по преданию, Маленький Джон был очень высокого роста (семи футов).

Печатается по сб. «Избранные переводы», 1959. ↑

Робин Гуд и шериф. — Впервые с подзаголовком «Английская народная баллада» в журнале «Пионер», 1946, № 4.

С. Маршак перевел эту балладу в 1914-1915 годах; сохранился автограф первой половины перевода баллады, сильно отличающегося от нового перевода 1945-1946 годов.

Печатается по сб. «Избранные переводы», 1959. ↑

Смерть Робин Гуда (Перевод М. Гершензона)

(Robin Hood’s Death)

Случилось, что Робин и Маленький Джон
Зеленым брели перевалом,
И Джону сказал отважный стрелок:
– Стреляли с тобой мы немало.

Но больше не сделать ни выстрела мне,
Стрела с тетивы не помчится.
Спущусь я в долину. В обители той
Пусть кровь отворит мне сестрица.

Читать еще:  Где родился д дефо. Биография даниэля дефо

И Робин к Кирклейскому скиту идет,
Слабеют сильные ноги.
Кирклей далек, и смелый стрелок
Совсем занемог по дороге.

Когда он добрался до скита Кирклей
И стукнул в дверное кольцо,
Сестра открывает тяжелую дверь,
Приветливо смотрит в лицо.

Монахиня пива ему налила,
Сказала: – Садись у огня, –
– Ни есть я не буду, ни пить ничего,
Пока не полечишь меня.

– В обители тихой найдется покой,
Тебя я туда провожу.
И, если ты просишь кровь отворить,
Услугу тебе окажу.

За белую руку пришельца берет,
Уводит в далекую келью
И Робину кровь отворяет она,
Кровь каплет горячей капелью.

Жилу открыла ему на руке,
Ушла, ключами звеня,
И долго точилась горячая кровь –
До полудня другого дня.

Сперва густая бежала кровь,
Потом совсем поредела,
И понял тогда отважный стрелок,
Что сделано злое дело.

Тут Робин с надеждой взглянул на окно,
Подумал – спасет прыжок,
Но слаб он был, и не было сил,
И прыгнуть Робин не смог.

Тогда он подумал: – Уж верно, меня
Спасет мой рог боевой.
Подносит он рог к ослабевшим устам
И тихо дует в него.

И Маленький Джон в зеленом лесу
Услышал – зовет стрелок.
– Не в смертный ли час он вспомнил о нас,
Если тихо так трубит в рог?

К Кирклейской обители бросился Джон,
Бежит, сколько хватит сил.
Плечом вышибает тяжелую дверь,
Замки разметал и разбил.

– О милости, Робин, о милости я
Прошу, на колени упав! –
Горестно крикнул Маленький Джон,
Стрелка своего отыскав.

– Что тебе нужно? – спросил Робин Гуд. –
Какой тебе милости, Джон?
– Позволь, чтоб этот проклятый Кирклей
Со всем вороньем был сожжен!

Но Робин в ответ ему тихо шепнул:
– Милости этой не жди:
Женщины я не обижу вовек,
И ты монастырь пощади.

Дай мне, товарищ, мой лук боевой,
И в небо выстрелю я.
И где упадет и воткнется стрела,
Там будет могила моя.

Зеленого дерна под голову мне
И в ноги ты положи,
И лук положи мой бок о бок со мной,
Чтоб музыкой мне служил.
И дуб посади на могильном холме,
Чтоб он мой покой сторожил.

Могилу просторную вширь и в длину
Мне вырой – и люди пройдут
И скажут: – Под деревом этим лежит
Храбрый стрелок Робин Гуд.

Баллада входит в состав рукописи Перси, но с большими сокращениями, которые восстановлены по сборнику баллад «Английский стрелок» (The English Archer), изданному в 1786 году. Ее сюжет восходит к преданию, известному еще в XV веке и кратко пересказанному в «Малой жесте».
Перевод М. Гершензона входит в его детскую повесть «Робин Гуд» и был впервые опубликован в 1940 году.

Обстоятельства смерти Робин Гуда – коварная аббатиса-целительница, удаленный скит, невозможность вырваться – напоминают (пусть отдаленно) обстоятельства смерти короля Артура: коварная фея Моргана, целительница и губительница, уносит смертельно раненного Артура на остров Авалон.

В оригинале речь идет о женском монастыре (приорстве) Кирклис, который существовал в 1135–1539 годах. Недалеко от развалин монастыря, у лесной дороги находится могила Робин Гуда, известная уже в XV веке. Нынешняя надгробная плита над ней установлена в XVIII веке; на прежнем, ныне утраченном надгробии были высечены крест и имена Робин Гуда и еще нескольких похороненных вместе с ним людей. Останков в могиле не найдено, поэтому о том, кто был в ней похоронен, можно только гадать.

Могила расположена в 500 метрах от надвратного дома монастыря, где, по преданию, скончался Робин. Однако маловероятно, чтобы ослабевший от потери крови разбойник сумел пустить стрелу так далеко.

Исторический прототип Робин Гуда

Исторический прототип Робин Гуда

Вот уже 600 лет ученые ломают голову над тем, откуда же взялся всемирно-известный герой баллад, предводитель лесных разбойников Робин Гуд, а вернее – с кого он был срисован, и существовал ли он на самом деле. Как минимум четыре самые распространенные версии в равной степени доказывают существование Робина, да только спорят по поводу прототипов. Так, например, родившийся в 1290 году Роберт Гоуд (он же Гуд или Ход) жил во времена правления английского короля Эдуарда II. В 1322 году Роберт стал слугой графа Ланкастерского. Граф поднял восстание против короля и был, казнен, владения его перешли в государственную казну, а участники восстания объявлены вне закона. И тогда Роберт скрылся в Шервудском лесу, организовав преступную группировку с миссией выбивать деньги из богачей – дворян и королевских угодников. Также в одном историческом документе сказано, что этот самый Роберт с 24 марта до 22 ноября 1324 г. работал швейцаром при дворе Эдуарда II – так что у него был шанс раскаяться, получить прощение и поступить на королевскую службу. Но к тому времени, когда это можно было сделать, Роберт Гоуд уже был тяжело болен, и в 1346 г. скончался в Кирклейском монастыре от кровопотери.

Другая несколько похожая по хронологии событий легенда гласит, что Роберт Гоуд жил в Уитерби и сбежал от правосудия короля – об этом факте говорится в судебном документе от 1226 г., найденном в Лондонском общественном архиве. В документе также прописано, что шериф Йорка завладел имуществом сбежавшего «Робин Гуда», однако в казну деньги не передал, а через год объявил в розыск, называя его «преступником и злодеем нашей земли». Чуть позже разбойника нашли и казнили.

В еще одной распространенной версии о загадочном Робин Гуде подчеркивается, что тот был из сословия йоменов (свободный ремесленник) из деревни Локсли, одержимый жаждой справедливости и склонный к различным незаурядным играм. Множество альтернативных версий, где говорится, что Робин якобы являлся старшим сыном графа Хантингтонского, опровергает тот факт, что барды скорее стали бы сочинять баллады и воспевать не графского сына, а социально близкого им крестьянина, помогающего беднякам.

И, наконец, по четвертой современной версии считается, что Робин Гуд жил во времена Ричарда I, Иоанна I и Генриха III, т.е. в конце XII — середине XIII веков. Поскольку герой долгое время находился вне закона и очень прославился своими подвигами, вскоре каждого пятого разбойника стали нарицать «Робин Гудом». Дела всех Робин Гудов суммировались, из чего складывались баллады и легенды.

Большинство исторических источников разделяются на два направления, по которым можно установить, по крайней мере, эпоху Робин Гуда. Одни полагают, что Робин появился при короле Эдуарде II или Эдуарде III (1307-1377 гг.), другие склонны считать, что он был современником Ричарда Львиное Сердце (1189-1199 гг.). Ясным остается одно: Робин Гуд – образ собирательный, скроенный из баллад и легенд разного времени и разных поколений.

Герой средневековой Англии

Неподалеку от города Ноттингема простирался Шервудский лес. Через него проходил проложенный еще римлянами Великий Северный Тракт — одна из главнейших дорог Северной Англии. В XI веке после завоевания Англии норманнами, новые правители жестко притесняли англосаксов и относились к ним с нескрываемым презрением. Достаточно сказать, что управляющие страной короли Нормандской и Анжуйской династии ни слова не знали из языка коренных обитателей Англии.

Англосаксы, разумеется, бунтовали – многие из них уходили в леса, создавая там банды для самозащиты. Главарем одной из таких банд и стал Робин Гуд. Его банда состояла из сотни доблестных вольных стрелков – борцов за идею. Некоторые стали такими же бессмертными фигурами в фольклоре, как и сам Робин Гуд. Например, заместитель атамана, здоровый громила по прозвищу Малютка Джон, коего Робин победил в знаменитом бою на палках у речного брода. А также тучный монах Тук – большой любитель выпить, закусить и подраться. И другие весьма колоритные персонажи – такие как Уилл Статли-Скарлетт, менестрель Алан-о-Дэйл, возлюбленная Робин Гуда Мэрион. Все они носили зеленые плащи и были отличными лучниками, «славными парнями», которые боролись за экономическую справедливость, отнимая деньги у монахов и землевладельцев и отдавая их нуждающимся.

Читать еще:  Где брал материал для своих произведений В. М

Чтобы жить в лесу, надо чем-то питаться, а значит – охотиться. В средневековой Англии такая деятельность наравне с грабежом считалась преступной, вплоть до того, что браконьер, подстреливший оленя, обрекал себя на публичное повешение. Более мелкая дичь каралась пропорционально ее размеру – скажем, за кролика могли просто отрубить руку. Вся обитающая в лесу дичь принадлежала только королю, никто не имел права без разрешения там охотиться. Угодья короля охраняли специально назначенные лесничие, называя разбойников «наглой чернью», и старались отловить браконьеров при любом удобном случае.

Однажды Епископ решил прогуляться по Шервуду и наткнулся в лесу на банду Робина, где те беззаботно жарили оленину. Епископ не сразу понял, что перед ним – знаменитые разбойники, которых так давно разыскивает шериф, и приказал своим стражникам схватить браконьеров. Любители повеселиться от души, Робин и его друзья, принялись разыгрывать из себя простых холопов, умоляя о пощаде. Когда же забава Робину надоела, он подал знак, и к ним на подмогу примчалась остальная шайка. Епископа взяли в заложники и заставили отплясывать джигу вокруг большого дуба. С тех пор этот дуб назывался «Епископский», а многие баллады рассказывают о королевских лесничих как об извечных врагах Робин Гуда.

Впрочем, лесничие не имели той власти, какой располагал шериф Ноттингемский, т.к. в средневековой Англии шериф являлся весьма значительной фигурой, сродни губернатору. Назначенный лично королем, шериф осуществлял всю военную, полицейскую, административную и судебную власть в графстве. Также он собирал налоги, часть из которых самовольно забирал себе. Король, разумеется, об этом не знал, а вот крестьяне и аристократия воспринимали его как своего естественного врага. Не говоря уже о преступниках из отряда Робин Гуда, которые измывались над чиновником как только могли.

Как-то раз шериф приказал повесить трех сыновей старухи-вдовы за то, что они подстрелили оленя в королевском лесу. Этот случай послужил Робину очередным поводом повеселиться. Переодевшись в одежду простого ремесленника, он поспешил в Ноттингем – на площадь, где должны были казнить браконьеров. Буквально за секунду до казни Робин затрубил в свой рог, на зов которого тут же прискакали все его друзья, отбив заключенных.

Шериф ничего не мог поделать с «проклятым разбойником». Как-то раз он даже пожаловался королю, пеняя на свое бессилие. Король дал ему мудрый совет – прибегнуть к хитрости, на что шериф придумал «коварное» мероприятие. Он объявил состязание по стрельбе из лука, в котором победитель получает стрелу из чистого золота. Как ни странно, Робин купился на нехитрый трюк и уже собирался отправиться в Ноттингем, когда Малютка Джон посоветовал ему сменить свой зеленый плащ на разноцветный. Приехавшего в таком наряде Робина шериф не узнал, позволив разбойнику благополучно выиграть состязание и скрыться в лесу вместе с золотым луком.

Очень часто в балладах повествуется о том, как Робин и банда вытряхивали мошну из жирных аббатов и монахов. Делалось это неспроста, ведь церковь тогда была крупнейшим землевладельцем и драла с крестьян три шкуры.

И все же, почему говорят, что Робин был славным парнем? Он не питал лютой ненависти к дворянам и помогал даже им, если они оказывались в беде. Например, одному рыцарю пришлось заложить свое поместье местному аббату, и когда пришло время уплаты долга, он отправился в аббатство просить об отсрочке. Повстречавшись на дороге через Шервуд с Робином, который уже собирался ограбить его, рыцарь рассказал печальную историю о своей ситуации. Робин Гуд, приняв того за благородного человека, дал ему денег расплатиться с долгом, а остальная шайка поверх усыпала его подарками.

Даже в балладах существовало понятие бумеранга – добро от судьбы за сотворенное кому-то добро. Однажды на лесной дороге Робин Гуд повстречался с королем, который, по приданиям, «возвращался инкогнито из Крестового похода». То ли в схватке с королем, то ли в разговоре с ним, Робин сумел очаровать монарха настолько, что тот, вдоволь нахлебавшийся от шайки, простил им все прегрешения и принял к себе на службу.

Любовь и смерть Робин Гуда

В каждой истории должно быть место для любви, даже если это легенда о разбойнике и негодяе. Изначально лозунгом Робин Гуда и его единомышленников было не «грабить и убивать всех подряд», а только злых и зажиточных граждан, сделавших капитал путем воровства. Женщин это не касалось – они ни в коем образе не подвергались надругательствам или унижениям со стороны шайки. Однажды при очередном «налете» Робин повстречал Мэрион – знатную и непорочную девушку – и сразу полюбил ее. Долгое время выдавая себя за графа, Робин Гуд добивался ее расположения. Их чувства оказались взаимными, но вскоре герою пришлось вернуться в Шервуд к своим друзьям. Опечаленная разлукой Мэрион переоделась в мужское платье и отправилась искать возлюбленного. Случайно парочка повстречалась на лесной дороге, где Робин в темноте принял ее за богатого путника и решил обчистить. Мэрион также не узнала в грабителе своего суженого и принялась лихо защищаться. Робин Гуд был приятно удивлен такой активной атакой и предложил заключить мир. Вскоре недоразумение разъяснилось, и они счастливо зажили в лесу.

Подвиги Робин Гуда и его разбойников еще какое-то время продолжали шокировать королевство, однако через несколько лет, как сказано в балладах, энергичный и веселый герой почувствовал недомогание. Драться ему уже было не по плечу, руки ослабели. Поскольку в те времена медицины еще не было, он решил обратиться за помощью в Кирклейский монастырь, обитательницы которого славились искусством «отворять кровь». В средние века это считалось чуть ли не единственным и лучшим средством от любых тяжких болезней.

Монахини, то ли из злого умысла и заговора, либо из обычной неосмотрительности, выпустили из жил Робина столько крови, что он остался едва жив. Окончательно поняв, что ему пришел конец, Робин затрубил в свой рог, и Малютка Джон примчался за ним. С помощью верного друга герои возвращаются в лес, Робин Гуд в последний раз натягивает тетиву и пускает золотую стрелу, завещав похоронить себя там, где она упадет. Так, по легенде, с достоинством и смирением Робин ушел из жизни в мир иной.

После завершения истории Робин Гуда в Англии еще долго существовал майский праздник в его честь, когда крестьяне отправлялись в лес собирать свежие зеленые ветки. Этот обычай свидетельствует о том, что в народном сознании Робин Гуд объединялся с языческим лесным божеством.

Источники:

http://s-marshak.ru/works/trans/trans010.htm
http://facetia.ru/node/2072
http://altritter.ru/articles/istorija/134.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector