4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Народ белорусы. Происхождение белорусов

От кого произошли белорусы?

Ближайшие родственники русских являются довольно молодым народом Европы.
Их этногенез вызывает споры среди ученых и политиков, так как может быть результатом как русского, так и польского влияния в регионе.
Тем ни менее, происхождение белорусов можно установить, если не в деталях, то в по крайней мере в общей канве.

Древние времена: царство древних балтов

Так как впервые белорусы, как этнос, упомянуты лишь в 16 веке, их корни в более древние времена следует искать у племен с иными названиями.
Территория Белоруссии издавна была центром расселения балтских племен.
Это не прибалты, в современном понимании, а комплекс индоевропейских народов, ближайших родственников славян, которые занимали огромные территории в Восточной Европе.
Они сохранили более архаичный язык, очень близкий к праиндоевропейскому, от которого, например праславянский уже разительно отличается.
В то время, как литовский язык — один из наиболее близких к индоевропейской архаике, наряду с санскритом.
Их антропология отличается и от славянской, и от германской, это блондины до темно-русых оттенков волос, до почти депигментированных, однако волосы всегда пепельного оттенка, с огромной долей светлых глаз (до 85%), среднего роста, с очень светлой кожей.
По мере движения в восточном направлении балты приобретают все более явные черты адаптации к холодному климату: уменьшение длины конечностей, повышенное накопление жира в организма, понижение роста бороды у мужчин, а также черты метисации с уралоидным и лаппоидным антропологическим типом.
Однако белорусские балты вполне европеоидны.
Под именами нервиев, будинов, меланхленов и андрофагов, эти балты известны еще Геродоту, как жители холодных и болотистых областей Скифии, поклонявшиеся змеям, носившие черную одежду и живущие в разительной бедности.
Во времена славянской экспансии, балты попали под культурное влияние славян и растворились в нем без остатка.
Славянские племена дреговичей, радимичей и кривичей жили в Белоруси и антропологически очень близки к балтами, то есть они-продукт метисации славян и балтов.

Выдающийся советский археолог Валентин Седов доказал правильность этой концепции, обнаружив широчайше распостраненные балтские элементы в культурах железного века в Белоруссии, наряду со славянскими.

Кроме того, в белорусском языке есть большая доля балтских корней, а в фольклоре явные признаки балтской: поклонение змеям, священным камням, традиция украшать коньки крыш юмисом – солярным символом.

Славянское влияние

Славяне заселяли Белорусь медленно.

С 8 по 11 век славянские города и дружины появлялись здесь, постепенно ассимилируя местное население и приводя всех к общему национальному и культурному фону.
Население Белоруси тех лет представляет собой плавный переход от славянских антропологических типов к тем, что характерны для современных литовцев и восходят к древнему населению Восточной Европы.
До сих пор запад Белоруссии малоотличим от населения Литвы, а восток – от Украины и России.
При этом, белорусы крайне однородны в генетическом плане, намного менее разнообразны, чем украинцы или русские. Во время нашествия татаро-монголов, эти территории Древней Руси оказались отрезаны от славянского мира и сильно разграблены.
Начался дрейф в разные стороны.

Великое княжество Литовское, Польское и Русское

На обломках Киевской Руси, в 12 веке начало образовываться Великое Княжество Литовское, которое вобрало в себя и уцелевшие остатки балто-славянского населения будущей Белоруси.
До 18 века, белорусы были в составе этой державы и гораздо ближе культурно к Польше, чем к России, что придало специфику их языку, обычаям и историческому пути.
Сформировавшиеся в недрах прозападного княжества Литовского, белорусы попадают в состав Российской империи уже являясь отдельным славянским народом, со своей идентичностью.

Российская империя

В составе империи, белорусы находились последние 300 лет. Нельзя сказать, что этот процесс был мирным и дружественным.
В начале, не привычные к жестким московским порядкам белорусы, а правильнее литвины, бунтовали, что подавлялось армией.
Но литвины еще помнили разгром войск Москвы под Оршей, а также успех польско-литовского-белорусского войска над Ордой, в битве при Синих водах, отчего сдаваться без боя московитам, в которых они не видели ровни в культурном плане, никто не хотел.
К середине 19 века белорусы приспособились к жизни в Российской империи и сопротивление утихло.
На территории республики было мало миграций: татары переселились в Литву, евреи имели обширные земли заселение у крупных городов, да миграции послевоенного времени в сильно обезлюдевшую Белорусь, привнесли новые этнические нотки.

Таким образом, белорусы это потомки славян и балтов, практически без посторонних включений, относящиеся к восточно-европейскому, прежде всего польско-литовскому культурному полю.

Когда появились белорусы и Беларусь?

Национальная академия наук Республики Беларусь выпустила в продажу очередной том многотомной монографии «История белорусской государственности». Предыдущие тома монографии вызвали бурную дискуссию в научном сообществе. Белорусские историки отсчитывают государственность Беларуси от Полоцкого княжества, которое они считают отдельным государством, а не частью Древней Руси. Белорусский народ у них формируется за много столетий до возникновения самоназвания «белорусы». Соответствуют ли такие концепции научному знанию, аналитический портал RuBaltic.Ru обсудил с ведущим научным сотрудником Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Примакова Российской академии наук (ИМЭМО РАН), кандидатом исторических наук, доцентом Александром ГРОНСКИМ (продолжение, начало — здесь).

— Г-н Гронский, как российские историки смотрят на концепцию обособленности Полоцкого княжества от Киевской Руси?

Читать еще:  Как называется первый балет. Когда появился балет

— Те, с кем мне приходилось разговаривать, относятся к этому с улыбкой. Древнерусское государство, Древнюю Русь российские историки упоминают часто, у них это понятие основное.

Если говорить о частных беседах, белорусские поиски ассоциируются с украинскими, когда Киевскую Русь воспринимают как самоназвание государства в определенный период, намекая, что Киевская — сугубо украинская, протоукраинская Русь.

В Беларуси делается то же самое, но более завуалированно, более мягкими способами.

Книга «История белорусской государственности» — достаточно новая, и я не видел, чтобы кто-то писал пространные тексты о ней. Есть небольшие рецензии. В массе критические, хотя я встречал и положительные, которые в основном упирали на идеологическое содержание.

Но это белорусские рецензии. Россияне пока не разродились. Возможно, еще не прочитали, но можно предположить, что есть принципиальный момент в нежелании критиковать своих белорусских коллег в открытую. Существует такое понятие — «испанский стыд», это когда стыдно за другого.

— Но в неформальных разговорах критика, вероятно, все же звучит?

— С кулуарной критикой я сталкивался уже несколько раз, и это, на самом деле, критика с перечнем некорректностей, исторических подтасовок или различных странных интерпретаций.

В основном идет критика начального периода истории, особенно введения. Пока россияне говорят именно о древнерусском периоде, сосредоточились на нем. Некоторые подхихикивают, некоторые считают, что такие тексты представляют опасность, так как конструируют этническое и национальное прошлое там, где его не может быть по определению.

Здесь нужно учитывать, что белорусские ученые выдвинули концепцию исторической белорусской государственности.

Есть национальная государственность, она начинается в ХХ веке с точки зрения данной концепции. А те формы государства, которые были на этих землях до 1918 года, — это историческая государственность.

Полоцкое княжество, Великое княжество Литовское, Речь Посполитая и Российская империя — это формы исторической государственности. Но, опять же, в кулуарных обсуждениях считают, что в случае с Российской империей сложно сказать, что это форма белорусской государственности.

Я слышал легкие намеки, что Российскую империю тоже можно рассматривать как форму белорусской исторической государственности, но большинство выступает против этого.

Речь Посполитая как государство со столицей в Варшаве — это белорусская историческая государственность, государство со столицей Вильно (нынешний Вильнюс) — это белорусская государственность, государство со столицей в Санкт-Петербурге не всеми воспринимается как белорусская государственность.

По большому счету, если к такому привыкает общество, то для него это становится естественным. Но пока обществу такое не очень привычно.

— Я в такой трактовке истории вижу отсылку к идеологии белорусского национализма. Вы согласны, что здесь есть ее влияние? Ведь Великое княжество Литовское и Речь Посполитая как формы белорусской государственности, а Российская империя не как форма государственности — это в чистом виде белорусский национализм.

— С национализмом трактовка связана, несомненно, так как залезать в те далекие времена, когда не существовало названия «белорусы» и белорусского самосознания и называть это белорусской государственностью, — видимо, слишком.

Но нужно помнить: разделение на государство и государственность — это, с точки зрения белорусских историков, разные вещи.

Государство — это политическая форма, а государственность — что-то вроде потенциальной возможности этноса к государственному строительству. То есть государственность может быть без государства. В таком варианте получается, что если белорусы живут в эпоху, когда нет белорусского государства, они имеют государственность — потенциальную возможность и желание создать государство.

Если, допустим, мы даже встанем на эти позиции, то нужно понимать, когда появился белорусский этнос. Если государственность белорусская, то ее носителем должен быть белорусский этнос.

Здесь опять возникает вопрос относительно XII–XIII веков, когда такого термина не было, и самосознания такого тоже. Люди прошлого себя как-то называли.

Самоназванием людей того времени на описываемой территории было «русские» во множественном числе или «русин» в единственном. Так называли себя и в Полоцке, и в Чернигове, и во Львове, и в Новгороде, и по всей остальной Руси.

Возникает вопрос: почему Полоцкая земля должна быть отделена от остальной Древней Руси? Тогда, получается, можно не обращать внимания на ее окружение и рассматривать ее как обособленное явление. Но поскольку на этих землях позже возникла белорусская идентичность, значит, они культурно «наши».

— Если я правильно понимаю, соображения авторов данной монографии противоречат научному знанию истории, этнологии и прочих дисциплин.

— Я бы сказал, противоречит логике представления об историческом развитии, о том же этническом развитии. Белорусское самосознание появилось достаточно поздно.

Даже современная историография говорит, что белорусская народность сформировалась в XIV–XVI веках, значит, до этого белорусского самосознания не было, не было народности, не было носителей этого самосознания.

В этом отношении «История белорусской государственности» достаточно критикуема. Никто не хочет ее критиковать, давая научные оценки; возможно, время пока не наступило. С точки зрения публицистики критика пошла практически сразу со всех сторон. Критиковали первые два тома (остальные три пока не вышли) и белорусские националисты, и провластные историки, и россияне. Но каждый по-своему.

Со всех сторон идет критика этой книги, и каждый, с точки зрения своего мировоззрения, критикует какие-то отдельные части. Если всю эту критику собрать, она будет противоречить одна другой, но даже в публицистике попадаются интересные вещи: ищут «блох в тексте» (фактура, неверные даты и так далее). То есть, помимо критики теории, есть критика фактуры.

— Если говорить о теории, то с какого времени было бы корректно вести отчет белорусской государственности, традицию которой продолжает современная Республика Беларусь?

Читать еще:  Короткие гифки. Прикольные гифки

— Суверенная государственность Беларуси начинается после распада СССР. В Советском Союзе ССРБ была объявлена 1 января 1919 года, можно вести государственность оттуда, учитывая, что это государство, которое было признано советской Россией.

Но та же Москва признавала белорусские органы власти, хотя государство просуществовало недолго в связи с советско-польской войной, объединением с Литовской Советской Республикой и прочими перипетиями гражданской войны. У советской Беларуси были герб, флаг, руководство, была территория (правда, не всю территорию контролировало государство), даже вооруженные силы.

Что касается Белорусской народной республики, которую тоже пытаются ввести как второй вариант государственности, не советский вариант, то там была просто декларация.

То есть группа лиц собралась, объявила государство, но на самом деле ничего не контролировала. У них была символика, которую они объявили государственной; в принципе, любая заинтересованная группа лиц может объявить свою символику.

Но есть другой момент: воспримут ли их окружающие как государство. А их никто не воспринял. Объявление БНР оказалось мертвым проектом.

Белорусский историк Вадим Гигин как-то очень удачно выразился, назвав БНР «бумажной республикой». Это достаточно точное выражение, потому что нигде, кроме как на бумаге, БНР не существовала.

Ценность Белорусской народной республики для белорусских националистов состоит в том, что на основе этого мифа государственности возник националистический миф о восстановлении белорусского государства как этнического белорусского начала, как возрождения белорусской государственности в 1918 году.

В данном случае не сама БНР повлияла на становление государственности в XXI веке, а ее мифологизированный образ повлиял на дальнейшую работу политической пропаганды и идеологии.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Народ белорусы. Происхождение белорусов

Заблытацца ў нашых каранях прасцей, чым разабрацца. Апроч складанасці саміх гістарычных працэсаў, дакапацца да навуковай праўды перашкаджаюць уплывы разнастайных ідэалогій. Пытанні да мінулага між тым застаюцца. Як і калі з’явіліся беларусы? Ці праўда, што мы з расіянамі адзін народ? І чаму пры велічнай спадчыне мы так лёгка сталі самай савецкай з усіх савецкіх рэспублік? На ўсе пытанні адказвае кандыдат гістарычных навук Вячаслаў Насевіч. Бярыце аловак, ужо можна пачынаць чарціць сабе тлумачальную схемку.

Кожны чалавек мае дзядуль, бабуль і больш аддаленых продкаў як па бацькоўскай, так і па мацярынскай лініі. У сённяшнім урбанізаваным, змешаным грамадстве яны часта паходзяць з розных мясцін, а часам і належаць да розных народаў. Бывае і так, што этнічныя ці сацыяльныя групы, да якіх яны належаць, не вельмі ладзілі паміж сабой, а то і ставіліся адна да адной як бацькі Рамэа і Джульеты. Тым не менш усе яны — нашы продкі, і мы па магчымасці памятаем і шануем іх усіх. Здараюцца сітуацыі, калі чалавек ведае сваіх продкаў толькі па адной лініі. У мінулым такіх называлі байструкамі, і гэта было вельмі крыўднай мянушкай. У любым выпадку такая сітуацыя ўспрымаецца як непажаданая, як адхіленне ад нормы.

Народы, ці па-навуковаму этнасы, з’яўляюцца на свет не так, як людзі. Аднак працэс іх складання, які называецца этнагенезам, мае і пэўнае падабенства з нараджэннем і сталеннем чалавека. Як правіла, новы этнас паўстае ў выніку змяшэння двух ці болей старых этнасаў. Часта гэта адбываецца ў выніку міграцый, калі новае насельніцтва змешваецца з абарыгенным, мясцовым (субстратным).

Незалежна ад таго, была міграцыя мірнай ці адбывалася ў форме заваёвы, рана ці позна паміж абедзвюма групамі пачынаецца збліжэнне: пераймаюцца моўныя і культурныя рысы, нараджаюцца дзеці ад змешаных шлюбаў. І калі такое змяшэнне заходзіць далёка, суседзям становіцца ўжо няёмка называць такія групы іх старымі імёнамі. Тады нараджаецца новы этнонім, азначаючы тым самым і ўзнікненне новага этнасу.

Усё сказанае ў поўнай меры тычыцца і беларусаў. Іх сучаснае імя замацавалася параўнальна нядаўна, у другой палове ХІХ — пачатку ХХ стагоддзя. Менавіта тады іх адрозненні ад суседніх народаў, вывучаныя і сістэматызаваныя этнографамі і мовазнаўцамі, сталі настолькі відавочнымі для ўсіх, што спатрэбілася адмысловая назва. Утварылася ж гэтае ўнікальнае спалучэнне прыкмет дзякуючы доўгаму працэсу інтэграцыі дзвюх продкавых груп, у мінулыя часы вядомых пад назвамі «літвіны» і «рускія» («русіны»). Праўда, ніводная з іх не была субстратам (асновай) для другой, іх змяшэнне адбылося дзякуючы шчыльнаму суіснаванню ў супольнай дзяржаве — Вялікім Княстве Літоўскім і Рускім.

Беларускую сітуацыю вельмі ўскладняе тая акалічнасць, што абедзве групы спрычыніліся і да ўзнікнення суседніх народаў. Зліццё літвінаў з жамойтамі ў межах таго ж Вялікага Княства прывяло да фармавання сучасных літоўцаў. Этнічная група, якую крыніцы абазначаюць імем «літва», ужо з ХІІІ стагоддзя была змешанай. Прытым продкавых кампанентаў у яе было ажно тры: субстратнае насельніцтва культуры штрыхаванай керамікі і дзве прышлыя групы — балцкая (аўкштайты) і славянская (дрыгавічы і крывічы), якія шчыльна змяшаліся з тубыльцамі і паміж сабой. Прытым гутарковая мова літвінаў была запазычана ў асноўным ад балцкага кампанента, а вось мова пісьменнасці, на якой ствараліся дакументы ВКЛ, — ад славянскага. Што да рускіх-русінаў, то продкамі беларусаў стала толькі частка гэтай супольнасці, якая і ў складзе ВКЛ захоўвала назву «русь». Іншыя часткі ўліліся ў склад сучасных рускіх і ўкраінцаў.

Сёння толькі гісторыкі памятаюць, што за карэнным этнасам Расіі імя «рускія» канчаткова замацавалася ажно ў XVIII стагоддзі. Раней суседзі для вызначэння гэтай этнічнай групы ўжывалі назвы «маскавіты», «масквічы», часам — «маскалі».

Читать еще:  Большой театр все о нем. Большой театр

Нават назва «Рускае царства», афіцыйна прынятая ў якасці дзяржаўнай у сярэдзіне XVI стагоддзя, прыжывалася слаба. Навокал прынята было называць гэтую дзяржаву «Масковіяй». Такую назву можна пабачыць і на многіх старых картах.

Пры гэтым сучасныя рускія маюць сярод продкаў не толькі рускіх-маскавітаў. Другая па значнасці група — жыхары Наўгародскай зямлі, якія пры Іване Жахлівым «масквічамі» ні ў якім разе не лічыліся. Наўгародцы мелі ў сваім складзе іншы, неўласцівы маскавітам продкавы кампанент — субстратнае фінскамоўнае насельніцтва, ды і дзяржава ў іх з ХІІ да XVI стагоддзя, да ўчыненага Іванам Грозным пагрому, была свая, самастойная.

Што тычыцца «маскоўскіх» і «літоўскіх» рускіх, то супадзенне іх назваў не выпадковае. Яны мелі агульных продкаў па дзвюх лініях. З аднаго боку, гэта славяне (блізкароднасныя крывічы, дрыгавічы, радзімічы і вяцічы), якія жылі ў Старажытнай Русі — дзяржаўным утварэнні з цэнтрам у Кіеве. З другога боку, іх агульныя продкі — субстратнае, карэннае, насельніцтва Падняпроўя, Падзвіння і Паволжа, якое на падставе лінгвістычных меркаванняў часта вызначаюць як «дняпроўскіх балтаў». Гэтая назва няўдалая, бо, па-першае, насялялі яны не толькі берагі Дняпра. А па-другое, з сапраўднымі балтамі — цяперашнімі латышамі і літоўцамі — супольных продкавых кампанентаў у іх амаль няма. Хіба што ў літвінаў-аўкштайтаў і дрыгавічоў агульным продкам былі носьбіты культуры штрыхаванай керамікі, а ў латгалаў (адной з этнічных груп латышоў) і крывічоў супольным субстратам былі носьбіты днепра-дзвінскай археалагічнай культуры. Да ўсяго, тлумачэнне мясцовай гідраніміі (перанятых славянамі назваў рэк і азёр) праз аналогіі ў балцкіх мовах не заўжды бясспрэчнае. Мноства назваў мае не менш пераканаўчыя аналогіі ў фінскіх мовах. Найбольш імаверна, што абарыгенныя мовы належалі да самастойнай, ужо цалкам зніклай моўнай групы.

Была ў XIV—XVII стагоддзі і яшчэ адна этнічная група з імем рускіх ці русінаў — жыхары Галіччыны, заходняй Валыні і Закарпацця. Сваё імя яны атрымалі ад таго ж продкавага кампанента — Русі. Прытым яны не мелі кампанентаў субстратнага кшталту, бо былі карэннымі жыхарамі сваёй зямлі — прынамсі, з пачатку V стагоддзя, калі менавіта там адбылося ўтварэнне славянскага этнічнага масіву. Пазнейшыя ж асаблівасці набываліся праз кантакты з этнасамі тых дзяржаў, у якія згаданыя русіны ўваходзілі. Галіцкія і заходневалынскія русіны існавалі ў складзе Польскага Каралеўства. Закарпацкія русіны былі падданымі Венгрыі, а затым Трансільваніі.

Пазней менавіта гэтая частка рускіх стала адным з продкавых кампанентаў украінцаў. Другім кампанентам было насельніцтва, якое ўтварылася практычна нанова на працягу XV—XVII стагоддзяў у працэсе міграцый у лесастэпавы абшар сярэдняга Падняпроўя, раней малалюдны з-за пагрозы татарскіх набегаў. Гэтае насельніцтва паходзіла з розных частак Русі, і не толькі з яе. Яго адметнасць была відавочнай ад самага пачатку, і таму вызначалі тамтэйшых жыхароў звычайна як казакаў, часам «чаркасаў», а іх зямлю — як «ускраіну». Адсюль паходзіць і назва сучаснай Украіны.

У Савецкім Саюзе ідэалагічнай мэтай было зліццё этнічных адметнасцей і ўтварэнне адзінага «савецкага народа». Але ствараўся ён на падставе выключна рускага этнічнага кампанента. Таму ў народаў, якія гэтага кампанента не мелі ўвогуле, савецкая ідэнтычнасць была вельмі хісткай. Яе можна было лёгка абрынуць адной фразай, як адбылося ў дзяцінстве з адным маім знаёмым казахам. Ён неяк глядзеў мультфільм, у якім Ілья Мурамец сек у капусту карыкатурна пачварных, касавокіх ворагаў. Якім жа быў ягоны шок, калі маці раптам сказала: «А гэта нашы продкі!»

Беларусы зусім не выпадкова сталі самым «саветызаваным» народам. Для гэтага меліся важкія аб’ектыўныя прычыны: той «рускі» продкавы кампанент, на які рабіўся і дагэтуль робіцца акцэнт у ідэнтычнасці рускіх, сапраўды супольны ў іх з беларусамі. Пры гэтым літвінскі кампанент у этнагенезе беларусаў савецкая ідэалогія ігнаравала. Таму ўжо ў незалежнай Беларусі натуральнай рэакцыяй стала з’яўленне ў пэўных колах ідэалогіі «літвінізму». Бяда толькі ў тым, што новая ідэалогія не адмаўляецца ад «байструкоўства», а толькі мяняе ягоны змест: акцэнтаванне літвінскага кампанента адбываецца за кошт ігнаравання рускага.

Гэта бяда не толькі беларусаў: стаўленне сучасных народаў да продкавых этнічных груп пераважна застаецца «байструкоўскім». Акцэнтуецца сувязь толькі з адной лініяй продкаў, а астатнія ігнаруюцца ці, прынамсі, знаходзяцца на перыферыі ўвагі. На гэтым грунтуюцца і афіцыйная ідэалогія, і побытавыя ўяўленні. Прытым тычыцца гэта не толькі народаў былога Савецкага Саюза. Для сучасных венграў і румын, напрыклад, не характэрна засяроджвацца на славянскім продкавым кампаненце. У балгар жа ён якраз акцэнтуецца, у той час як цюркскі, уласна балгарскі ў першапачатковым сэнсе, адыходзіць у цень (у ідэалогіі Асманскай імперыі, куды доўгі час уваходзілі балгарскія землі, было якраз наадварот).

Для нас наспеў час прызнаць і ўшанаваць усе лініі нашых продкаў — не зважаючы на тое, якія гістарычныя калізіі існавалі між імі ў мінулым. З гэтага пункту гледжання бессэнсоўна спрачацца, якім чынам утварылася Вялікае Княства. Няважна, ці гэтую дзяржаву стварылі нашы рускія продкі праз скарэнне літвінаў (альбо праз акультурванне — у больш мяккай версіі), ці наадварот — нашы літвінскія продкі праз заваяванне Русі. Калі памятаць, што нашымі продкамі былі і тыя, і другія, усё можа выглядаць крыху інакш.

Вячаслаў Насевіч (нар. 1957) — кандыдат гістарычных навук, жыве ў Мінску. Адзін з найлепшых знаўцаў гісторыі Вялікага Княства Літоўскага, сацыяльнай гісторыі, мікрагісторыі. Асноўныя працы выдадзеныя пад адной вокладкай у зборніку «Беларусы: станаўленне этнасу і нацыянальная ідэя» (Смаленск, 2015).

Источники:

http://zen.yandex.ru/media/id/5a730e6586516519459ba346/5b0772757ddde8a27738366d
http://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/16072019-kogda-poyavilis-belorusy-i-belarus/
http://history.nn.by/?c=ar&i=217831&lang=ru

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector