2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему «Полковнику никто не пишет».

Почему «Полковнику никто не пишет».

Год 1999-й. Алексей Балабанов работал над сиквелом нашумевшего «Брата». Особое внимание режиссёр уделял музыкальному сопровождению. В одном фильме собрались почти все звёзды русского рока: Nautilus Pompilius, «Крематорий», «Агата Кристи», «АукцЫон», «Сплин». Однако Балабанову казалось, что чего-то не хватает. В поисках новых имён он связался с продюсером известной радиостанции Михаилом Козыревым, а тот привёз на киностудию полный чемодан с альбомами ещё не растиражированных исполнителей.

Михаил Козырев, журналист:

– Я приезжаю на «Ленфильм», он меня встречает с широко раскрытыми глазами и говорит: «Давай весь фильм сделаем из песен этой группы!» Группа называлась «Би-2».

Песня «Полковнику никто не пишет» идеально легла на чикагскую историю. Кстати, изначально в этой сцене должна была сниматься группа ДДТ: неслучайно повсюду в кадре висят именно её афиши. Но Юрий Шевчук в последний момент отказался. Шура и Лёва из «Би-2» до сих пор благодарят его за это.

Шура и Лёва, основатели группы «Би-2»:

– Мы были в восторге от первой части «Брата». Мы видели его по кабельному в Австралии. Приглашение на съёмки было просто культурным шоком!

«Полковник» стал главной темой российского блокбастера. После премьеры фильма о группе «Би-2» знала уже вся страна. В книжных магазинах начали спрашивать роман Габриэля Гарсиа Маркеса с уже знакомым названием «Полковнику никто не пишет». Фанаты надеялись, что книга даст ответ на вопрос, о чём поют Лёва и Шура.

Текст песни написал Егор Бортник, более известный как Лёва Би-2. Автор уверяет: из книги взято только название. Сама песня посвящена австралийскому городу Мельбурну, где музыканты в то время жили.

Шура и Лёва, основатели группы «Би-2»:

– «Большие города, пустые поезда» – это наземное метро в Мельбурне. Мы ехали в пустом вагоне, смотрели на город, а потом написали первые строчки и подобрали ритм.

С клипом всё решилось само собой. Ещё во время съёмок фильма «Брат-2» договорились: Балабанов и Бодров смонтируют видео из эпизодов картины.

Шура и Лёва, основатели группы «Би-2»:

– Мы увидели первую версию клипа, перемонтировали, а потом встретили на фестивале Серёжу Бодрова и сказали ему: «Балабанов такую фигню сделал! Ужасный монтаж!» А Серёжа скромно так ответил: «Вы знаете, ребята, это я делал монтаж».

Тяжёлую гитару сегодня дополняет симфонический оркестр – и это лишь одна из версий. Музыканты всегда придумывают что-то новое, чтобы снова и снова удивлять своих слушателей, собирая таким образом полные стадионы.

Почему «Полковнику никто не пишет»? + В чём «бессмертие» этого Полковника?

Благодарю всех за интересные ответы и оценки этому вопросу.

Каждый народ, переживший гражданскую войну, всевозможные анти-демократические «режимы»,- всегда впоследствии ощущает невнимание к своим Героям-Ветеранам.. . В связи с положением в моей стране — эта тема — для многих — и сейчас очень актуальна!

Браво, Андрей Кейлер! Благодарю Вас персонально.

Это был сложный вопрос, и Вы отлично его РЕШИЛИ!
Оригинально — «методом от противного» Вы доказали, что тема
забытого государством ветерана-героя — актуальна и по сей день.

Читать еще:  Либретто похищение из сераля. Похищение из сераля

Возможно, в том и заключается бессмертие «Полковника, которому никто не пишет»!
Спасибо Вам за интереснейшие материалы и умный, подробный, убедительный и,
несомненно, Лучший Ответ.

Спасибо также за видео — в «моём мире».

«Полковнику никто не пишет» . Если провести опрос «Откуда эта фраза? » , то какая-то часть ответивших скажет, что из песни из фильма «Брат-2». Песню эту мне приходилось слышать, наверное, миллион раз. Но я так и не понял, о чём она. В конце ответа может выложу ролик.
А фильм был вроде про то, как «хорошие» бандиты убивают «плохих» бандитов.
Но большинство знает конечно, что так называется повесть Габриэля Гарсиа Маркеса .

Википедия Полковнику никто не пишет (El coronel no tiene quien le escriba)
Краткий пересказ
Скачать в формате .doc можно здесь

Если совсем коротко, то действие происходит в 1956-ом году, т. е. во времена Хрущёва (надеюсь, что хотя бы его все помнят, особенно в связи с Крымом) .
Ветеран гражданской войны в (южномаериканской) Колумбии (1899—1902) живёт в нищете, у него заложен дом. Он надеется получить пенсию, которую когда-то обещало правительство (ждёт письмо с решением суда) .
А ещё он надеется выиграть на петушинных боях. (У него есть бойцовый петух, который принадлежал его погибшему сыну. )
Повесть заканчивается, когда до петушинных боёв осталось 45 дней. В случае победы у стариков есть шанс выжить. Но до этого времени им просто нечего есть.

Почему полковнику никто не пишет? — А скорее всего потому, что на самом деле старики государству не нужны. Точнее оно не заинтересовано в том, чтобы платить им пенсии. Не думаю, что в России или где-то ещё это удивит кого-то. Ведь нужно сначала доказать, что заслужил, что много работал, воевал за страну, или что инвалид. А это не так-то просто.
Мы живём не в Колумбии 50-х, но проблема понятна большинству (я так думаю) .
В чём «бессмертие» этого Полковника? — Возможно бессмертие любого человека состоит в том, чтобы остаться человеком. Чтобы оставить о себе ДОБРУЮ память.
В чём бессмертие повести? — Возможно в вечности проблемы пожилых людей.

PS: Перевод с испанского сделан Юрием Вениаминовичем Ванниковым. (Он также переводил и другие произведения Маркеса. ) А ведь могло так получиться, что русский вариант названия звучал быпо другому. Многое зависит от автора перевода, даже когда перевод вроде однозначный.
Ещё есть экранизация. Одну из главных ролей там сыграла Сальма Хайек
Полковнику. никто. не. пишет. 1999.DVDRip
И для кого это интересно — ролик с вышеупомянутой песней

ПОЧЕМУ ПОЛКОВНИКУ НИКТО НЕ ПИШЕТ

  • В реакции российского политического бомонда и власти на каждый новый террористический акт в наших городах обращают на себя внимание два повторяющихся каждый раз обстоятельства. В первые один-два дня — громадное количество громких.

    В реакции российского политического бомонда и власти на каждый новый террористический акт в наших городах обращают на себя внимание два повторяющихся каждый раз обстоятельства. В первые один-два дня — громадное количество громких «патриотических» заявлений, свидетельствующих о неадекватности, переходящей в безумие, их авторов. И затем на следующий день — полное молчание и желание забыть о проблеме до следующего теракта, когда те же рефлекторные реакции тех же политиков проявятся вновь.

    Читать еще:  Печорин и общество. «Чужой для всех

    И то и другое — и истеричные крики и оглушительное молчание — свидетельствуют об одном — о полном осознании всеми, в том числе и ее творцами, абсолютной бесперспективности нашей чеченской политики.

    Вот и после следующего теракта мы снова услышим о введении смертной казни для смертников, призывы «выжечь каленым железом» и «пойти до конца», требования коллективной ответственности этнических общин, что для массового сознания будет означать «бей хачей и черных». Тем более что на первую полосу самой массовой газеты будут вынесены слова отца, потерявшего в этой трагедии сына, который скажет: «Я теперь буду убивать ИХ всех, везде, где только ИХ встречу». Мы справедливо будем сочувствовать этому несчастному человеку.

    Но мы не сможем посмотреть на себя со стороны или хотя бы перечитать, что писал в позапрошлом веке русский офицер, участник этой вечной кавказской войны, после очередной зачистки очередного аула: «Чувство, которое испытывали к русским чеченцы, от мала до велика, было гораздо большее, чем просто ненависть…».

    Криками «смертная казнь», «каленым железом» и «дойдем до конца» мы снова будем стараться заглушить в себе понимание того, что до всех «концов» мы уже дошли по нескольку раз и «каленым железом» выжгли все, что можно, и главным образом все, что ни в коем случае нельзя было выжигать. И смертную казнь уже применили — видимо, превентивно, к десяткам тысяч мирных жителей, своих сограждан. И, наверное, на той стороне есть очень много людей, которые про нас скажут: «Я теперь буду убивать ИХ всех, везде, где только ИХ встречу». Без понимания этих реалий невозможно осознать природу противостоящего нам терроризма и попытаться как-то адекватно противостоять ему.

    Терроризм, характерный для ХХ века, был, как правило, средством, инструментом для достижения конкретных политических целей. В мире происходили и продолжают происходить десятки вооруженных конфликтов, в которых сепаратисты используют в том числе и террор против центра и метрополии, добиваясь независимости, автономии либо каких-то других политических целей (ИРА в Северной Ирландии, баски, тамилы, различные группы в Индонезии, Филиппинах и т.д.)

    Но в XXI веке мир столкнулся с новым явлением, которое я бы определил условно как «метафизический терроризм». Этот терроризм, практикуемый прежде всего исламскими радикалами, Аль-Каидой и близкими ей идейно группами, не выдвигает каких-либо требований — выпустите того-то, дайте независимость тем-то. Он просто в принципе отрицает право западной цивилизации на существование и жаждет ее полного уничтожения.

    Это различие очень важно для нас, потому что мы долго имели дело с чеченским сепаратизмом, который использовал в определенных ситуациях в качестве инструмента террор. Но вызов, с которым мы сталкиваемся сегодня, — это уже проявление того, что я называю метафизическим терроризмом. Во многом мы этого достигли сами.

    Мы все время повторяли, что мы сражаемся не с чеченскими сепаратистами, а с международным терроризмом, и в конце концов это стало самосбывающимся прогнозом.

    Благодаря методам, которыми мы вели эту войну, мы сделали своими врагами практически все население Чечни, создали для глобального метафизического терроризма громадный резервуар живых бомб — отчаявшихся людей, которые готовы реализовывать планы террористов.

    Читать еще:  Паллада кругосветное путешествие. И

    Произошло чрезвычайно опасное для нас явление — интернационализация конфликта в Чечне силами глобального терроризма. Туда пришли люди с идеологией, с технологией глобального террора, и там они нашли благодатную почву для реализации своих целей.

    Проанализируем в связи с этим одно высказывание главы государства, последовавшее как его немедленная реакция на взрыв в метро. Он сказал, что Россия не разговаривает с террористами, Россия их уничтожает. Мне кажется, что в этом высказывании прозвучало как раз непонимание того типа террора, с которым мы сталкиваемся. Оно было бы вполне содержательным (хотя и спорным), если бы после каждого взрыва в метро нам звонил какой-нибудь «Фронт освобождения» и говорил: «Мы взорвали метро. Если через две недели вы не выполните те или другие требования, мы произведем еще один взрыв. Предлагаем переговоры».

    При иных обстоятельствах это высказывание просто лишено смысла, потому что нет такого послания — полковнику давно никто не пишет.

    Ответом на слова: «Россия не разговаривает с террористами, Россия уничтожает их» — является молчание, которое означает: «Мы не разговариваем с русскими, мы взрываем их в метро».

    Можно, конечно, убеждать себя в том, что посланием от террористов является резолюция стоящего за ними Европарламента, призывающая нас к переговорам. Ну что же, тогда давайте выжжем каленым железом Европарламент.

    Что же можно в этой ситуации сделать? Да уже почти ничего, потому что в каждой ситуации выбора мы всегда выбирали самый худший вариант. Тем не менее я выскажу одну, может быть, парадоксальную мысль.

    Наш классический противник, с которым мы боролись, — чеченские сепаратисты в лице Масхадова, Закаева, близких к ним лидеров, сочувствующего им чеченского населения, — объективно является для нас сейчас союзником в борьбе с глобальным терроризмом, потому что этот глобальный терроризм уничтожает прежде всего Чечню.

    Единственное, что мы еще можем попытаться сделать, это отделить чеченский сепаратизм от глобального терроризма. Тем более что политически это не является для нас неразрешимой задачей. Никто в Чечне, включая Масхадова, Ахмадова, Закаева, всех, кто выдвигает какие-то планы, не ставит вопрос о полной независимости Чечни. Вообще слова «независимость» и «территориальная целостность» потеряли всякий смысл на фоне той трагедии чеченского и русского народов, которая сейчас разворачивается. Смысл может иметь только кардинальное изменение отношения власти к чеченскому населению, прекращение бесчинств федеральных войск и кадыровских охранников, готовность разговаривать с каждым, кто не планирует и не осуществляет террор против мирного населения.

    Есть еще один страшный аспект этой проблемы. Все эти бесконечные крики — «каленым железом», «бей хачей и черных» — включают в действие громадный, далеко выходящий за пределы Чечни, саморазвертывающийся цикл насилия и террора.

    Мы начали борьбу за Чечню в составе России, а теперь мы превращаемся в Россию в составе Чечни. Этот цикл ведет к распаду России.

    Сегодня, когда стены наших домов украшены лозунгами «Бей черных», мы гораздо ближе к распаду России, чем 4 года назад.

    Источники:

    http://nastroenie.tv/episode/117104
    http://otvet.mail.ru/question/167275944
    http://novayagazeta.ru/articles/2004/03/01/22814-pochemu-polkovniku-nikto-ne-pishet

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:

    Adblock
    detector
    ×
    ×