0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Раздача продовольствия. Флотилия надежды

Почему две картины Айвазовского по сей день запрещено показывать в России (10 фото)

Одной из таких запрещенных страниц истории был голод, охвативший Юг и Поволжье страны в 1891-92 годах. И как следствие — гуманитарная помощь, собранная американским народом и отправленная в Россию пятью пароходами, для голодающего населения.

«Неожиданное” бедствие в России

Как бы ни пытались политологи свалить причину голода 1891-92 годов на неблагоприятные погодные условия, основная проблема заключалась в хлебной политике государства. Пополняя казну за счет сельскохозяйственных ресурсов, Россия ежегодно отправляла на экспорт пшеницу. Так, в первый голодный год было вывезено со страны 3,5 млн тонн хлеба. В следующем году, когда в империи уже вовсю свирепствовал голод и эпидемия, российское правительство и предприниматели продали в Европу зерна 6,6 млн тонн, что было почти в два раза больше предыдущего года. Эти факты просто шокируют. А что и вовсе было ужасающим — император категорически отрицал наличие голода в России.

Правящий монарх Александр ІІІ прокомментировал продовольственную ситуацию в стране так: У меня нет голодающих, есть только пострадавшие от неурожая.

. И это говорилось в то время, когда люди вымирали деревнями.

Из дневника графа В.Н. Ламсдорфа: «Тон, взятый в высших кругах по отношению к бедствиям голода, доказывает, что там совершенно не отдают себе отчёта в положении, и, в сущности, совсем не симпатизируют ни несчастным, которые терпят эти бедствия, ни сострадательным людям, старающимся прийти им на помощь».

Ситуация в стране была катастрофической, и эта ужасная новость охватила Европу и дошла до Америки. Американская общественность во главе с Уильямом Эдгаром, редактором еженедельника «North Western Miller», предложила гуманитарную помощь России. Однако император тянул с разрешением и, лишь спустя время, позволил накормить голодающий русский народ.

Лев Толстой так описывал ситуацию, сложившуюся по деревням, в то время: «Люди и скот действительно умирают. Но они не корчатся на площадях в трагических судорогах, а тихо, со слабым стоном болеют и умирают по избам и дворам. На наших глазах происходит не перестающий процесс обеднения богатых, обнищание бедных и уничтожение нищих. В нравственном же отношении происходит упадок духа и развитие всех худших свойств человека: воровство, злоба, зависть, попрошайничество и раздражение, поддерживаемое в особенности мерами, запрещающими переселение. Здоровые слабеют, слабые, особенно старики, дети преждевременно в нужде мучительно умирают».

Голодающие идут в Санкт-Петербург.
.

Сбор гуманитарной помощи для голодающих россиян американцами

Организовал и курировал это движение филантроп У.Эдгар, который еще летом 1891 года опубликовал в своем журнале первые статьи, где говорилось о начавшемся голоде в России. К тому же он разослал в северные штаты около 5 тысяч писем зернотрейдерам с просьбой о помощи.

А еще в средствах массовой информации Эдгар напомнил своим согражданам, что во время Гражданской войны 1862–63 годах Российский флот оказал неоценимую помощь их стране. Тогда далекая Россия прислала к берегам Америки две военные эскадры. В то время действительно существовала реальная угроза со стороны Англии и Франции, которые в любой момент могли прийти на помощь Южанам. Однако русская флотилия простояла у американских берегов около семи месяцев — и британцы с французами не посмели ввязаться в конфликт с Россией. Это и помогло Северянам выиграть гражданскую войну.

Российский флот у берегов Америки во время Гражданской войны в 1862–63 годах.
.

Воззвания американского активиста нашли отклик в сердцах сограждан, и повсеместно начался сбор пожертвований. Работа проводилась неофициально и на добровольных началах, так как правительство Америки не одобрило жест дружеской помощи, но и запретить ее оно тоже не могло.

Ведь между супердержавами всегда велась как идеологическая, так и политико-экономическая борьба. К тому же сказалось обострение конкуренции на мировом хлебном рынке. К удивлению, невзирая на бушующий голод в стране, Российские магнаты продолжали отправлять хлеб на экспорт, а это конкретно задевало финансовые интересы Америки.

Но как бы там ни было, простых американцев не охладило негативное отношение своего правительства и филантропическое движение под лозунгом: «Это вопрос не политики, это вопрос гуманности», приобрело новый виток. Америка, что называется, всем миром собирала гуманитарный хлеб, для голодающих россиян. Это были представители всех слоев американского общества: «фермеры и мельники, банкиры и религиозные деятели, владельцы железнодорожных и морских транспортных линий, телеграфных компаний, газет и журналов, государственные деятели, учащиеся и преподаватели высших и средних учебных заведений, журналисты, рабочие и служащие».

Однако не могли знать тогда простые американцы, по крупице собирающие продовольствие, того, что склады с экспортным зерном в России были забиты под завязку и зерно готовилось к отправке на рынки Европы.

Прибытие гуманитарного груза в Россию

Три северных штата и общество Красного Креста несколько месяцев свозили в порты Америки гуманитарную помощь, а к концу зимы первых два суда, груженных мукой и зерном, отправились в далекую Россию.

Пароход Миссури, идущий в Россию с гуманитарной помощью.
.

И уже в начале весны 1892 года пароходы с ценным грузом прибыли в порт Прибалтики. На одном из судов отправился в Россию и сам организатор сбора продовольствия — Уильям Эдгар. Ему многое пришлось пережить и увидеть воочию: и помпезность северной столицы и голод в губерниях, и несправедливое распределение помощи, и безбожное воровство американского продовольствия еще в портах. Удивлению и негодованию американца не было предела.

Но как бы там ни было, с начала весны и до средины лета в Россию прибыло пять пароходов с гуманитарным грузом общим весом более 10 тысяч тонн, что в общей сложности было оценено в 1 миллион долларов.

Будущий император России Николай II писал тогда: Мы все глубоко тронуты тем, что к нам из Америки приходят корабли, полные продовольствия

Хотя в ближайшем времени об этом жесте братской помощи правительство России постаралось напрочь забыть.

Айвазовский — очевидец исторического события

Как бы ни пытались русские политики принизить и покрыть забвением факт дружеской помощи одного народа другому, все же существует и множество документов, и необычные художественные свидетельства, запечатленные на полотнах художника-очевидца.

Корабль помощи. 1892г. Автор: И.К.Айвазовский.

Первые транспортные корабли Indiana и Missouri, так называемого Флота Голода, с грузом продовольствия прибыли в порты Либавы и Риги. Иван Константинович Айвазовский лично стал свидетелем встречи кораблей с долгожданным грузом, который помог преодолеть катастрофическую ситуацию в стране. В портах Прибалтики пароходы встречали с оркестрами, вагоны с продовольствием отправлялись в путь украшенные американскими и российскими флагами. Это событие так впечатлило художника, что будучи под впечатлением этой народной волны благодарности и надежды, он запечатлел это событие на двух своих полотнах: «Корабль помощи» и «Раздача продовольствия».

Раздача продовольствия. 1892 г. Автор: И.К.Айвазовский.
.

Особенно впечатляет картина «Раздача продовольствия», где видим несущуюся русскую тройку, груженную продовольствием. А на ней крестьянин, гордо размахивающий американским флагом. Жители деревни в ответ машут платками и шапками, а некоторые, упав в придорожную пыль, молятся Богу и воздают хвалу Америке за помощь. Мы видим необычайную радость, восторг и нетерпение голодных людей.

Картины, написанные Айвазовским, категорически были запрещены показу публике в России. Императора раздражало настроение народа, переданное на художественных полотнах. А также они служили напоминанием его никчемности и несостоятельности, кинувшей страну в пучину голода.

Айвазовский в Америке

Айвазовский на рубеже 1892-1893 годов отправился в Америку и увез с собой неугодные для российской власти картины. Во время этого визита живописец преподнес свои работы в знак благодарности за помощь России в дар вашингтонской галерее Коркорана. С 1961 по 1964 годы эти полотна были выставлены в Белом доме по инициативе Жаклин Кеннеди. А в 1979 году они попали в частную коллекцию в Пенсильвании и долгие годы были не доступны просмотру. А в 2008 году на аукционе Sotheby’s обе исторических картины Айвазовского были проданы за 2,4 миллиона долларов одному из меценатов, который тут же передал их в галерею Коркорана, что в Вашингтоне.

Ко всему вышесказанному хочется добавить — эти полотна, написанные художником в 1892 году, не были разрешены к просмотру и в современной России. И кто знает, останься тогда картины Айвазовского в России, возможно, россияне сохранили бы и чувство дружеской благодарности американцам.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Вчера мы с вами обсуждали вызвавшую много споров тему Голода в царской России. Некоторые говорят, что голода не было, некоторые утверждают, что был, но не такой и не такое продолжительное время. Есть спор о его причинах и последствиях. Давайте в продолжении этой темы обсудим еще одну, редко упоминаемую историю.

Читать еще:  Племя ганнибалов. Племя яли — неисправимые каннибалы

В начале поста вы видите картину Айвазовского «Раздача продовольствия», написанная художником в 1892 году. На русской тройке, гружённой американским продовольствием, стоит крестьянин, гордо поднимающий над головой американский флаг. Картина посвящена американской гуманитарной кампании 1891–1892 годов, в помощь голодающей России.

Будущий император России Николай II заявил: «Мы все глубоко тронуты тем, что к нам из Америки приходят корабли, полные продовольствия». Резолюция, подготовленная видными представителями российской общественности, в частности, гласила: «Посылая хлеб русским людям в годину лишений и нужды, Соединенные Штаты Америки проявляют наиболее волнующий пример братских чувств».

Вот что известно об этом подробнее .


И.К. Айвазовский. «»Приход парохода «Миссури» с хлебом в Россию», 1892 г.

В апреле 1892 года в прибалтийские порты Лиепаю и Ригу прибывали американские корабли, груженные пшеничной и кукурузной мукой. В России их ждали с нетерпением, так как уже почти год империя страдала от голода, вызванного неурожаем

Власти не сразу согласились на предложение филантропов из США о помощи. Ходили слухи, что тогдашний российский император Александр ІІІ прокомментировал продовольственную ситуацию в стране так: “У меня нет голодающих, есть только пострадавшие от неурожая”.

Однако американская общественность уговорила Санкт-Петербург принять гуманитарную помощь. Фермеры штатов Филадельфия, Миннесота, Айова и Небраска собрали около 5 тыс. т муки и отправили ее за свои деньги — сумма помощи составила около $1 млн — в далекую Россию. Часть этих средств пошли также на обычную финансовую помощь. Кроме того, американские государственные и частные компании предложили российским аграриям долговременные займы на сумму $75 млн.

Айвазовский написал два полотна на эту тему — Раздача продовольствия и Корабль помощи. И подарил оба вашингтонской Corcoran Gallery. Неизвестно, был ли он свидетелем сцены прибытия хлеба из США в русскую деревню, изображенную на первой картине. Однако атмосфера на картине всеобщей благодарности американскому народу в тот голодный год очень заметна.

“Осень 1890‑го была сухой,— писал в своих воспоминаниях Дмитрий Нацкий, юрист из российского города Елец, расположенного возле Липецка.— Все ждали дождя, в сухую землю боялись сеять озимые хлеба и, не дождавшись, начали сеять во второй половине сентября”.

Дальше он указывает, что посеянное почти нигде не взошло. Ведь зима была малоснежной, с первым весенним теплом снег быстро сошел, и сухая земля не насыщалась влагой. “До 25 мая стояла страшная засуха. В ночь на 25-е я услышал журчание ручьев на улице и очень обрадовался. Наутро оказалось, что прошел не дождь, а снег, сильно похолодало, и снег сошел только на следующий день, но было поздно. И угроза неурожая стала реальной”,— продолжал вспоминать Нацкий. Он также указал, что в итоге собрали очень бедный урожай ржи.
Засуха была повсеместной в европейской части России. Писатель Владимир Короленко так описывал это бедствие, постигшее Нижегородскую губернию: “По иссыхающим нивам то и дело проходили причты с молебнами, подымались иконы, а облака тянулись по раскаленному небу, безводные и скупые. С нижегородских гор беспрестанно виднелись в Заволжье огни и дым пожаров. Леса горели все лето, загорались сами собою
”.

Предыдущие несколько лет тоже были малоурожайными. В России на такие случаи еще со времен Екатерины ІІ существовала система помощи крестьянам. Состояла она в организации так называемых местных продовольственных магазинов. Это были обычные склады, в которых сохранялось зерно впрок. В неурожайные годы региональная администрация ссужала из них крестьянам хлеб.

При этом к концу ХІХ века российское правительство привыкло к постоянным денежным поступлениям от экспорта зерна. В удачные годы в Европу продавалось больше половины урожая, а казна ежегодно получала более 300 млн руб.

Весной 1891 года Алексей Ермолов, директор департамента неокладных сборов, составил записку министру финансов Ивану Вышнеградскому, в которой предупреждал об угрозе голода. Правительство провело ревизию продовольственных магазинов. Результаты были пугающими: в 50 губерниях они были наполнены на 30 % от нормы, а в 16 регионах, где урожай был самым низким,— на 14 %.

Однако Вышнеградский заявил: “Сами не будем есть, а будем вывозить”. Вывоз зерна продолжался в течение всех летних месяцев. В тот год Россия продала почти 3,5 млн т хлеба.

Когда же стало понятно, что ситуация действительно критическая, правительство распорядилось запретить зерновой экспорт. Но запрет продержался всего десять месяцев: крупные помещики и коммерсанты, которые уже скупили хлеб для вывоза за рубеж, пришли в негодование, и власти пошли у них на поводу.

В следующем году, когда в империи уже вовсю свирепствовал голод, россияне продали в Европу еще больше зерна — 6,6 млн т.

А в это время американцы, прослышав о грандиозном голоде в России, собирали хлеб для голодающих. Не зная, что склады зернотрейдеров забиты экспортной пшеницей.

О том, чем оборачивался вывоз хлеба для российского крестьянства, писал известный агроном и публицист Александр Николаевич Энгельгардт:
«Когда в прошедшем году все ликовали, радовались, что за границей неурожай, что требование на хлеб большое, что цены растут, что вывоз увеличивается, одни мужики не радовались, косо смотрели и на отправку хлеба к немцам… Мы продаём хлеб не от избытка, что мы продаём за границу наш насущный хлеб, хлеб, необходимый для собственного нашего пропитания.

Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за границу, к немцам, которые не станут есть всякую дрянь. Лучшую, чистую рожь мы пережигаем на вино, а самую что ни на есть плохую рожь, с пухом, костерем, сивцом и всяким отбоем, получаемым при очистке ржи для винокурен — вот это ест уж мужик. Но мало того, что мужик ест самый худший хлеб, он еще недоедает. Если довольно хлеба в деревнях — едят по три раза; стало в хлебе умаление, хлебы коротки — едят по два раза, налегают больше на яровину, картофель, конопляную жмаку в хлеб прибавляют. Конечно, желудок набит, но от плохой пищи народ худеет, болеет, ребята растут туже, совершенно подобно тому, как бывает с дурно содержимым скотом.

Имеют ли дети русского земледельца такую пищу, какая им нужна? Нет, нет и нет. Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят, и если бы у хозяина, имеющего хороший скот, смертность телят была так же велика, как смертность детей у мужика, то хозяйничать было бы невозможно. А мы хотим конкурировать с американцами, когда нашим детям нет белого хлеба даже в соску? Если бы матери питались лучше, если бы наша пшеница, которую ест немец, оставалась дома, то и дети росли бы лучше и не было бы такой смертности, не свирепствовали бы все эти тифы, скарлатины, дифтериты. Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаем кровь нашу, т.е. мужицких детей».

Голод игнорировали не только торговцы — власти первое время не признавали, что в стране настоящее бедствие. Князь Владимир Оболенский, российский меценат и издатель, по этому поводу писал: “Цензура стала вычеркивать из газетных колонок слова голод, голодные, голодающие. Корреспонденции, которые были запрещены в газетах, ходили по рукам в виде нелегальных листков, частные письма из голодающих губерний тщательно переписывались и распространялись”.

К хроническому недоеданию добавились болезни, которые при существующем тогда уровне медицины в империи обернулись настоящим мором. Социолог Владимир Покровский посчитал, что из‑за голода к лету 1892 года погибли по меньшей мере 400 тыс. человек. Это притом что в деревнях учет умерших велся далеко не всегда.

20 ноября 1891 года Уильям Эдгар, американский издатель и филантроп из Миннеаполиса, который владел достаточно влиятельным в то время журналом Northwestern Miller, отправил в российское посольство телеграмму. От своих европейских корреспондентов он узнал, что в России настоящая гуманитарная катастрофа. Эдгар предложил организовать сбор средств и зерна для страны, терпящей бедствие. А посла Кирилла Струве просил узнать у царя: примет ли он такую помощь?

Через неделю, не получив никакого ответа, издатель отправил письмо того же содержания. Из посольства отреагировали еще через неделю: “Ваше предложение правительство России принимает с благодарностью”.

Социолог Владимир Покровский посчитал, что из‑за голода к лету 1892 года погибли по меньшей мере 400 тыс. человек

В тот же день Northwestern Miller вышел с пламенным воззванием. “В нашей стране зерна и муки настолько много, что это продовольствие вот-вот парализует транспортную систему. У нас столько пшеницы, что мы не сможем всю ее съесть. В то же время самые паршивые собаки, бродящие по улицам американских городов, питаются лучше, чем русские крестьяне”.

Эдгар отправил письма 5 тыс. зернотрейдерам восточных штатов. Он напомнил своим согражданам, что в свое время Россия очень помогла США. В 1862–63 годах, во время Гражданской войны, далекая империя прислала к американскому побережью две военные эскадры. Тогда существовала реальная угроза, что рабовладельческому югу, с которым воевал промышленный, придут на помощь британские и французские войска. Русские корабли простояли тогда в американских водах семь месяцев — и Париж с Лондоном не решились ввязываться в конфликт еще и с Россией. Это и помогло северным штатам победить в той войне.

Читать еще:  Твердость цветных карандашей. Карандаши

На призыв Уильяма Эдгара откликнулись почти все, кому он отправил письма. Движение по сбору средств для России развернулось по всем Штатам. Нью-йоркский симфонический оркестр дал благотворительные концерты. Эстафету подхватили оперные исполнители. В итоге только артисты собрали для далекой империи $77 тыс.

Для оказания гуманитарной помощи в США был организован комитет помощи голодающим (Russian Famine Relief Committee of the United States). Финансирование комитета в основном осуществлялось на общественные средства. Был сформирован так называемый «Флот голода» (Famine Fleet). Первый корабль, «Индиана», доставивший 1900 тонн еды, прибыл 16 марта 1892 года в порт Лиепая на Балтийском море. Второй корабль, «Миссури», доставил 2500 тонн зерна и кукурузной муки, прибыл туда же 4 апреля 1892 года. В мае 1892 года другой корабль прибыл в Ригу. Дополнительные корабли прибыли в июне и июле 1892 года. Общая стоимость гуманитарной помощи, предоставленной США в 1891—1892 годах, оценивается в сумму около 1 000 000$ (долларов США).

Гуманитарную муку американцы свозили три месяца. Сам Эдгар доплыл до Берлина, а до Петербурга добирался поездом. На границе его постиг первый шок. “Русские таможенники были так строги, что я почувствовал себя крысой в ловушке”,— писал путешественник. Эдгара поразила российская столица — ее роскошь не слишком соответствовала голодающей стране. Тем более что встретили его по местной традиции с хлебом и солью в серебряной солонке.

Затем американский филантроп проехался по голодающим регионам. Там‑то он и увидел настоящую Россию. “В одной деревне я наблюдал, как женщина готовила обед на семью. В горшке варилась какая‑то зеленая трава, к которой хозяйка бросила пару пригоршней муки и долила полстакана молока”,— писал Эдгар позже в своем журнале.

Поразили его и сцены раздачи привезенной им гуманитарной помощи. Один чиновник, занимавшийся распределением, разрешил голодным крестьянам взять столько, сколько они смогут унести на себе. “Изможденные люди взваливали на плечи по мешку муки и, едва передвигая ноги, тащили его своим семьям”,— сообщал Эдгар.

Не обошлось и без привычных для России курьезов, которые для американца были непонятны. Уже в Лиепае часть гуманитарки бесследно исчезла. Эдгара предупредили, что местные торговцы пойдут на любые хитрости ради выгоды. Месяцем ранее правительство закупило 300 тыс. фунтов зерна. Оказалось, что почти все оно перемешано с землей и потому было непригодно для употребления.

Есть и такое мнение обо всей это кампании: Роль США Малозначительная. Дело в том что США действительно в те годы получили стабильные урожаи, но чтобы не сбивать цену-капиталисты сжигали зерно, это было выгоднее чем продавать по низкой. Всего от США было 5 кораблей примерно по 2000 тонн. Они пришли весной под самый конец голода. И в основном это зерно пошло на Весенний посев, а не на пропитание.

А еще можно почитать статью — Развенчание мифа о голоде в России в 1891-1911 годах, где утверждается, что голод был вызван только природными катаклизмами, государство активно решало проблемы голода и «голод» не только наносил удар по крестьянскому хозяйству и экономике страны, но и стимулировал их: резко увеличилось производство картофеля, технических и других, не зерновых культур, развивалось животноводство (к примеру, появились новые, степные породы лошадей), ускорился переход к интенсивным формам ведения хозяйства, наконец, за «Царь-голодом» 1891-92 последовал настоящий бум железнодорожного строительства.

П.С. Кстати, эти два полотна Айвазовского в 2008 году продали на аукционе Sothеby’s за $2,4 млн. Покупатели — частные лица — неизвестны.

Под звёздно-полосатым флагом. «Флот голода» плывёт в Россию

Айвазовский об американской помощи голодающим в России. Бывает, о чем-то рассказывает журналист. Бывает, о том же рассказывает… художник! Вот и сегодня наш рассказ пойдет о двух необычных картинах И.К. Айвазовского, который с их помощью поведал об одном малоизвестном эпизоде российско-американских отношений.

Как проще всего удержаться у власти?

В свое время известный британский философ и ученый Бертран Рассел в своей «Истории западной философии» привел древнейший «Кодекс тиранов», приписываемый Аристотелю и содержащий следующие рекомендации:
1. Ни в коем случае не позволять выдвигаться достойным. Каковых можно даже казнить.
2. Совместные обеды запретить (говоря языком современности это означает отмену свободы собраний), чтобы пагубные для общества мысли не распространялись.
3. Содержать шпионов, чтобы точно знать, что на самом деле о тебе говорит народ и твои приверженцы.
4. Обещать улучшение жизни в будущем.
5. Строить общественные здания, чтобы народ был занят и имел деньги на развлечения.
6. Устраивать праздники, ибо когда народ поет и танцует, он не замышляет дурного!
7. Обязательно вести войны (или же готовиться к ним), потому, что нужда в единовластном руководителе при этом возрастает.

«Сели в машину сердитые янки, хвост прищемили своей обезьянке»

Исходя из последнего положения (а других мы сегодня касаться и не будем), вести подготовку к войне или маленькую войну, или пугать народ угрозой большой войны всегда исключительно выгодно. Все просчеты и недоработки списываются на угрозу войны. И недаром наши СМИ сегодня так расписывают, как те же США готовятся к третьей мировой войне с Россией и чуть ли уже ее не начали. Буквально отовсюду о злокозненных и сердитых янки идет речь. О самоубийцах, по сути дела, поскольку про последствия ответа они, конечно же, хорошо знают. Ведь если после взрыва всего двух домов в Нью-Йорке там три месяца не выплачивали зарплату, поскольку не могли связать концы с концами кредитных операций и страховок, то что будет, если таких домов окажется… много? Хотя основная идея информационного потока такой направленности понятна: продуцировать окопное сознание и дальше, и показать, что главные наши враги — это, конечно, противные американцы, вот не живется им спокойно! И опять же для него имеются основания. Те же санкции, например. Но тут важно помнить о процентном содержании негатива и позитива. От чего больше нам пользы или вреда: от проданного в США чугуна, титана, платиноидов и стальных нелегированных полуфабрикатов или от заявлений их отставных генералов и захода в Черное море одного из их кораблей? Впрочем, сколько всего покупают у нас США и в каком процентном отношении к поставкам из других стран, сегодня можно посмотреть в Интернете…

Всего-то пострадавшие от неурожая!

Однако были в истории России и такие времена, когда в народе о тех же американцах говорили совсем по-другому, а по селам разъезжали тройки под звездно-полосатым американским флагом. Но когда и как такое случилось? Что ж, информация имеется и об этом, причем иллюстрациями к ней послужат нам сразу две картины известного художника Айвазовского. Который, оказывается, писал отнюдь не только море, но и конные тройки под американским флагом. И да, у него были для этого основания.

Дело в том, что в 1891-1892 годах Юг и Поволжье России охватил сильный голод.

Причем, сколько ни пытались объяснить его неблагоприятными погодными условиями, причина была в другом – в политике государства. Дело в том, что Россия, чтобы пополнить свою казну, ежегодно экспортировала за границу много зерна. Только в первый голодный год за рубеж продали 3,5 млн. тонн хлеба. На следующий год положение ухудшилось еще больше. К голоду добавились эпидемии. Но и российское правительство, и купцы-зерноторговцы продали в Европу теперь уже 6,6 млн. тонн зерна, то есть почти в два раза больше. А все потому, что сам государь-император всячески отрицал сам факт голода в России. «У меня нет голодающих, — говорил император Александр III, есть только пострадавшие от неурожая». Ну почему, почему царь-самодержец, переодевший армию в мужицкие кафтаны, дававший броненосцам имена святых и строивший здания в псевдорусском стиле, так плохо относился к своим же собственным мужикам – людям, являвшимся опорой его власти?

Граф В.Н. Ламсдорф в своем дневнике писал, что в высших кругах совсем не отдают себе отчеты в отношении голода, но, что самое скверное – даже не симпатизируют голодающим, а также тем сострадательным людям, которые стремятся оказать им помощь.

Всегда находятся люди или по крайней мере один человек…

Как и всегда, шило в мешке утаить оказалось невозможно. Не было тогда Интернета и спутниковой связи, но известия о голоде в России попали в европейскую печать, а затем и в американские газеты. И нашелся в Америке человек по имени Уильям Эдгар, редактор еженедельного издания «North Western Miller», который предложил оказать России гуманитарную помощь. Было составлено и отправлено обращение к императору, но он принял решение опять же не сразу, но все-таки позволил помочь голодающему русскому народу. Впрочем, может быть все это были лишь выдумки, чтобы поднять тираж?

Читать еще:  Высокое барокко. Барокко в архитектуре

Но нет, вот, например, что о голоде этих лет писал ни кто-нибудь, а сам Лев Толстой: «Люди и скот действительно умирают. Но они не корчатся на площадях в трагических судорогах, а тихо, со слабым стоном болеют и умирают по избам и дворам. На наших глазах происходит не перестающий процесс обеднения богатых, обнищание бедных и уничтожение нищих. В нравственном же отношении происходит упадок духа и развитие всех худших свойств человека: воровство, злоба, зависть, попрошайничество и раздражение, поддерживаемое в особенности мерами, запрещающими переселение. Здоровые слабеют, слабые, особенно старики, дети преждевременно в нужде мучительно умирают». Однако это были не более чем слова. А вот У. Эдгар занялся и делами. Сразу после публикации в своем журнале первых материалов о голоде в России он разослал по штатам пять тысяч писем, обращенных к торговцам зерном с просьбой пожертвовать зерно для голодающих в России.

Правильные суждения и правильное мнение

Мало того, в своих статьях Эдгар решил также напомнить своим читателям, как во время Гражданской войны между Севером и Югом именно Россия прислала в США свои боевые корабли и тем оказала Америке неоценимую услугу. Две военные эскадры, прибывшие в Западные и Восточные порты, показали готовность России помочь его стране в минуту испытаний. Вполне реальной была угроза со стороны Англии и Франции, готовых прийти на помощь южанам. И почти семь месяцев стояли русские корабли у американских берегов, не давая этой угрозе осуществиться. Так что, писал он, это с помощью России США выиграли гражданскую войну. Вмешайся в нее Англия и Франция, Север бы ее проиграл!

Все эти слова нашли отклик в сердцах американских граждан, и родилось правильное мнение, что власть – это власть, а народ – это народ и что ему нужно помочь. И они начали сбор пожертвований на покупку зерна для голодающих русских мужиков. Все шло на добровольных началах, поскольку правительство США эту народную инициативу не одобрило, хотя в свободной стране и запретить ее проявлять тоже не рискнуло.

И хотя американцы удивлялись сообщениям, что, несмотря на голод Россия продолжает экспортировать хлеб, они продолжили сбор средств на отправку голодающим «своего хлеба».

«Ибо какой мерой отмерите, такой же отмерится и вам!»

Кажется, удивительным, но деньги на покупку хлеба для голодающих в далекой и малоизвестной стране собирали буквально среди представителей всех слоев американского общества. Деньги посылали и несли как фермеры, так и мельники, пожертвования приходили от банкиров и… религиозных деятелей, обращавшихся еще и с призывами к своей пастве, среди жертвователей были владельцы железнодорожных и морских транспортных компаний, телеграфные служащие, репортеры газет и журналов, государственные служащие, рабочие, преподаватели колледжей и школ, и даже учащиеся. Хотя газеты продолжали сообщать, что зерно из России все также поступает на склады и на него ведутся биржевые торги! То есть люди считали своим моральным долгом оказать помощь нуждающимся и совершить по-настоящему нравственный поступок, что, в общем-то, характеризует тех американцев с хорошей стороны, не так ли? Вера ли была тому причиной, провозглашавшая милосердие к ближнему главным содержанием жизни христианина, или еще что, в данном случае не так уж и важно. Важен результат, а именно – собранные людьми деньги!

А в итоге американцы собрали их столько, что целых три северных штата и американский Красный Крест в течение нескольких месяцев свозили все, что было куплено и собрано за это время, а уже к концу зимы два первых судна, с грузом муки и зерна, вышли в Россию.

Без воровства никуда

В начале весны 1892 года они прибыли к нам, причем вместе с грузом отправился и сам организатор этой акции – Уильям Эдгар. Многое он увидел собственными глазами и многое его удивило: и несправедливое распределение присланной помощи, и просто безбожное воровство присланного зерна еще в портах. Негодованию американского журналиста просто не было предела. Но «в чужой монастырь со своим уставом не ходят». Приходилось терпеть. К тому же главным было все-таки то, что с начала весны и до самой средины лета из Америки в Россию прибыло целых пять пароходов с гуманитарным грузом, общий вес груза на которых составил более 10 тысяч тонн, что по ценам того времени стоило около одного миллиона долларов.

Интересно, что будущий император России Николай II оценил эту помощь и написал тогда об этом так: «Мы все глубоко тронуты тем, что к нам из Америки приходят корабли, полные продовольствия». Сколько жизней спас этот хлеб, тогда, конечно, никто не подсчитывал, да и вряд ли это и было возможно. Но то, что спас и не одну жизнь, а много – несомненно. Правда, о том, что хлеб американский, власти предпочитали особо не распространяться. Невольно ведь возник бы вопрос: «А наш-то хлеб куды дели?» Почему это американцы помогают голодающим, а «хозяева земли русской чтой-то нет», и понятно, что этого следовало всеми силами избегать.

Но было так, что свидетелем этой эпопеи стал прославленный маринист И.К. Айвазовский, и он на все эти события откликнулся по-своему. Он начал писать картины!

«Корабль помощи» и «Раздача продовольствия»

Когда первые пароходы «Индиана» и Миссури» из так называемого «Флота голода» прибыли в Либаву и Ригу, Иван Константинович Айвазовский оказался среди тех, кто лично оказался свидетелем их встречи. Американские пароходы приветствовали оркестры, вагоны с грузом продовольствием были украшены флагами США и России. И волна народной благодарности и надежды на спасение настолько сильно подействовала на художника, что он написал сразу два полотна: первое было названо им «Корабль помощи» (и на ней хотя бы было море и был корабль!), а вот второе было совсем ему несвойственно и называлось «Раздача продовольствия». Ведь обычно художник ни людей, ни коней не писал. Практически все его картины – это море и корабли, и именно их изображениями он и прославился. И вдруг, совсем неожиданно, такое!

При этом последняя картина особенно впечатляет. На ней в центре знаменитая русская тройка, груженная продовольствием, на которой стоит крестьянин и держит в руках американский флаг. А жители деревни от радости машут шапками и платками, а некоторые тут же обращаются к Богу со словами благодарности Ему и Америке за дарованную им жизнь. Картина передает подлинный народный энтузиазм. Да и неудивительно, ведь еще вчера тебе и твоим детям грозила смерть от голода, а вот теперь она отступила. И сразу же появилась надежда!

Когда правда глаза колет!

Интересно, что эти картины Айвазовского были запрещены к показу в России. Императора крайне раздражало переданное им на этих художественных полотнах настроение народа. Такой энтузиазм следовало обращать в сторону его, государева престола, а не каких-то заморских «либералов».

В итоге Айвазовский где-то в конце 1892 – начале 1893 года уехал в Америку и забрал с собой столь не угодившие власти картины. Там он подарил их вашингтонской галерее Коркорана, где они потом выставлялись многие годы. С 1961 по 1964 годы Жаклин Кеннеди решила выставить их в Белом доме, явно с намеком на потепление американо-советских отношений. Но в 1979 году их купил частный коллекционер из Пенсильвании, так что посмотреть на них стало уже невозможно. Но картины не пропали и не затерялись среди частных коллекций. В 2008 году на аукционе Сотби оба этих полотна за очень приличную сумму (в 2,4 миллиона долларов) купил некий меценат и на этот раз прятать не стал, а тут же вновь передал их в галерею Коркорана в Вашингтоне, так что теперь их опять можно лицезреть. Так что, если кто из читателей «ВО» вдруг окажется в столице США и посетит эту картинную галерею, он сможет увидеть там две картины Айвазовского и теперь они уже не вызовут у него недоумения…

Вместо эпилога

Это сейчас у нас вот такая «информационная война» идет, или, лучше сказать, ставится «дымовая завеса». Но вот случись что – и что будут писать и говорить у нас тогда?

Рванет Йеллоустоун, или от глобального потепления поползут пустыни до самой Москвы, затопит всю Западную Сибирь и Нью-Йорк, и придется нам тогда сообща и расселять, и кормить более миллиарда беженцев и мигрантов, оправляя для этого многие «корабли голода». Но для этого нужно будет прежде всего научиться видеть друг в друге друзей, а отнюдь не врагов. И вот тогда наши СМИ напишут для нас нечто совершенно иное, как это уже бывало не раз…

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Источники:

http://fishki.net/2634665-pochemu-dve-kartiny-ajvazovskogo-po-sej-deny-zapreweno-pokazyvaty-v-rossii.html
http://masterok.livejournal.com/3396871.html
http://topwar.ru/159252-flot-goloda-plyvet-v-rossiju.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector