0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Осиная фабрика отзывы. Осиная фабрика читать онлайн

Иэн Бэнкс — Осиная фабрика

Иэн Бэнкс — Осиная фабрика краткое содержание

Осиная фабрика читать онлайн бесплатно

«Осиная Фабрика» не просто многообещающий дебют, но исключительное достижение, настоящий маленький шедевр. Это роман-наваждение, роман-кошмар, от которого невозможно очнуться. Смерть и кровь наполняют его страницы, и единственная возможность разрядки — это черный юмор, ненавязчивый налет сюрреализма, поэтичность, наконец. Что-то совершенно инородное и шокирующее, удивительный новый талант…

Это больной, больной мир, если доверие и капиталовложения уважаемого издательства оправдываются произведением беспримерно порочным.

Бессмысленно отрицать гротескную плодовитость авторского воображения: блестящий диалог Бэнкса, жестокий юмор, отталкивающую изобретательность. Однако большинство читающей публики испытает облегчение оттого, что лишь профессиональные критики вынуждены по долгу службы брать в руки подобную литературу.

Первый роман настолько мощный, душераздирающе оригинальный, что вне зависимости от того, понравится он вам или нет — а не исключено, что вы его возненавидите, — это безусловно дебют года. Изумительное, тревожное, блестяще написанное произведение.

С литературной точки зрения «Осиная Фабрика» воспаряет до уровня заурядности. Может быть, непроходимо откровенными выражениями и бесстыдством сюжета автор рассчитывал взять приемлемо авангардную ноту.

Не исключено, что это просто шутка, призванная одурачить литературный Лондон, заставить уважать откровенную халтуру.

Иэн Бэнкс написал один из самых блестящих дебютных романов, какие мне попадались за долгое время. Просто поражает, насколько тщательно исследует он навязчивое состояние рассказчика, с какой ясностью и скрупулезностью (ничего лишнего!) выстраивает сюжет. Удивительный роман, в буквальном смысле слова удивительный.

Глупая, скверная, злорадно садистская небылица о семейке шотландских психов, одному из которых нечем больше заняться, кроме как зверюшек мучить. Написано чуть лучше, чем основная масса чуши в жанре хоррор, но все равно не более чем аляповатый литературный эквивалент видеоужастиков.

Не шедевр и одна из самых тяжелых для чтения книжек, попадавшихся мне за последнее время, однако ритмика, сюжетно-тематический контроль и шокирующая изобретательдать должное за элегантный дебют. Однако не могу сказать, чтобы книга доставила мне удовольствие.

Что же с этим сочащимся кровью томом? Тошнотворен ли он? Конечно, крови и грязи в нем побольше, чем в среднем романе хоррора… Однако ничего развращающего, ничего даже отдаленно порнографического.

Начать с того, что любую самую кошмарную сцену Бэнкс излагает с безумным, зашкаливающим за пределы юмором, а бороться с тошнотой и одновременно смеяться — затруднительно.

Во-вторых, ни одна сцена насилия не является лишней, все жестко обусловлено, работает на сюжет.

Впрочем, читать «Осиную Фабрику» вас никто не заставляет. Считайте, что вы просто предупреждены.

Простейший, если и не самый удачный, способ наделать шума своим первым романом — это нагромоздить побольше ужасов. Так и «Осиная Фабрика» сочетает омерзительную безответственность с массой нелепого садизма. К сожалению, сатирическое намерение автора затмевается его упоением чрезмерной жестокостью.

Если этой весной выйдет роман более жестокий или тошнотворный, я буду удивлен. Но в то же время вряд ли выйдет что-либо лучше. Читаешь «Осиную Фабрику» буквально затаив дыхание из боязни пропустить символ, или красивый оборот, или кошмар настолько ужасный, что волосы встают дыбом. Бесконечно болезненный для чтения, гротесковый и в то же время очень человечный, роман этот попрозы. В британской литературе появился новый талант первой величины.

Отвратительное произведение — и, значит, наверняка завоюет массу поклонников. Нагромождает кошмар на кошмар в манере, должной удовлетворить читателей, придерживающихся модного ныне воззрения, что человек низок и подл.

Готический роман самой что ни на есть высшей пробы. Жуткий, эксцентричный и неимоверно увлекательный. Дебютант владеет пером стократ уверенней и оригинальней многих признанных мэтров. Всячески рекомендую.

В тот день, когда нам сообщили, что мой брат сбежал, я затеял обход Жертвенных Столбов. Я заранее знал: что-то должно произойти. Так подсказывала Фабрика.

На северной оконечности острова, возле заброшенного стапеля, где все еще поскрипывает на восточном ветру гнутая ручка ржавой лебедки, я вкопал на дальнем склоне последней дюны два Столба. Один из Столбов украшала крысиная голова и две стрекозы, а другой — чайка и две мыши. Когда я насаживал на место покосившуюся мышиную голову, в вечерний воздух с криком и карканьем взвились птицы и закружили над петлявшей между дюнами дорожкой, там, где она проходила неподалеку от их гнезд. Я покрепче насадил голову, взобрался на гребень дюны и достал бинокль.

По дорожке, налегая на педали и пригнув голову к рулю, ехал Диггс, полицейский из города; колеса велосипеда зарывались в мягкий песок. У моста он спешился, прислонил велосипед к тросам, дошел до середины подвесного пролета, где была калитка, и нажал на кнопку переговорного устройства. Постоял секунду-другую, поглядывая на тихие дюны и садящихся птиц. Меня он не увидел, так хорошо я замаскировался. Наконец папа ответил на звонок. Диггс пригнулся к решетке, сказал пару слов, толкнул калитку и, перейдя на остров, двинулся к дому. Когда его скрыли дюны, я еще немного посидел в своем укрытии, задумчиво почесывая в промежности; ветер ерошил мне волосы, птицы возвращались в гнезда.

Я достал из-за пояса рогатку, выбрал полудюймовый шарик от подшипника, тщательно прицелился и навесом послал снаряд над рекой, телефонными столбами и маленьким подвесным мостом, ведущим на наш остров. С едва слышным звоном шарик угодил в табличку «Проход воспрещен — частная собственность», и я улыбнулся. Хороший знак. В подробности Фабрика, по обыкновению, не вдавалась, но у меня было ощущение, что она предупреждает о чем-то важном, и еще я чувствовал, что новость будет неприятной, но у меня хватило ума понять намек и пойти проверить Столбы, и теперь я знал, что меткости, по крайней мере, не утратил; так что пока все при мне.

Я решил сразу домой не возвращаться. Отец не любил, когда я бывал дома во время визитов Диггса, да и все равно мне еще надо было проверить парочку Столбов, пока не село солнце. Я вскочил, съехал по песчаному склону в тень у подножия дюны и обернулся посмотреть на Столбы, стерегущие подступы к острову с севера. Тельца и головки, насаженные на сучковатые ветви, смотрелись вполне удовлетворительно. Ветерок приветственно колыхал черные ленточки, привязанные к веткам. Все обойдется, решил я; надо будет завтра вытянуть из Фабрики побольше.

Читать еще:  Почему умер рафаэль. Краткая биография Рафаэля Санти

Вдруг и отец что-нибудь расскажет, если повезет, а если уж очень повезет, то, может, он даже врать не будет.

Когда сгустилась тьма и на небе выступили первые звезды, я оставил мешок с дохлятиной в Бункере. Птицы подсказали мне, что Диггс уже несколько минут как ушел, так что я кратчайшим путем пробежал к дому, где, как обычно, горели все огни. Отец встретил меня на кухне.

— Только что был Диггс. Ты, наверно, в курсе.

Он сунул толстую недокуренную сигару под струю холодной воды и, когда та громко зашипела и потухла, бросил размокший окурок в мусорное ведро. Я пристроил свое хозяйство на большом столе, выдвинул стул и, пожав плечами, уселся. Отец включил газ под кастрюлей с супом, приподнял крышку, оценивающе глянул на варево и отвернулся от плиты.

Примерно на уровне плеча в кухне висело облако синевато-серого дыма с широкой прорехой, образовавшейся, видимо, когда я вошел через двойные двери заднего крыльца. Пока отец буравил меня взглядом, прореха успела затянуться. Я поерзал на стуле, потом опустил глаза и затеребил резинку черной рогатки. От меня не ускользнуло, что вид у отца обеспокоенный, но отец хороший актер, и не исключено, что он просто хотел внушить мне такое впечатление, и потому я воспринял это скептически.

Осина фабрика

Издатель

Отзывы на книгу « Осина фабрика »

Сумасшествие — страшная штука, скажу я вам. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Я, конечно же, не буду сейчас вдаваться в тонкости и специфику своей непростой профессии. Я скажу лишь одно — сошедший с ума человек совершенно не виноват в том, что в один прекрасный момент сошел с ума. Сумасшествие не выбирают, не принимают его, как какой-нибудь образ жизни, не вынимают нарочно из недр своей личности наружу для того, чтобы потом продемонстрировать его во всей красе обществу. Сумасшествие — это болезнь мозга. Ужасная, уродливая, отталкивающая, разрушительная болезнь. И то, что происходит в этот момент с заболевшим человеком может и должно вызывать только сочувствие и жалость, но никак не презрение и неприязнь.

Так к чему, собственно, я все это веду? А к тому, что, какой бы мерзкой, шокирующей и тошнотворной, по мнению некоторых читателей, ни была эта книга, она, прежде всего, наглядно показывает то, к каким последствиям может привести сумасшествие и какой облик может принимать. Ведь в «Осиной фабрике» нет ни одного мало-мальски вменяемого персонажа. Практически у каждого из них найдется выраженный в той или иной степени дефект в психике.

Ангус — отец малочисленного семейства Колдхеймов — болен безумием давно и серьезно. Да, он в одиночку воспитывает своих отпрысков, но то, какими он их воспитал явно указывает на очевидные сбои в цепочках его нейронов. Да и его видимые невооруженным взглядом странности говорят сами за себя. Для Ангуса, например, важно, чтобы каждый член семьи знал длину телефонного провода, высоту дверей, объем тарелок и стаканов, общую площадь имеющихся в доме штор. Он нигде не регистрирует своего младшего сына, не пускает его в школу, сам занимается его образованием, зачем-то держит в подвале своего дома мешки с порохом и считает, что Земля представляет собой не шар, а ленту Мебиуса. Но самая главная его странность — скорее даже не странность, а кошмарная, вопиющая, безобразная аномалия, — заключается в том, во что или даже в кого он превратил одного из своих сыновей.

И, безусловно, этот его сын так же, как и он сам, не отличается полноценностью психики. Фрэнк Колдхейм в свои семнадцать лет не знает, что такое общество. Он даже не имеет представления о том, кто есть он сам. У Фрэнка практически нет друзей. Он не общается со своими сверстниками. Его увлечением является изготовление взрывчаток, стрельба из духового ружья, исследование местной свалки на предмет чего-нибудь стоящего и полезного, строительство плотин и запруд с последующим их разрушением. А еще Фрэнк ужасный садист. Он создал свою собственную религию, основанную на насилии, и старается придерживаться придуманных им же правил и ритуалов. Он создал Осиную фабрику — грандиозную машину, символизирующую смерть и помогающую предсказывать будущее.

У Фрэнка есть старший брат по имени Эрик. Вот у него-то как раз и выявляется самая тяжелая форма сумасшествия. Эрик в очередной раз убегает из психиатрической лечебницы и снова берется за старое — снова начинает поджигать собак и пугать детей.

В общем, если абстрагироваться от всех мерзостей, описанных в романе так отчетливо и убедительно, хотя человеку впечатлительному сделать это будет крайне непросто, то можно увидеть очень мощный роман. Роман, который не только потрясает и шокирует, но еще и заставляет задуматься. И тогда, поразмыслив и многое поняв, становится жаль абсолютно всех. И главного героя Фрэнка, и его брата Эрика, и их отца Ангуса, и собачек, и кроликов, и даже ос. А еще безумно жаль этот мир, который по-тихоньку сходит с ума и который так напоминает Осиную фабрику. Не книгу, а то загадочное устройство, которое изобрел Фрэнк. Почитайте и, быть может, вы тоже найдете сходство.

Пока писал рецензию, сидя на диване, неудачно повернулся, обшивка дивана прорвалась и пружиной мне пропороло мошонку. Теперь приходится ее постоянно поправлять, чтобы не вывалилось левое яичко. В произведении Иэна Бэнкса «Осиная фабрика» 298882 знака, буква «у» встречается 11592 раза, буква «х» — 4830. Можно составить 2415 раз слово «уухх». А если подзанять где-нибудь букв «х», то все 5796 раз. Ритуальное написание рецензии, сидя задом к монитору и неестественно вытянув руки снизу. Трупы дохлых мух, прилипшие к экрану, ошметки кроликов и козлиные яйца, нарезанные аккуратными кусочками.

Кстати, то, что на livelib женщин намного больше, чем мужчин — это вопиющая несправедливость, которая особенно должна быть понятна всем фанатам Льва Толстого. Бедные, они мучаются по этому поводу, страдают за ближних и не знают, что делать. Помогу, пойду докуплю патронов. Во вторник нужно убить 2-х, в среду 3-х, в четверг 4-х и т.д. Должен быть порядок, чтобы в загробном мире знали — сколько внеочередных тупаков будет поступать каждый день.

Чтобы по-настоящему торкнуло от «Осиной фабрики», нужно в 4 часа утра, повернувшись лицом на восток и прыгая на левой ноге, громко прокричать сцены, описывающие ритуалы и как можно громче, чтобы слышали все домочадцы и соседи. В Шотландии все сплошные Дунканы Макклауды, поэтому все убийства совершены неверно. Нужно головы отрубать специальным мечом, одних гениталий не достаточно.

Читать еще:  Что мы знаем о народах россии. Урок окружающего мира

Иэн Бэнкс не умер. Он прячется где-то на чердаке кинотеатра «Пионер», чтобы заслать смертоносных ос на следующее сборище livelib. Для генштаба приготовил ос потолще. Хе-хе.

Эту книгу я хотела прочитать давно, поэтому с радостью взяла присоветованную в рамках флэшмоба «Осиную фабрику».

Честно, я разочаровалась. И этому есть несколько причин:

1. Книга меня не испугала и не удивила. Громкие цитаты типа «Высококачественный литературный хоррор перед вами — держитесь за поручни» сыграли злую шутку с книгой. Всё, что здесь описано — это конечно мерзко, отвратительно, но не страшно, потому что болезненно, потому что глупо, потому что сами герои не понимают, кто они такие есть на самом деле. Здесь нет этого взгляда назад, в прошлое, нет раскаяния! Если бы было раскание, то тогда было бы страшно от осознания того, что я наделал!
Но повествование ведётся о ненормальных вещах совершенно нормальным языком, будто бы так и нужно, будто это и есть в порядке вещей. И нет осознания своей ненормальности главным героем Фрэнком. Ведь он считает себя по сравнению со своим братом, Эриком, совершенно нормальным. И его корёжит от поджигания Эриком собак, хотя он сам не так давно точно так же поджигал кроликов, да и вообще убил трёх детей. Но это для него вполне нормально, это в порядке вещей. И он совершенно не корит себя.
И даже в финале, когда открывается «страшная» тайна Фрэнка (о которой я почему-то начала догадываться намного раньше), он как ни в чём не бывало находит рациональное объяснение своим убийствам и не чувствует абсолютно НИЧЕГО по отношению к тем трём детям, которых он убил, хотя по его рациональному объяснению всё это было зря. Он просто перекладывает вину за всё на своего отца. Но себя виноватым не ощущает.
Бездушная тварь.

2. Я не могу читать книжки, где описывается зло ради самого зла. У меня возникает вопрос: «Зачем?». В нашем мире и так много разных поганностей и ужасных вещей. Зачем наводнять его еще большим дерьмом? Одно дело писать о зле, чтобы показать, каким оно может быть и чтобы люди увидели, к чему тот или иной плохой поступок может привести, чтобы дать понять, что так нельзя, не стоит, не нужно! Но совершенно другое дело — писать о ужасах просто потому что это страшно или, лучше сказать, эпатажно. Ну что ж Иэн Бэнкс на это и рассчитывал. Правильно рассчитал — он произвёл на публику неизгладимое противоречивое впечатление. Молодец, можно похлопать!

3. Это книга, построенная на человеческой глупости, нет, простите, не человеческой тупости, которая никак не осознаётся, которая замалчивается даже и у которой нет имени. Этой тупостью символизирует себя отец Фрэнка и Эрика. Именно на нём и строится весь роман, на этом хреновом экспериментаторе с болезненным рассудком, ненавистью к женщинам и маниакальным интересом к размерам каждого предмета в их квартире.
Вот этой фигуре да психологизма бы! Нет, господин Бэнкс, не так вы расставили приоритеты. Вот если бы этого старичка учёного раскрыть, добавить эмоций, внутренних переживаний, вот тогда бы было. ну ладно, скажу, тогда бы было интересно. Но вот честно, мне не нравится читать про то, как маленький садист Фрэнк мучает животных или убивает людей, мне не интересно, как Эрик поджигает собак и пугает детей червяками, мне интересен вот этот мужчина со всеми его тараканами в голове. Мне интересно, почему он так поступил со своими детьми, мне интересна его жизнь, то, как он влюблялся, женился, любил, страдал, ненавидел! Мне интересна эта личность! Похоже, единственная личность в книге. Ведь это он воспитал этих чудовищ, именно он!
Возможно, тогда бы получилось и страшно, и интересно, и захватывающе, и прожигающе, — если бы только отцу дали голос.

И всё же мне не жаль, что я прочитала эту книгу. Она пронеслась передо мной как нагруженный углём товарняк, оставивший в воздухе душное облако копоти и пыли. Это облако тут же растаяло, разогнанное свежим летним ветерком. Весь осадок, оставшийся на моей одежде, я смою — не страшно. Не осталось мне от книги ничего. Ничего я из неё не вынесла. И удовольствия никакого не получила. Я забуду об этом товарняке уже через пять минут, ведь это всего лишь один из поездов, которых в моей жизни еще будет столько, что запоминать их масть и цвет просто бесполезно.

Рецензии на книгу « Осиная фабрика »

Иэн Бэнкс

Знаменитый роман выдающегося шотландца, самый скандальный дебют в английской прозе последних десятилетий.
Познакомьтесь с шестнадцатилетним Фрэнком. Он убил троих. Он — совсем не тот, кем кажется. Он — совсем не тот, кем себя считает. Добро пожаловать на остров, который стерегут Жертвенные Столбы. В дом, где на чердаке ждет смертоносная Осиная Фабрика.

Лучшая рецензия на книгу

Читая эту книгу, я испытал шок в определенный момент. Шок от того, как мальчик посвящает нас в свои мысли и рассказывает о произошедшем и что мы узнаёт при этом. Он считает себя правым и виновным, но не испытывает угрызений совести. Вероятно он болен психически.

Когда он рассказывает о том, что именно хочет сделать, то я начинал испытывать тревогу за тех по отношению к кому он хотел совершить эти действия. Это действительно страшно. И это просто юноша. Он как бы и не сам убивает людей, они сами это сделали, но он подстраивает так, чтобы это совершилось.

Описание даёт понять, что книга действительно необычная, я думал я довольно закалён в таких происшествиях в наш век киношных убийств, но тут это нечто иное. Это действительно потрясает воображение. Встретившись в этой книге впервые с подобным происшествием, я даже не понял толком, что произошло. Это надо переварить. Читая, я понимал, что мальчик необычен, но дальше по тексту начал понимать, насколько главный герой отличается от обычных детей.

Но что двигало героя книги действовать таким образом, совершая те действия, которые привели к гибели некоторых персонажей? Неужели он настолько плохой, что ему ничего не надо было для этого. Разве он чистое зло? Развязка была поистине неожиданной и повергла меня в шок.

Отлично написанная книга. Отличное шокирующее содержание, которое даст встряску вашим нервам. Надеюсь, в жизни такого не бывает никогда.

Читать еще:  Олеся "Мутная" Петровицкая.

Прочитано в рамках «Новогоднего флешмоба 2020». Спасибо XAPOH за совет книги!

Читая эту книгу, я испытал шок в определенный момент. Шок от того, как мальчик посвящает нас в свои мысли и рассказывает о произошедшем и что мы узнаёт при этом. Он считает себя правым и виновным, но не испытывает угрызений совести. Вероятно он болен психически.

Когда он рассказывает о том, что именно хочет сделать, то я начинал испытывать тревогу за тех по отношению к кому он хотел совершить эти действия. Это действительно страшно. И это просто юноша. Он как бы и не сам убивает людей, они сами это сделали, но он подстраивает так, чтобы это совершилось.

Описание даёт понять, что книга действительно необычная, я думал я довольно закалён в таких происшествиях в наш век киношных убийств, но тут это нечто иное. Это действительно потрясает воображение. Встретившись в этой книге впервые с… Развернуть

Страниц — 256 стр.
Формат — 76×100/32 (115×180 мм)
Тираж — 7000 экз.
Переплет — Мягкая обложка

Переводчик Александр Гузман
Возрастные ограничения: 18+

«Осиная фабрика» (англ. The Wasp Factory) — первый роман шотландского писателя Иэна Бэнкса, опубликованный в 1984 году.

Жанры/поджанры: Психоделика
Общие характеристики: Психологическое
Место действия: Наш мир/Земля (Европа (Западная ))
Время действия: 20 век
Сюжетные ходы: Становление/взросление героя
Линейность сюжета: Линейный с экскурсами
Возраст читателя: Только для взрослых

Действие романа происходит летом 1981 года. Рассказчик и главный герой — 17-ти летний Фрэнк Колдхейм, описывающий свою текущую жизнь и своё прошлое. Фрэнк живёт вместе со своим отцом в уединённом особняке, на острове неподалёку от небольшого шотландского города. Он практикует религиозные ритуалы собственного изобретения, например жертвоприношение животных. Определяющим событием в развитии сюжета становится побег брата Фрэнка, Эрика, из психиатрической лечебницы. Предстоящее возвращение Эрика приводит к повороту сюжета и жестокой концовке, разрушающей все представления Фрэнка о себе.

«Осиная фабрика» — это огромный циферблат, который Фрэнк нашёл на местной свалке, и, оснастив различными механическими устройствами собственного изобретения, превратил в своеобразную комнату смерти, напичканную жертвенными ловушками для ос. Каждая цифра на циферблате обозначает вид ритуальной смерти (к примеру сжигание, раздавливание, или утопление в моче Фрэнка), который должна себе выбрать оса, первоначально помещенная в центр циферблата. Сделанный осой «выбор» Фрэнк истолковывает как предсказание будущего. Фабрика является основным элементом особой религиозной системы, придуманной и тщательно соблюдаемой Фрэнком. «Фабрика» стоит на чердаке, так как это единственное место в доме, где Фрэнк хозяйничает безраздельно — его отец не может туда подняться из-за травмы ноги.

Фрэнк убивает не только ос, но и животных покрупнее, чьи туловища и головы он вывешивает на Жертвенные Столбы вместе с другими сакральными предметами. Столбы определяют и охраняют границы владения Фрэнка — острова, на котором он живет со своим отцом.

Фрэнк также использует множество видов оружия (от рогаток, до самодельных огнемётов и бомб из трубы) для того, чтобы контролировать свой остров. Он любит отправляться в долгие прогулки и пробежки по своему острову, и лишь изредка выбирается в городок Портенейль, что по соседству с островом, где напивается в местном пабе с карликом Джейми, своим единственным другом. Фрэнк признаёт, что боится контактов с внешним миром, особенно долгого расставания с островом, поскольку он видел, к чему это привело в случае с его старшим братом, Эриком.

Эрик находится в психиатрической лечебнице, куда попал по причине того, что стал свидетелем трагических последствий халатности в госпитале, где он проходил практику — в одной медицинской палате Эрик увидел зрелище настолько ужасное, что его рассудок повредился. В начале романа он убегает из психиатрической больницы, и на протяжении всего повествования звонит Фрэнку из телефонных будок, сообщая, что собирается нанести визит. Фрэнк не уверен, действительно ли он хочет предстоящего возвращения, но очевидно, что он искренне любит своего брата, и постоянно отмечает, что тот был крайне чувствительным и добрым до «того прискорбного случая», после которого стал жестоким, опасным и совершенно безумным.

После долгой подготовки мы узнаём что за «прискорбный случай», случившийся в медицинской палате, привёл Эрика к сумасшествию. В финале романа раскрывается и тайна самого Фрэнка; читателю предстоит осознать глобальный подвох…

В последней сцене романа, Фрэнк, уже узнавший от отца свою шокирующую тайну, сидит на берегу моря и спокойно, критически переосмысляет всю свою прежнюю жизнь, проводя параллели между своей Фабрикой и миром в целом, сожалея о совершённых убийствах, размышляя о будущем, и в конечном счёте приходя к такому выводу: «Я думал, моя ловушка захлопнулась много лет назад, а оказывается, всё это время я лишь ползал по циферблату. И только сейчас скрипит люк, только сейчас начинается настоящий путь.»

«Осиная фабрика» может рассматриваться как роман воспитания: в книге повествуется о том, как по мере взросления Фрэнка меняется его отношение к определённым явлениям окружающего мира.

По жанровой принадлежности роман также близок к готической литературе, в плане исследования темы смерти, смертности, и спорности в выявлении чудовищного в человеке. По мнению литературоведа Люси Армитт (Университет Солфорда), в «Осиной фабрике» сочетаются черты двух литературных жанров — готики и постмодерна.

В романе нашло свое выражение скептическое отношение Бэнкса к религии. Фрэнк одержим ритуалом и формой вещей; Осиная фабрика и Жертвенные столбы являются защитными талисманами, и определяют его намерения. Это история о власти и злоупотреблении ею. Отец Фрэнка обманывает своего сына (одна из центральных тем Бэнкса, которая опять появляется в его романе «Воронья дорога»). Также это история о склонности людей к самообману, акцентированная в последних главах книги, когда новые факты заставляют читателя полностью пересмотреть мнение, успевшее сложиться о рассказчике.

Отец является наименее проявляющим себя персонажем. Остающийся загадкой для читателя, он виден только через взгляд своего сына. Таким образом, он выглядит хитрым и изворотливым человеком.

Как первый роман неизвестного автора, «Осиная фабрика» была встречена со смесью бурного одобрения (The Independent позднее включила этот роман в сотню лучших книг двадцатого века) и споров по поводу описаний ужасной жестокости и сцен насилия. Хотя это в основном касается животных, Фрэнк также вспоминает совершенное им убийство трех маленьких детей, причем в то время он сам был ребенком. Убийства описаны в откровенном и бесстрастном стиле, часто с абсурдистским юмором; более возмутительными, чем детали этих зверств, могут быть глубина и сила, с которыми Фрэнк их обрисовывает.

Источники:

http://nice-books.ru/books/detektivy-i-trillery/triller/158597-ien-benks-osinaya-fabrika.html
http://mybook.ru/author/iyen-benks/osina-fabrika/
http://www.livelib.ru/book/1000306721-osinaya-fabrika-ien-benks

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector