1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новый Рим. Замок святого Ангела

Замок Святого Ангела в Риме

Замок Святого Ангела в Риме (Castel Sant’Angelo) имеет грандиозный вид и не менее внушительную историю. Цилиндрический мавзолей, выстроенный на заре христианства на берегу Тибра, в ходе своей долгой жизни успел побывать последним пристанищем для римского императора, резиденцией понтификов, превратиться в форт, затем в темницу, а в последствие получить статус музея и сокровищницы.

История

Мавзолей Адрина

Усыпальница императора Адриана Публия (лат. Publius Hadrianus) была воздвигнута на высоком берегу реки около 139 года нашей эры. В оригинале мавзолей имел цилиндрическую форму и был богато украшен. Плоскую крышу здания украшал декоративный сад, по центру которого была установлена позолоченная квадрига. В 138 г. прах императора Адриана был помещен в гробницу, совместно с урнами его жены Сабины и приемного сына. Также по приказу Адриана был построен Мост Святого Ангела (Ponte Sant’Angelo), ведущий из центра Рима к усыпальнице.

Упадок

К 5-му веку н.э. мавзолей Адриана растерял свой былой блеск и торжественность, поскольку постепенно был превращен в военное укрепление. Во времена нашествия готов, большая часть бронзовых украшений, урн и статуй были украдены или разрушены.

Существует легенда, которая гласит о том, что Архангел Михаил появился над мавзолеем, вкладывая свой меч в ножны. Таким образом, было ознаменовано окончание эпидемии чумы в 590 г. н.э. В честь этого знамения усыпальница получила свое нынешнее имя.

Еще один любопытный факт: в Италии, да и во многих других европейских странах человеку, только что чихнувшему, говорят «Благословенен, будь!», аналог нашего «Будь здоров!». Так вот, в средневековье считалось, что чума начинается с приступов чихания. А уж заболевшему чумой человеку мог помочь только Бог!

Крепость, папская резиденция и тюрьма

К 14-ю столетию Замок Святого Ангела в Риме превратился в резиденцию римских пап. Николай III (лат. Nicolaus III), соединил замок с Базиликой святого Петра (Basilica Papale di San Pietro in Vaticano) при помощи крытого коридора названного Пассето (Passetto di Borgo). В ходе вторжения армии Карла V (Carolus V) в 1527 г. в Рим, папа Климент VII (лат. Clemens VII) нашел убежище в стенах замка. Обитатели осажденного форта активно атаковали нападающих, через окна-бойницы. Среди славных защитников был замечен скульптор-ювелир Бенвенуто Челлини (Benvenuto Cellini).

Чуть позже понтификат обустроил на территории мавзолея комфортные апартаменты, на случай, если повторится история с осадой столицы. Как ни печально, но католической церкви также пришлось организовать в стенах укрепленного замка темницу.

Так, знаменитый средневековый ученый, астролог и монах-доминиканец Джордано Бруно (Giordano Bruno) был заточен в стенах Кастело Сан-Анджело 6 лет!

Примечательно, что защитник форта Бенвенуто Челлини, спустя некоторое время впал в немилость понтификата и также угодил за решетку. Ловкий и умелый скульптор, Челлини, сумел совершить побег из замка.

С 1901 года Замок Святого Ангела был официально объявлен национальным музеем (Museo Nazionale di Castel Sant’Angelo).

Архитектура

В наши дни, замок выглядит гораздо скромнее, чем это было при Адриане. Травертин, мрамор, пилястры и бронза растерялись в веках. Однако внешняя структура мавзолея осталась практически без изменений. Гораздо сильнее строение было преобразовано изнутри. Древние усыпальницы, в которых покоился император и его семья, а также Антоний Пий, Марк Антоний и приближенные к ним лица, были сильно разрушены. Урны с пеплом — утеряны.

Уже в 14 столетии мавзолей был превращен в крепость. Папа Бонифаций IX (лат. Bonifacio IX) поручил архитектору Никколо Ламберти (Niccolò Lamberti) усилить стены замка, оборудовать бастионы и создать единственный вход в виде подъемного моста. В самом здании появилось новое помещение — капелла святого Михаила (Cappella San Michele Arcangelo).

В 15 веке папа Александр VI (Alessandro VI) из рода Борджиа поставил перед архитектором Антонио да Сангало старшим (Antonio Giamberti da Sangallo) задачу, превратить замок в полноценный боевой оплот. Четыре бастиона укрепили здание, так же вокруг построек был вырыт ров. Крепость была обустроена папскими апартаментами, в которых писал фрески сам Пинтуриккьо (Pinturicchio). Новый дворец Александр VI служил для роскошных приемов и торжеств.

В 1536 г. Рафаэлло де Монтелупо (Raffaello da Montelupo) создал статую Архангела Михаила с мечом. Мраморный святой с бронзовыми крыльями напоминает римлянам о событиях, описанных в легенде, и охраняет замок. В 17 столетии на территории Замка появляется Дворик Ангела, в котором обрел свое место архангел в исполнении де Монтелупо.

Во второй половине 17 столетия Урбан VIII (лат Urbano VIII) уничтожил большую часть военных и декоративных построек 15-16 века, чтобы создать новый вариант форта с мощной защитной стеной и укреплениями. В 1667 году мост Сант-Анджело (Ponte Sant’Angelo), ведущий к замку, начали украшать статуями ангелов. В течении 2-х лет Джованни Лоренцо Бернини (Giovanni Lorenzo Bernini) и его ученики выполнили 10 скульптур в барочном стиле, которые охраняют мост и по нынешнее время.

В 18 веке каменный архангел Михаил получил продолжение в бронзе. Работа фламандского скульптора Петера Антона фон Вершаффельта (Peter Anton von Verschaffelt) до сих пор украшает собой крышу замка.

Что посмотреть

Для современных посетителей, Замок Святого Ангела предстанет в виде достопримечательности, разделенной на 6 уровней:

  1. Дворик Спасителя, рабочие комнаты Бонифация XI, внутренний дворик, в котором ранее проводилась казнь осужденных, часовня Святого распятия, служившая для последней молитвы обреченных на смерть узников, римский атриум — древняя арка, ведущая к гробнице Адриана и спиральный спуск к усыпальнице.
  2. Коридор и зал, в котором хранился прах императора и его семьи, тюремные помещения, кладовые для зерна и продуктов, созданные в 16 веке, помещения для хранения масла — универсального средства на случай осады.
  3. Дворик Ангела,зал Климента III (лат. Clemens III) — красивый камин и украшенная резьбой дверь, зал Суда украшают средневековые пушки и ядра, на стене — часть фрески, изображающей ангела, зал Аполлона — место для светских приемов, служившее понтификам, капелла святых Косьмы и Дамиана (Capella dei SS. Cosma e Damiano), зал Климента VII, дворик Александра VI, снабженный колодцем,дворик и часовня Льва X (лат. Leone X), красиво оформленная купальня Климента VII работы Джованни да Удине (Giovanni da Udine).
  4. Крытая галерея, по которой в средние века паломники совершали свое шествие на встречу с Папой Римским, комнаты Пия IV (лат. Pio IV), лоджия Юлия II (Giulio II), с видом на город и мост Элио, приписывается к работам Джулиано да Сангало (Giuliano da Sangallo), обширный арсенал, в котором собрана коллекция оружия и военного обмундирования 15-20 веков, лоджия Павла III, находится на противоположной стороне относительно лоджии Юлия (смотрит на Виа Фламиния (Via Flaminia), зал Паолины — часть наиболее богато убранных апартаментов Павла III Фарнезе (лат. Paulus III), зал Персея тематически украшен по мотивам одноименной легенды, продолжает тему мифологии зал Амура и Психеи.
  5. Сокровищница — круглая комната, вмещавшая в себя в 15-16 веках богатства понтификата, библиотека, начало которой положил Павел III, залы Адрианео и Гирлянд богато украшены фресками 16 века, тройные комнаты, носящие название Калиостара (Cagliostra) некогда служили апартаментами для самого графа Калиостро, между библиотекой и залом Аполлона расположился коридор Помпеано, украшенный затейливой потолочной росписью, комната смотрителя замка 18 века.
  6. Круглый зал, колонный зал, построенный и украшенных мраморными колоннами по заказу Бенедикта XIV сейчас служит хранилищем для знамен итальянской пехоты. Через круглый зал можно попасть на Террасу Ангела (Terrazzo dell’Angelo), с которой открывается незабываемый вид на весь Рим.
Читать еще:  Роршах цитаты из фильма. Цитаты роршаха

Замок Святого Ангела, Рим (Castel Sant’Angelo, Roma)

Одной из главных достопримечательностей Вечного города, безусловной является замок св. Ангела. У замка очень богатая история, за время своего существования он побывал гробницей, крепостью, тюрьмой, папской резиденцией и стал, наконец, музеем. То, что сейчас мы видим как замок, изначально строилось в качестве мавзолея для императора Адриана.

В 130 г. н.э. стареющий император Адриан принял решение построить новую усыпальницу для себя и своих близких. Место для строительства было выбрано за чертой города, на противоположном берегу Тибра. Тогда же был построен и мост Элио, соединивший мавзолей с Марсовым полем, где начиналась погребальная церемония. Адриан не дожил до окончания строительства, оно было завершено год спустя его преемником Антонином Пием. В 139 г. останки Адриана были перенесены в мавзолей, который стал затем местом захоронения всех последующих императоров вплоть до Каракаллы, погребенного здесь последним в 217 г.

На протяжении последующих 60 лет усыпальница была заброшена. В конце III-го в. н.э. для защиты города от варварских набегов император Аврелиан возвел крепостные стены, в значительной мере сохранившиеся и поныне. В оборонительное кольцо Аврелианских стен в качестве бастиона был включен мавзолей Адриана. На протяжении нескольких веков его неприступные стены служили римлянам надежной защитой от вражеских нашествий, особенно участившихся в V-VI-х веках. Существует предание, что, когда заканчивались метательные снаряды, горожане сбрасывали на головы нападавших мраморные статуи, некогда украшавшие мавзолей.

Бронзовая скульптура, которую можно увидеть сегодня, увенчала замок в 1753 г. Ее автор, Пьетро ван Верскаффельт, дабы подчеркнуть, что ангел именно убирает меч, а не достает его, заставил статую повернуть голову и смотреть на ножны.

Любопытно, что предыдущая версия небесного вестника (каменный ангел с железными крыльями работы Рафаэля ди Монтелупо, XVI в.) этой идеи столь четко не выражала; о добрых вестях от Бога свидетельствовало лишь миролюбивое выражение лица ангела. Но, конечно, не это обстоятельство послужило причиной замены одной скульптуры на другую, а удар молнии, от которого каменное изваяние сильно пострадало.

С X-го по XV-й век замок Святого Ангела переходил из рук в руки. Это было время кровавых междоусобиц и нередко хозяева скрывались за крепкими стенами от преследующих их представителей враждебного клана или от гнева понтификов. Последние и стали в конце концов владельцами замка — в XV-м веке сооружение перешло в собственность римской католической церкви.

В последующие годы здание подверглось многочисленным реконструкциям, периодически проводившимся на протяжении всей эпохи Возрождения. Были укреплены стены цилиндрической части замка и его квадратного основания. По углам последнего, в дополнение к круглым башенкам XIV в., были возведены мощные восьмиугольные бастионы, посвященные четырем Евангелистам. Строительство массивных бастионов в форме сердца по вершинам пятиугольника, образуемого внешними стенами, завершило трансформацию замка Святого Ангела в неприступную крепость. На протяжении веков она служила надежным убежищем для пап в случае угрозы со стороны врагов как внешних, так и внутренних.

Для того чтобы папа и его верные соратники могли быстро и беспрепятственно покинуть Ватикан и укрыться в крепости, сооружения соединил так называемый коридор-виадук — прочная и высокая каменная стена, по поверхности которой могла свободно проехать запряженная повозка.

Одним из самых ярких и драматических событий в истории замка-крепости стала девятимесячная осада Рима ландскнехтами Карла V в 1527 году. Защищаемый верными швейцарскими гвардейцами замок Святого Ангела был последним оплотом папы Клемента VII. Помимо прочих, в обороне крепости принимал участие знаменитый скульптор и ювелир Бенвенуто Челлини, подробно описавший этот эпизод в своей автобиографии. По словам Челлини, ему суждено было сыграть решающую роль в этом противостоянии, поскольку именно он сумел сразить наповал главнокомандующего бурбонской армии метким выстрелом из аркебузы со стены замка. Следует добавить, что историки находят этот факт весьма спорным, однако и опровергнуть его тоже не берутся.

Последними заключенными замковой тюрьмы стали патриоты Рисорджименто, боровшиеся против временного правительства в середине XIX века.


Параллельно тому, как реконструкции оборонительных сооружений превращали замок Святого Ангела в неприступную твердыню, во внутренних покоях велась совсем другая работа, в результате которой мрачноватый лабиринт сооружения преобразился в роскошное аристократическое жилище, богато украшенное фресками эпохи Возрождения. К декоративным элементам относится и лоджия Юлия II — приватный балкон, с которого Папа мог не без удовольствия взирать на мощный людской поток, движущийся по мосту Святого Ангела. Бывший мост Элио, переименованный одновременно с мавзолеем, со временем обрел новое назначение — по нему в сторону собора Св. Петра двигались с противоположного берега бесчисленные толпы паломников.


Интересен двор Славы, где нашел пристанище поврежденный каменный ангел с железными крыльями, а также собрано большое количество каменных ядер. Другой двор называют двором Колодца — в честь колодца, из которого брали воду во время осады крепости.

Читать еще:  Русские не славяне. Русские даже не славяне


Сооружение представляло собой несколько соединенных друг с другом цистерн, оснащенных системой фильтрации воды. Сохранились также входы в масло- и зернохранилища. Лесенка в левой части двора приведет к оригинальной ванной комнате Клемента VII, разогревавшейся античной системой императорских терм: горячая вода циркулировала по терракотовым трубам под полом. В полумраке можно рассмотреть на стенах фрески Джулиано Романо в помпейском стиле — изысканные эротические сценки с участием Венеры и Адониса.


МОСТ СВЯТОГО АЕГЕЛА

К замку ведёт самый красивый мост Рима — мост Святого Ангела.


В давние времена по этому мосту страждущие попадали через Тибр к ватиканским святыням. В годы юбилеев число жаждущих прикоснуться к святыням возрастало до невообразимых пределов, и на мосту начиналась страшная давка. Говорят, что посетивший Рим в юбилейный 1300 г. Данте был заворожен этим зрелищем, и людская давка на мосту Святого Ангела помогла воображению поэта создать образ страждущих душ в аду. Впрочем, однажды паломникам довелось пережить ад наяву: в декабрьский день юбилейного 1450 г. перила моста не выдержали и обрушились в реку. Много людей разбилось, утонуло, было задавлено толпой, в панике бежавшей с моста. С тех пор улица, идущая от площади Навона, называется via del Panico. После этого трагического события решено было разобрать старый мост и построить новый, однако три центральных арки моста сохранили, и они остались подлинным фрагментом античного сооружения, включенным в более позднее. Изначально мост украшали статуи Петра и Павла; позже, в середине XVII в., к ним присоединились фигуры десяти ангелов работы Джан Лоренцо Бернини и его учеников.

Ещё одно печальное событие, произошедшее у стен замка, связано с несчастным семейство Ченчи, обвиненном в убийстве своего деспотичного главы и казненное на площади перед замком.

Историю этой трагедии можно узнать из книги Александра Махова «Караваджо» .

Опасавшийся за свою жизнь, барон жил затворником и держал в чёрном теле молодую жену Лукрецию и совсем ещё юную дочь Беатриче, приставив к ним надёжных охранников. Обе жили, как узницы, взаперти, не смея покидать своё жилище с зарешёченными окнами. Однажды барону удалось перехватить письмо дочери к братьям с просьбой прислать ей яду. После этого он жестоко избил девушку и, как полагали, даже надругался над ней.

Элизабетта Сирани. Беатриче Ченчи

По приказу папы делом Ченчи было поручено заниматься кардиналу викарию Марцио Колонна, который страшно обеспокоился, поскольку преступление было совершено на землях его семейства. Как выяснилось, среди замешанных в эту криминальную историю оказался один из его подчинённых, некто Кальветти, скрывшийся с места преступления. Была назначена премия за его поимку, и вскоре в Рим доставили отрезанную голову беглеца, что ужаснуло многих. Хранившему анонимность исполнителю варварского акта была выплачена обещанная премия, но через пару дней его нашли в лесу с перерезанным горлом. Всё это ещё пуще подогрело распространяемые слухи. Нашлись свидетели, которые указали на убитого Кальветги как главного виновника преступления и любовника Беатриче Ченчи.

Чарльз Роберт Лесли. Предостережение Беатриче Ченчи. 1853 г.

Дело застопорилось из-за недостаточности прямых улик, так как главный подозреваемый был убит, и следствие зашло в тупик. Но в ходе очередного допроса с пристрастием один из злоумышленников сознался под пыткой в содеянном и выдал остальных. Дочь с мачехой препроводили в женскую тюрьму Савелла, а братья Джакомо и Бернардино Ченчи оказались в мужской тюрьме Тор ди Нона, в которой успел побывать и Караваджо, где, как было выше отмечено, он встречался со знаменитым узником Джордано Бруно и вёл с ним беседы, оказавшие на него неизгладимое впечатление.

Процесс тянулся не один месяц, и вина подозреваемых в содеянном была доказана. Защита потерпела поражение. Самонадеянный Фариначчи не учёл главного — всё решали деньги, а не его познания в области римского права. После дорогостоящей поездки по городам и весям и в преддверии больших затрат в связи с празднованием Юбилейного года папу Климента меньше всего занимала несчастная судьба юной Беатриче и её братьев. Ему позарез нужны были принадлежавшие их покойному родителю недвижимость и крупные денежные вклады, замороженные в банке. Поэтому каковы бы ни были доказательства невиновности детей барона Ченчи, приводимые крючкотвором Фариначчи, всем наследникам был заранее уготован смертный приговор. На адвоката жалко было смотреть — бедняга чуть не плакал от досады, но признавать своё поражение никак не хотел, пока ему не дали понять, что для него будет лучше, если он успокоится и будет молчать в тряпочку.

Акилле Леонардо. Гвидо Рени рисует портрет Беатриче Ченчи в ночь перед казнью.

Многие стали сравнивать Беатриче за её мужественное поведение на эшафоте и брошенное папе проклятие с библейской Юдифью, убившей злейшего врага своего народа. Не зря имя «Юдифь» дал своему боевому кораблю знаменитый мореплаватель и непримиримый враг Испании, убеждённый протестант Фрэнсис Дрейк, о чьих подвигах много говорилось в римских салонах, в которых резко возросли антииспанские настроения, особенно после смерти ненавистного Филиппа II.

Эта драматичная история затронула сердца многих и послужила сюжетом для многочисленных литературных произведений, оперы, балета и кинематографа. Беатриче Ченчи стала героиней произведений Дюма, Стендаля, Шелли, многих других писателей, а также скульпторов и живописцев.

Гарриет Хосмер (1830 — 1908). Беатриче Ченчи

Несчастная судьба девушки вызывала слёзы у Диккенса и сочувствие у Оноре де Бальзака.


Неизвестный художник. Гвидо Рени рисует портрет Беатриче Ченчи

© SPRATO. Текст из интернета, фотографии автора.

Новый Рим. Замок святого Ангела

Пейзажная живопись возникла в русском искусстве значительно позднее, чем портрет и историческая картина. Лишь в последней четверти XVIII века среди русских художников выделилась группа мастеров, для которых изображение природы стало основной специальностью. В необычайно короткий срок, не превышающий двух-трех десятилетий, пейзажная живопись достигла в России высокого художественного уровня и заняла полноправное место в ряду других жанров искусства.

Замечательно, что реалистические тенденции с большой силой проявились уже в первом поколении русских пейзажистов. Но на ранней ступени развития пейзажной живописи, на исходе XVIII столетия, стремление к правдивому воссозданию природы было еще сковано целой системой условных приемов и правил, восходящих к общим принципам искусства классицизма.

Читать еще:  Шубин федот. Дипломная работа: Федот Иванович Шубин

Изображение природы допускалось классической эстетикой лишь в форме «исторического» или декоративного пейзажа, и задачей художника было не столько воспроизведение действительности, сколько ее идеализация. Пейзаж не писали с натуры, а, пользуясь предварительными зарисовками, «сочиняли» в мастерской, произвольно группируя ряд изобразительных мотивов – гор, водопадов, рощ, руин и т. п., подчиненных декоративному заданию. На основе классических образцов была разработана схема построения пейзажа, в главных чертах сводившаяся к следующему: самый вид изображался обычно в глубине, на дальнем плане, а ближние планы строились наподобие театральных кулис, как бы обрамляющих изображение; пространство четко расчленялось на три параллельных плана, из которых первый обозначался коричневым цветом, второй зеленым и третий, самый дальний, голубоватым; переходы от одного плана к другому намечались при помощи линейной перспективы, сокращающей предметы, которые становились как бы вехами построения пространственной глубины. Живые впечатления от натуры должны были подчиняться этой схеме, и реалистические устремления русских художников находили себе выход лишь в правдивом воспроизведении деталей и частностей пейзажа при общей условности изображения в целом.

Первые шаги к освобождению пейзажной живописи от условных схем сделали на рубеже XVIII и XIX столетий художники М. Иванов и Ф. Алексеев. Завершение их дела выпало на долю замечательного живописца Сильвестра Щедрина, который в двадцатых годах XIX века поднял русскую пейзажную живопись на небывалую высоту.

Щедрин прошел академическую школу под непосредственным руководством М. Иванова и в юношеские годы испытал сильное влияние живописи Ф. Алексеева. Раннее творчество Щедрина, еще опиравшееся в целом на классическую традицию, отразило те сдвиги в сторону реализма, которые характеризуют пейзажную живопись его предшественников. Уже в раннюю пору своей художественной деятельности он отошел от «сочиненных» пейзажей и обратился к непосредственному воспроизведению реальной природы. Но только в 1820-х годах, после глубокого творческого перелома, Щедрин сумел до конца преодолеть схематизм академических «ландшафтов» и вывести русскую пейзажную живопись на новые пути.

Для усовершенствования в своей специальности Щедрин в 1818 году был направлен в Италию в качестве пенсионера Академии художеств.
Рим считался в те годы мировым художественным центром. Художники, в частности пейзажисты, съезжались сюда со всех концов Европы. Их привлекало славное прошлое Италии, ее великое искусство и пленительная природа. Здесь можно было встретить представителей всех живописных направлений и школ. В пестрой художественной среде тогдашнего Рима сложилась обстановка международного соперничества, напряженных живописных исканий, острой борьбы нового со старым; реакционные устои классики сталкивались с передовыми веяниями романтизма, зарождающийся реализм выступал против традиционных форм искусства.

В этой сложной, насыщенной противоречиями творческой атмосфере Щедрин сумел сохранить независимость и национальное своеобразие своего творчества.

Щедрин сразу занял выдающееся место в римской колонии художников. Он быстро добился признания в самых широких кругах художественной общественности. Соперничать с ним по силе таланта и уровню мастерства могли лишь немногие. Учителя – в прямом смысле слова – он не нашел ни в старшем поколении, ни среди сверстников. Но близкое соприкосновение с новыми течениями в пейзажной живописи было плодотворно для Щедрина. Он жадно впитывал обильные и разнообразные художественные впечатления, и взыскательная критическая переработка их послужила могучим толчком к развитию его творчества. Вместе с лучшими пейзажистами своего времени он стремился к правдивой передаче природы, к живой непосредственности ее восприятия, к изучению ее на натуре, но к достижению этих целей он пошел своим собственным, своеобразным путем.

Овладевая реалистическим методом изображения, Щедрин шел от отдельных, аналитически изученных подробностей пейзажа к новому живописному обобщению. Декоративной условности академических ландшафтов он противопоставил безукоризненно точное воспроизведение материальной предметности мира. Он всматривался в Колизей и в развалины старого Рима, как портретист всматривается в лицо изображаемого им человека. Уже это преодоление декоративности представляло собою решительный шаг вперед на пути к реализму.
Еще плодотворнее и значительнее были сдвиги в самом отношении к действительности, в содержании и истолковании образа природы.

Картина «Старый Рим» (1824) была, в сущности, последним произведением, написанным Щедриным с оглядкой на прежнюю академическую манеру. От античных воспоминаний он обратился к живой современности и уже в следующем, 1825 году написал картину «Новый Рим», которая стала как бы программой его дальнейших художественных исканий. Отныне Щедрина привлекает уже не величие прошлого, не суровая красота классических руин, а поэзия реальной действительности, очарование природы, которую одушевляет жизнь и труд современного человека. Традиционный образ Рима, как «вечного города», родины знаменитых памятников искусства и свидетеля былой славы великого народа, уступает место новому образу, – образу современного Рима и его обычной, сегодняшней жизни, с рыбачьими лодками на Тибре и оживленными группами горожан на первом плане картины. Преодолев традицию «героического пейзажа» и выработанное в Академии художеств понимание природы как повода для исторических воспоминаний, обратившись к живой, современной ему действительности и реальной природе, Щедрин вместе с тем преодолел и условную академическую схему художественного решения пейзажной темы. Новое содержание образа обусловило новую живописную форму.

«Новый Рим» отмечает переломную точку в развитии творчества Щедрина. С середины 1820-х годов наступает период наивысшего расцвета его дарования. В последние пять-шесть лет своей жизни он работает с поразительной творческой напряженностью и продуктивностью. Все наиболее ценное в его наследии создается именно в эти годы.
http://sttp.ru/master12.html

Два города писал Сильвестр Щедрин в Италии: Рим и Неаполь. В них воплощена итальянская жизнь и как лучшая, главная пора собственного существования художника и как собственная его тема в искусстве. Пейзажи Рима – это приобщение к истории, к высокой художественной традиции, пейзажи Неаполя – приобщение к реальной жизни, пестрой, беспечной и безоглядной.

«Новый Рим» – не живописная иллюстрация к всемирной истории, а современный город прекрасный тем, что в нем естественно соединились великое прошлое и настоящее со всей его будничностью. Город, у которого есть своя неповторимая жизнь, в которой одно целое составляют люди и их жилища, воды Тибра и лодки на берегу, аркады моста и громада замка, облака в небе и купол собора св. Петра вдали. В живописи все это передано единством освещения и тональным единством колорита.

Источники:

http://italy4.me/lazio/roma/castel-sant-angelo-rome.html
http://spratto.livejournal.com/11356.html
http://www.rodon.org/art-080811103341

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector