0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Максим горький дети солнца. Павел Федорович Протасов

Максим Горький — Дети солнца

Максим Горький — Дети солнца краткое содержание

Дети солнца — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Павел Федорович Протасов.

Лиза, его сестра.

Елена Николаевна, его жена.

Дмитрий Сергеевич Вагин.

Борис Николаевич Чепурной.

Мелания, его сестра.

Авдотья, его жена.

Старый барский дом. Большая, полутемная комната; в ее левой стене окно и дверь, выходящие на террасу; в углу — лестница наверх, где живет Лиза; в глубине комнаты арка, за ней столовая; в правом углу — двери к Елене. Книжные шкафы, тяжелая, старинная мебель, на столах — дорогие издания, на стенах — портреты ученых натуралистов. На шкафе белеет чей-то бюст. У окна налево — большой круглый стол; перед ним сидит Протасов, перелистывает какую-то брошюру и смотрит, как на спиртовой лампочке греется колба с какой-то жидкостью. На террасе под окном возится Роман и глухо, уныло поет песню. Это пение беспокоит Протасова.

Протасов. Послушайте, дворник!

Роман (в окне). Чего?

Протасов. Вы бы ушли. а?

Протасов. Вообще. вы мне несколько мешаете.

Роман. А хозяин велел. почини, говорит.

Антоновна (входит из столовой). Ишь, пачкун. сюда пришел.

Протасов. Молчи, старуха.

Антоновна. Мало тебе места в своих-то комнатах.

Протасов. Ты, пожалуйста, туда не ходи. я там надымил.

Антоновна. А теперь здесь напустишь угару. Дай хоть дверь отворю.

Протасов (торопливо). Не надо, не надо! Ах ты. старуха. Ведь я тебя не прошу. Ты вот уговори дворника, чтоб он ушел. а то он мычит.

Антоновна (в окно). Ну, ты чего тут возишься? Уходи!

Роман. А как же. хозяин велел.

Антоновна. Иди, иди! После уделаешь.

Роман. Ну, ладно. (С грохотом уходит.)

Антоновна (ворчливо). Задохнешься ты когда-нибудь. Вон, говорят, холера идет. Генеральский сын тоже. а занимается неизвестно чем, только одни неприятные запахи пускаешь.

Протасов. Подожди, старуха. я тоже буду генералом.

Антоновна. По миру ходить будешь ты. Дом-то вот спалил на свою химию с физией.

Протасов. Физикой, старуха, а не физией. И, пожалуйста, оставь меня в покое.

Антоновна. Там этот пришел. Егорка.

Протасов. Позови его сюда.

Антоновна. Пашенька! Скажи ты ему, злодею, что же он делает? На-ка, вчера опять жену смертным боем бил.

Протасов. Хорошо. я скажу.

(По лестнице неслышно сходит Лиза, — останавливается перед шкафом, тихо открывает его.)

Антоновна. Да ты — пригрози. Я, мол, тебе дам!

Протасов. Уж я его напугаю! Не беспокойся, старуха, иди.

Антоновна. Надо — строго. А то ты со всеми людьми точно с господами разговариваешь.

Протасов. Ну, — будет, старуха! Елена — дома?

Антоновна. Нет еще. Как ушла после завтрака к Вагину, так и нет с той поры. Смотри — прозеваешь жену-то.

Протасов. Старуха, не говори глупостей! Я рассержусь.

Лиза. Няня! Ты мешаешь Павлу заниматься.

Протасов. Ага. ты здесь? Ну, что?

Антоновна. Тебе, Лизонька, пора молоко пить.

Антоновна. А про Елену Николаевну я все-таки скажу: я бы на ее месте нарочно роман составила с кем-нибудь. Никакого внимания женщине нет. Видно, кашку слопал, чашку о пол. И детей нет. какое же удовольствие женщине? Ну, она и.

Протасов. Старуха! Я начинаю сердиться. уходи! Экая. смола!

Антоновна. Ну-ну. лютый! Не забудь про Егорку-то. (Идет.) Молоко в столовой стоит, Лизонька. А капли — пила?

Антоновна. То-то. (Уходит в столовую.)

Протасов (оглянувшись). Удивительная старуха! Бессмертна, как глупость. и так же назойлива. Как здоровье, Лиза?

Протасов. Это чудесно! (Напевает.) Это чудесно. это чудесно.

Читать еще:  Ван дейк биография. Дейк антонискартины и биография

Лиза. А нянька права, знаешь?

Протасов. Сомневаюсь. Старики редко бывают правы. Правда всегда с новорожденным. Лиза, посмотри, здесь у меня простые дрожжи.

Лиза. Нянька — права, когда говорит, что ты мало обращаешь внимания на Елену.

Протасов (с огорчением, но мягко). Как вы мне мешаете,- ты и нянька! Разве Лена — немая? Ведь она сама могла бы сказать мне. если б я что-нибудь. как-нибудь не так, как нужно, и. вообще там. А она молчит! В чем же дело?

(Из столовой выходит Егор, немного выпивший.) Ага — вот Егор! Здравствуйте, Егор!

Егор. Доброго здоровья.

Протасов. Видите ли, в чем дело, Егор: нужно устроить маленькую жаровню. с крышкой. такая конусообразная крышка, а в вершине ее круглое отверстие, выходящее трубой. понимаете?

Егор. Понимаю. Можно.

Протасов. У меня есть рисунок. где он? Идите сюда.

(Ведет Егора в столовую. В дверь с террасы стучит Чепурной,

Лиза отворяет ему.)

Чепурной. Эге, дома? Добрый день!

Чепурной (поводит носом). И коллега дома, как слышно по запаху.

Чепурной. А с практики. Собачке жены управляющего казенной палатою горничная хвостик дверью отдавила, — так я тот собачий хвост лечил, и дали мне за это три карбованца, — вот они! Хотел купить вам конфет, да подумал: пожалуй, неловко угощать вас на собачьи деньги, и — не купил.

Лиза. И хорошо сделали. садитесь.

Чепурной. Однако же от этого варева запах — сомнительной приятности. Коллега, уже кипит!

Протасов (выбегая). Не надо, чтобы кипело! Ну, что это?! Что же вы не сказали, господа?

Чепурной. Да я же сказал, что кипит оно.

Протасов (огорченно). Но — поймите: мне совсем не нуж- но, чтобы кипело!

Лиза. Кто же это знал, Павел.

Протасов (ворчит). Мм. черт. Теперь снова надо.

Егор. Павел Федорович, дайте рублевку.

Протасов. Рублевку? Ага. сейчас! (Ищет во всех карманах.) Лиза, у тебя нет?

Лиза. Нет. У няни есть.

Чепурной. И у меня тоже. вот три!

Протасов. Три? Дайте, пожалуйста. Вот,

Егор, три, — все равно?

Егор. Хорошо. сосчитаемся. Спасибо! Прощайте.

Лиза. Павел, няня просила тебя сказать ему. ты забыл?

Протасов. Что — сказать? Ах. да! Гм. да! Егор, вы. присядьте, пожалуйста! Вот. Может быть, ты сама скажешь, Лиза. (Лиза отрицательно качает головой.) Видите ли, Егор. мне надо вам сказать. то есть это нянька просила. дело в том, что вы. будто бы бьете вашу жену? Вы извините, Егор.

Егор (встает со стула). Бью.

Протасов. Да? Но, знаете, это ведь нехорошо. уверяю вас!

Егор (угрюмо). Чего хорошего.

Протасов. Вы понимаете? Так зачем же вы деретесь? Это зверство, Егор. это надо оставить вам. Вы — человек, вы разумное существо, вы самое яркое, самое прекрасное явление на земле.

Максим горький дети солнца. Павел Федорович Протасов

Павел Федорович Протасов.

Лиза, его сестра.

Елена Николаевна, его жена.

Дмитрий Сергеевич Вагин.

Борис Николаевич Чепурной.

Мелания, его сестра.

Авдотья, его жена.

Старый барский дом. Большая, полутемная комната; в ее левой стене – окно и дверь, выходящие на террасу; в углу – лестница на верх, где живет Лиза; в глубине комнаты арка, за ней столовая; в правом углу – двери к Елене. Книжные шкафы, тяжелая, старинная мебель, на столах – дорогие издания, на стенах – портреты ученых натуралистов. На шкафе белеет чей-то бюст. У окна налево – большой круглый стол; перед ним сидит Протасов, перелистывает какую-то брошюру и смотрит, как на спиртовой лампочке греется колбас какой-то жидкостью. На террасе под окном возится Роман и глухо, уныло поет песню. Это пение беспокоит Протасова.

Протасов. Послушайте, дворник!

Протасов. Вы бы ушли… а?

Протасов. Вообще… вы мне несколько мешаете…

Роман. А хозяин велел… почини, говорит…

Антоновна (входит из столовой.) Ишь, пачкун… сюда пришел…

Читать еще:  Что означает неформал. Кто такие неформалы

Протасов. Молчи, старуха…

Антоновна. Мало тебе места в своих-то комнатах…

Протасов. Ты, пожалуйста, туда не ходи… я там надымил…

Антоновна. А теперь здесь напустишь угару… Дай хоть дверь отворю…

Протасов (торопливо.) Не надо, не надо! Ах ты… старуха. Ведь я тебя не прошу… Ты вот уговори дворника, чтоб он ушел… а то он – мычит…

Антоновна (в окно.) Ну, ты чего тут возишься? Уходи!

Роман. А как же… хозяин велел…

Антоновна. Иди, иди! После уделаешь…

Роман. Ну, ладно… (С грохотом уходит.)

Антоновна (ворчливо.) Задохнешься ты когда-нибудь… Вон, говорят, холера идет. Генеральский сын тоже… а занимается неизвестно чем, только одни неприятные запахи пускаешь…

Протасов. Подожди, старуха… я тоже буду генералом…

Антоновна. По миру ходить будешь ты. Дом-то вот спалил на свою химию с физией.

Протасов. Физикой, старуха, а не физией… И, пожалуйста, оставь меня в покое…

Антоновна. Там этот пришел… Егорка…

Протасов. Позови его сюда…

Антоновна. Пашенька! Скажи ты ему, злодею, что же он делает? На-ка, вчера опять жену смертным боем бил.

Протасов. Хорошо… я скажу…

(По лестнице неслышно сходит Лиза,останавливается перед шкафом, тихо открывает его.)

Антоновна. Да ты – пригрози… Я, мол, тебе дам!

Протасов. Уж я его напугаю! Не беспокойся, старуха, иди…

Антоновна. Надо – строго. А то ты со всеми людьми точно с господами разговариваешь…

Протасов. Ну, – будет, старуха! Елена – дома?

Антоновна. Нет еще. Как ушла после завтрака к Вагину, так и нет с той поры… Смотри – прозеваешь жену-то…

Протасов. Старуха, не говори глупостей! Я рассержусь.

Лиза. Няня! Ты мешаешь Павлу заниматься…

Протасов. Ага… ты здесь? Ну, что?

Антоновна. Тебе, Лизонька, пора молоко пить.

Антоновна. А про Елену Николаевну я все-таки скажу: я бы на ее месте нарочно роман составила с кем-нибудь… Никакого внимания женщине нет… Видно, кашку слопал, чашку о пол… И детей нет… какое же удовольствие женщине? Ну, она и…

Протасов. Старуха! Я начинаю сердиться… уходи! Экая… смола!

Антоновна. Ну-ну… лютый! Не забудь про Егорку-то… (Идет.) Молоко в столовой стоит, Лизонька… А капли – пила?

Антоновна. То-то… (Уходит в столовую.)

Протасов (оглянувшись.) Удивительная старуха! Бессмертна, как глупость… и так же назойлива… Как здоровье, Лиза?

Протасов. Это чудесно! (Напевает.) Это чудесно… это чудесно…

Лиза. А нянька права, знаешь?

Протасов. Сомневаюсь. Старики редко бывают правы… Правда всегда с новорожденным. Лиза, посмотри, здесь у меня простые дрожжи.

Лиза. Нянька – права, когда говорит, что ты мало обращаешь внимания на Елену…

Протасов (с огорчением, но мягко.) Как вы мне мешаете, – ты и нянька! Разве Лена – немая? Ведь она сама могла бы сказать мне… если б я что-нибудь… как-нибудь не так, как нужно, и… вообще там… А она молчит! В чем же дело? (Из столовой выходит Егор, немного выпивший.) Ага – вот Егор! Здравствуйте, Егор!

Егор. Доброго здоровья.

Протасов. Видите ли, в чем дело, Егор: нужно устроить маленькую жаровню… с крышкой… такая конусообразная крышка, а в вершине ее – круглое отверстие, выходящее трубой… понимаете?

Егор. Понимаю. Можно.

Протасов. У меня есть рисунок… где он? Идите сюда…

(Ведет Егора в столовую. В дверь с террасы стучит Чепурной, Лиза отворяет ему.)

Чепурной. Эге, дома? Добрый день!

Чепурной (поводит носом.) И коллега дома, как слышно по запаху…

Чепурной. А с практики. Собачке жены управляющего казенной палатою горничная хвостик дверью отдавила, – так я тот собачий хвост лечил, и дали мне за это три карбованца, – вот они! Хотел купить вам конфет, да подумал: пожалуй, неловко угощать вас на собачьи деньги, и – не купил.

Лиза. И хорошо сделали… садитесь…

Чепурной. Однако же от этого варева запах – сомнительной приятности. Коллега, уже кипит!

Читать еще:  Почему носили лавровые венки. Лавр в истории и мифах

Протасов (выбегая.) Не надо, чтобы кипело! Ну, что это?! Что же вы не сказали, господа?

Чепурной. Да я же сказал, что кипит оно…

Протасов (огорченно.) Но – поймите: мне совсем не нужно, чтобы кипело!

Лиза. Кто же это знал, Павел.

Протасов (ворчит.) Мм… черт. Теперь снова надо…

Егор. Павел Федорович, дайте рублевку…

Протасов. Рублевку? Ага… сейчас! (Ищет во всех карманах.) Лиза, у тебя нет?

Лиза. Нет. У няни есть…

Чепурной. И у меня тоже… вот три!

Протасов. Три? Дайте, пожалуйста… Вот, Егор, три, – все равно?

Егор. Хорошо… сосчитаемся… Спасибо! Прощайте…

Лиза. Павел, няня просила тебя сказать ему… ты забыл?

Протасов. Что – сказать? Ах… да! Гм… да! Егор, вы… присядьте, пожалуйста! Вот… Может быть, ты сама скажешь, Лиза. (Лиза отрицательно качает головой.) Видите ли, Егор… мне надо вам сказать… то есть это нянька просила… дело в том, что вы… будто бы бьете вашу жену? Вы извините, Егор…

Егор (встает со стула.) Бью…

Протасов. Да? Но, знаете, это ведь нехорошо… уверяю вас!

Егор (угрюмо.) Чего хорошего…

Протасов. Вы понимаете? Так зачем же вы деретесь? Это зверство, Егор… это надо оставить вам… Вы – человек, вы разумное существо, вы самое яркое, самое прекрасное явление на земле…

Егор. Барин! А вы бы спросили сначала, за что я ее бью?

Протасов. Но – поймите, бить нельзя’ Человек человека не должен, не может бить… это же так ясно, Егор!

Дети солнца

Пьеса рассказывает об интеллигентной семье в период бурных социальных изменений. Ученый-химик Павел Федорович Протасов далек от жизни и народа. Он живет своими опытами, считая, что именно наука принесет людям счастье. Он не вникает ни в политику, ни в домашние дела. Такой себе чужак в мире страстей и быта. Его жена Елена Николаевна страдает от того, что муж совершенно не уделяет ей внимания. Чтобы как-то развлечься и отвлечься от своих проблем, она с талантом режиссера подстраивает встречи разных людей, а потом наблюдает, что из этого получится. По ходу женщина доводит до страстного исступления Вагина. Этому художнику-резонеру она нужна (как и слава) для того, чтобы удовлетворить амбиции.

В разговоре со слесарем Егором, этим пролетарием, который постоянно лупит свою жену по делу и без, Протасов выглядит полным идиотом. Протасов не сможет понять, почему озлобленный талантливый мастер потом будет его душить. Пьяницу Якова Трошина Протасов тоже хочет надоумить жить правильно.

Простолюдины ветеринар Чепурной и его сестра Мелания Кирпичева, которая похоронила старого богатого супруга — персонажи комические. К тому же оба они страстно и отчаянно влюблены. Простодушная дуреха Мелания любит хозяина дома Протасова. Вся ее любовь заканчивается позорным объяснением с Протасовым. Образованный «скотский врач» Борис Чепурной влюблен в сестру Протасова Лизу. Его скептический взгляд на жизнь и потеря цели в жизни приводят к трагическому финалу – самоубийству.

Пока вокруг назревают драмы, семейство Протасовых брезгливо морщатся и ожидают момента, когда все как-нибудь само собой пройдет и настанет безмятежная жизнь.

Единственным «живым» персонажем, пытающимся разобраться во всем, есть Лиза. Она испытывает страх перед будущим, поскольку чувствует пропасть, отделяющую ее окружение от простого народа, который живет в нищете и невежестве. Она стремиться объяснить, что миллионы людей озлоблены и эта злоба скоро прорвется наружу. Но никто ее не слушает, все только лечат.

Нарождающийся капиталист купец Назар Авдеевич и его сын постоянно пытаются скупить у Протасова землю, а также использовать знания интеллигентов для обогащения. Назар Авдеевич активно приспосабливает химика Протасова изготавливать пивные бутылки.

Финал пьесы – это пока разговоры о толпе озверевших люмпенов, которые поднялись против «детей солнца», далеких от жизни и проблем рабочих.

Источники:

http://libking.ru/books/prose-/prose-rus-classic/19694-maksim-gorkiy-deti-solntsa.html
http://www.litmir.me/br/?b=57444&p=1
http://wiki.briefly.ru/%D0%94%D0%B5%D1%82%D0%B8_%D1%81%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D1%86%D0%B0

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector