1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пушкин александр сергеевич. Капитанская дочка

Пушкин александр сергеевич. Капитанская дочка

OCR: Олег Колесников
Александр Сергеевич Пушкин
Капитанская дочка
Береги честь смолоду.
Пословица
ГЛАВА I. СЕРЖАНТ ГВАРДИИ.
– Был бы гвардии он завтра ж капитан.
– Того не надобно; пусть в армии послужит.
– Изрядно сказано! пускай его потужит…
– Да кто его отец?
– Княжнин.

Отец мой Андрей Петрович Гринев в молодости своей служил при графе Минихе, и вышел в отставку премьер-майором в 17.. году. С тех пор жил он в своей Симбирской деревни, где и женился на девице Авдотьи Васильевне Ю., дочери бедного тамошнего дворянина. Нас было девять человек детей. Все мои братья и сестры умерли во младенчестве.
Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом, по милости маиора гвардии князя Б., близкого нашего родственника. Если бы паче всякого чаяния матушка родила дочь, то батюшка объявил бы куда следовало о смерти неявившегося сержанта и дело тем бы и кончилось. Я считался в отпуску до окончания наук. В то время воспитывались мы не по нонешнему. С пятилетнего возраста отдан я был на руки стремянному Савельичу, за трезвое поведение пожалованному мне в дядьки. Под его надзором на двенадцатом году выучился я русской грамоте и мог очень здраво судить о свойствах борзого кобеля. В это время батюшка нанял для меня француза, мосье Бопре, которого выписали из Москвы вместе с годовым запасом вина и прованского масла. Приезд его сильно не понравился Савельичу. «Слава богу» – ворчал он про себя – «кажется, дитя умыт, причесан, накормлен. Куда как нужно тратить лишние деньги, и нанимать мусье, как будто и своих людей не стало!»
Бопре в отечестве своем был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию pour Йtre outchitel, не очень понимая значения этого слова. Он был добрый малый, но ветрен и беспутен до крайности. Главною его слабостию была страсть к прекрасному полу; не редко за свои нежности получал он толчки, от которых охал по целым суткам. К тому же не был он (по его выражению) и врагом бутылки, т. е. (говоря по-русски) любил хлебнуть лишнее. Но как вино подавалось у нас только за обедом, и то по рюмочке, причем учителя обыкновенно и обносили, то мой Бопре очень скоро привык к русской настойке, и даже стал предпочитать ее винам своего отечества, как не в пример более полезную для желудка. Мы тотчас поладили, и хотя по контракту обязан он был учить меня по-французски, по-немецки и всем наукам, но он предпочел наскоро выучиться от меня кое-как болтать по-русски, – и потом каждый из нас занимался уже своим делом. Мы жили душа в душу. Другого ментора я и не желал. Но вскоре судьба нас разлучила, и вот по какому случаю:
Прачка Палашка, толстая и рябая девка, и кривая коровница Акулька как-то согласились в одно время кинуться матушке в ноги, винясь в преступной слабости и с плачем жалуясь на мусье, обольстившего их неопытность. Матушка шутить этим не любила, и пожаловалась батюшке. У него расправа была коротка. Он тотчас потребовал каналью француза. Доложили, что мусье давал мне свой урок. Батюшка пошел в мою комнату. В это время Бопре спал на кровати сном невинности. Я был занят делом. Надобно знать, что для меня выписана была из Москвы географическая карта. Она висела на стене безо всякого употребления и давно соблазняла меня шириною и добротою бумаги. Я решился сделать из нее змей, и пользуясь сном Бопре, принялся за работу. Батюшка вошел в то самое время, как я прилаживал мочальный хвост к Мысу Доброй Надежды. Увидя мои упражнения в географии, батюшка дернул меня за ухо, потом подбежал к Бопре, разбудил его очень неосторожно, и стал осыпать укоризнами. Бопре в смятении хотел было привстать, и не мог: несчастный француз был мертво пьян. Семь бед, один ответ. Батюшка за ворот приподнял его с кровати, вытолкал из дверей, и в тот же день прогнал со двора, к неописанной радости Савельича. Тем и кончилось мое воспитание.
Я жил недорослем, гоняя голубей и играя в чахарду с дворовыми мальчишками. Между тем минуло мне шестнадцать лет. Тут судьба моя переменилась.
Однажды осенью матушка варила в гостиной медовое варенье а я, облизываясь, смотрел на кипучие пенки. Батюшка у окна читал Придворный Календарь, ежегодно им получаемый. Эта книга имела всегда сильное на него влияние: никогда не перечитывал он ее без особенного участия, и чтение это производило в нем всегда удивительное волнение желчи. Матушка, знавшая наизусть все его свычаи и обычаи, всегда старалась засунуть несчастную книгу как можно подалее, и таким образом Придворный Календарь не попадался ему на глаза иногда по целым месяцам. Зато, когда он случайно его находил, то бывало по целым часам не выпускал уж из своих рук. Итак батюшка читал Придворный Календарь, изредко пожимая плечами и повторяя вполголоса: «Генерал-поручик. Он у меня в роте был сержантом!… Обоих российских орденов кава-лер. А давно ли мы…» Наконец батюшка швырнул календарь на диван, и погрузился в задумчивость, не предвещавшую ничего доброго.
Вдруг он обратился к матушке: «Авдотья Васильевна, а сколько лет Петруше?»
– Да вот пошел семнадцатый годок, – отвечала матушка. – Петруша родился в тот самый год, как окривела тетушка Настасья Гарасимовна, и когда еще…
«Добро» – прервал батюшка, – «пора его в службу. Полно ему бегать по девичьим, да лазить на голубятни».
Мысль о скорой разлуке со мною так поразила матушку, что она уронила ложку в кастрюльку, и слезы потекли по ее лицу. Напротив того трудно описать мое восхищение. Мысль о службе сливалась во мне с мыслями о свободе, об удовольствиях петербургской жизни. Я воображал себя офицером гвардии, что по мнению моему было верьхом благополучия человеческого.
Батюшка не любил ни переменять свои намерения, ни откладывать их исполнение. День отъезду моему был назначен. Накануне батюшка объявил, что намерен писать со мною к будущему моему начальнику, и потребовал пера и бумаги.
«Не забудь, Андрей Петрович», – сказала матушка – «поклониться и от меня князю Б.; я-дескать надеюсь, что он не оставит Петрушу своими милостями».
– Что за вздор! – отвечал батюшка нахмурясь. – К какой стати стану я писать к князю Б.?
«Да ведь ты сказал, что изволишь писать к начальнику Петруши».
– Ну, а там что?
«Да ведь начальник Петрушин – князь Б. Ведь Петруша записан в Семеновский полк».
– Записан! А мне какое дело, что он записан? Петруша в Петербург не поедет. Чему научится он служа в Петербурге? мотать да повесничать? Нет, пускай послужит он в армии, да потянет лямку, да понюхает пороху, да будет солдат, а не шаматон. Записан в гвардии! Где его пашпорт? подай его сюда.
Матушка отыскала мой паспорт, хранившийся в ее шкатулке вместе с сорочкою, в которой меня крестили, и вручила его батюшке дрожащею рукою. Батюшка прочел его со вниманием, положил перед собою на стол, и начал свое письмо.
Любопытство меня мучило: куда ж отправляют меня, если уж не в Петербург? Я не сводил глаз с пера батюшкина, которое двигалось довольно медленно. Наконец он кончил, запечатал письмо в одном пакете с паспортом, снял очки, и подозвав меня, сказал: «Вот тебе письмо к Андрею Карловичу P., моему старинному товарищу и другу. Ты едешь в Оренбург служить под его начальством».
Итак все мои блестящие надежды рушились! Вместо веселой петербургской жизни ожидала меня скука в стороне глухой и отдаленной. Служба, о которой за минуту думал я с таким восторгом, показалась мне тяжким несчастием. Но спорить было нечего. На другой день по утру подвезена была к крыльцу дорожная кибитка; уложили в нее чамодан, погребец с чайным прибором и узлы с булками и пирогами, последними знаками домашнего баловства. Родители мои благословили меня. Батюшка сказал мне: «Прощай, Петр. Служи верно, кому присягнешь; слушайся начальников; за их лаской не гоняйся; на службу не напрашивайся; от службы не отговаривайся; и помни пословицу: береги платье с нову, а честь с молоду». Матушка в слезах наказывала мне беречь мое здоровье, а Савельичу смотреть за дитятей. Надели на меня зайчий тулуп, а сверху лисью шубу. Я сел в кибитку с Савельичем, и отправился в дорогу, обливаясь слезами.
В ту же ночь приехал я в Симбирск, где должен был пробыть сутки для закупки нужных вещей, что и было поручено Савельичу. Я остановился в трактире. Савельич с утра отправился по лавкам. Соскуча глядеть из окна на грязный переулок, я пошел бродить по всем комнатам. Вошед в биллиардную, увидел я высокого барина, лет тридцати пяти, с длинными черными усами, в халате, с кием в руке и с трубкой в зубах. Он играл с маркером, который при выигрыше выпивал рюмку водки, а при проигрыше должен был лезть под биллиард на четверинках. Я стал смотреть на их игру. Чем долее она продолжалась, тем прогулки на четверинках становились чаще, пока наконец маркер остался под биллиардом. Барин произнес над ним несколько сильных выражений в виде надгробного слова, и предложил мне сыграть партию. Я отказался по неумению. Это показалось ему, невидимому, странным. Он поглядел на меня как бы с сожалением; однако мы разговорились. Я узнал, что его зовут Иваном Ивановичем Зуриным, что он ротмистр гусарского полку и находится в Симбирске при приеме рекрут, а стоит в трактире. Зурин пригласил меня отобедать с ним вместе чем бог послал, по-солдатски. Я с охотою согласился. Мы сели за стол. Зурин пил много и потчивал и меня, говоря, что надобно привыкать ко службе; он рассказывал мне армейские анекдоты, от которых я со смеху чуть не валялся, и мы встали изо стола совершенными приятелями. Тут вызвался он выучить меня играть на биллиарде. «Это» – говорил он – «необходимо для нашего брата служивого. В походе, например, придешь в местечко – чем прикажешь заняться? Ведь не все же бить жидов. Поневоле пойдешь в трактир и станешь играть на биллиарде; а для того надобно уметь играть!» Я совершенно был убежден, и с большим прилежанием принялся за учение. Зурин громко ободрял меня, дивился моим быстрым успехам, и после нескольких уроков, предложил мне играть в деньги, по одному грошу, не для выигрыша, а так, чтоб только не играть даром, что, по его словам, самая скверная привычка. Я согласился и на то, а Зурин велел подать пуншу и уговорил меня попробовать, повторяя, что к службе надобно мне привыкать; а без пуншу, что и служба! Я послушался его. Между тем игра наша продолжалась. Чем чаще прихлебывал я от моего стакана, тем становился отважнее. Шары поминутно летали у меня через борт; я горячился, бранил маркера, который считал бог ведает как, час от часу умножал игру, словом – вел себя как мальчишка, вырвавшийся на волю. Между тем время прошло незаметно. Зурин взглянул на часы, положил кий, и объявил мне, что я проиграл сто рублей. Это меня немножко смутило. Деньги мои были у Савельича. Я стал извиняться. Зурин меня прервал: «Помилуй! Не изволь и беспокоиться. Я могу и подождать, а покаместь поедем к Аринушке».
Что прикажете? День я кончил так же беспутно, как и начал. Мы отужинали у Аринушки. Зурин поминутно мне подливал, повторяя, что надобно к службе привыкать. Встав изо стола, я чуть держался на ногах; в полночь Зурин отвез меня в трактир. Савельич встретил нас на крыльце. Он ахнул, увидя несомненные признаки моего усердия к службе. «Что это, сударь, с тобою сделалось?» – сказал он жалким голосом, «где ты это нагрузился? Ахти господи! отроду такого греха не бывало!» – Молчи, хрыч! – отвечал я ему, запинаясь; – ты верно пьян, пошел спать… и уложи меня.
На другой день я проснулся с головною болью, смутно припоминая себе вчерашние происшедствия. Размышления мои прерваны были Савельичем, вошедшим ко мне с чашкою чая. «Рано, Петр Андреич», – сказал он мне, качая головою – «рано начинаешь гулять. И в кого ты пошел? Кажется, ни батюшка, ни дедушка пьяницами не бывали; о матушке и говорить нечего: отроду, кроме квасу» в рот ничего не изволила брать. А кто всему виноват? проклятый мусье. То и дело, бывало к Антипьевне забежит: «Мадам, же ву при, водкю». Вот тебе и же ву при! Нечего сказать: добру наставил, собачий сын. И нужно было нанимать в дядьки басурмана, как будто у барина не стало и своих людей!»
Мне было стыдно. Я отвернулся и сказал ему: Поди вон, Савельич; я чаю не хочу. Но Савельича мудрено было унять, когда бывало примется за проповедь. «Вот видишь ли, Петр Андреич, каково подгуливать. И головке-то тяжело, и кушать-то не хочется. Человек пьющий ни на что негоден… Выпей-ка огуречного рассолу с медом, а всего бы лучше опохмелиться полстаканчиком настойки Не прикажешь ли?»
В это время мальчик вошел, и подал мне записку от И. И. Зурина. Я развернул ее и прочел следующие строки:
«Любезный Петр Андреевич, пожалуйста пришли мне с моим мальчиком сто рублей, которые ты мне вчера проиграл. Мне крайняя нужда в деньгах.
Готовый ко услугам
I>Иван Зурин».
Делать было нечего. Я взял на себя вид равнодушный, и обратясь к Савельичу, который был и денег и белья и дел моих рачитель, приказал отдать мальчику сто рублей. «Как! зачем?» – спросил изумленный Савельич. – Я их ему должен – отвечал я со всевозможной холодностию. – «Должен!» – возразил Савельич, час от часу приведенный в большее изумление; – «да когда же, сударь, успел ты ему задолжать? Дело что-то не ладно. Воля твоя, сударь, а денег я не выдам».
Я подумал, что если в сию решительную минуту не переспорю упрямого старика, то уж в последствии времени трудно мне будет освободиться от его опеки, и взглянув на него гордо, сказал: – Я твой господин, а ты мой слуга. Деньги мои. Я их проиграл, потому что так мне вздумалось. А тебе советую не умничать, и делать то что тебе приказывают.
Савельич так был поражен моими словами, что сплеснул руками и остолбенел. – Что же ты стоишь! – закричал я сердито. Савельич заплакал. «Батюшка Петр Андреич», – произнес он дрожащим голосом – «не умори меня с печали. Свет ты мой! послушай меня, старика: напиши этому разбойнику, что ты пошутил, что у нас и денег-то таких не водится. Сто рублей! Боже ты милостивый! Скажи, что тебе родители крепко на крепко заказали не играть, окроме как в орехи…» – Полно врать, – прервал я строго, – подавай сюда деньги, или я тебя в зашеи прогоню.
Савельич поглядел на меня с глубокой горестью и пошел за моим долгом. Мне было жаль бедного старика; но я хотел вырваться на волю и доказать, что уж я не ребенок. Деньги были доставлены Зурину. Савельич поспешил вывезти меня из проклятого трактира. Он явился с известием, что лошади готовы. С неспокойной совестию и с безмолвным раскаянием выехал я из Симбирска, не простясь с моим учителем и не думая с ним уже когда-нибудь увидеться.
ГЛАВА II. ВОЖАТЫЙ
Сторона ль моя, сторонушка,
Сторона незнакомая!
Что не сам ли я на тебя зашел,
Что не добрый ли да меня конь завез:
Завезла меня, доброго молодца,
Прытость, бодрость молодецкая,
И хмелинушка кабацкая.
Старинная песня

Читать еще:  Walking dead комикс. Комикс «Ходячие мертвецы

Дорожные размышления мои были не очень приятны. Проигрыш мой, по тогдашним ценам, был немаловажен. Я не мог не признаться в душе, что поведение мое в Симбирском трактире было глупо, и чувствовал себя виноватым перед Савельичем. все это меня мучило. Старик угрюмо сидел на облучке, отворотясь от меня, и молчал, изредка только покрякивая.
1 2 3

Краткое содержание «Капитанская дочка»

О произведении

Историческую повесть «Капитанская дочка» Пушкин впервые опубликовал в 1836 году. По мнению исследователей, произведение находится на стыке романтизма и реализма. Точно не определен и жанр – некоторые считают «Капитанскую дочку» повестью, другие – полноценным романом.

Действие произведения происходит в период восстания Емельяна Пугачева и основано на реальных событиях. Повесть написана в форме мемуаров главного героя Петра Андреича Гринева – его дневниковых записей. Произведение названо в честь возлюбленной Гринева – Марьи Мироновой, капитанской дочери.

На сайте можно читать онлайн краткое содержание «Капитанской дочки» по главам, а также пройти тест на знание романа. Предлагаемый пересказ подойдет для читательского дневника, поможет подготовиться к уроку литературы.

Главные герои

Петр Андреич Гринев – главный герой повести, дворянин, офицер, от лица которого идет повествование.

Марья Ивановна Миронова – дочь капитана Миронова; «девушка лет осьмнадцати, круглолицая, румяная» .

Емельян Пугачев – главарь мужицкого восстания, «лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч» , с черной бородой.

Архип Савельич – старик, который с малых лет был воспитателем Гринева.

Другие персонажи

Андрей Петрович Гринев – отец Петра Андреича, премьер-майор в отставке.

Иван Иванович Зурин – офицер, с которым Гринев познакомился в трактире в Симбирске.

Алексей Иваныч Швабрин – офицер, с которым Гринев познакомился в Белогорской крепости; примкнул к мятежникам Пугачева, давал показания против Гринева.

Читать еще:  Рисунки по черчению. Техническое рисование

Миронов Иван Кузьмич – капитан, отец Марьи, комендант в Белогорской крепости.

А ещё у нас есть:

Краткое содержание

Глава 1. Сержант гвардии

Отец главного героя, Андрей Петрович Гринев, вышел в отставку премьер-майором, стал жить в своей Симбирской деревне, женился на дочери тамошнего дворянина. С пяти лет Петю отдали на воспитание стремянному Савельичу. Когда главному герою исполнилось 16 лет, отец, вместо того чтобы отправить его в Петербург в Семеновский полк (как ранее планировалось), определил на службу в Оренбург. Вместе с юношей отправили Савельича.

По дороге в Оренбург в трактире в Симбирске Гринев познакомился с ротмистром гусарского полка Зуриным. Тот научил юношу играть в бильярд, предложил сыграть на деньги. Выпив пунша, Гринев разгорячился и проиграл сто рублей. Огорченному Савельичу пришлось отдавать долг.

Глава 2. Вожатый

Они отправились дальше. Погода испортилась, началась сильнейшая метель, дорогу замело. Однако встретившийся им мужик согласился провести их до ближайшего жилья.

По дороге Гринев задремал и увидел сон, в котором увидел нечто пророческое. Петру приснилось, что он пришел проститься с умирающим отцом, но в постели увидел «мужика с черной бородой» . Мать назвала мужика «посаженным отцом» Гринева, сказала поцеловать ему руку, чтобы тот его благословил. Петр отказался. Тогда мужик вскочил, выхватил топор и начал всех убивать. Страшный мужик ласково звал: «Не бойсь, подойди под мое благословение» . В эту минуту Гринев проснулся: они приехали к постоялому двору. В благодарность за помощь Гринев отдал вожатому свой заячий тулуп.

В Оренбурге Гринева сразу же направили в Белогорскую крепость, в команду капитана Миронова.

Глава 3. Крепость

«Белогорская крепость находилась в сорока верстах от Оренбурга». В первый же день Гринев познакомился с комендантом и его женой. На следующий день Петр Андреич познакомился с офицером Алексеем Иванычем Швабриным. Его отправили сюда «за смертоубийство» – «заколол поручика» во время поединка. Швабрин постоянно подшучивал над семейством коменданта. Дочь Миронова Марья очень понравилась Петру Андреичу, однако Швабрин описывал ее как «совершенную дурочку» .

Глава 4. Поединок

Со временем Гринев нашел в Марье «благоразумную и чувствительную девушку» . Петр Андреич начал писать стихи и как-то прочел одно из своих произведений, посвященное Марье, Швабрину. Тот раскритиковал стих и сказал, что девушка вместо «нежных стишков» предпочла бы «пару серег» . Гринев обозвал Швабрина мерзавцем и тот вызвал Петра Андреича на поединок. Первый раз им не удалось сойтись – их заметили и отвели к коменданту. Вечером Гринев узнал, что Швабрин в прошлом году сватался к Марье и получил отказ.

На следующий день Гринев и Швабрин снова сошлись в поединке. Во время дуэли Петра Андреича окликнул подбежавший Савельич. Гринев оглянулся, и противник нанес ему удар «в грудь пониже правого плеча» .

Глава 5. Любовь

Все время пока Гринев выздоравливал, Марья ухаживала за ним. Петр Андреич предложил девушке стать его женой, она согласилась.

Гринев написал отцу, что собирается жениться. Однако Андрей Петрович ответил, что не даст согласия на женитьбу и даже похлопочет, чтобы сына перевели «куда-нибудь подальше» . Узнав об ответе родителей Гринева, Марья очень расстроилась, но без их согласия не хотела выходить замуж (в частности потому, что девушка была бесприданницей). С тех пор она начала избегать Петра Андреича.

Глава 6. Пугачевщина

Пришло известие, что из-под караула сбежал «донской казак и раскольник Емельян Пугачев» , собрал «злодейскую шайку» и «произвел возмущение в яицких селениях» . Вскоре стало известно, что мятежники собираются идти на Белогороскую крепость. Начались приготовления.

Глава 7. Приступ

Гринев не спал всю ночь. К крепости съехалось множество вооруженных людей. Между ними ездил на белом коне сам Пугачев. Мятежники ворвались в крепость, коменданта ранили в голову, Гринева схватили.

В толпе закричали, «что государь на площади ожидает пленных и принимает присягу» . Миронов и поручик Иван Игнатьич отказались присягать, и были повешены. Гринева ожидала та же участь, но Савельич в последний момент бросился в ноги Пугачеву и попросил отпустить Петра Андреича. Швабрин примкнул к мятежникам. Мать Марьи была убита.

Глава 8. Незваный гость

Марью спрятала попадья, назвав своей племянницей. Савельич сказал Гриневу, что Пугачев – тот самый мужик, которому Петр Андреич подарил тулуп.

Пугачев вызвал к себе Гринева. Петр Андреич признался, что не сможет служить ему, так как «природный дворянин» и «присягал императрице» : «Голова моя в твоей власти: отпустишь меня – спасибо; казнишь – бог тебе судья; а я сказал тебе правду». Искренность Петра Андреича поразила Пугачева, и он отпустил его «на все четыре стороны» .

Читать еще:  Столото на русском языке. Личный кабинет столото

Глава 9. Разлука

Утром Пугачев сказал Гриневу ехать в Оренбург и передать губернатору и всем генералам, чтобы ждали его через неделю. Швабрина главарь восстания назначил новым командиром в крепости.

Глава 10. Осада города

Через несколько дней пришли известия, что Пугачев движется к Оренбургу. Гриневу передали письмо от Марьи Ивановны. Девушка писала, что Швабрин принуждает ее выйти за него замуж и обходится с ней очень жестоко, поэтому она просит помощи у Гринева.

Глава 11. Мятежная слобода

Не получив поддержки у генерала, Гринев отправился в Белогорскую крепость. По дороге их с Савельичем схватили люди Пугачева. Гринев рассказал главарю мятежников, что едет в Белогорскую крепость, так как там Швабрин обижает девушку-сироту – невесту Гринева. Утром Пугачев вместе с Гриневым и своими людьми поехали к крепости.

  • Страницы:
  • 1
  • 2
  • Следующая

Глава 12. Сирота

Швабрин сказал, что Марья его жена. Но войдя в комнату девушки, Гринев и Пугачев увидели, что она была бледной, худой, а из еды перед ней стоял только «кувшин воды, накрытый ломтем хлеба» . Швабрин доложил, что девушка дочь Миронова, однако Пугачев все равно отпустил Гринева с возлюбленной.

Глава 13. Арест

Приближаясь к городку, Гринев с Марьей были остановлены караульными. Петр Андреич пошел к майору и узнал в нем Зурина. Гринев, поговорив с Зуриным, решил отправить Марью к родителям в деревню, а сам остался служить в отряде.

В конце февраля отряд Зурина выступил в поход. Пугачев после того как был разбит, снова собрал шайку и пошел на Москву, наводя смуту. «Шайки разбойников злодействовали повсюду». «Не приведи бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!».

Наконец Пугачева поймали. Гринев собрался к родителям, но пришла бумага о его аресте по делу Пугачева.

Глава 14. Суд

Гринев по приказу прибыл в Казань, его посадили в тюрьму. Во время допроса Петр Андреич, не желая впутывать Марью, промолчал, зачем уезжал из Оренбурга. Обвинитель Гринева – Швабрин, утверждал, что Петр Андреич был шпионом Пугачева.

Марья Ивановна была принята родителями Гринева «с искренним радушием» . Весть об аресте Петра Андреича всех поразила – ему грозила пожизненная ссылка в Сибирь. Чтобы спасти возлюбленного, Марья поехала в Петербург и остановилась в Царском Селе. Во время утренней прогулки она разговорилась с незнакомой дамой, рассказала ей свою историю и о том, что приехала просить у императрицы помилования Гринева.

В тот же день за Марьей прислали карету императрицы. Государыня оказалась той самой дамой, с которой девушка разговаривала утром. Императрица помиловала Гринева и пообещала помочь ей с приданым.

По словам уже не Гринева, а автора, в конце 1774 года Петр Андреич был освобожден. «Он присутствовал при казни Пугачева, который узнал его в толпе и кивнул ему головою». Вскоре Гринев женился на Марье. «Рукопись Петра Андреевича Гринева доставлена была нам от одного из его внуков».

Заключение

В исторической повести Александра Сергеевича Пушкина «Капитанская дочка» внимания заслуживают как главные, так и второстепенные персонажи. Наиболее неоднозначной фигурой в произведении является Емельян Пугачев. Жестокий, кровожадный главарь мятежников изображается автором как личность, не лишенная положительных, несколько романтизированных качеств. Пугачев ценит доброту и искренность Гринева, помогает возлюбленным.

Персонажами, которые противопоставляют между собой, являются Гринев и Швабрин. Петр Андреич до последнего остается верен своим идеям, даже когда от этого зависела его жизнь. Швабрин же легко меняет мнение, присоединяется к мятежникам, становится предателем.

Рекомендуем не ограничиваться кратким пересказом «Капитанской дочки», а прочесть повесть А. С. Пушкина полностью.

Тест по повести

Для проверки знаний, после прочтения краткого содержания повести – пройдите тест:

Капитанская дочка

В романе «Капитанская дочка» А.С.Пушкин нарисовал яркую картину стихийного крестьянского восстания под предводительством Емельяна Пугачева.

Александр Пушкин «Капитанская дочка»

Книга написана в 1836 году. Александр Пушкин в ней затрагивает исторические события восстания под предводительством Емельяна Пугачёва. Также в этом произведении автор поднимает вопросы чести и предательства разных слоёв общества.

Симпатия главного героя к Пугачёву делает книгу уникальной. Образ бунтаря писатель представил не «демонизированным», а человечным и даже гуманным, что в то время считалось крамольным.

Все персонажи книги яркие, живые, а рассказ от первого лица делает произведение ещё более реалистичным. Повесть легко читается , предоставляет исторический интерес и в наши дни.

Краткое содержание

Российская империя 70 годов XVIII века. Недовольство крестьян вылилось в восстание во главе с Емельяном Пугачёвым, прокатившееся по всей стране. Повесть затрагивает исторические события на фоне отношений главных героев Петра Андреевича Гринёва, Марии Мироновой и Алексея Швабрина.

Начинается повесть с краткого описания детства и юности рассказчика, Петра Гринёва, выходца из обеспеченных дворян. Он рано остался без матери. Образованием Петруши занялся француз, который, по сути, сам ничего не знал. Мальчик рос без предрассудков, играя с дворовыми мальчишками.

В возрасте 17 лет отец отправил его на службу, но не в Петербург, как мечтал молодой Гринёв, а в глухую местность, действующий город-крепость под Оренбургом. Подъезжая к месту назначения, герой заблудился. Дорогу замело снегом из-за бурана.

На помощь Петру приходит незнакомец. В благодарность за спасение Гринёв делает щедрый подарок — дарит тёплый заячий тулуп. Вскоре Петруша видит свое место службы. Крепость вызывает в нашем герое чувство тоски и жалости к самому себе. Это всего лишь маленькая деревушка.

Скоро он знакомится с обитателями «бастиона» и его комендантом Иваном Мироновым. Его жена, Василиса Егоровна, смотрит на дела служебные, как на свои собственные, хозяйские дела. Дочь Мироновых, Машенька, сразу понравилась Петру за благоразумие и добрый нрав.

Гринёву служба в крепости уже не казалась такой скучной. Он много читает и пишет стихи. Сначала Пётр сближается с поручиком Швабриным, но из-за его нелестных отзывах о Машеньке, он ссорится с ним и вызывает на дуэль. В результате чего, Гринёв оказывается раненым.

Машенька объясняет поведение Швабрина тем, что он к ней сватался, но она отказала ему. Гринёв влюбляется в Миронову и хочет жениться на девушке. Он пишет письмо отцу с просьбой благословить его решение, но получает строгий отказ. Машенька бесприданница, неровня обеспеченным Гринёвым.

После отказа он впадает в депрессию. Только неожиданное бедствие, восстание Пугачёва, выводит его из мрачного состояния. Крепость приводят в боевую готовность, дабы отразить нападение злодея. Самозванец появляется неожиданно. Пугачёв берёт крепость быстро.

Местные жители встретили его с хлебом и солью. Каково же было удивление, когда в бунтаре Гринёв узнал того самого человека, которому он подарил тулуп за спасение! Пугачёв также узнал барина. Он милует его и отпускает. Комендант и его жена погибли, а Маша осталась в крепости, у неё горячка.

Гринёв переживает за её судьбу любимой тем более что новым комендантом назначен предатель Швабрин. Как сложится их дальнейшая судьба, вы можете читать в полном объёме книгу на нашем сайте онлайн бесплатно.

Чему учит произведение?

А. Пушкин призывает хранить верность и честь с молодых лет. Свернуть на кривую дорожку предательства легко, но вернуться обратно очень непросто. Также автор даёт чёткий посыл всем читателям не сдаваться, а идти вперёд к своей мечте!

Постоянство и верность вознаграждаются (по крайней мере, в этой повести)! Читайте назидательное произведение. Пушкина «Капитанская дочка», актуальное во все времена!

Отзывы на книгу Капитанская дочка автор Пушкин Александр Сергеевич

Источники:

http://www.alibet.net/writer/1684/books/26153/pushkin_aleksandr_sergeevich/kapitanskaya_dochka/read
http://obrazovaka.ru/books/pushkin/kapitanskaya_dochka
http://online-knigi.com/kniga/22695/kapitanskaya-dochka

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector