0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему мы воруем чужие истории? Б. В

Почему мы воруем чужие истории?

Поддаться соблазну и рассказать услышанную где-то трогательную историю как свою. Что это – неуверенность в себе, зависть к другим или простая рассеянность? Психологи попытались разобраться.

В новостях мы регулярно читаем о судебных тяжбах и законах, связанных с плагиатом. Споры об авторстве «Тихого Дона» продолжаются до сих пор: якобы Михаил Шолохов нашел в полевой сумке убитого казака рукопись и опубликовал ее под своим именем. Между тем в своей повседневной жизни большинство из нас время от времени прибегает к бытовому плагиату – заимствует детали биографии других людей, курьезные или драматические факты из их жизни, выдавая их за свои. Команда американских психологов во главе с Аланом Брауном провела опрос с целью выяснить, как часто мы присваиваем себе чужие воспоминания и почему мы это делаем. Результаты оказались весьма красноречивыми: больше 60% опрошенных хотя бы однажды рассказывали чужие истории, выставляя себя их героями, или приписывали себе детали чужой биографии. Половина участников опроса также указывали, что хотя бы однажды сами были жертвами такого воровства (1).

Что же побуждает нас сознательно присваивать себе чужие воспоминания? Авторы исследования выделили наиболее распространенные причины:

  • Так проще! В устном общении мы стремимся к упрощению и экспрессивности. Поэтому нам кажется естественным, что история будет интересна слушателям сама по себе, а детали – с кем она произошла, при каких обстоятельствах мы ее услышали – можно опустить.
  • Это прибавляет нам популярности. Интересная или забавная история, рассказанная к месту, может добавить нам привлекательности в глазах других. Интересно, что эта причина чаще звучала в ответах мужчин. Кроме того, мужчины в целом чаще женщин признавались в плагиате.
  • Эта история нам подходит. «Если это не произошло со мной на самом деле, то вполне могло бы произойти», – рассуждает большинство «похитителей». Жизнь для нас обладает сюжетом, логически связанным и протекающим по определенным правилам. Мы лучше воспринимаем ту информацию, которая не противоречит нашему опыту или мировоззрению. Поэтому чужие истории – это те же варианты жизненного сценария, который, как нам кажется, могли бы или должны были случиться именно с нами.
Читать еще:  Локи — выживет. Так кто же на самом деле мертв

Когда речь идет о сознательном присвоении чужих воспоминаний, все более-менее понятно. Но среди участников опроса были и те, кто искреннее верил, что пересказанные ими детали относятся к их биографии, и лишь спустя время они случайно вспоминали, как обстояло дело на самом деле. Что стоит за этой забывчивостью? Чтобы ответить на этот вопрос, следует вспомнить о реконструктивной природе нашей памяти. «Наши личные воспоминания можно назвать личными лишь условно, – объясняет Рут Рэй (Ruth Ray), исследователь-нарратолог из Университета Уэйна (США). – Все, что мы помним и относим к собственной жизни, представляет собой относительно правдоподобную версию реальных событий. Наш мозг постоянно редактирует услышанное, увиденное и прочитанное, сверяя имеющуюся у него информацию с тем образом личности, который он стремится создать».

«В отдельных случях речь идет не просто о присвоении памяти об отдельных событиях, но и о копировании личности другого человека, – объясняет антрополог Алейда Ассман (Aleida Assmann). – Такие случаи часто связаны с травмами, при которых человек стремится стереть память о произошедшем, просто вырезав этот фрагмент из своего прошлого и заменив его чужим. Например, среди немцев после окончания Второй мировой войны было распространено такое травматическое «забвение»: многие из числа тех, кто состоял в нацистской партии и участвовал в преступлениях, рассказывали своим детям, будто бы на самом деле с самого начала были против и даже участвовали в движении Сопротивления. Постепенно они сами начинали искренне верить в это» (2).

1. Applied Cognitive Psychology, онлайн-публикация от 6 апреля 2015 года.

2. А. Ассман «Длинная тень прошлого: Мемориальная культура и историческая политика» (Новое литературное обозрение, 2014)

Война за Владимира. Как Россия ворует чужую историю

В прошедшую субботу информационный портал «Говорит Москва» сообщил сугубо шаббатную новость о беспрецедентном в истории человечества обрезании фалического символа целого так и неопределившегося со своими корнями народа: скульптор согласился уменьшить высоту планируемого московского памятника киевскому князю Владимиру по требованию ЮНЕСКО.

Согласитесь, укоротить главный символ национального достоинства «дорогих россиян» с 25 метров до 8 — это уж слишком. Даже с учетом того, что символ-то — ворованный у соседей. Джунгли не видели еще такого позора, да еще и по указке какого-то румына — ЮНЕСКО.

Читать еще:  Л м леонов роман русский лес. Леонов л - русский лес

Сценка прямо списана с одесского анекдота: «Я знала, что евреям делают обрезание, но не настолько же!» — возмущенно кричала на всю Одессу Сара после первой брачной ночи».

Напомню, что еще в июле нынешняя власть России решила сделать праздником день смерти киевского князя Владимира, при котором православие стало государственной религией Киевской Руси. На различные мероприятия и строительство монументов из бюджета было щедро выделено 1 млрд рублей.

Оставим без комментариев учреждение праздника в день чей-то смерти. Речь о другом.

В поисках хоть какой-то идентичности Кремль ухватился за киевского князя Владимира. Какое он имеет отношение к Москве — история умалчивает, ведь в его времена на месте нынешней Москвы были лишь болота.

Без Украины Россия не может состояться вообще: ни как империя, ни как федерация, ни как республика

Тем не менее, Россия в очередной раз пытается присвоить себе, причем монопольно, чужую историю. Нашу с вами историю.

Российское страстное желание всеми способами удержать в своей орбите Украину, а если не получается, то украсть у нее хоть что-то — это никакая не геополитика. Это вам «не мелочь по карманам тырить», типа ворованных с Донбасса заводов и увезенных в Россию. Это гораздо жестче. Это историософия. Речь в данном случае идет о «матери городов русских» и о «1000-летней русской державе».

Обидно получается для россиян, если первый якобы русский город окажется в безвизовой с ЕС зоне, куда им ходу уже через полгода не будет.

По-видимому, им опять придется нагибать своих седовласых академиков, чтобы они в очередной раз переписали историю России, идущую, например, от Новгорода. Но тогда не только памятнику Владимиру придется делать обрезание, но и историческому времени: 1000 лет придется укоротить лет на 400, считать с Калиты, а не с Владимира. Еще можно принять концепцию «континуитета», как румыны, считающие себя наследниками римлян. Но тогда, выходит, Киев для Москвы – это как Рим для Бухареста?

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter

Почему музыканты воруют чужой материал?

Пишет Стас Зелинский, все повествование дальше будет от его лица.

Почему музыканты воруют чужой материал? Рассмотрим реальный пример. «Show must go on» — перевод текста.

Читать еще:  История происхождения и толкование имени кундуз.

Друзья, в далеком 2011 году я адаптировал текст песни «Show Must GO On» группы «Queen» на русский язык для русскоязычной кавер-версии группы «SADJOLLY», которая была выпущена к 24.11.2011 (20 лет со дня смерти Ф.Меркьюри). И теперь, по прошествии уже 8 лет, я случайно узнал от слушателей, что мой художественный текст присвоила себе некая группа из Ижевска под названием «MALEFICIUM ARUNGQUILTA».

Они выпустили сингл с моей художественной адаптацией.

Они выступали с этим текстом и постили на ресурсах в интернете, как свое уникальное

видение этой композиции, а главное ребята не чурались даже продавать этот материал. И самое главное, до предъявления доказательств, отказывались признавать свой непрофессиональный поступок, пытаясь доказать мне, что они сами все сочинили, взяв мой текст только за основу. Вот спрашивают многие: «почему у наших музыкантов все по говну? то музыку у кого-то свистнут, то текст» — все благодаря таким вот «талантам», способным без угрызения совести взять чужое и выдать, как свое видение. Не все понимают, что для того что бы иностранная песня на русском зазвучала гармонично, надо практически заново написать текст, выверяя:

такт, ударения, рифму, и придерживаясь посыла оригинальной композиции. Кто-то не хочет заморачиваться сам и берет чужое: «А, и так сойдет. Х..ли нам? Талантливым»

Show must Go On (художественная адаптация Стас Xoxel Зелинский)

Пустая вера. Зачем мы все живем?

О, что мы ищем? Куда мы все идем?

Столько зла. Что занавес скрывает?

Немая сцена, увы, убит герой.

И сил нет больше нам видеть эту боль.

Кто из вас захочет продолжать весь этот путь сейчас?

Вся жизнь лишь шоу! Всего лишь шоу!

И тает грим небрежно, а я смеюсь в лицо судьбе опять,

Чтоб ни случилось, значит должно так быть.

И с болью в сердце пытаюсь вновь забыть

Я любовь, что оставляла только раны на душе.

Разгадка тайны уже совсем близка

И все ответы вскоре узнаю сам.

Cверну за поворотом, оставив за собою яркий след.

Вся жизнь лишь шоу! Всего лишь шоу!

И тает грим небрежно, а я смеюсь в лицо судьбе опять,

Моя душа как сотни ярких мотыльков

Знаю я, что час настал и я вспорхнуть готов.

Источники:

http://www.psychologies.ru/self-knowledge/behavior/pochemu-myi-voruem-chujie-istorii/
http://nv.ua/opinion/vojna-za-vladimira-kak-rossija-voruet-chuzhuju-istoriju-87111.html
http://pikabu.ru/story/pochemu_muzyikantyi_voruyut_chuzhoy_material_6491091

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector