1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Он называл свою жизнь сказкой.

Он называл свою жизнь сказкой.

Андерсен был глубоко верующим человеком. В автобиографической книге «Сказка моей жизни», подводя итоги прожитых лет, он писал: «История моей жизни скажет всем людям то же, что говорит мне: Господь Бог всё направляет к лучшему». И, разумеется, религиозное мировоззрение писателя отразилось в его творчестве, важнейшей частью которого являются сказки. Только вот — какие сказки Андерсена мы читали в детстве? Те, что написал великий сказочник или не совсем?

Цензурные ножницы

Кажется, первым эту проблему затронул диакон Андрей Кураев. В книге «Взрослым о детской вере» он напомнил, что авторская версия «Снежной королевы» насыщена христианскими реалиями: Герда смогла войти в чертоги Снежной королевы, только прочтя «Отче наш», ей помогают Ангелы, в финале звучит гимн, славящий младенца Христа. Но в большинстве изданий, выходивших в Советском Союзе, эти подробности из сказки исчезли. Как полагает отец Андрей, без цензурных сокращений «Снежная королева» была напечатана только в 1955 году Госиздатом в книге Андерсена «Сказки и истории». Далее он пишет: «Самый полный текст опубликован в академическом издании в серии “Литературные памятники”. Но и при обращении к нему заметен еще ряд цензурных лакун. Скажем, когда Кай и Герда возвращаются домой, бабушка сидит и читает книгу — это в советских изданиях. У Андерсена бабушка читает Евангелие, и даже прямо говорится, какое место: Если не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (ср.: Мф. 18, 3).

Стоит отметить, что эти утверждения не соответствуют действительности. В издании «Литературные памятники» (1983 год, далее — академическое издание) сказано, какую именно книгу читала бабушка, и приведена та самая цитата. (Конечно, слова «Бог», «Творец», «Царство Небесное» — с маленькой буквы, но цитата на месте). И полный авторский текст «Снежной королевы» печатался отнюдь не только в издании 1955 года. Двухтомник «Сказки и истории», где присутствовали и другие сказки Андерсена, насыщенные христианскими мотивами, — например, «Сидень», «Русалочка» — переиздавался в 1960–1970­е годы. Были и другие полные издания «Снежной королевы». Но, конечно, всё это не означает, что все дети в СССР читали авторские версии сказок Андерсена. Изданий с купюрами было несоизмеримо больше.

Однако недавно появилась статья, в которой утверждается, что к сказкам Андерсена ножницы советской цензуры вообще не прикасались. Наталья Богатырева («Настоящий Андерсен», портал «Фома», 2015, 2 апреля) пишет: «Мифы о разгуле советской цензуры и злонамеренного искажения переводчиками андерсеновского текста в угоду коммунистической морали развеиваются легко. Откройте любимую книжку вашего детства, которую читала вам мама или бабушка, и посмотрите: кто ее перевел? Наверняка Петр и Анна Ганзены. Практически все книги Андерсена советского периода, напечатанные миллионными тиражами, — это переиздания дореволюционного классического четырехтомника в их переводе».

Странная логика! Из того, что перевод был сделан до революции, вовсе не следует, что его постеснялась бы «подправить» советская цензура — не была эта цензура такой щепетильной, чего уж там. Но Богатырева продолжает свою апологию: «Судите сами, насколько “сурово” отнеслась цензура к первоисточнику». Далее в подтверждение несуровости цензуры приведены цитаты из сказок по академическому изданию. Этим изданием Богатырева почему-то и ограничивается (что маловато для заявленных широких обобщений), но при этом утверждает: «Справедливости ради замечу: помимо переводов Петра и Анны Ганзен были и другие переводы, и вот в них-то какие-то купюры могли быть (хотя такие издания были редкостью)».

Мифы о бережно относящейся к авторским правам советской цензуре развеиваются легко: достаточно зайти в библиотеку, что я и сделала. Из наличествовавших там изданий сказок Андерсена, выпущенных в советские годы (все — в переводах Ганзен, никаких других не попалось), только названные выше плюс издание «Библиотеки всемирной литературы» содержали неискаженный текст «Снежной королевы». Зато в изданиях Чувашского книжного издательства (Чебоксары, 1980), «Московского рабочего» (М., 1984), «Детской литературы» (М., 1988) — никаких молитв и Ангелов. И про младенца Христа в финале никто не поет, и Евангелие не читает (заодно, от греха подальше, убрали не только Священную книгу, но и безобидную бабушку). Ни в одном издании, кроме «Сказок и историй», мне не встретилась глубоко христианская трогательная сказка «Сидень» — о мальчике, который не мог ходить, но чудесным образом выздоровел на Рождество. «Сидня», кстати, нет даже в «Литературных памятниках» — видимо, эта сказка до перестройки вообще издавалась считанные разы. (Кого из ровесников ни спрошу — никто не читал). От советских цензурных ножниц страдала не только «Снежная королева»: в издании «Московского рабочего» есть сказка «Дикие лебеди»; пощипали этих лебедей основательно. Андерсен всё время подчеркивает набожность Элизы и ее братьев. Совершая перелет через море и отдыхая на утесе, они поют псалом, «вливавший в их сердца утешение и мужество». В трудные минуты Элиза постоянно обращается к Богу; когда ее везут на эшафот, она беззвучно творит молитву. Всё это в названном советском издании вычищено, хотя в двухтомнике, «БВЛ» и в академическом издании авторский текст сохранен. Только вот надо ли напоминать, что в эпоху книжного дефицита эти элитные издания были мало кому доступны. А большинство читателей и знать не знали, что читают «неправильного» Андерсена.

Но вряд ли целесообразно искать религиозные мотивы только в тех произведениях Андерсена, где упоминаются имя Божие и Ангелы. В лучших его сказках эти мотивы разлиты повсюду. Вот Русалочка из одноименной сказки, которую сам Андерсен любил больше других. Чего ищет эта юная девушка, разве только любви принца? Да, и любви тоже, но прежде всего — смысла жизни, причем смысла религиозного: Русалочка мечтает обрести бессмертную человеческую душу и по завершении земной жизни уйти на небо. Мне довелось слышать об изданиях советских лет, где этот момент был изъят. Вполне возможно, хотя сама их не видела. Но даже в этом случае в сказке останется главное: Русалочка жертвует собой, спасая принца и его невесту — свою счастливую соперницу, заметим. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 13).

Чтение для взрослых

Андерсен сердился, когда его называли детским писателем, подчеркивая, что его сказки написаны и для взрослых. Что ж, взрослые тоже многое могут почерпнуть, перечитывая эти сказки. В первой главе «Снежной королевы» рассказывается о кривом зеркале, которое смастерил тролль-дьявол. В этом зеркале, напомню, «всё доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, всё же негодное и безобразное, напротив, выступало еще ярче, казалось еще хуже… Добрая, благочестивая человеческая мысль отражалась в зеркале невообразимой гримасой, так что тролль не мог не хохотать, радуясь своей выдумке… Напоследок захотелось им подняться и до неба, чтобы посмеяться над Ангелами и Самим Творцом». Ну чем не постмодернисты, чем не представители современного «искусства», ставящие целью оплевать всё то, что от века было свято в глазах людей, и маскирующие собственную бездарность похабными «перформансами»? Ребенок, понятно, вне этих проблем; но, усвоив в детстве уроки Андерсена, он, когда вырастет и столкнется с подобными явлениями, будет знать, что никакое это не «актуальное» искусство, а просто кривляние злобных троллей.

Читать еще:  Кто написал бегущий за ветром.

Андерсен умел увидеть вещи в истинном свете и запечатлеть их в форме занимательной и мудрой сказки, не теряющей актуальности ни в какое время. Потому и вспоминают его уже два столетия, а этих, с перформансами, забывают на другой день. Он много писал в разных жанрах, но именно сказки принесли ему всемирную славу. В Дании многие дети знали его в лицо. Однажды его увидел маленький мальчик, который, оставив маму, перебежал на другую сторону улицы, чтобы пожать сказочнику руку. На возмущение мамы: «Как ты смеешь заговаривать с чужим господином!» — мальчик удивленно ответил: «Да это вовсе не чужой — это Андерсен!». Не чужой он и нам, русским (кстати сказать, Андерсен живо интересовался русской литературой, бережно хранил подаренный ему нашей соотечественницей автограф Пушкина).

Говорят, в жизни он был грустным, одиноким человеком. Но он знал цену своему дару и всегда помнил, от Кого получил этот дар. Свои творческие принципы писатель сформулировал так: «Господи! Не дай мне никогда написать слова, в котором я не мог бы дать Тебе отчета!». Сына бедного башмачника и прачки приглашали в гости короли, еще при жизни ему в Дании поставили памятник. Не сложилась личная жизнь, было много завистников; но, подводя итоги жизненного пути, он благодарил Бога за всё и называл свою жизнь сказкой.

Фото из открытых интернет-источников

Газета «Православная вера» № 22 (546)

Он называл свою жизнь сказкой

В уходящем году исполнилось 210 лет со дня рождения и 140 лет со дня кончины великого датского сказочника Ханса Кристиана Андерсена. Его книги приходят к нам в младенчестве, и даже тот, кто ничего не знает о Дании, об Андерсене хоть что-нибудь да знает. Но лишь сравнительно недавно стало возможно говорить об одном аспекте его творчества — для самого писателя очень значимом, но в нашей стране на протяжении многих десятилетий для обсуждения закрытом.

Андерсен был глубоко верующим человеком. В автобиографической книге «Сказка моей жизни», подводя итоги прожитых лет, он писал: «История моей жизни скажет всем людям то же, что говорит мне: Господь Бог всё направляет к лучшему». И, разумеется, религиозное мировоззрение писателя отразилось в его творчестве, важнейшей частью которого являются сказки. Только вот — какие сказки Андерсена мы читали в детстве? Те, что написал великий сказочник или не совсем?

Цензурные ножницы

Кажется, первым эту проблему затронул диакон Андрей Кураев. В книге «Взрослым о детской вере» он напомнил, что авторская версия «Снежной королевы» насыщена христианскими реалиями: Герда смогла войти в чертоги Снежной королевы, только прочтя «Отче наш», ей помогают Ангелы, в финале звучит гимн, славящий младенца Христа. Но в большинстве изданий, выходивших в Советском Союзе, эти подробности из сказки исчезли. Как полагает отец Андрей, без цензурных сокращений «Снежная королева» была напечатана только в 1955 году Госиздатом в книге Андерсена «Сказки и истории». Далее он пишет: «Самый полный текст опубликован в академическом издании в серии «Литературные памятники». Но и при обращении к нему заметен еще ряд цензурных лакун. Скажем, когда Кай и Герда возвращаются домой, бабушка сидит и читает книгу — это в советских изданиях. У Андерсена бабушка читает Евангелие, и даже прямо говорится, какое место: Если не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (ср.: Мф. 18, 3).

Стоит отметить, что эти утверждения не соответствуют действительности. В издании «Литературные памятники» (1983 год, далее — академическое издание) сказано, какую именно книгу читала бабушка, и приведена та самая цитата. (Конечно, слова «Бог», «Творец», «Царство Небесное» — с маленькой буквы, но цитата на месте). И полный авторский текст «Снежной королевы» печатался отнюдь не только в издании 1955 года. Двухтомник «Сказки и истории», где присутствовали и другие сказки Андерсена, насыщенные христианскими мотивами, — например, «Сидень», «Русалочка» — переиздавался в 1960-1970­е годы. Были и другие полные издания «Снежной королевы». Но, конечно, всё это не означает, что все дети в СССР читали авторские версии сказок Андерсена. Изданий с купюрами было несоизмеримо больше.

Однако недавно появилась статья, в которой утверждается, что к сказкам Андерсена ножницы советской цензуры вообще не прикасались. Наталья Богатырева («Настоящий Андерсен», портал «Фома», 2015, 2 апреля) пишет: «Мифы о разгуле советской цензуры и злонамеренного искажения переводчиками андерсеновского текста в угоду коммунистической морали развеиваются легко. Откройте любимую книжку вашего детства, которую читала вам мама или бабушка, и посмотрите: кто ее перевел? Наверняка Петр и Анна Ганзены. Практически все книги Андерсена советского периода, напечатанные миллионными тиражами, — это переиздания дореволюционного классического четырехтомника в их переводе».

Странная логика! Из того, что перевод был сделан до революции, вовсе не следует, что его постеснялась бы «подправить» советская цензура — не была эта цензура такой щепетильной, чего уж там. Но Богатырева продолжает свою апологию: «Судите сами, насколько «сурово» отнеслась цензура к первоисточнику». Далее в подтверждение несуровости цензуры приведены цитаты из сказок по академическому изданию. Этим изданием Богатырева почему-то и ограничивается (что маловато для заявленных широких обобщений), но при этом утверждает: «Справедливости ради замечу: помимо переводов Петра и Анны Ганзен были и другие переводы, и вот в них-то какие-то купюры могли быть (хотя такие издания были редкостью)».

Мифы о бережно относящейся к авторским правам советской цензуре развеиваются легко: достаточно зайти в библиотеку, что я и сделала. Из наличествовавших там изданий сказок Андерсена, выпущенных в советские годы (все — в переводах Ганзен, никаких других не попалось), только названные выше плюс издание «Библиотеки всемирной литературы» содержали неискаженный текст «Снежной королевы». Зато в изданиях Чувашского книжного издательства (Чебоксары, 1980), «Московского рабочего» (М., 1984), «Детской литературы» (М., 1988) — никаких молитв и Ангелов. И про младенца Христа в финале никто не поет, и Евангелие не читает (заодно, от греха подальше, убрали не только Священную книгу, но и безобидную бабушку). Ни в одном издании, кроме «Сказок и историй», мне не встретилась глубоко христианская трогательная сказка «Сидень» — о мальчике, который не мог ходить, но чудесным образом выздоровел на Рождество. «Сидня», кстати, нет даже в «Литературных памятниках» — видимо, эта сказка до перестройки вообще издавалась считанные разы. (Кого из ровесников ни спрошу — никто не читал). От советских цензурных ножниц страдала не только «Снежная королева»: в издании «Московского рабочего» есть сказка «Дикие лебеди»; пощипали этих лебедей основательно. Андерсен всё время подчеркивает набожность Элизы и ее братьев. Совершая перелет через море и отдыхая на утесе, они поют псалом, «вливавший в их сердца утешение и мужество». В трудные минуты Элиза постоянно обращается к Богу; когда ее везут на эшафот, она беззвучно творит молитву. Всё это в названном советском издании вычищено, хотя в двухтомнике, «БВЛ» и в академическом издании авторский текст сохранен. Только вот надо ли напоминать, что в эпоху книжного дефицита эти элитные издания были мало кому доступны. А большинство читателей и знать не знали, что читают «неправильного» Андерсена.

Но вряд ли целесообразно искать религиозные мотивы только в тех произведениях Андерсена, где упоминаются имя Божие и Ангелы. В лучших его сказках эти мотивы разлиты повсюду. Вот Русалочка из одноименной сказки, которую сам Андерсен любил больше других. Чего ищет эта юная девушка, разве только любви принца? Да, и любви тоже, но прежде всего — смысла жизни, причем смысла религиозного: Русалочка мечтает обрести бессмертную человеческую душу и по завершении земной жизни уйти на небо. Мне довелось слышать об изданиях советских лет, где этот момент был изъят. Вполне возможно, хотя сама их не видела. Но даже в этом случае в сказке останется главное: Русалочка жертвует собой, спасая принца и его невесту — свою счастливую соперницу, заметим. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 13).

Читать еще:  Биография леди. Биография Леди Гага – личная жизнь

Чтение для взрослых

Андерсен сердился, когда его называли детским писателем, подчеркивая, что его сказки написаны и для взрослых. Что ж, взрослые тоже многое могут почерпнуть, перечитывая эти сказки. В первой главе «Снежной королевы» рассказывается о кривом зеркале, которое смастерил тролль-дьявол. В этом зеркале, напомню, «всё доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, всё же негодное и безобразное, напротив, выступало еще ярче, казалось еще хуже. Добрая, благочестивая человеческая мысль отражалась в зеркале невообразимой гримасой, так что тролль не мог не хохотать, радуясь своей выдумке. Напоследок захотелось им подняться и до неба, чтобы посмеяться над Ангелами и Самим Творцом». Ну чем не постмодернисты, чем не представители современного «искусства», ставящие целью оплевать всё то, что от века было свято в глазах людей, и маскирующие собственную бездарность похабными «перформансами»? Ребенок, понятно, вне этих проблем; но, усвоив в детстве уроки Андерсена, он, когда вырастет и столкнется с подобными явлениями, будет знать, что никакое это не «актуальное» искусство, а просто кривляние злобных троллей.

Андерсен умел увидеть вещи в истинном свете и запечатлеть их в форме занимательной и мудрой сказки, не теряющей актуальности ни в какое время. Потому и вспоминают его уже два столетия, а этих, с перформансами, забывают на другой день. Он много писал в разных жанрах, но именно сказки принесли ему всемирную славу. В Дании многие дети знали его в лицо. Однажды его увидел маленький мальчик, который, оставив маму, перебежал на другую сторону улицы, чтобы пожать сказочнику руку. На возмущение мамы: «Как ты смеешь заговаривать с чужим господином!» — мальчик удивленно ответил: «Да это вовсе не чужой — это Андерсен!». Не чужой он и нам, русским (кстати сказать, Андерсен живо интересовался русской литературой, бережно хранил подаренный ему нашей соотечественницей автограф Пушкина).

Говорят, в жизни он был грустным, одиноким человеком. Но он знал цену своему дару и всегда помнил, от Кого получил этот дар. Свои творческие принципы писатель сформулировал так: «Господи! Не дай мне никогда написать слова, в котором я не мог бы дать Тебе отчета!». Сына бедного башмачника и прачки приглашали в гости короли, еще при жизни ему в Дании поставили памятник. Не сложилась личная жизнь, было много завистников; но, подводя итоги жизненного пути, он благодарил Бога за всё и называл свою жизнь сказкой.

Фото из открытых интернет-источников

Газета «Православная вера» № 22 (546)

История сказочника Ханса Кристиана Андерсена, который боялся детей и повсюду возил с собой веревку

Ханс Кристиан Андерсен — один из самых известных писателей-сказочников. Но мало кто знает, что в жизни этот датчанин был весьма экстравагантным почти во всем, начиная от внешности и заканчивая ежедневными привычками. Сам себя детским писателем он не считал, более того, проект памятника, который стали разрабатывать еще при жизни и где Андерсен должен был быть увековечен в окружении детей, он отверг. А незадолго до смерти он попросил композитора написать марш для своих похорон и подогнать под детский шаг: писатель был уверен, что маленькие поклонники придут проводить его в последний путь.

Мы в AdMe.ru любим сказки Андерсена, но и не подозревали, что его жизнь вполне может стать основой для захватывающего романа.

Ранние годы

«В 1805 году в городе Оденсе в бедной каморке проживала молодая чета — муж и жена, бесконечно любившие друг друга. Это был молодой 22-летний башмачник, богато одаренная поэтическая натура, и его жена несколькими годами старше, не знавшая ни жизни, ни света, но с редким сердцем. Муж только недавно вышел в мастера и собственными руками сколотил всю обстановку своей мастерской и брачную кровать.

На эту кровать пошел деревянный помост, на котором незадолго перед тем стоял во время печальной церемонии гроб с останками графа Трампе. Уцелевшие на досках кровати полосы черного сукна еще напоминали о прежнем их назначении, но вместо графского тела, окутанного крепом и окруженного горящими свечами в подсвечниках, на этой постели лежал 2 апреля 1805 года живой плачущий ребенок, я — Ханс Кристиан Андерсен», — так пишет великий датчанин о своем рождении в автобиографической книге «Сказка моей жизни».

Дом, где писатель провел детство.

Несмотря на то, что семья была небогатой и часто перебивалась с хлеба на воду, первые годы жизни Ханса Кристиана были счастливыми. Отец, Ханс Андерсен, обожал мальчика, и они проводили много времени вдвоем. Папа будущего сказочника, который больше всего на свете любил книги, читал ему сказки, делал игрушки и рисовал картинки. От него писатель унаследовал и любовь к рукоделию: он умел искусно шить, а из бумаги вырезал фигурки людей, животных и целые причудливые сценки.

Учеба в школе шла не без сложностей. Ханс Кристиан был способным учеником, но ему не давалось письмо — до конца своей жизни он писал с ошибками. Сегодня это назвали бы дислексией. Ошибки были настолько чудовищными, что редакторы порой не дочитывали его рукописи и до конца первой страницы, поэтому Андерсену приходилось нанимать работниц, чтобы они переписывали его работы до того, как те попадали на стол к редактору.

Приятелей у него не было. Другие дети не хотели играть со странным, нервным и капризным мальчиком, и единственным его другом, по словам самого Андерсена, был будущий король Дании Фредерик VII, теплые отношения с которым писатель сохранил на всю жизнь.

Памятник писателю в родном Оденсе.

В 1812 году отца будущего писателя, Ханса Андерсена, призвали на войну, с которой он вернулся через 2 года совершенно разбитым и больным человеком. Спустя несколько лет он умер, и семья окончательно погрузилась в пучину бедности. Хансу Кристиану пришлось бросить учебу и пойти подмастерьем к сапожнику, однако тяжелая работа мальчику, который больше всего на свете любил театр и книги, была не под силу. Когда ему исполнилось 14 лет, он собрал вещи и с 13 риксдалерами в кармане уехал в Копенгаген.

Копенгаген

Первая изданная книга Х. К. Андерсена.

Первые несколько лет жизни в столице были очень трудными для будущего писателя. Ему буквально приходилось выживать. От природы Ханс Кристиан обладал красивым сопрано — он смог устроиться в хор Королевского театра и жил на небольшое жалованье. Однако его голос скоро начал ломаться, и из хора пришлось уйти.

Подросток хотел устроиться артистом балета, однако его природные данные не позволяли сделать карьеру танцовщика. Андерсен был высоким, с длинными руками и ногами, крупными ладонями и ступнями и очень неуклюжим. Современные ученые считают, что писатель страдал синдромом Марфана.

Однажды Андерсен показал директору Королевского театра Йонасу Коллину написанную им пьесу, и тот решил, что у мальчика талант. Он попросил короля Дании Фредерика VI выделить некоторую сумму на обучение Ханса, и тот выполнил его просьбу. Так Ханс Кристиан отправился в школу, чтобы доучиться и получить общее образование. Правда, надолго он там не задержался из-за издевательств одноклассников и директора, и Коллин организовал ему перевод к частному преподавателю.

В 1829 году на свет появилась первая изданная книга Ханса Кристиана Андерсена. Это была не сказка, а фантастический рассказ под названием «Пешее путешествие от канала Холмен к восточной оконечности Амагера». И она сделала его знаменитым в родной Дании.

«Путешествовать — значит жить»

Через год после выхода первой книги 25-летний Ханс Кристиан отправился в свое первое путешествие. В одном из датских городов, Фоборге, он на 3 дня остановился у бывшего однокурсника Кристиана Войта и тут же влюбился в его сестру Риборг. Девушка стала его первым романтическим увлечением. Но она уже была помолвлена, и Ханс Кристиан вынужден был отступить. Однако писатель никогда не забывал Риборг: после смерти на его груди нашли мешочек, в котором он 45 лет хранил ее единственное письмо. Йонас Коллин сжег послание, не прочитав его.

Мешочек, в котором Х. К. Андерсен 45 лет хранил письмо от Риборг Войт.

Читать еще:  Жизнь древних египтян. Жизнь и быт земледельцев

В 1831 году писатель отправился в свое первое заграничное путешествие — в Германию. Еще пару лет спустя Ханс Кристиан на 16 месяцев покинул родную Данию, чтобы провести время в поездках по Европе. Путешествия навсегда останутся его страстью, и за всю жизнь он проведет более 15 лет в других странах. Любопытно, что в странствиях проявилась одна из его многочисленных странностей. Где бы он ни останавливался, у него всегда была с собой веревка. Писатель очень боялся пожара и надеялся в случае чего выбраться по ней из окна.

1835 год стал для Андерсена годом триумфа. Новелла «Импровизатор», в которой рассказывалось о его собственном путешествии по Италии от лица некоего Антонио, принесла ему грандиозный успех на родине. В том же году вышел и первый сборник сказок, где в числе прочих была и «Принцесса на горошине». Уже спустя год книги Андерсена сделали его довольно состоятельным человеком. К слову, писатель был настолько успешен в своем деле, что к концу жизни стал почти миллионером.

В 1840 году Андерсен встретил свою вторую возлюбленную — шведскую оперную певицу Енни Линд, которая была младше его на 15 лет. Он признался ей в своих чувствах только в письме, уже после того как Енни покинула Данию, однако год спустя при встрече она не подала и виду, что читала его послание. В одной из дневниковых записей Андерсена за 1843 год есть фраза «Я люблю!», и она именно о Линд. Кстати, дневники он вел всю свою жизнь — опубликованные после смерти, они заняли целых 12 томов.

После этого Андерсен и Линд встретились только раз, но переписывались они почти до конца жизни писателя. В письмах она называла его «братец» и «дитя», несмотря на разницу в возрасте. Именно Енни Линд посвящены сказки «Снежная королева» и «Соловей».

Забегая вперед, скажем, что писатель так никогда и не женился и не обзавелся собственными детьми. Последних он вообще всю жизнь боялся и стеснялся: видимо, сказывалось детство, в котором ему приходилось выслушивать насмешки от других мальчишек.

В 1847 году выходит первая автобиографическая книга Андерсена «Сказка моей жизни». Существует мнение, что эта работа писателя не такая захватывающая, как сказки, поскольку в ней он много жалуется на критиков (надо сказать, что негативные отзывы всегда очень расстраивали Ханса Кристиана) и подробно описывает все детали встреч с известными людьми своего времени, с которыми он очень любил заводить знакомства.

К слову, и сказки Андерсена нравились далеко не всем. Кто-то считал, что они недостаточно назидательны для детей, а порой и вовсе рассказывают о победе зла над добром, на что писатель неизменно отвечал: «Добро побеждает в вечности». Вообще же Ханс Кристиан был очень набожным человеком. Мало кто знает, что в русском переводе из сказок были вырезаны детали, связанные с религией, например в той же «Снежной королеве» Герда постоянно молилась в трудные минуты.

Ханс Кристиан Андерсен и Чарльз Диккенс

Одним из самых известных приятелей Андерсена был Чарльз Диккенс, с которым тот познакомился в 1847 году. Они встретились на вечеринке и, обменявшись восхвалениями таланта друг друга, тут же нашли общий язык. В течение 10 лет Андерсен буквально заваливал Диккенса письмами, хотя и редко получал ответы. Но в 1857 году Диккенс пригласил датского коллегу провести время в его загородном доме, и тот немедленно согласился.

У Диккенса писатель провел пять недель вместо запланированных двух, и они показались домашним английского писателя вечностью. Едва переступив порог дома, Андерсен заявил, что у них в Дании старший сын хозяев обязан каждый день брить гостя. Спустя неделю пребывания Андерсена в его доме Диккенс сбежал в Лондон, оставив растерянную жену и своих многочисленных детей самостоятельно разбираться с загостившимся эксцентричным писателем.

За время пребывания в гостях Андерсен успел испытать романтические чувства к жене Диккенса, уйти в запой и побывать в депрессии из-за негативных отзывов о собственном творчестве в какой-то газете. Как-то на рассвете Диккенс вернулся домой, собственноручно собрал вещи Ханса Кристиана и, усадив того в карету, которой правил лично, отвез его в Лондон, снабдив подробной инструкцией о том, как добраться до Копенгагена.

Андерсен счел все это проявлением наивысшего качества гостеприимства и восторженно отзывался и о Диккенсе, и о времени, проведенном в его семейном гнезде. Сам же Диккенс, едва выпроводив гостя, написал на зеркале: «В этой комнате в течение 5 недель спал Ханс Кристиан Андерсен, и для нашей семьи это было ВЕЧНОСТЬЮ».

Странности Ханса Кристиана Андерсена

История жизни Ханса Кристиана Андерсена — это в числе прочего еще и история разнообразных фобий и страхов. Он долгие годы мучился от зубной боли и, теряя каждый зуб, очень переживал, потому что искренне считал, что его писательский дар зависит исключительно от количества зубов. Под конец жизни, в 1868 году, он лишился последнего зуба и заявил, что отныне больше не может писать сказки.

Андерсен боялся самых разных вещей: собак, утери документов, ограбления. Диккенс рассказывал, что перед одной из поездок в кебе он сложил в ботинки множество своих вещей, включая записную книжку, и в результате стер ноги в кровь, из-за чего потом рыдал. Страшило его и отравление. Однажды дети подарили ему коробку конфет, и писатель, сочтя ее полной яда, передал подарок своим племянницам. Удостоверившись, что с лакомством все в порядке, он забрал коробку обратно.

Жены и детей, как мы отметили выше, у Андерсена никогда не было. Более того, за всю жизнь он так и не познал плотской любви. Будучи в Париже в 1860-х годах, он захаживал в бордели, но не ради утех: Андерсен находил удовольствие в беседах с женщинами, а когда Александр Дюма намекнул на истинную цель походов писателя в дома терпимости, пожилой датчанин безумно возмутился.

Несмотря на богатство, Андерсен был прижимист (очевидно, сказывалось полуголодное детство) и никогда не отказывался от предложения разделить трапезу. Более того, он вел список людей, к которым ходил на обед или ужин, чтобы посещать их по очереди. Впрочем, жадным он не был. Ему часто приходили письма с просьбами о помощи от бедняков, и он нередко их удовлетворял.

Боялся Ханс Кристиан и кроватей, поскольку ему казалось, что однажды он упадет во сне и умрет. Собственно, нечто подобное с ним и произошло. В 1872 году он упал с кровати и так никогда и не оправился от этой травмы.

Последние годы

С 1840-х годов популярность Андерсена росла не только в родной Дании, но и за ее пределами. Во всех своих путешествиях он встречал поклонников, среди которых были и известные люди. Больше того, к концу жизни Андерсен стал настолько популярен, что в Англии его признали величайшим писателем из ныне живущих. Стоит отметить, что в викторианской Англии его сказки выходили со значительными купюрами, поскольку казались слишком мрачными и жестокими.

В 1867 году писатель приехал в родной Оденсе, где ему присвоили звание почетного гражданина города, а чуть позже датский король личным указом даровал ему должность статского советника.

В последние годы жизни писатель много времени проводил в поместье семьи Мельхиор под названием «Спокойствие», где ему была выделена собственная комната. Мельхиоры были поклонниками творчества Андерсена и вообще любили принимать у себя именитых гостей, а Ханс Кристиан был, пожалуй, самым известным в то время гражданином Дании. Члены семьи ухаживали за ним, поскольку после падения с кровати он много болел; когда он уже не мог писать свои дневники, за него под диктовку это делали дети хозяев дома.

12 июля 1875 года он в последний раз приехал в это поместье и больше никогда его не покидал. А 4 августа в 11 утра великий Ханс Кристиан Андерсен мирно скончался в своей кровати в комнате с видом на пролив Эресунн. На его похороны пришел весь Копенгаген.

Источники:

http://eparhia-saratov.ru/Articles/on-nazyval-svoyu-zhizn-skazkojj
http://ruskline.ru/monitoring_smi/2015/dekabr/08/on_nazyval_svoyu_zhizn_skazkoj/
http://www.adme.ru/tvorchestvo-pisateli/istoriya-skazochnika-hansa-kristiana-andersena-kotoryj-boyalsya-detej-i-povsyudu-vozil-s-soboj-verevku-2087015/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector