1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Народно-героический эпос: «Песнь о Роланде».

Песнь о Роланде — героический эпос

«Песнь о Роланде» — героический эпос.
Величайший памятник французского народного героического эпоса – «Песнь о Роланде», возникшая в начале 12 века. В основе поэмы лежит исторический факт – неудачный поход в 778 году Карла Великого за Пиренеи. Это исторически незаметное явление было в результате переработки его народной фантазией превращено в грандиозное событие – в столкновение двух начал, величайшего героизма, проявленное во славу Франции, с величайшим феодальным Эгоизмом, приведшим к предательству. Центральным эпизодом «Песни» стала битва в Ронсевальском ущелье между арьергардом войска Карла Великого и сарацинами. Историками доказано, что противниками французов были не сарацины, а баски. По сообщению летописца, в 778 г. ариергард Карлова войска был уничтожен басками в Пиренейских горах; среди погибших именитых франков находился «Хруодланд» (Роланд) начальник бретонской марки».
В этом произведении франки представляются жертвой низкого предательства графа Ганелона, который свои личные интересы ставит выше интересов империи и безопасности войска. Преступление Ганелона коренится в феодальной системе, основанной на самоуправстве. В лице Ганелона автор поэмы осуждал феодальный произвол, от которого страдали общественные круги средневековой Франции.
Преступному эгоизму Ганелона в поэме противопоставлен Патриотизм Роланда, для которого служение императору и Франции является высшей целью. В нем французский народ воплотил свой героический идеал. Ореолом величия окружен в поэме и образ Карла Великого, в котором воплощается идея государственного единства, несовместимого с принципами феодального своеволия.
Около Роланда автор изобразил и его друзей-патриотов – Оливье, епископа Турпена, рядовых воинов из его арьергарда.
Линия сюжета полностью опирается на исторические факты. Поэма сразу вводит читателя в события многолетней войны франков с испанским королем Марсилием. Император Карл Великий захватил все города и замки испанцев, кроме Сарагоссы. Король Марсилий хочет, чтобы Карл увел свои войска из Испании, и шлет ему послов с уверениями в покорности. Карл посылает графа Ганелона с ответом Марсилию. Граф Ганелон входит в предательский сговор с врагами, так как хочет погубить племянника императора Карла, Рыцаря Роланда, который предложил поручить Графу Ганелону это опасное и почетное посольство. Император Карл поверил лживому рассказу Ганелона и решил увести свое войско через Пиренеи на родину. Войско же сарацинов тайно следует за франками. Император Карл, по совету Ганелона, ставит рыцаря Роланда во главе арьергарда, что бы тот прикрыл Ронсевальское ущелье, тыл уходящего войска. Именно в этом ущелье Ганелон с Марсилием решили уничтожить лучших воинов франков, во главе с храбрым Роландом.
Поднявшись на холм, друг Роланда рыцарь Оливье видит огромное войско сарацинов. Оливье предлагает Роланду просить помощи у Карла, предупредив его звуком рога. Храбрый Роланд отказался от этого предложения.
«…Позор тому, о бегстве кто б подумал,
Мы встретим все врага лицом к лицу…»
Начинается сражение. Франки храбры, но малочисленны. Их стали одолевать испанские войны. Роланд решил исправить свою ошибку… и трубит в рог. Император Карл слышит его и направляет основное войско к нему на помощь.
А в это время храбрый Роланд, потеряв всех своих друзей в смертельной схватке с врагом, сам тяжело раненый и предчувствуя свою скорую смерть, прикрывает своим телом меч, и протягивает к небу перчатку в знак исполнения рыцарского долга.
«…Увидит Карл, что он не оробел,
Врагов не устрашился перед смертью,
Что умер он, увенчанный победой…»
Подошедшие войска Карла уничтожают испанских воинов, Во Фрпнции император Карл собирает баронов со всех концов своего госдарства, чтобы судить графа Ганелона. Предателя казнят.
«…А потому, сужу, достоин казни
Граф Ганелон, изменник и предатель…»
По своей художественной природе «Песнь о Роланде» является ярким образцом героического эпоса с присущими ему монументальными фигурами (рыцарь Роланд, император Карл Великий).

Литература.
1. Библиотека всемирной литературы. М. 1977.

Героический эпос Зрелого Средневековья: основные памятники, их художественное своеобразие, особенности эпического героизма. Французский героический эпос «Песнь о Роланде».

Западноевропейский эпос проходит два этапа в своем формировании: эпос Раннего Средневековья (V-X вв.) или архаический, включающий германо-скандинавские «Песни Старшей Эдды», кельтские саги (скелы), англосаксонский эпос «Беовульф»; и эпос Зрелого Средневековья (X-XIII вв.), или героический, включающий французскую «Песнь о Роланде» (список 1170 года), средне- и верхненемецкую «Песнь о Нибелунгах» (список 1200 г.), испанскую «Песнь о Сиде» (1195 — 1207г.), известна по списку, составленному около 1207 г., в котором отсутствуют первые три страницы).

Героические эпосы формируются в эпоху окончательного крушения родо-племенных отношений, становления раннефеодального христианского государства, основанного на зависимости вассала от сеньора. Если сага и песня по типологическим характеристикам близки к малым фольклорным формам эпоса (сказке, балладе, песни, героической элегии), то героический эпос как жанр выступает провозвестником романа.

М. М. Бахтин, указывал на три признака, отличающие героический эпос от романа, связывая их с 1)предметом эпопеи, 2)его отношением к современности (периоду записи эпоса) 3)и исторической правде, а также со степенью выявленности индивидуального авторского начала в создании эпопеи.Эпосы народностей, достигших в период Зрелого Средневековья развития государственности, отказались от мифологической архаики и перешли к разработке сюжетов, основанных на конкретных исторических фактах. Так, фактическую основу «Песни о Роланде» можно установить по историческим источникам времен Карла Великого, в частности в «Жизнеописании Карла Великого» (ок. 830) франка Эйнхарда, члена Академии императора, упоминается о разгроме арьергарда войска в Ронсенвальском ущелье во время неудачного похода Карла против Сарагосы (778 г.). Эйнхард упоминает Хруотландамакграфа Бретонской марки, павшего в этой битве, в числе прочих именитых франков. Направленность поведения героя в классических эпопеях государственная, а не личная. Сюжетное ядро составляет патриотическая борьба с иноземными и иноверными захватчиками, оборона отечественных границ («Песнь о Роланде») или их расширение (Реконкиста в «Песни о Сиде»). В «Песни о Роланде» патриотический пафос усиливается христианской идеей, которая приобрела особое значение в период записи эпического памятника (Оксфордская рукопись, ок. 1170 г.), совпавший со временем подготовки к Третьему Крестовому походу (1189-1192 гг.).

Читать еще:  Пословицы о совести с объяснением смысла.

«Песнь о Роланде» входит в так называемую «королевскую» группу шансон де жест (sonsdegeste – песен о деяниях). Выделяются три темы, составляющие основное содержание французского героического эпоса: «1) оборона родины от внешних врагов – мавров (или сарацин), норманнов, саксов и т. д.; 2)верная служба королю, охрана его прав и искоренение изменников; 3) кровавые феодальные распри». Сюжет «Песни о Роланде»: Роланд — сражается и гибнет не за свою честь, но прежде всего — за честь своего рода, затем — за честь своего племени — франков, затем за честь своего сеньора, и наконец за честь Бога христианской общины.

«Песнь о Роланде» анализируется как часть королевского цикла, но при этом подчеркивается, что поэма имела европейский резонанс и представляет собой одну из вершин средневековой поэзии.

Эпический король, отвечая ролевому характеру эпоса, выступает как фигура скорее символичная, пассивная, символизирующая единство и процветание страны. Эпический король как фигура пассивная вступает в сложные отношения с эпическим героем, выражающим народный патриотический идеал. Поэтому Карл в «Песни о Роланде» изображается эпическим старцем, облик Карла и его возраст отвечают его центрирующей роли в государстве, возраст Карла равен возрасту державы франков, король – это само отечество. В «Песни о Роланде» Ганелон, убеждая Бланкандрина, что Роланд – причина всех войн, которые ведет Карл, вспоминает, как Роланд самовольно занял город Нопль и приказал вымыть испачканную в крови траву, чтобы Карл не узнал о его своеволии, вспоминает и о другом эпизоде, когда только что пробудившемуся Карлу Роланд преподнес румяное яблоко, сказав, что однажды, когда император будет спать, Роланд завоюет для него весь мир и преподнесет при пробуждении как этот румяный плод. Оппозиция короля и героя в «Песни о Роланде» не перерастает в открытый конфликт, но именно такой характер принимает в других героических эпосах, особенно в «Песни о Сиде».Утраченная в рукописи 1207 года экспозиция «Песни о Сиде» восстанавливается как по героическим романсам и поэме «Родриго», так и по «Хронике двадцати кастильских королей».

В «Песни о Нибелунгах» именно оппозиция короля и героя становится причиной трагической развязки. Причем, Зигфрид лишь назовется вассалом Гунтера, в то время как сам будет не только независимым сеньором, но и королем, однако несоответствие героя роли будет выступать источником его трагической вины, поскольку за Гунтера Зигфрид будет совершать не только военные подвиги, но и свадебные испытания, чтобы добыть Брюнхильду и, таким образом, окажется виновным в обмане, который искупит своей кровью. В «Песни о Нибелунгах» под влиянием рыцарского романа поведение Зигфрида носит уже индивидуальный характер, он ищет любви и славы как странствующий свободный рыцарь, поэтому и сам эпос в жанровом отношении неоднороден, он ассимилирует некоторые черты рыцарского романа. Причем, апеллирующая к рыцарской культуре «Песнь о Нибелунгах», обращается, как и рыцарский роман к фантастическим образам, восходящим к мифологической архаике, в то время как, в «Песни о Роланде» языческая фантастика абсолютно вытеснена христианской. Вместе с тем, оба этих эпических памятника объединяет гиперболизм, в то время, как в более поздней по происхождению «Песни о Сиде» есть всего лишь один эпизод с явлением архангела, скорей всего, навеянный «Песнью о Роланде», в то время как всему памятнику присуще стремление оставаться в реалистических границах, даже изображая доблесть и силу героя.

Куртуазная литература: лирика и роман. Ведущие авторы и концепция куртуазной любви.

Куртуазная литература — совокупность литературных произведений западноевропейского христианского Средневековья, объединённых рядом тематических и стилистических признаков и связанных преимущественно с идеологией менестрелей. Мировоззрение Куртуазной литературы характеризуется прежде всего ростом индивидуального самосознания. В центре куртуазного романа стоит героическая личность — вежественный, мудрый и умеренный рыцарь, совершающий в далеких полусказочных странах небывалые подвиги в честь своей дамы. Мощь родового союза сведена на нет (в отличие от героического эпоса, где личный момент всюду отсутствует; герой не знает индивидуальной чести, он знает лишь честь известного коллектива, он лишь участник чести своего рода). Герой куртуазного романа часто не знает точно своего рода-племени (воспитанный в семье вассалаТристан, выросший в лесу Персеваль, взращенный девой озера Ланселот); да и сеньор с его двором — лишь отправной и конечный пункт для похождений героя. Самодовлеющий рыцарский подвиг-авантюра, совершаемый без всякой связи с интересами рода и племени, служит прежде всего для возвышения личной чести рыцаря и лишь через это — чести его дамы и его сеньора. Но и сама авантюра интересует куртуазных поэтов не столько внешним сплетением событий и действий, сколько теми переживаниями, которые она пробуждает в герое. Конфликт в куртуазной литературе — это коллизия противоречивых чувств, чаще всего — коллизия рыцарской чести и любви.

Ещё более четко, чем в куртуазном романе, отражается рост индивидуального самосознания в лирике: анонимности предшествующей эпохи поэтыПрованса (первые носители нового мировоззрения) противопоставляют подчеркивание и восхваление поэтического авторства. Впервые в Средневековье в этой поэзии личность с гордостью утверждает свои права на своё творчество. В тесной связи с общим ростом самосознания личности находится сублимация сексуальных отношений в Куртуазной литературе. Церковь предавала проклятию в качестве одного из семи смертных грехов все виды внебрачных отношений; феодальная система лишала женщину прав наследования, ограничивала её экономические и политические права. И Прованс — родина куртуазного служения даме — осуществляет впервые «раскрепощение» женщины из верхних слоев господствующего класса, уравнение её в правах наследования с мужчиной (в XII веке управление ряда крупных феодов — графства Каркассонского, герцогства Аквитанского, виконтствБезьерского, Нарбоннского, Нимского — оказывается в руках женщин). Так создаются реальные предпосылки для феодализации отношений между знатной дамой — владетельницей феода — и слагающим ей гимны служилым рыцарем. В Куртуазной литературе эти отношения получают своеобразное перетолкование: рост самосознания личности сказывается в эротической интерпретации форм служения: панегирик вассального рыцаря владетельной даме превращается в настойчивую мольбу о той «сладостной награде», к-рую церковь заклеймила позорным словом «блудодеяния». Подобно верующему, влюбленный переживает в созерцании своей дамы все стадии мистического лицезрения божества; и богословские формулы «почитания», «преклонения», «заступничества», «милосердия», обращенные до того времени к святым и Богородице, заполняются новым эротическим содержанием, становясь обязательными тематическими элементами куртуазной лирики. В «Ланселоте» Кретьена де Труа герой предпочитает несколько золотистых волосков, выпавших из гребня королевы Джиневры, самым почитаемым мощам св. Мартина и св. ИаковаКомпостельского; после любовной встречи он преклоняет колена перед ложем дамы, «как перед алтарем», «ибо он не верует так ни в одну святую плоть».

Читать еще:  Цитаты о живописи. Афоризмы и цытаты о картинах

Тематика Куртуазной литературы характеризуется отталкиванием как от круга библейских и апокрифических тем религиозной поэзии, так и от традиций героического эпоса. В поисках материала куртуазная литература обращается к кельтским сказаниям, к Востоку. Куртуазная литература в своей топике широко пользуется описаниями роскошного убранства, утвари и одежды, торжественных пиров, посольств, охот, турниров; немалую роль играют шелка и ткани, слоновая кость и драгоценные камни загадочного Востока в развертывании описаний и сравнений.куртуазный эпос щедро черпает из сокровищницы сказочной и дохристианской мифологии: заколдованные замки и волшебные сады, окруженные невидимыми стенами, таинственные острова и сами собой плывущие челны, мосты «под водой» и мосты «острые, как лезвие меча», источники, возмущенная вода которых вызывает бурю, феи, карлы, великаны, оборотни — люди-соколы и люди-волки — на пять с лишком столетий укрепляются на страницах романов. Так определяются три основных цикла сюжетов куртуазного эпоса: 1) античный цикл (охватывающий сюжетику об Александре Великом, Энее, Фиванской и Троянской войнах, опирающийся на позднелатинские переработки неизвестных Средневековью греческих классиков) 2) византийско-восточный цикл (относятся сюжеты «Флуар и Бланшефлёр», «Клижес» и ряд других авантюрных романов); 3) наиболее характерный для Куртуазной литературы бретонский цикл (охватывающий твердо очерченный сюжет Тристана и постоянно расширяемый круг сюжетов короля Артура).

Классики направления куртуазной лит-ры – классиков направления Кретьена де Труа, Гартмана фон Ауэ, Готфрида Страсбургского.

Кабанова И.В. Зарубежная литература. Пособие для учащихся.
Народно-героический эпос: “Песнь о Роланде”.

Народно-героический эпос: “Песнь о Роланде”.

“Песнь о Роланде”. Народно-героический эпос средневековья существенно отличается от гомеровских поэм. Гомеровские поэмы, как было показано, завершают развитие народного античного эпоса. Гомер опирается на миф, воспевая героическое прошлое своего народа, “славу мужей”; его масштаб — космос и человечество. Особенно “Одиссея”, с ее изощренной композицией, с разнообразными литературными напластованиями, свидетельствует о переходе с фольклорной стадии на литературную, авторскую. Средневековые эпические поэмы, по сравнению с гомеровским эпосом, как бы возвращаются на типологически более раннюю, чисто фольклорную стадию литературы. Они отразили устное народное творчество молодых народов Западной Европы, их пассионарный порыв, в основе которого распространение христианства.

Поэмы эти складывались в течение веков, а записаны были почти одновременно: лучшая рукопись “Песни о Роланде”, так называемая Оксфордская рукопись, относится к середине XII века; тогда же в испанском монастыре была записана “Песнь о моем Сиде”, на рубеже XII–XIII веков в южной Германии была записана “Песнь о Нибелунгах”. Но в какой мере авторство поэм принадлежит людям, выполнившим их запись? Были ли они просто монахами-переписчиками, имевшими перед собой какие-то более древние, не дошедшие до нас манускрипты, или профессиональными поэтами-сказителями, которые во Франции назывались “жонглерами”, в Испании “хугларами”, а в Германии “шпильманами”? Ответить на этот вопрос сегодня невозможно. В последней строке “Песни о Роланде” появляется имя собственное: “Турольд умолкнул”. Но нам ничего не известно об этом Турольде, и предположение о том, что это автор поэмы, недоказуемо. Дело в том, что эпическая литература средневековья не знает понятия индивидуального авторства: текст эпической поэмы – коллективное достояние, и каждый новый его исполнитель, каждый новый его переписчик чувствовал себя вправе вносить в него изменения. Поэтому, имея дело с записанным, зафиксированным текстом “Песни о Роланде”, следует отдавать себе отчет в том, что это один из множества реально существовавших вариантов поэмы.

“Песнь о Роланде” – главный памятник французского эпоса, наиболее богатого и обширного из всех остальных национальных эпических традиций Западной Европы. Он состоит из так называемых chansons de geste (“шансон де жест”, или сокращенно “жеста”, — песнь о деянии). Сегодня известно около ста жест, созданных в X–XIII веках. Бродячие певцы-жонглеры исполняли жесты под аккомпанемент арфы или виолы на ярмарках, в замках феодалов. Объем жест — от одной до двадцати тысяч стихов, то есть жеста не всегда могла быть прослушана разом, иногда на ее исполнение уходило несколько дней.

Жесты могли повествовать о конфликтах внутри феодальной знати, но наибольшей популярностью пользовался каролингский эпос — песни о так называемом “каролингском возрождении”, об эпохе правления исторического императора Карла Великого (правил с 768 по 814 год). В народной памяти он заслонил собой всех остальных правителей своей династии и превратился в идеального короля, создателя могущественной державы и защитника веры. “Наш император Карл” — один из главных героев “Песни о Роланде”.

Историческую основу поэмы излагают франкские и арабские хроники. В конце VIII века Испания подверглась нашествию мавров; в 778 году 38-летний Карл (императором он будет провозглашен только в 800 году) безрезультатно вмешался в спор мусульманских правителей на территории Испании. Эта его экспедиция была неудачной. Он вынужден был снять недолгую осаду Сарагосы, а возвращаясь во Францию, был атакован отрядами басков, исповедовавших христианство, которые хотели отомстить франкам за разрушение своих поселений. Арьергард французов был атакован в теснинах Ронсевальского ущелья, что в Пиренеях. Баски легко взяли верх, и среди павших в этом бою единственная хроника упоминает некоего “Хруодланда, префекта Бретонской марки”, то есть эпического Роланда.

Жонглеры превратили этот эпизод в картину семилетней войны Карла с сарацинами за христианизацию Испании. Вновь мы встречаемся с характерным эпическим преувеличением масштаба событий, количества задействованных в них людей, с переосмыслением значения этих событий для истории народа.

События сюжета укрупняются. На седьмом году войны в Испании, одержав множество побед, Карл принимает послов от последнего противника, короля Сарагосы Марсилия, с ложным предложением мира. На посольство Марсилия Карл отвечает посольством Ганелона, который должен уточнить условия перемирия. Имя Ганелона на совете произносит его пасынок и любимый племянник Карла, граф Роланд, сам сначала вызвавшийся быть послом. Но так как франки помнят об участи своих прежних послов — все они были убиты Марсилием, — король запрещает Роланду ехать в посольство, но соглашается на кандидатуру Ганелона. Ганелон тут же обвиняет Роланда в том, что он желает его смерти, и клянется отомстить. Прибыв в Сарагосу, он вступает в предательский сговор с Марсилием, внушая ему, что только воинственный Роланд при дворе старого, утомленного императора выступает за войну, и надо покончить с Роландом, чтобы избавить Испанию от франков. Привезя заложников и дары Марсилия Карлу, Ганелон уговаривает его назначить Роланда начальником двадцатитысячного французского арьергарда, который будет прикрывать возвращение основных войск Карла, и Роланд, со свойственным ему удальством, принимает это поручение, видя в нем признание своих воинских заслуг.

Читать еще:  Город грехов комикс читать на русском. Город грехов

План Ганелона и Марсилия осуществляется. В Ронсевальском ущелье стотысячные полчища мавров предательски нападают на французов. Побратим Роланда, Оливье, трижды уговаривает его протрубить в рог Олифан, пока Карл может услышать его зов и прийти на помощь, но гордый Роланд отказывается. Он направо и налево разит своим вороненым мечом Дюрандалем, носится по полю боя на своем боевом коне Вельянтифе, убивает сотни мавров, но все это тщетно. В жестоком бою убиты все французские пэры и бароны: пал разумный Оливье, предпоследним погиб епископ-воин Турпен, и, наконец, сам Роланд, только перед смертью протрубив в рог. Карл возвращается на его зов, оплакивает французов и устраивает разгром сначала войска Марсилия, а потом высадившегося в Испании вавилонского эмира Балигана. Так была доказана правота христианской веры, и язычники отреклись от своих богов, которые не смогли им помочь.

В третьей части действие поэмы сразу переносится в столицу Карла, в Ахен, куда отправлен для суда предатель Ганелон. Однако суд баронов, состоящий из родственников Ганелона, оправдывает его, и справедливость торжествует только благодаря “божьему суду”, то есть поединку между Пинабелем, сторонником Ганелона, и верным слугой Карла — Тьерри. Тьерри одерживает верх, и Ганелон принимает мучительную казнь — “изменой да не хвалится преступник”. В финале поэмы вдова Марсилия Брамимонда добровольно принимает христианство, а королю Карлу во сне является архангел Гавриил и зовет на подмогу страдающим от язычников христианам:

Как видно, композиция поэмы строится по принципу симметрии: каждый из трех основных этапов действия состоит из двух контрастных событий. Завязка поэмы, предательство Ганелона, включает описание двух посольств — мавра Бланкандрина и христианина Ганелона. Кульминация поэмы — описание двух сражений, одно победное, второе гибельное для французов. Развязка — возмездие мусульманам и Ганелону.

По сравнению с гомеровскими поэмами рамки действия в “Песни о Роланде” сужаются: это только воинский, патриотический и религиозный эпос. Возлюбленная Роланда, дама Альда, упомянута лишь в одной строфе; сам Роланд ее не вспоминает. Только узнав от Карла о смерти того, кто “клятву дал назвать ее женою”, она тут же умирает — “помилуй Альду, Боже!” Никакой частной жизни у героев нет, они только воины, дипломаты, государственные деятели, и их система ценностей подчинена понятиям христианского и вассального долга. К тем, кто этих ценностей не разделяет, автор не проявляет никакой терпимости. Мавры показаны как идолопоклонники, лишенные света истинной веры; погибая в сражениях, эти дьяволы направляются прямо в ад. Те из них, кто отказывается принять крещение после сдачи Сарагосы Карлу, убиты на месте, и эпический автор говорит об этом совершенно спокойно:

Той же христианской идеей пронизаны образы главных эпических героев. Карл — защитник юга Франции от набегов мавров, и война с ними осмыслена как патриотическая война за “милую Францию”. Бароны Карла — верные вассалы и лучшие в мире воины, и лучший среди них — Роланд, завоевавший своему королю множество земель. Но, кроме того, Роланд еще и вассал Бога, недаром перед смертью он протягивает к небесам свою перчатку — это жест, которым он предает себя Господу, как вассал передает свою перчатку в знак верности сюзерену. Церковь-воительницу олицетворяет в поэме архиепископ Турпен, который в Ронсевале одной рукой отпускает грехи умирающим, а другой разит врагов.

С христианством же связан относительно небольшой элемент фантастики в поэме. Карлу снятся вещие сны. Королю является архангел Гавриил; по молитве императора продляется день: чтобы он мог закончить избиение мавров, Бог останавливает солнце на небесах. В час битвы в Ронсевале над Францией разражается страшная гроза — то плач по погибающему Роланду.

Соответственно характеры в поэме обрисованы более прямолинейно, чем гомеровские персонажи. Карл олицетворяет в жесте государственную мудрость, христианскую добродетель, Роланд — богатырское неистовство, Оливье — благоразумную сдержанность:

Все три героя противопоставлены друг другу, но объединены между собой любовью к “милой Франции”, а противостоит им предатель интересов родины Ганелон.

В поэме говорится, что Роланд совершает ошибку, в результате которой погибает весь его отряд и он сам. Эта ошибка — следствие его неистового героизма, его веры в свои силы и его высоких принципов:

Трагическая ошибка Роланда объясняется и оправдывается его достоинствами эпического героя, и пусть с христианской точки зрения прежний эпический героизм, наполняющий человека тщеславием, — грех, который подлежит искуплению, Роланд полностью искупает подвигом свою ошибку. Героизм его безудержен и безграничен, это герой, нацеленный на личный подвиг во славу своего короля и своего Бога. Это новый, окрашенный христианством вариант эпического героя, вот почему поэма названа его именем, именем Роланда.

“Песнь о Роланде” в Оксфордской рукописи состоит из 4002 стихов. Как все жесты, она написана особой строфической формой — лессами, или иначе тирадами, с непостоянным числом строк в строфе, от четырех до двадцати; строки внутри лессы связаны неточными рифмами — ассонансами, когда в каждом последнем слоге каждой строки данной строфы звучит одна и та же гласная. Французский эпический стих — силлабический десятисложник, точные рифмы во французском стихосложении возникнут позже.

“Песнь о Роланде” использует те же повторы (часто лессы завершаются возгласом “Аой!”), устойчивые формулы; уже отмечен ее изумительный параллелизм в системе образов и в композиционном построении.

Известны обработки “Песни о Роланде” почти на всех романских и германских языках.

“Песнь о Роланде” записывалась в то время, когда уже сложилось сословие рыцарей с его особой идеологией, и рыцарский кодекс чести наложил известный отпечаток на изображение взаимоотношений между героями “Песни” (прославление верности вассальному долгу, христианского пыла), но в целом система ценностей здесь пока раннефеодальная. Специфически рыцарские конфликты найдут отражение в самом популярном эпическом жанре литературы высокого средневековья — в рыцарском романе.

Источники:

http://www.proza.ru/2018/01/29/1602
http://studopedia.ru/20_46160_geroicheskiy-epos-zrelogo-srednevekovya-osnovnie-pamyatniki-ih-hudozhestvennoe-svoeobrazie-osobennosti-epicheskogo-geroizma-frantsuzskiy-geroicheskiy-epos-pesn-o-rolande.html
http://svr-lit.ru/svr-lit/kabanova-zarubezhnaya-literatura/pesn-o-rolande.htm

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector