3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рассказы о шедеврах живописи.

Как создавались самые известные в мире картины: Интригующие истории полотен великих художников

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

#1. Святой Георгий и дракон, Паоло Уччелло, 1470

На самом деле у художника есть две версии этой картины. В этой версии, Георгий побеждает дракона, которого Прекрасная Дама держит за поводок. В картине заложен глубокий религиозный смысл. Согласно легенде в озере одного города в Ливии поселился дракон. Император-язычник велел приносить ему в жертву красивых девушек. Когда молодых женщин в городе не осталось, император отправил к дракону свою собственную дочь. Отважный воин Георгий отправился её спасать и поверг дракона. Принцесса здесь символизирует собой гонимую христианскую Церковь, дракон — язычество, а Георгий — христианскую веру. Есть версии, что Георгий, впоследствии признанный святым, попирает не просто язычество, а самого дьявола, «древнего змия».

#2. Jaime La Couleur, Чери Самба, 2003

«J’aime la couleur» — автопортрет художника. Вот как он раскрывает смысл своей работы: «Цвет везде. Я считаю, что цвет — это жизнь. Наша голова должна вращаться по спирали, чтобы понять, что всё, что нас окружает, это не что иное, как цвета. Цвет — это вселенная, вселенная — это жизнь, живопись — это жизнь ».

#3. Баня, Жан-Леон Жером, 1885

Эксперты считают, что данная картина и серия ей подобных, в творчестве Жерома символизируют «белый» снобизм. Это видно по динамике фигур, изображённых на полотне. Белая женщина — объект с главенствующей ролью, в то время как темнокожая женщина демонстрирует покорность.

#4. Сад земных наслаждений, Иероним Босх, 1490-1510

Иероним Босх — один из самых загадочных художников в мире. Символика его картин настолько запутана, что единого объяснения огромному количеству, изображённых на них символов, найти просто невозможно. Конкретная работа получила своё название от исследовавших её искусствоведов. Подлинное название так и осталось неизвестным. Историки считают, что левая панель триптиха — это рай, центральная — современная грешная человеческая жизнь, а правая часть изображает ад. Но вопросов картина порождает гораздо больше, чем даёт ответов.

#5. Шулера, Караваджо, 1594

Эта работа изображает вовсе не карикатуру на порок грязных азартных игр. Это скорее спокойное повествование о том, о чём Караваджо был хорошо осведомлён. Ведь сам художник проводил жизнь весьма фривольно и даже бурно. Сюжет сводится к описанию разворачивающейся драмы — драмы обмана и утраченной невинности. Наивного юнца взяли в оборот опытные шулера. Старший подглядывает ему в карты и подаёт знаки другому шулеру.

#6. Уотсон и акула, Джон Синглтон Копли, 1778

На картине изображён случай из реальной жизни. В 1749 году, в Гаване, Брук Уотсон, 14-летний юнга, решил искупаться. Его атаковала акула. Капитан корабля на котором служил мальчик, пытается спасти его, убив акулу гарпуном. Капитану удалось это только с третьей попытки. Уотсон, в этом неравном сражении, потерял ступню. Всю жизнь потом он ходил с деревянной ногой. Это никак не помешало стать ему мэром Лондона. В это же время он познакомился с художником и рассказал ему эту историю. Что и послужило вдохновением для Джона Копли.

#7. Композиция VIII Василия Кандинского, 1923

С самого детства Кандинский был очарован цветом. Художник считал, что он обладает трансцендентными свойствами. Свои композиции Кандинский писал как композитор симфонии. Каждая композиция отражала видение художника в свой период времени. Кандинский использовал в своих работах геометрические фигуры, потому что верил в их мистические свойства. Цвета же фигур отражали эмоции.

#8. Сатурн, пожирающий сына, Франсиско Гойя, 1823

К старости Гойя оглох, ухудшилось и его здоровье в целом, как физическое, так и психологическое. Именно с этим историки связывают написание им серии из 14, как их назвали «Мрачных картин». Которые он писал внутри на стенах своего дома. «Сатурн, пожирающий сына» — одна из них. Это общеизвестный древнегреческий миф о титане Кроносе (позже римляне переименовали его в Сатурна). Кроносу предсказали, что его свергнет его собственный сын. И Сатурн поедал всех своих новорождённых детей. У Гойи Сатурн изображён страшным полусумасшедшим стариком, который поедает не младенца, а взрослого ребёнка. Есть много толкований смысла данного полотна. Но самое главное это то, что художник писал её не для общественности. Возможно, таким образом, Гойя пытался изгнать своих собственных демонов.

#9. Олень у Шарки, Джордж Уэсли Беллоуз, 1909

Художник изобразил обыденную сцену из повседневной жизни в Нью-Йорке начала 20 века. Частный бойцовский клуб какие располагали обычно в бедных кварталах. «Оленями» там называли посторонних, которые не были членами клуба. Они получали временное членство для того, чтобы провести бой. Беллоуз написал картину в таком ракурсе, что когда ёё разглядываешь, создаётся впечатление, что ты находишься среди зрителей боя.

#10. Друг познаётся в беде, Кассий Марцелл Кулидж, 1903

«Друг познаётся в беде» — самая популярная картина из серии «Dogs Playing Poker» Кассиуса Марцелла Кулиджа. Эта серия была заказана Кулиджу компанией Brown & Bigelow для рекламы сигар. Хотя картины Кулиджа никогда не считались критиками подлинным искусством, с тех пор они стали культовыми.

#11. Едоки картофеля, Винсент Ван Гог, 1885

Ван Гог хотел изобразить крестьян такими, какие они есть на самом деле. Он хотел показать совершенно иной образ жизни, отличный от высших классов. Позже он написал своей сестре и заявил, что «Едоки картофеля» — его самая успешная картина.

#12. Плот Медузы, Теодор Жерико, 1819

Полотно «Плот Медузы» («Le Radeau de la Méduse») изображает последствия крушения французского военно-морского фрегата «Медуза». Часть людей поместилась в шлюпки, для остальных 147 человек наспех соорудили плот. Шлюпки буксировали плот. Но, капитан, заметив, что плот слишком тяжел, приказал обрубить канаты. Почти полторы сотни людей были брошены на произвол судьбы без еды и воды. За 13 дней их путешествия на плоту, с призрачной надеждой на спасение, из 147 человек выжили 15. Обезумевшие от голода и жажды люди поедали друг друга и пили кровь. Эту позорную историю Франция хотела замять, но слишком уж вопиющей она была и это не удалось.

#13. Бурлаки на Волге, Илья Репин, 1873

Эта работа самая известная у Ильи Репина. Картина стала культовой. Работа, которую провёл художник была нешуточной. Со всеми бурлаками, изображёнными на картине Репин познакомился лично. Художник написал сотни эскизов и потратил на эту работу целых 5 лет. И историки, и современники считают картину прямым осуждением тяжёлого труда угнетённых классов. Хотя, Репин всегда открещивался от подобного мнения.

#14. Сусанна и старейшины, Артемизия Джентилески, 1610

«Сусанна и старейшины» — это библейская история из Ветхого Завета. Во времена императора Навуходоносора еврейский народ попал к вавилонянам в рабство. Среди них были Сусанна с её мужем Иоакимом. Женщина обладала неземной красотой и двое старейшин возжелали её. Они пригрозили ей, что если Сусанна не будет с ними ласкова, то они скажут народу, что она прелюбодейка. Женщина отказалась, и старейшины исполнили свои угрозы. По еврейским законам её приговорили к смерти. Но тут вмешался молодой пророк Даниил. Он придумал допросить мужчин сначала отдельно, а потом вместе. Их версии не совпали, клевета вскрылась. Сусанну оправдали, а старейшин казнили. Очень примечательно, что художнице было всего 17, когда она написала эту картину. Для самой Артемизии она стала пророческой, ибо с ней, впоследствии, произошла подобная история.

Читать еще:  Группа рок главнее правил. Подбери правильную одежду

#15. Клиника Гросса, Томас Икинс, 1875

Сюжет этой картины основан на операции, свидетелем которой являлся Икинс. Проводил её один из лучших хирургов Америки доктор Сэмюэл Гросс. Операция проводилась в аудитории на глазах студентов с целью обучения. Доктор показывал как проводить лечение инфекции с помощью консервативной операции, а не ампутации всей конечности (что было стандартным для того времени). Полотно изображает действительность без прикрас: и спокойный профессионализм Гросса, и страдание женщины в левом нижнем углу. Исследователи считают, что мать пациента. Критики и зрители работу оценили, к разочарованию Икинса, крайне негативно. Люди, спокойно созерцающие сюжеты кровавых битв, оказались не готовы лицезреть реализм медицинской операции.

#16. Странник над морем тумана, Каспар Давид Фридрих, 1818

«Странник над морем тумана» («Der Wanderer über dem Nebelmeer») — полотно, где художник остался верен своему романтическому стилю. На картине Фридрих изобразил самого себя, одиноко стоящего спиной к зрителю на тёмной крутой скале. «Странник над морем тумана» — метафора. Она о саморефлексии, о неизвестном будущем. Фридрих об этой работе сказал так: «Художник должен рисовать не только то, что у него перед собой, но и то, что он видит внутри себя».

#17. Сборщицы колосьев, Жан-Франсуа Милле, 1857

На картине «Сборщицы колосьев» («Des glaneuses») изображены три крестьянки, которые собирают оставшиеся, после уборки поля, колоски. Тяжёлый смиренный труд крестьян вызывал сочувствие у художника. Именно эти эмоции выразились в картине. Но в обществе работа вызвала негативную критику со стороны высших классов. Франция недавно пережила революцию и представители знати посчитали эту картину неприятным напоминанием о том, что французское общество построено на труде низших классов. А так как в то время рабочий класс превосходил численность высшего класса, побоялись, что картина, каким-то образом, может подтолкнуть низший класс к восстанию.

#18. Крик, Эдвард Мунк, 1893

“Крик» — один из самых загадочных шедевров мировой живописи. Мунк говорил, что как-то он вышел на прогулку на закате. Свет заходящего солнца окрасил облака в кроваво-красный цвет. И Мунк вдруг услышал, почувствовал, как он выразился, «бесконечный крик природы». Другое объяснение могло быть результатом эмоционального состояния Мунка, поскольку его сестра совсем недавно была отправлена ​​в сумасшедший дом. Эту картину много раз похищали. Сюжет можно считать пророческим: в конце 19 века Мунк описал катастрофы века 20.

#19. Большая волна от Канагава, Кацусика Хокусай, 1829 — 1833

Композиция состоит из трех основных элементов: штормящего моря, трёх лодок и горы. Гора со снежной вершиной — гора Фудзи, которую японцы считают священной. Это символ национальной идентичности и красоты. Такие необычные для азиатской живописи игры с пространством и яркие цвета. Картина символизирует страх человека перед неукротимой стихией и вынужденная покорность ей.

#20. Звёздная ночь, Винсент Ван Гог, 1889

«Звёздная ночь» — шедевр, увидев который лишь однажды, вы больше никогда его не забудете. Художник написал её, находясь в больнице для душевнобольных. Эти вихревые потоки, огромные звёзды. Некоторые считают, что Ван Гог изобразил вид из окна. Но больным не разрешали выходить на улицу, даже работать в палате воспрещалось. Брат Винсента упросил руководство больницы выделить ему комнатку, чтобы он мог писать. Исследователи полагают, что Ван Гог изобразил на своей картине такое явление как турбулентность — вихревые потоки из воды и воздуха. Этого нельзя увидеть, но обострённое восприятие художника помогло узреть ему то, что скрыто от глаз обычных смертных.
Прочтите ещё одну нашу статью о 10 пропавших и вновь обретённых шедеврах великих мастеров.
По материалам boredpanda.com

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Рассказы о шедеврах живописи.

Рассказы о шедеврах живописи

В последние годы первого пребывания в Италии, в 1832г К.Брюллов написал знаменитую «Всадницу», грациозно сидящую на великолепном скакуне. Скромную воспитанницу графини Ю.Самойловой — Джованину, художник осмелился изобразить так, как до него изображали только титулованных особ или прославленных полководцев.
Задумав написать «Всадницу», Брюллов поставил перед собой задачу создать большой конный портрет. В нем он использовал мотив прогулки, позволившей передать фигуру в движении.
На всем скаку останавливает всадница разгоряченного коня. Уверенная ловкость амазонки вызывает неподдельное восхищение у подбежавшей к балкону маленькой девочки, как бы призывая зрителя разделить ее восторг.
Возбуждение передается лохматой собаке ожесточенно лающей на вздыбленного коня. Взволнован и пейзаж с накренившимися от пробежавшего ветра стволами деревьев. Тревожно по небу бегут перистые облака, беспокойными пятнами ложатся на землю пробивающиеся сквозь густую листву лучи заходящего солнца.

Изображая юную девушку — Джованину и ее маленькую приятельницу — Амацилию Пачини, Брюллов создал вдохновенное полотно, воспевающее радость жизни. Очарование «Всадницы» в непосредственности того оживления, которым проникнута вся сцена, в смелости композиционного решения, в красоте предгрозового пейзажа, в блеске палитры, поражающей богатством оттенков.

В большом полотне Брюллов сумел органически увязать декоративность решения с правдивостью непосредственного наблюдения. «Всадница» по праву может быть названа образцом портрета-картины в искусстве первой половины XIX века. В этом своеобразии творческого замысла нельзя не видеть выражение смелой воли художника, нарушающего установленные традиции. Самый облик юной всадницы приобрел некоторую условную обобщенность.
Несравненно живее, чем всадница, — девочка, держащаяся за металлические перила (Амалциия Пачини — вторая приёмная дочь Ю. Самойловой).

Экспонированный в 1832 году в Риме портрет Джованины вызвал оживленный обмен мнений. Вот что говорилось, например, в одной из опубликованных тогда статей:
«Русский живописец Карл Брюллов написал портрет в натуральную величину девушки на коне и другой девочки, которая на нее смотрит. Мы не припоминаем, чтобы видели до этого конный портрет, задуманный и исполненный с таким мастерством. Конь. прекрасно нарисованный и поставленный, движется, горячится, фыркает, ржет. Девушка, которая сидит на нем, это летящий ангелочек. Художник преодолел все трудности как подлинный мастер: его кисть скользит свободно, плавно, без запинок, без напряжения; умело, с пониманием большого художника, распределяя свет, он знает, как его ослабить или усилить. Этот портрет выявляет в нем многообещающего живописца и, что еще важнее, живописца отмеченного гением».

Некоторые итальянские критики отмечали безжизненность выражения лица юной всадницы.
В появившейся в том же году статье, приписываемой Амбриозоди, говорилось:
«Если что-нибудь может показаться невероятным, так это то, что прекрасная наездница или не замечает бешеность движений лошади, или, от излишней уверенности в себе, совсем не затягивает узды и не нагибается к ней, как, быть может, было бы нужно».

«Упущение» Брюллова, замеченное современниками, находило отчасти объяснение в тех задачах, которые он ставил в этот период перед искусством большого портрета-картины.

Создателя «Всадницы» можно было бы заподозрить в неумении передать экспрессию лица, если бы не образ маленькой девочки, в порыве восторга прильнувшей к решетке балкона. На ее остреньком личике так жива игра чувств, что сразу отпадают сомнения в блестящих дарованиях Брюллова-портретиста. К началу 1830-х годов Брюллов занял одно из ведущих мест в русском и западноевропейском искусстве. Его слава выдающегося мастера портрета была закреплена «Всадницей».

Было несколько версий о том, кто изображён на картине

«Всадница» была приобретена для галереи П.М. Третьякова в 1893 году в Париже, как портрет Ю.П.Самойловой. Считалось, что это она изображена а роли всадницы.
Позже искусствоведы доказали, что это та самая картина, которую художник в списке своих работ назвал «Жованин на лошади», и что на ней изображены две воспитанницы Самойловой — Джованнина и Амацилия. Установить это помогло сопоставление изображенных на «Всаднице» девочек с ними же на других брюлловских полотнах.

Читать еще:  Карамзин определение бедная лиза. Повесть Н

Портрет графини Ю.П. Самойловойудаляющейся с бала с приёмной дочерью
Амацилией.(1839)

Повод ошибаться в том, кто представлен в образе всадницы, дал сам художник. Хотя девушка и выглядит моложе Самойловой, которой в 1832 году было около тридцати лет, но кажется старше девушки-подростка, какой Джованнина изображена рядом с графиней на этом брюлловском портрете 1834 года. Кстати, это не единственное недоразумение, связанное с определением героини «Всадницы».

В 1975 году знаменитый оперный театр «Ла Скала» выпустил книгу, посвященную выдающимся певцам, чьи голоса звучали с его сцены. «Всадницу», представили как «Романтический портрет Малибран» из Театрального музея «Ла Скала». Имя Марии Фелиситы Малибран-Гарсия, сестры Полины Виардо, принадлежит одной из самых ярких легенд в истории оперного искусства. Виртуозно владея дивным голосом, обладая горячим темпераментом и даром актерского перевоплощения в сочетании с соответствовавшей романтическому канону женской красоты внешностью — стройной фигурой, бледным лицом под иссиня-черными волосами и большими сверкающими глазами, она, казалось, была создана для воплощения на сцене героинь музыкальных драм.
Страстная любительница верховой езды, Мария Малибран скончалась от ушибов, полученных при падении с лошади. Ей было двадцать восемь лет. Безвременная кончина закрепила родившуюся еще при жизни певицы легенду: один миланский адвокат, подаривший Театральному музею «Ла Скала» гравюру с картины «Всадница», счел, что на ней изображена Малибран.

Директор Театрального музея профессор Джанпьеро Тинтори сказал: «Понимаю, что вас смущает. Когда, приехав в Москву, я посетил Третьяковскую галерею, то понял, что светловолосая всадница (в жизни Джованнина была рыженькой) не может изображать жгучую брюнетку Малибран. Я говорил об этом тем, кто подбирал для книги иллюстрации, но они лишь добавили к слову «портрет» эпитет «романтический», то есть представили картину как некую фантазию на тему увлечения певицы верховой ездой».

Но кто же подлинные персонажи картины?

Обе девочек воспитывались Ю.П.Самойловой, называли ее мамой, но официально удочерены не были.

В нашей литературе о Брюллове Джованнину называют родственницей в свое время весьма известного композитора, автора множества опер, близкого друга Самойловой, Джованни Пачини. Сам Пачини в книге «Мои артистические воспоминания», называя Самойлову «благодельницей моей дочери Амацилии», о Джованнине не упоминает.
Да и Самойлова, поддерживая с ним переписку до самой его смерти, ни разу о Джованнине в письмах не обмолвилась.

В одной итальянской публикации есть ссылка на заверенную неаполитанским нотариусом дарственную, по которой дом Самойловой в Милане должен был перейти после ее смерти «сироте Джованнине Кармине Бертолотти, дочери покойного Дона Джероламо и Госпожи Клементины Перри», которую русская графиня «взяла к себе». Исходя из того, что девичья фамилия матери сироты та же, что и второго мужа Самойловой оперного певца Перри (баритон слабенький, но красавец), автор публикации высказывал предположение, что Джованнина была его племянницей.

Когда Джованнина выходила замуж за австрийского офицера, капитана гусарского полка Людвига Ашбаха, Самойлова обещала выделить ей сверх дорогого свадебного наряда и набора личных вещей приданое в сумме 250 тысяч лир под гарантию миланского дома, который, как подтверждалось новым нотариальным актом, должен был перейти в ее собственность после смерти дарительницы, но который так ей и не достался. Да и с получением денег, кажется, возникли трудности, поскольку Джованнине пришлось искать адвоката для достижения «соглашения с мамой» о переводе обещанной суммы в Прагу, куда она переехала со своим гусаром. Злого умысла со стороны Самойловой в этом быть не могло. Даже недоброжелательно настроенные к графине за проавстрийские симпатии итальянские авторы, признавали за ней необыкновенную щедрость. Но при ее широким образе жизни она часто испытывала недостаток в наличных средствах, которые поступали ей из многочисленных поместий в России.

Что касается Амацилии, то она родилась в 1828 году. Ее появление на свет стоило жизни матери. Пачини в упоминавшейся автобиографической книге писал: «В то время. меня постигло большое несчастье — через три дня после родов умерла моя ангельская жена». Когда Самойлова взяла Амацилию на воспитание неизвестно, но, судя по картине «Всадница», написанной в 1832 году, уже четырехлетней она жила у нее.

Затем мы видим одиннадцатилетнюю Амацилию с Самойловой на портрете Брюллова «Портрет графини Ю.П. Самойловой, удаляющейся с бала. «.

Тогда она писала отцу из Петербурга:
» Если бы, дорогой папа, ты видел этот город, как он красив! Все эти улицы такие чистые, что ходить по ним настоящее удовольствие. Мама все время возит меня смотреть окрестности. О театрах ничего не могу тебе сказать, потому что они закрыты из-за смерти короля Пруссии, но скоро они снова откроются, и тогда я сообщу подробности. «.

В 1845 году Амацилия вышла замуж за некоего Акилле Манара. Поначалу семейное счастье Амацилии было полным, но со временем супруги разъехались. В письмах отцу она горько жаловалась на одиночество, на то, что у нее нет детей.

В 1861 году ее муж умер, оставив вдову без средств, поскольку, как она писала, покойный «тратил и тратил». Один французский мемуарист вспоминал, как в Париже в годы империи Наполеона III графиня Самойлова, по третьему мужу графиня де Морнэ, старалась «запустить в свет хорошенькую госпожу Манара». Кажется, ей это удалось. Амацилия вторично вышла замуж за французского генерала де ла Рош Буетт. Но затем, оставшись снова вдовой, ей пришлось вернуться в Милан и провести последние годы жизни в доме для престарелых при монастыре. По иронии судьбы приют находился неподалеку от бывшего дома Самойловой, который графиня когда-то обещала завещать не только Джованнине, но и ей. Амацилия умерла незадолго до начала первой мировой войны.

Рассказы о шедеврах живописи.

В последние годы первого пребывания в Италии, в 1832г К.Брюллов написал знаменитую «Всадницу», грациозно сидящую на великолепном скакуне. Скромную воспитанницу графини Ю.Самойловой — Джованину, художник осмелился изобразить так, как до него изображали только титулованных особ или прославленных полководцев.
Задумав написать «Всадницу», Брюллов поставил перед собой задачу создать большой конный портрет. В нем он использовал мотив прогулки, позволившей передать фигуру в движении.
На всем скаку останавливает всадница разгоряченного коня. Уверенная ловкость амазонки вызывает неподдельное восхищение у подбежавшей к балкону маленькой девочки, как бы призывая зрителя разделить ее восторг.
Возбуждение передается лохматой собаке ожесточенно лающей на вздыбленного коня. Взволнован и пейзаж с накренившимися от пробежавшего ветра стволами деревьев. Тревожно по небу бегут перистые облака, беспокойными пятнами ложатся на землю пробивающиеся сквозь густую листву лучи заходящего солнца.

Изображая юную девушку — Джованину и ее маленькую приятельницу — Амацилию Пачини, Брюллов создал вдохновенное полотно, воспевающее радость жизни. Очарование «Всадницы» в непосредственности того оживления, которым проникнута вся сцена, в смелости композиционного решения, в красоте предгрозового пейзажа, в блеске палитры, поражающей богатством оттенков.

В большом полотне Брюллов сумел органически увязать декоративность решения с правдивостью непосредственного наблюдения. «Всадница» по праву может быть названа образцом портрета-картины в искусстве первой половины XIX века. В этом своеобразии творческого замысла нельзя не видеть выражение смелой воли художника, нарушающего установленные традиции. Самый облик юной всадницы приобрел некоторую условную обобщенность.
Несравненно живее, чем всадница, — девочка, держащаяся за металлические перила (Амалциия Пачини — вторая приёмная дочь Ю. Самойловой).

Экспонированный в 1832 году в Риме портрет Джованины вызвал оживленный обмен мнений. Вот что говорилось, например, в одной из опубликованных тогда статей:
«Русский живописец Карл Брюллов написал портрет в натуральную величину девушки на коне и другой девочки, которая на нее смотрит. Мы не припоминаем, чтобы видели до этого конный портрет, задуманный и исполненный с таким мастерством. Конь. прекрасно нарисованный и поставленный, движется, горячится, фыркает, ржет. Девушка, которая сидит на нем, это летящий ангелочек. Художник преодолел все трудности как подлинный мастер: его кисть скользит свободно, плавно, без запинок, без напряжения; умело, с пониманием большого художника, распределяя свет, он знает, как его ослабить или усилить. Этот портрет выявляет в нем многообещающего живописца и, что еще важнее, живописца отмеченного гением».

Читать еще:  Андерсен краткая биография. Андерсен

Некоторые итальянские критики отмечали безжизненность выражения лица юной всадницы.
В появившейся в том же году статье, приписываемой Амбриозоди, говорилось:
«Если что-нибудь может показаться невероятным, так это то, что прекрасная наездница или не замечает бешеность движений лошади, или, от излишней уверенности в себе, совсем не затягивает узды и не нагибается к ней, как, быть может, было бы нужно».

«Упущение» Брюллова, замеченное современниками, находило отчасти объяснение в тех задачах, которые он ставил в этот период перед искусством большого портрета-картины.

Создателя «Всадницы» можно было бы заподозрить в неумении передать экспрессию лица, если бы не образ маленькой девочки, в порыве восторга прильнувшей к решетке балкона. На ее остреньком личике так жива игра чувств, что сразу отпадают сомнения в блестящих дарованиях Брюллова-портретиста. К началу 1830-х годов Брюллов занял одно из ведущих мест в русском и западноевропейском искусстве. Его слава выдающегося мастера портрета была закреплена «Всадницей».

Было несколько версий о том, кто изображён на картине

«Всадница» была приобретена для галереи П.М. Третьякова в 1893 году в Париже, как портрет Ю.П.Самойловой. Считалось, что это она изображена а роли всадницы.
Позже искусствоведы доказали, что это та самая картина, которую художник в списке своих работ назвал «Жованин на лошади», и что на ней изображены две воспитанницы Самойловой — Джованнина и Амацилия. Установить это помогло сопоставление изображенных на «Всаднице» девочек с ними же на других брюлловских полотнах.

Это датируемый 1834 годом «Портрет графини Ю.П. Самойловой с воспитанницей Джованниной и арапчонком» и «Портрет графини Ю.П. Самойловой, удаляющейся с бала с приёмной дочерью Амацилией «, начатый в 1839 году во время их приезда в Петербург.

Повод ошибаться в том, кто представлен в образе всадницы, дал сам художник. Хотя девушка и выглядит моложе Самойловой, которой в 1832 году было около тридцати лет, но кажется старше девушки-подростка, какой Джованнина изображена рядом с графиней на этом брюлловском портрете 1834 года. Кстати, это не единственное недоразумение, связанное с определением героини «Всадницы».

В 1975 году знаменитый оперный театр «Ла Скала» выпустил книгу, посвященную выдающимся певцам, чьи голоса звучали с его сцены. «Всадницу», представили как «Романтический портрет Малибран» из Театрального музея «Ла Скала». Имя Марии Фелиситы Малибран-Гарсия, сестры Полины Виардо, принадлежит одной из самых ярких легенд в истории оперного искусства. Виртуозно владея дивным голосом, обладая горячим темпераментом и даром актерского перевоплощения в сочетании с соответствовавшей романтическому канону женской красоты внешностью — стройной фигурой, бледным лицом под иссиня-черными волосами и большими сверкающими глазами, она, казалось, была создана для воплощения на сцене героинь музыкальных драм.
Страстная любительница верховой езды, Мария Малибран скончалась от ушибов, полученных при падении с лошади. Ей было двадцать восемь лет. Безвременная кончина закрепила родившуюся еще при жизни певицы легенду: один миланский адвокат, подаривший Театральному музею «Ла Скала» гравюру с картины «Всадница», счел, что на ней изображена Малибран.

Директор Театрального музея профессор Джанпьеро Тинтори сказал: «Понимаю, что вас смущает. Когда, приехав в Москву, я посетил Третьяковскую галерею, то понял, что светловолосая всадница (в жизни Джованнина была рыженькой) не может изображать жгучую брюнетку Малибран. Я говорил об этом тем, кто подбирал для книги иллюстрации, но они лишь добавили к слову «портрет» эпитет «романтический», то есть представили картину как некую фантазию на тему увлечения певицы верховой ездой».

Но кто же подлинные персонажи картины?

Обе девочек воспитывались Ю.П.Самойловой, называли ее мамой, но официально удочерены не были.

В нашей литературе о Брюллове Джованнину называют родственницей в свое время весьма известного композитора, автора множества опер, близкого друга Самойловой, Джованни Пачини. Сам Пачини в книге «Мои артистические воспоминания», называя Самойлову «благодельницей моей дочери Амацилии», о Джованнине не упоминает.
Да и Самойлова, поддерживая с ним переписку до самой его смерти, ни разу о Джованнине в письмах не обмолвилась.

В одной итальянской публикации есть ссылка на заверенную неаполитанским нотариусом дарственную, по которой дом Самойловой в Милане должен был перейти после ее смерти «сироте Джованнине Кармине Бертолотти, дочери покойного Дона Джероламо и Госпожи Клементины Перри», которую русская графиня «взяла к себе». Исходя из того, что девичья фамилия матери сироты та же, что и второго мужа Самойловой оперного певца Перри (баритон слабенький, но красавец), автор публикации высказывал предположение, что Джованнина была его племянницей.

Когда Джованнина выходила замуж за австрийского офицера, капитана гусарского полка Людвига Ашбаха, Самойлова обещала выделить ей сверх дорогого свадебного наряда и набора личных вещей приданое в сумме 250 тысяч лир под гарантию миланского дома, который, как подтверждалось новым нотариальным актом, должен был перейти в ее собственность после смерти дарительницы, но который так ей и не достался. Да и с получением денег, кажется, возникли трудности, поскольку Джованнине пришлось искать адвоката для достижения «соглашения с мамой» о переводе обещанной суммы в Прагу, куда она переехала со своим гусаром. Злого умысла со стороны Самойловой в этом быть не могло. Даже недоброжелательно настроенные к графине за проавстрийские симпатии итальянские авторы, признавали за ней необыкновенную щедрость. Но при ее широким образе жизни она часто испытывала недостаток в наличных средствах, которые поступали ей из многочисленных поместий в России.

Что касается Амацилии, то она родилась в 1828 году. Ее появление на свет стоило жизни матери. Пачини в упоминавшейся автобиографической книге писал: «В то время. меня постигло большое несчастье — через три дня после родов умерла моя ангельская жена». Когда Самойлова взяла Амацилию на воспитание неизвестно, но, судя по картине «Всадница», написанной в 1832 году, уже четырехлетней она жила у нее.

Затем мы видим одиннадцатилетнюю Амацилию с Самойловой на портрете Брюллова «Портрет графини Ю.П. Самойловой, удаляющейся с бала. «.


Тогда она писала отцу из Петербурга:
» Если бы, дорогой папа, ты видел этот город, как он красив! Все эти улицы такие чистые, что ходить по ним настоящее удовольствие. Мама все время возит меня смотреть окрестности. О театрах ничего не могу тебе сказать, потому что они закрыты из-за смерти короля Пруссии, но скоро они снова откроются, и тогда я сообщу подробности. «.

В 1845 году Амацилия вышла замуж за некоего Акилле Манара. Поначалу семейное счастье Амацилии было полным, но со временем супруги разъехались. В письмах отцу она горько жаловалась на одиночество, на то, что у нее нет детей.

В 1861 году ее муж умер, оставив вдову без средств, поскольку, как она писала, покойный «тратил и тратил». Один французский мемуарист вспоминал, как в Париже в годы империи Наполеона III графиня Самойлова, по третьему мужу графиня де Морнэ, старалась «запустить в свет хорошенькую госпожу Манара». Кажется, ей это удалось. Амацилия вторично вышла замуж за французского генерала де ла Рош Буетт. Но затем, оставшись снова вдовой, ей пришлось вернуться в Милан и провести последние годы жизни в доме для престарелых при монастыре. По иронии судьбы приют находился неподалеку от бывшего дома Самойловой, который графиня когда-то обещала завещать не только Джованнине, но и ей. Амацилия умерла незадолго до начала первой мировой войны.

Источники:

http://kulturologia.ru/blogs/311219/44792/
http://ok.ru/group53968690020472/topic/70073550733432
http://amnesia.pavelbers.com/Zivopis%2042.htm

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector