0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Печорин и общество. «Чужой для всех

Печорин и “водяное общество”

Автор называет общество людей водяным. Определение несколько непонятно и близко к сказочному. Печорин и «водяное общество» – это часть главы «Княжна Мери». Там персонаж оказывается среди общества, отличного от светского, но и схожего с ним по основным характеристикам.

  1. Водяное общество
  2. Степные помещики
  3. Хозяйки вод
  4. Франты
  5. Однообразие разнообразных типов

Бонус

  • Полезные ссылки
  • Тест по произведению

Водяное общество

Кого Печорин называет водяным обществом и почему? Становится понятен эпитет после чтения главы «княжна Мери». Местное дворянство здесь перемешивается с гостями, прибывшими из столицы. Такая смесь дает интересную картину нравов. Кто кого переборет по безнравственности. Оба общества « уже хороши», вместе они еще сильнее. Почему называет водяное?

Водяное общество собралось около чистого источника, но напоминает болото, затягивающее и разрастающееся очень быстро. На кого делит Григорий всех представителей нового сообщества, как к ним относится? Это степные мужья, помещики, хозяйки местных домов, отдыхающие франты, многочисленные дамы и офицеры.

Степные помещики

Отцы семейств прибывают в Пятигорск, чтобы найти удачную пару для своих дочек. Их желание – укрепит свое финансовое состояние. Петербургские гвардейцы в большинстве сыновья успешных дельцов. Судьба дочерей – это только предлог. Помещики ищут выгоду в любых своих деяниях. У степных мужей истертые старомодные сюртуки, но их дочери и жены нарядны и изысканы. В каждом проходящем мужчине они видят возможность создания пары. Вид Печорина вызывает сначала нежное любопытство, но оно быстро исчезает, появляется негодование. Вызвано оно армейскими эполетами. У читателя эта сцена вызывает горькую усмешку.

Хозяйки вод

Отношение к военным у женщин несколько иное, хотя цель та же: найти мужа или любовника. Женщины вызывают восторг у Печорина. Они очень долго способны удерживать свою миловидность. В чем секрет такого умения? Может быть в их непостоянстве? Женщинам приходится постоянно «быть на страже», за каждым мундиром они видят пылкое сердце. Мужчины сменяются от сезона к сезону, а женщины остаются.

Франты

Таких мужчин толпы. У них нет лиц и индивидуальности. Печорин говорит, что они много пьют и не воду. То есть их цель пребывания на Кавказе – не укрепление здоровья. Они как положено франтам держат стакан целебной воды, выбирая картинную позу – «академическую». Им все лень, франты «волочатся мимоходом», ищут с кем посплетничать, играют и жалуются на скуку, которую сами и создают. Франты выражают презрение к провинциалкам, страдая о столичных барышнях. Но читатель понимает, когда они попадают в Москву или Петербург, их позиция меняется. Там они скучают по дамам из глубинки, выражая презрение к аристократкам.

Однообразие разнообразных типов

Печорин оказывается втянут в жизнь общества. Автор доказывает, что невозможно человеку остаться вне окружения. Григорий становится его частью, пусть не самой страшной, но такой же распущенной и жестокой. Чем заняты «водяные люди»? Они сплетничают, лгут, обманываю. Их тянет сочинять и представлять себя героем, лидером, активистом. Праздники, балы, вино и еда затягивают и представить их в других условиях практически невозможно. Страшно, что большая часть общества – это молодежь. Пугает и то, что зачинщиками интриг становятся военные. Даже им, людям познавшим ценность жизни, здесь нравится. Семейные отношения строятся на обмане, выгоде и голом расчете. Чувства уходит куда-то в прошлое, ими играют, постепенно забывая об искренности и преданности. В водном обществе тема совести не стоит совсем. Дуэль превращается в убийство и орудие мести. Печорин относится к окружающим с пренебрежением, но это не добавляет ему привлекательности. Он здесь один из них.

Читать еще:  Якутия для якутов. Якуты, описание народности

Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Печорин и общество. «Чужой для всех»

Лермонтов считал своей исторической обязанностью или миссией показать русского молодого человека существом сильным, наделенным большими страстями и благородными стремлениями — «чудными обещаниями будущности», как сказано о Печорине в «Княгине Лиговской». Одно из основных, принципиальных отличий нового романа от прежних должно было заключаться в объективной подаче героя и в том, что в этом романе не будет того условного автора-рассказчика, который, неизвестно почему, знает каждый шаг и даже каждую мысль своего героя.

В новом романе дело должно быть поставлено так, чтобы сам автор узнал о существовании своего героя из чужих уст, — положение, на первый взгляд, очень острое и парадоксальное, но могущее стать вполне правдоподобным при условии удачной мотивировки. Так в роли рассказчика появился Максим Максимыч, а первой повестью, открывающей роман, стала «Бэла», представляющая собою сочетание двух разных, взаимно тормозящих действие жанров, из которых один служит мотивировкой для другого.

Надо добавить, что действительным рассказчиком или автором истории Бэлы является не Максим Максимыч, а ехавший «на перекладных из Тифлиса» писатель, поскольку он, по его же словам, воспользовавшись задержкой во Владикавказе, «вздумал записывать рассказ Максима Максимыча о Бэле, не воображая, что он будет первым звеном длинной цепи повестей». Вот такой сложной оказывается при близком рассмотрении конструкция, кажущаяся при чтении столь естественной и легкой. Лермонтову надо было, с одной стороны, сохранить тональную разницу двух рассказчиков, а с другой — создать единство авторского повествовательного стиля, не дробя его на отдельные языки: «едущего на перекладных» писателя, старого штабс-капитана, разбойника Казбича, мальчишки Азамата, Бэлы и самого Печорина (слова которого, по выражению Максима Максимыча, «врезались» у него в памяти).

Таким образом, «обыкновенная до пошлости» история о похищенной русским офицером черкешенке пропущена через призму с несколькими гранями, благодаря чему она доходит до читателя в виде многоцветного смыслового спектра.

О писательской профессии рассказчика «Бэлы» и «Максима Максимыча» надо еще прибавить, что эта профессия очень пригодилась для решения одной из важнейших задач романа: где-то надо было нарисовать портрет героя — тем более «героя нашего времени». Бывшая традиционной и, в сущности, не всегда нужной обязанностью, задача эта в данном случае приобрела новый и важный идейный смысл, поскольку история, рассказанная в «Бэле», возбуждает чрезвычайный интерес к Печорину как личности в целом, — одно из крупнейших художественных достижений Лермонтова. Мало того: для портрета героя найдена блестящая по остроумию и правдоподобию (а следовательно — и по убедительности) мотивировка — едущий на перекладных литератор, только что выслушавший историю Бэлы, сталкивается лицом к лицу с самим Печориным. Естественно, что он пристально всматривается в каждую черту, следит за каждым движением этого «странного» (по словам штабс-капитана) человека. И вот рисуется портрет, в основу которого положено новое представление о связи внешности человека с его характером и психикой вообще — представление, в котором слышны отголоски новых философских и естественнонаучных теорий, послуживших опорой для раннего материализма.

Итак, «Бэла» и «Максим Максимыч» дают полную экспозицию героя: от общего плана («Бэла») сделан переход к крупному — теперь пора перейти к психологической разработке. После «Бэлы» Печорин остается загадочным; критический тон штабс- капитана («Что за диво! Скажите-ка, пожалуйста… вы вот, кажется, бывали в столице, и недавно, неужто тамошняя молодежь вся такова») не оставляет, а, наоборот, усиливает эту загадочность, внося в его портрет черты несколько вульгарного демонизма. «Тамань» вмонтирована в роман как психологическое и сюжетное «противоядие» тому, что получилось в итоге «Бэлы» и «Максима Максимыча».

Читать еще:  Х шоу в тайланде. Шоу для взрослых в таиланде

Уже в «Бэле» Печорин приходит к выводу, что «любовь дикарки немногим лучше любви знатной барыни» («невежество и простосердечие одной так же надоедает, как и кокетство другой»), но это можно отнести как раз за счет «демонизма»; в «Тамани» герой, погнавшийся было опять за «любовью дикарки», терпит полное фиаско и оказывается на краю гибели. «Ундина» оказывается подругой контрабандиста — и этот мир своеобразных хищников не имеет ничего общего с руссоистскими идиллиями «естественного человека». Совершенно естественно, что после такого фиаско Печорин оставляет мир «дикарок» и возвращается в гораздо более привычный и безопасный для него мир «знатных» барышень и барынь. Так совершается переход от «Тамани» к «Княжне Мери».

Здесь линия Печорина («кривая» его поведения), опустившаяся в «Тамани», поднимается, поскольку читатель знакомится уже не 126 М. Ю.Лермонтов только с поступками Печорина, но и с его думами, стремлениями, жалобами — и все это заканчивается многозначительным «стихотворением в прозе», смысл которого выходит далеко за пределы мелкой возни с княжной Мери и с Грушницким: «Я как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига; его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце…» Однако больших бурь и битв ему не дождаться, и самое большее — что он опять, как это было уже не раз, окажется на краю гибели и не погибнет. Так мы переходим к «Фаталисту».

Как за портретом Печорина стоит целая естественнонаучная и философская теория, так за «Фаталистом» скрывается большое философско-историческое течение, связанное с проблемой исторической «закономерности», «необходимости» или, как тогда часто выражались, «судьбы», «провидения». Неудивительно, что вопрос о «судьбе» или «предопределении» оказался темой заключительной повести; удивительно или, вернее, замечательно то, как обошелся Лермонтов с этой философской темой, сделав ее сюжетом художественного произведения.

Не отвергая значения самой проблемы, он берет ее не в теоретическом («метафизическом») разрезе, а в психологическом — как факт душевной жизни и поведения человека — и делает совершенно неожиданный для «теоретика», но абсолютно убедительный практический (психологический) вывод: «Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера — напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает. Ведь хуже смерти ничего не случится — а смерти не минуешь!»

Фатализм здесь повернут своею противоположностью: если «предопределение» действительно существует, то сознание этого должно делать поведение человека тем более активным и смелым. Вопрос о «фатализме» этим не решается, но обнаруживается та сторона этого мировоззрения, которая приводит не к «примирению с действительностью», а к «решительности характера» — к действию. Таким истинно художественным поворотом философской темы Лермонтов избавил свою заключительную повесть от дурной тенденциозности, а свой роман — от дурного или мрачного финала.

Человек и общество в романе «Герой нашего времени»

Действия романа проходят около 1840-х годов XIX века, в годы Кавказской войны. Об этом можно говорить достаточно точно, так как само название романа «Герой нашего времени» явственно указывает, что в собирательном образе Печорина автор, по его собственным словам, собрал пороки своих современников.

Итак, что мы знаем об обществе того времени?

Время действия романа совпадают с эпохой правления императора Николая I, ставшего известным своими охранительными и консервативными взглядами. Ознаменовав начало правления подавлением выступления декабристов, всю последующую политику император вел на укрепление прежних порядков.

Читать еще:  К чему снится ссора с мужчиной. К чему снится ссора

Вот так оценивал ситуацию историк В.О. Ключевский: «император поставил себе задачей ничего не переменять, не вводить ничего нового в основаниях, а только поддерживать существующий порядок, восполнять пробелы, чинить обнаружившиеся ветхости помощью практического законодательства и все это делать без всякого участия общества, даже с подавлением общественной самостоятельности, одними правительственными средствами».

40-е годы XIX-го века – время закостенения общественной жизни. Образованные люди того времени, к которым без сомнения принадлежал как и сам Лермонтов, так и Печорин – потомки людей, побывавших в Европе во время заграничного похода русской армии 1813 года, воочию увидевших грандиозные преобразования, которые имели место в Европе того времени. Но все надежды на перемену к лучшему погибли 26 декабря во время подавления выступления декабристов на сенатской площади.

Молодые дворяне, в силу юности, обладавшие безудержной энергией, а в силу происхождения, свободным временем и образованием, зачастую не имели практической возможности реализовать себя иначе, чем через утоление собственных страстей. Общество, в силу внутренней политики государства, оказалось заперто в уже тесных рамках самодержавия. Это было очевидно еще прежнему поколению, поколению «победителей Наполеона», воодушевленному не только военной победой, но и свежей невообразимой доселе мыслью об общественном устройстве в произведениях Руссо, Монтескье, Вольтера и др. Это были люди уже новой эпохи, которые искренне хотели служить новой России. Однако, вместо этого наступил тотальной застой, «удушающая атмосфера» николаевской эпохи, остановившая Россию на 30 лет.

Упадок русской общественной жизни времен Николая I вызвали тотальная цензура и бездумное сохранение ветхого. Нравственное и моральное вырождение дворянства, не имевшего возможности самореализации в созидании, автор собрал в образе героя нашего времени – Печорине. Григорий Александрович, по своим задаткам способный человек, вместо созидания, разменивал свою жизнь на устранение страстей, в конечном итоге, не видя в этом никакого удовлетворения или пользы. Через весь роман сквозит ощущение бессмысленности существования, ненужности, невозможности совершить что-то действительно важное. Он ищет смысл, ему все быстро скучнеет, он не видит ничего действительно важного в собственном существовании. По этой причине, герой не боится смерти. Он играет с ней, играет с чувствами других людей. Из-за этой внутренней пустоты герой пускается из одной истории в другую, попутно ломая чужие судьбы. Показателен момент после смерти Бэлы, когда Григорий вместо скорби закатывается смехом в присутствии Максима Максимыча, повергнув последнего в оторопь.

Дикое стремление ощутить вкус жизни, приводит героя в далекую Персию, где он оканчивает свои дни.

Образ Печорина – образ просветленной части России, которая в силу объективных причин не смогла реализовать свой потенциал в созидательных целях, на благо общества, выплеснув энергию в саморазрушение, через поиск смысла жизни в падении, дозволении ранее недопустимого. Трагедия героя романа в бессмысленности и безразличии. Бездумная лихость, готовность к смерти по любому поводу — проявление нездорового общества. Этими качествами можно восхищаться, но не стоит забывать, что они могли появиться только тогда, когда собственная жизнь имеет невысокую ценность для своего обладателя.

Для России стагнация общественной жизни и мысли вылилась в крах Крымской войны середины 50-х годов XIX века. На смену провалившейся охранительной политике Николая I, пришла эпоха более либерального государя Александра II. На место Печорину – герои нового времени, как, например, центральный персонаж повести «Отцы и дети» Евгений Базаров – революционер и демократ, который также далек от созидания, но свою энергию реализует не на собственных пороках, а на пороках общества.

Статьи в тему:

Пожалуйста, поддержите этот проект, расказав о нем друзьям:

Источники:

http://obrazovaka.ru/sochinenie/geroy-nashego-vremeni/pechorin-i-vodyanoe-obschestvo-otnoshenie.html
http://www.testsoch.net/pechorin-i-obshhestvo-chuzhoj-dlya-vsex/
http://geroy-nashego-vremeni.ru/sochineniya/geroj-nashego-vremeni-chelovek-i-obshhestvo/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector