0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Лидия алексеевна чарская. Лидия Чарская – К.И

Лидия Алексеевна Чарская

В этот день родилась русская детская писательница и актриса Лидия Алексеевна Чарская.

Лидия Алексеевна Воронова родилась в Санкт-Петербурге 19 января 1874 года у прикомандированного к Николаевской Инженерной академии поручика Лейб-Гвардии Егерского полка Алексея Александровича Воронова и Антонины Дмитриевны Крахоткиной.

Семья жила в достатке, родители любили свою дочь, и все, казалось, было радостным и безмятежным. Но не под счастливой звездой родилась маленькая Лида. Вскоре умерла ее мать. И всю свою любовь девочка перенесла на отца. Возможно, это помогло им обоим перенести тяжкую потерю. Вдвоем они проводили дивные вечера. И Лиде казалось, что так будет всегда.

Но однажды все переменилось. Отец женился. В дом вошла чужая женщина. Отношения с новой хозяйкой дома настолько не сложились, что Лида несколько раз убегала из дома. Тогда было решено отвезти ее в Петербург в Павловский женский институт. В то время семья жила в Шлиссельбурге, этого требовала военная служба отца. Дорогу Лида не помнила, но зато в памяти навсегда осталось тяжелое воспоминание от первой встречи с обстановкой института, который жил по строгим, раз и навсегда установленным правилам. Для живого впечатлительного ребенка институт показался казармой, тюрьмой, в которой ей предстояло теперь жить.

Несхожесть с другими детьми ее возраста проявилась довольно рано. Уже в 10 лет она писала стихи, а в 15 лет взяла за привычку вести дневник, записи которого частично сохранились.

В августе 1897 года Лидия подала прошение о приёме на драматические курсы в Императорское Санкт-Петербургское Театральное училище. На третьем курсе, играя в экзаменационных спектаклях в Михайловском театре, впервые начала использовать фамилию-псевдоним Чарская. Какой смысл вложила в это звучное слово Лидия Алексеевна, нам не известно. Но можно предположить, что оно родилось по аналогии со словами «чары», «очарованье», «колдовство». Роли ей доставались второстепенные, эпизодические, жалованье тоже было невелико.

В сентябре 1900 года была утверждена неклассным художником на действительной службе в Императорских театрах. Окончив курсы спустя год она поступила в Александринский театр.

За работу в театре платили не слишком много, что в конечном итоге и подтолкнуло Лидию, очень нуждавшуюся в средствах, к писательскому делу: в 1901 году она начала писать повесть «Записки институтки», основанную на её школьных дневниках, которая публиковалась по частям в детском журнале «Задушевное слово», под её сценической фамилией Чарская.

Молодежь зачитывалась ее произведениями, восторженно встречая новые книги. В анкете, сделанной в одной детской библиотеке, на вопрос, чем не нравится библиотека, было получено в ответ: „Нет книг Чарской“». По словам Ф. Сологуба, «…популярность Крылова в России и Андерсена в Дании не достигла такой напряженности и пылкости…» Повести Лидии Алексеевны переводились на иностранные языки. Переведенная на немецкий, английский, французский, чешский языки, она вошла в каждый дом, в каждую семью, где росли дети. Была учреждена стипендия для гимназистов имени Чарской.

Повести «Княжна Джаваха», «Люда Влассовская», «Вторая Нина», «Записки маленькой гимназистки», «Сибирочка», «Лесовичка», рассказы «Волька», «Первый день», «Два сочельника», «Корректорша Варкунина», сказки «Золотая свирель», «Волшебная сказка» и другие — вот неполный перечень того, что взахлеб читало подрастающее поколение начала XX века.

После Октябрьской революции Чарская, как и все другие писатели дворянского происхождения с «буржуазно-мещанскими взглядами» в творчестве, попала под запрет, а её книги были причислены к бульварной литературе. В 1918 году закрылся журнал «Задушевное слово», и последняя повесть Лидии Чарской, «Мотылёк», так и осталась неоконченной; позднее она с огромным трудом опубликовала 4 маленькие книжки для детей под псевдонимом «Н. Иванова».

В 1924 году она ушла из театра, жила на актёрскую пенсию.

В школах устраивались «показательные суды» над Чарской. В 1920 году была составлена «Инструкция политико-просветительского отдела Наркомпроса о пересмотре и изъятии устаревшей литературы из общественных библиотек», в списке которой упомянуты книги Чарской. В дальнейшем инструкция была пересмотрена и многие книги вновь были разрешены, но произведения Чарской так и остались под запретом. В школах самым обидным для девочки стало обвинение в том, что она похожа на институтку из книг Чарской.

Сама писательница подвергалась травле со стороны коллег литераторов:

Виктор Шкловский написал статью «О пище богов и о Чарской» (название «Пища богов» он позаимствовал у Геpберта Уэллса) в «Литературной газете»:

«. Ко мне пришла веселая, шумливая компания пионеров. Шумели они о разном. И между прочим говорили они о том, можно ли читать Чарскую, можно ли читать Клавдию Лукашевич? Хорошая книга «Маленький лорд Фаунтлерой»? Они мне напомнили о таких книгах, которые я читал лет тридцать назад. В каких трещинах живут эти книги? Что им дает это паршивое бессмертие?

Эти институтки, которые описаны Чарской, – не думал я, что придется мне о них писать, – эти институтки были жалкие ограниченные люди. Они живут в плохих книгах, которые вы читаете....»

Корней Чуковский выступая на Первом съезде советских писателей:

«Нашим нынешним детским книгам надо противопоставить тогдашнюю детскую литературу для масс. Об этой детской литературе для масс принято теперь говорить очень много плохого, но самое плохое в этом отношении ещё не указано. Раньше всего необходимо сказать, что она была вся продажна и за планомерное развращение детей получала от правительства деньги. Чарскую нельзя трактовать (как её трактуют теперь) как пошлую романтическую институтку. Чарская отравляла детей сифилисом милитаристических и казарменно-патриотических чувств. «Победа русского оружия», «мощный двуглавый орёл», «русские молодецкие груди», «обожаемый русский монарх» — это было у неё на каждом шагу. Когда русское «христолюбивое воинство» ночью «искрошило» спящих горцев, она пролепетала со сладенькой институтской ужимкой: «Сладкое чувство удовлетворённой мести».«

Читать еще:  Избранное. Распознанный образец (ФАТ)

Самуил Маршак на том же съезде:

«...вслед за яростными критическими атаками, которые он вел на слащавую и ядовитую романтику Чарской и ей подобных. «Убить» Чарскую, несмотря на ее мнимую хрупкость и воздушность, было не так-то легко. Ведь она и до сих пор продолжает, как это показала в своей статье писательница Е. Я. Данько, жить в детской среде, хотя и на подпольном положении. Но революция нанесла ей сокрушительный удар. Одновременно с институтскими повестями исчезли с лица нашей земли и святочные рассказы и слащавые стихи, приуроченные к праздникам

Поэтесса Елизавета Полонская сохранила в своем архиве письмо Чарской, написанное в 1920-е годы, в котором писательница рассказывает о своей тяжелой ситуации:

«…я третий месяц не плачу за квартиру…и боюсь последствий. Голодать я уже привыкла, но остаться без крова двум больным — мужу и мне — ужасно…«

Однако были и те, кто хорошо отзывался о Лидии Алексеевне. Борис Львович Васильев, сын офицера российской императорской армии и русской дворянки, автор повести «А зори здесь тихие» и сценария к фильму «Офицеры», однажды написал:

«Если Григорий Петрович Данилевский впервые представил мне историю не как перечень дат, а как цепь деяний давно почивших людей, то другой русский писатель сумел превратить этих мертвецов в живых, понятных и близких мне моих соотечественников. Имя этого писателя когда-то знали дети всей читающей России, а ныне оно прочно забыто, и если когда и поминается, то непременно с оттенком насмешливого пренебрежения. Я говорю о Лидии Алексеевне Чарской, чьи исторические повести — при всей их наивности! — не только излагали популярно русскую историю, но и учили восторгаться ею. А восторг перед историей родной страны есть эмоциональное выражение любви к ней. И первые уроки этой любви я получил из «Грозной дружины», «Дикаря», «Княжны Джавахи» и других повестей детской писательницы Лидии Чарской.«

И дети по-прежнему читали её книги, несмотря на то, что достать их было совсем не просто: очевидцы вспоминали, что соседские ребята приносили Чарской продукты и даже деньги, та взамен давала им почитать свои рукописи.

Чарская была кем-то вроде русской Джоан Роулинг, к тому же добропорядочной, благонамеренной и патриотичной. Она писала не только о сказочных персонажах и o гимназистках с институтками, но и, например, о героине Отечественной войны 1812 года кавалерист-девице Дуровой.

Всего за 20 лет творчества из-под пера писательницы вышли около 80 произведений.

Умерла Лидия Алексеевна в 1937 году в Петербурге и была похоронена на Смоленском кладбище.

Чарская Лидия Алексеевна

Чарская Лидия Алексеевна (урожд. — Воронова, в замужестве — Чурилова) (1875 [точная дата неизвестна] — 18.03.1937), прозаик, поэтесса. Родилась в Царском Селе в семье военного инженера, полковника. Мать умерла при родах — отсюда мотив сиротства, повторяющийся из книги в книгу. С 1886 по 1893 находится в Павловском женском институте Петербурга. После окончания института выходит замуж за офицера Б. Чурилова, но совместная жизнь продолжается недолго. Оставшись с ребенком, Чарская решает начать самостоятельную жизнь и поступает учиться на театрально-драматические курсы. В 1898 ее принимают на единственное вакантное женское место в С.-Петербургский Императорский театр (ныне Александринский), где она работает до 1924 под псевд. Л. Чарская, этим псевдонимом она подписывает и свои книги. Театральная жизнь складывается не блестяще: Чарская играла характерные роли субреток или старух, а мечтала о Катерине в «Грозе» или Луизе Миллер в «Разбойниках». Чарская была страстно увлечена сочинительством.

Первая повесть Чарской «Заметки институтки» была напечатана в журнале «Задушевное слово» (1901, отд. изд. — М., 1902), и с этого времени журнал печатал повести Чарской ежегодно, принося автору небывалую славу. Чарская стала кумиром юных читателей. Была учреждена стипендия ее имени. Чарская стала буквально властительницей дум нескольких поколений русских детей. Особенным успехом пользовалась «Княжна Джаваха». Тысячи поклонниц этой книги приходили к Новодевичьему монастырю, чтобы поклониться могиле Нины, уверенные, что это не вымышленная героиня. «Памяти Нины Джаваха» посвятила стихотворение М. Цветаева в первой своей книжке «Вечерний альбом».

После 1917 судьба писательницы резко изменилась. В 1920 вышла в свет «Инструкция политико-просветительского отдела Наркомпроса о пересмотре и изъятии устаревшей литературы из общественных библиотек». Согласно этой инструкции предлагалось изъять из обращения книги, восхваляющие монархию, Церковь, внушающие религиозные представления, не удовлетворяющие идейным и педагогическим требованиям, сентиментальные и эмоциональные по своей направленности. Список предлагаемых к изъятию книг по объему сам составил целую книгу. Сюда были включены и произведения Чарской. При переиздании Инструкции многие имена возвращались к читателю, но имя Чарской навсегда подлежало изъятию. Особенно строгие наблюдения велись над пионерами, в классах устраивались церемонии «суда» над Чарской. За автором «Записок институтки» все больше укреплялись определения «бульварная, мещанская, пошло-сентиментальная», но «подпольное» положение Чарской было прочным. Однако время делало свое, и после Великой Отечественной войны уже мало кто помнил имя Чарской.

Чарская писала не только для детей. Но «взрослые» ее книги — «Ее величество любовь», «Профанация стыда», думается, были случайными. Творчество Чарской, безусловно, было обращено к детской и юношеской аудитории. Чарская написала несколько исторических книг: «Смелая жизнь» (1905), посвященная Н. Дуровой, и «Газават» (1906). Излюбленными были для нее 2 сюжета. Один из них связан с популярнейшей темой в мировой литературе — о брошенных, потерянных, похищенных детях, об их порой удивительной судьбе. В силу роковых обстоятельств герои книг Чарской «Сибирочка» (1908), «Лесовичка», «Щелчок» (обе — 1912) и др. оказались оторванными от родного дома, от родителей. Герои попадают в глухой лес, в воровской притон, за монастырские стены, в цыганский табор, на арену цирка и т. п. Они познают жестокость, побои, нищету. Однако маленький человек видел мир не только в темных красках, он искал доброты, сердечности, отзывчивости. И читатель верил: с попавшим в беду человеком рядом вдруг появится смелый, великодушный мальчик или хрупкая нежная девочка — и они возьмут на себя несправедливое обвинение, поделятся куском хлеба. Героев Чарской ни при каких обстоятельствах нельзя заставить совершить дурной поступок, они бескорыстны и справедливы, терпеливы и добры. В конечном счете побеждают они, их душевная красота и обаяние. Чарскую постоянно упрекали за счастливые финалы, вернее, за последнюю счастливую страницу в ее книгах, но радостные финалы, безусловно, были заслуженны в глазах юного читателя.

Читать еще:  Группа noize mc. Noize MC – Иван Алексеев

Другая, может быть, самая излюбленная тема Чарской была связана с жизнью девушек в Павловском институте: «Записки институтки», «Княжна Джаваха», «Люда Влассовская» (1904), «Белые пелеринки» (1906), «Юность Лиды Воронской» (1912), а также автобиографические книги, в которых снова автор возвращается к институтской жизни: «За что?» (1909), «Большой Джон» (1910), «На всю жизнь», «Цель достигнута» (обе — 1911). В отличие от приключенческих повестей эти книги показывают жизнь, ограниченную одной площадкой, достаточно глухими стенами — закрытого женского учебного заведения. Так полно об этой жизни Чарская сказала первая, и читателю открылось то, чего он совсем не предполагал. Грубая одежда, скудная пища, строгий распорядок дня, дортуар, в котором размещалось сорок детей, и девочка, попавшая сюда из дома, далеко не сразу могла принять обычаи и традиции, навсегда установившиеся здесь. 7 лет пребывания за высокими стенами, когда связь с внешним миром для большинства вообще была потеряна, — немалое испытание. Вот почему маленький случай превращался здесь в большое событие, а одна душа так страстно искала возможность прилепиться к другой. Чарская затронула многие из тех конфликтов, которые были характерны для т. н. гимназических повестей. Но показала их мягче, здесь эти конфликты решались с большей готовностью к прощению, к покаянию. Сегодня, перечитывая повести Чарской, мы замечаем, что она и тогда сумела угадать многое, что волнует подростков сегодня. Книги Чарской населяют много характеров сильных, справедливых, отчаянных.

Чарскую обвиняли в излишней экзальтированности: в ее книгах взрослые и дети не только горячо любят друг друга, но и говорят об этом пылкими словами, не стесняясь своих чувств. Они плачут и рыдают, бросаются на колени, целуют руки, дают жаркие клятвы, горячо каются, они ни в чем не скупятся. Именно эти особенности героев Чарской вызывали наибольшее осуждение; все эти качества казались чуждыми, вредными и даже преступными для нового «пролетарского» читателя.

Однако и в те тяжелые времена у Чарской находились серьезные защитники среди крупных русских писателей. Уместно привести оценку Ф. Сологуба: «На всем протяжении русской детской литературы (а может, и всемирной) не было писателя, столь популярного среди подростков, как Л. Чарская. Популярность Крылова в России и Андерсена в Дании не достигала такой напряженности и пылкости». Сологуб называет творчество Чарской «одним из лучших явлений русской литературы». Высшую этическую ценность произведений Чарской Ф. Сологуб увидел в том уважении, с каким писательница относится к детям. «Чарская имела большую дерзость сказать, что дети не нуждаются ни в воспитании, ни в исправлении от взрослых… Еще большую дерзость — хотя, конечно, после Льва Толстого, и не новую, — учинила Чарская, показавши, как и сами взрослые воспитываются и исправляются детьми». И если дети все это восприняли по наивности своей не как дерзости, а как высокую художественную и житейскую правду, то «этих двух дерзостей педагоги и родители не могли и не могут простить Чарской».

Записки институтки: Как актриса-неудачница Лидия Чарская стала кумиром гимназисток и почему попала в опалу в СССР

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Детство

Чарская Лидия появилась на свет в 1875 году в семье военного инженера Воронова. Мама девочки умерла при родах, поэтому воспитывали её няня, тётушки и горячо любящий отец. Но в 11 лет беззаботное детство закончилось. Опекуны отправили Лидию в школу для девочек закрытого типа в Петербург. Лидии настолько не понравилось в заведении, что время, проведенное там, она позже сравнивала с тюремным заключением. А тогда девочка никак не могла понять: «за что?».

«В несчастиях люди сходятся скорее и ближе» (С) Лидия Чарская

Приехав домой на первых же каникулах, она была чрезмерно потрясена известием о повторной женитьбе своего отца. Лидия не смогла полюбить и принять свою мачеху, настолько она показалась ей неприятной женщиной. Из-за этого она три года не навещала родного отца во время каникул. Но прошло время, и девочка смирилась с новыми обстоятельствами. Наладились отношения с мачехой, а время, проведенное в школе, уже не казалось ей столь мучительным. Спустя десятилетия именно эти воспоминания станут для нее источником вдохновения. Карьера литератора началась с обычного дневника, который она ежедневно заполняла с 15 лет.

Читать еще:  Все о профессии художника. Профессия художник

Замужняя жизнь Лидии оказалась недолгой. Выйдя замуж в 18 лет за жандармского ротмистра Чурилова Бориса по большой любви, она родила сына. Однако после появления мальчика на свет они расстались. Официально разрыв отношений они оформили лишь в 1901 году, а в 1913 году Лидия вышла замуж повторно.

«У меня с детства была такая особенность — смотреть опасности прямо в глаза» (С) Лидия Чарская

После развода с первым супругом, Лидия была вынуждена жить на средства своего отца. Но такое положение дел ее не устраивало. Она начала искать выход из сложившейся ситуации. Ведь мачехе и отцу нужно было растить еще и младших детей. В этот период в России начинало зарождаться такое движение как эмансипация. И Лидия хотела зарабатывать на жизнь собственными силами, а не обременять свою семью.

Однако, в России женщина не имела достаточно возможностей работать и получать достойное вознаграждение за свои труды. Лидия не чувствовала желания заниматься обучением детей или медициной. Работать на кого-либо она тоже не хотела. В результате она остановила свой выбор на карьере актрисы. Нельзя сказать, что эта идея родилась совсем на пустом месте — за плечами был опыт любительских спектаклей. «Нет светлее и благороднее дела артиста, который воплощает и изображает людское горе, людские радости, — признавалась тогда Лидия. — Не жажда блеска, славы толкает меня, а искренняя горячая любовь к избранному делу и еще любовь к моему ребенку, которому я хочу сказать: «Твоя мама работает для тебя, для твоего благополучия».

«Что за охота убивать друг друга, когда жизнь так хороша, так прекрасна!» (С) Лидия Чарская

Для осуществления своей мечты Лидия поступила на Драматические курсы в Петербурге, которые открылись при Императорском театральном училище. После них ее взяли на работу в Александрийский Императорский театр. На то время ей исполнилось 25 лет, и она начала работу под псевдонимом Чарская. Однако добиться большой популярности у нее не получилось. Отработав в одном театре 24 года, она продолжала играть лишь эпизодические роли. Самая большая роль за все годы — роль горничной. Денег, которые она получала, им с сыном не хватало, но просить у родных Лидия не хотела.

Почему взялась за перо?

И Лидия взялась за перо. Только заработок не мог быть тому причиной. Лидия говорит, что не смогла бы писать только ради денег. Литературное творчество стало для нее хорошим выходом уйти от тоски и скучной реальности. Эта же причина толкнула в свое время Джоан Роулинг на написание истории о Гарри Поттере, которая стала литературным бестселлером.

«. живите — не заживайтесь, сидите — да не засиживайтесь!» (С) Лидия Чарская

И хотя Лидия не смогла добиться такого международного успеха, в России она была довольно известна. Уже первый роман «Записки институтки» в 1901 году принес ей популярность. «Записки институтки» вызвали у российских барышень бурный восторг. Издательство завалили письмами. Чарская поняла, что тема востребована, и принялась писать еще и еще. До сих пор разнятся данные, сколько из-под ее пера вышло повестей, романов и сборников рассказов. По разным данным, за 15 лет — от 80 до 300 сочинений.

В её книгах два главных мотива – институтская юность с её первыми нравственными уроками и тяжёлая жизнь детей сирот. И все истории обязательно с хеппи-эндом. Критики обвиняли Чарскую в отсутствии фантазии и в самоповторах, зато читательницам её проза не надоедала никогда. В 1911 году ученицы женских гимназий в сочинениях на тему «Моя любимая книга» чаще всего упоминали произведения Чарской. А в библиотеках чаще её книг спрашивали только Гоголя и Пушкина. Её книги переводили на французский, немецкий, английский – абсолютный триумф!

Сама Марина Цветаева в юности зачитывалась повестью Чарской «Княжна Джаваха» и даже посвятила ей стихотворение. Среди произведений читательницы были и сказки для маленьких детей, и исторические книги, и стихи, и пробы прозы для взрослых.

И хотя на Чарскую обрушилась литературная слава, она не оставляла театр – всё надеялась, что ей дадут настоящую роль. Но так и не получила. Разбогатеть у Чарской тоже не получилось. Заработал на её творчестве только издатель журнала, с которым писательницу подписала кабальный для себя контракт. По этому документу она получала более, чем скромные гонорары, которых, впрочем, хватало на уверенность в завтрашнем дне и на независимость.

Забвение революции

И конечно, Лидия Чарская встретила бы старость в достатке и почёте, не случись революция. Но после Октябрьской революции книги Чарской, назвали «вредными», ведь они пропагандировали «буржуазные ценности и буржуазный быт». Из библиотек изъяли все книги Чарской, новые печатать перестали, а на первом съезде заклеймили публично.

1922 года стал для писательницы трагическим. Её уволили из театра, жить было не на что, она перебивалась редкими заработками, голодала и заболела туберкулёзом. Сын, по некоторым сведениям, погиб в Гражданскую.

Но дети, которые выросли на книгах Чарской, своего кумира не забыли, и уже взрослые вчерашние девочки и мальчики частенько наведывались к опальной писательнице, помогали продуктами и деньгами. В 1937 году Лидия Чарская умерла.

«Помните, нет на свете порока хуже лжи! Ложь — это начало всякого зла!» (С) Лидия Чарская

Ещё одна яркая личность того времени — дочь дедушки Корнея. О том, какой была несказочная жизнь Лидии Чуковской, читайте в нашем обзоре.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источники:

http://pikabu.ru/story/lidiya_alekseevna_charskaya_7201756
http://charskaya.lit-info.ru/
http://kulturologia.ru/blogs/280218/38012/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×