4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Лейтенант из Собибора. Побег из лагеря смерти

Как лейтенант Александр Печерский организовал единственный успешный массовый побег заключенных из нацистского лагеря смерти

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

«SS-Sonderkommando Sobibor» — лагерь смерти Собибор. Польша, недалеко от деревни Собибур, 1942 год. Собибор — один из лагерей смерти, что был организован для содержания и уничтожения евреев. За время существования лагеря с мая 1942 года по октябрь 1943 года здесь было уничтожено около 250 тысяч уздников. Всё происходило, как ко множестве других фашистских лагерей смерти: большинство прибывших евреев уничтожалось сразу же в газовых камерах, остальные направлялись на работы внутри лагеря. Но именно Собибор подарил людям надежду – здесь был организован единственный в истории удачный массовый побег заключенных.

Организаторами побега их Собибора было еврейской подполье, но немалую роль в организации побега сыграла группа советских солдат, попавших в плен. Солдаты были евреями, а посему и были направлены в этот лагерь смерти. Среди них был и советский офицер, младший лейтенант Александр Аронович Печерский.

Все началось в июле 1943 года. Группа евреев-подпольщиков, руководил которой Леон Фельдхендлер, узнав, что в лагере содержится группа советских солдат, задумала, связавшись с ними, организовать восстание. Согласились пленённые военнослужащие на восстание не сразу, поскольку Печерский опасался, что подполье может оказаться немецкой провокацией. Тем не менее, к концу июля все военнопленные красноармейцы согласились поддержать восстание.

Просто бежать было нельзя. Восстание должно было быть хорошо организовано. Печерский разработал план, согласно которому нужно было обезглавить гарнизон лагеря и захватить оружейную комнату. На подготовку всего ушла почти неделя. В итоге 14 октября 1943 года подпольщики начали бунт. Руководство лагеря было «приглашено» в рабочую часть, якобы с целью осмотра проделанной заключёнными работы. В результате подпольщикам удалось устранить 12 офицеров СС. Лагерь фактически оказался обезглавлен, однако на очереди была оружейная комната. Сняв часть часовых, подпольщики, казалось, были близки к цели, но охрана лагеря успела поднять тревогу. Захват «оружейки» не удался, и заключённые решили бежать. Более 420 человек бежало через ограждение прежде, чем солдаты вермахта открыли огонь. Осложнилась ситуация тем, что бежать пришлось через минное заграждение. К тому же охрана лагеря развернула пулеметы и начала вести огонь. Но выигранное время и пускай хоть и не до конца выполненный чёткий план помогли беглецам. Красноармейцам удалось перевели через минное поле около 300 беглецов, четверть же погибла от мин и пулемётных очередей. Из 550 заключённых лагеря не приняли участие в побеге около 130, но они были растреляны.

Практически сразу солдаты вермахта и польская «синяя полиция» начали поисковые мероприятия. К сожалению, без поддержки местного населения беглецы были обречены. В первые дни было найдено, рассекречено местными и сразу же расстреляно около 170 беглецов. В течении месяца — еще 90. Некоторые пропали без вести. Дожить до конца войны удалось лишь 53 беглецам из Собибора.

Сам лагерь был стёрт с лица земли самим фашистами. На его месте войска вермахта вспахали землю и посадили картофельное поле. Вероятно, чтобы стереть память о единственном удачном побеге.

Что же касается дальнейшей судьбы одного из руководителей мятежа Печерского Александра, уже 22 октября 1943 года он вместе с группой освобождённых узников и спасшимися красноармейцами смог выйти в сектор оккупированных фашистами территорий, что находился под влиянием партизан. В этот же день Александр Печерский вступает в местный партизанский отряд, в котором продолжает воевать вплоть до освобождения советскими войсками Беларуси. В отряде Печерский стал подрывником.

Однако в 1944 году, после освобождения Беларуси, он был обвинен в измене Родине, и его направили в штурмовой стрелковый батальон (штрафбат). Там Александр воевал до Победы, дослужился до звания капитана, был ранен в ногу и получил инвалидность. В госпитале, Печерский познакомился со своей будущей женой, которая родила ему дочь. Еще во время службы в штрафбате, Печерский посетил Москву, где выступил свидетелем по делу обвинения фашистов в ряде злодеяний. Добиться этого для «изменника» Родины смог майор Андреев, командир батальона в котором служил Печерский, после того, как узнал о событиях в Собиборе и для которого ничего не значила пропаганда.

Послевоенная жизнь Печерского была нелегкой. До 1947 года он работал в театре, однако после, почти на 5 лет лишился работы из-за своего «предательства». В 50-х смог устроиться на завод рабочим. Доживал свой век Печерский в Ростове-на-Дону. Никаких наград за организацию мятежа в Собиборе, помимо клейма «изменника», офицер не получил и после распада СССР.

Умер Александр Аронович 19 января 1990 года. Лишь в 2007 году, жители Ростова смогли добиться появления мемориальной таблички на доме, где жил ветеран. В Тель-Авиве в честь подвига Печерского и всех участников освобождения Собибора установили памятник. Еще при СССР рядом писателей и самим офицером было написано несколько книг о событиях Собибора. Все они были запрещены цензурой СССР. Впервые книга Александра Печерского «Восстание в Собиборовском лагере» в России появилась в 2012 году на 25-й Московской международной книжной выставке-ярмарки. Издана книга при поддержке фонда «Преображение» издательством «Гешарим — Мосты Культуры».

Не «глянцевый», не романтизированный подвиг участников восстания в Собиборе так и не приобрел ни народного признания, ни известности. История Печерского не единична в своем случае — история, в которой нет никакой военной романтики.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Побег из Собибора

Побегов из нацистских концлагерей было мало, групповых – еще меньше, восстаний – можно пересчитать по пальцам. В истории Второй мировой войны успешное восстание в лагере смерти было только одно.

Читать еще:  Как понять петь дифирамбы. Начальник и подчиненный

14 октября 1943 года заключенные лагеря Собибор смели ограждение, вырвались на волю и разбежались по окрестностям. Когда Гиммлеру доложили об этом, он приказал сравнять лагерь с землей: здания взорвать, землю распахать и засадить капустой. Организовал восстание советский офицер, лейтенант Александр Аронович Печерский.

Чем «лагерь смерти» отличается от концентрационного лагеря

Сразу после прихода к власти гитлеровцы начали создавать концентрационные лагеря, куда отправляли на «перевоспитание» противников режима. В 1938 году в СС решили, что руки десятков тысяч заключенных можно и должно использовать на благо государства. Лагеря стали исправительно-трудовыми.

Узники работали на строительных объектах Берлина и Нюрнберга, на военных предприятиях, каменоломнях, на шахтах. Средний срок жизни в концлагере составлял 9 месяцев. Кто-то мог прожить и дольше, а кто-то всего несколько недель.

В 1942 году началось создание спецлагерей (Sonderlager), предназначенных исключительно для уничтожения. Прибывшим объявлялось, что они прибыли в транзитный лагерь, из которого далее проследуют в трудовой. Всех раздевали и отправляли на «дезинфекцию» в душевые. Однако вместо водяных струй из распылителей вырывались клубы смертельного газа. Через 20 минут все было кончено.

«Душевые» открывали, трупы вытаскивали, специальными щипцами каждому открывали рот – искали золотые коронки, если находили – вырывали. Тела вывозили для уничтожения, «душевые» мыли и готовили к принятию новой партии обреченных.

Если в концентрационном лагере заключенный мог прожить от нескольких недель до нескольких месяцев, то в спецлагере через три часа от эшелона в несколько тысяч человек в живых не оставалось никого. Таких «фабрик смерти» было создано всего четыре: Треблинка, Хелмно, Белжец и Собибор.

Этот лагерь располагался на юго-востоке Польши и представлял собой участок в лесу 600х400м, окруженный 3 рядами колючей проволоки, между которыми ходили двойные патрули. Вокруг лагеря – минные поля и вышки с пулеметами. Хотя Собибор и был лагерем уничтожения, не всем, прибывающим в него была только одна дорога – в газовую камеру. В лагере имелся контингент заключенных.

Эсесовцы не собирались лично таскать трупы из газовых камер и заниматься их «утилизацией». Брезговали лично осматривать рты мертвецов и не собирались заниматься уборкой «душевых» после каждой «акции». Все эти работы выполняла зондеркоманда, набираемая из прибывших на уничтожение, состав которой периодически обновлялся.

На территории лагеря находились столярная, слесарная, мебельная, сапожная и портняжная мастерские, обслуживавшие администрацию и охрану лагеря — в них также работали заключенные. Лагерь расширялся, велось строительство филиала, поэтому каждый раз, выстроив вновь прибывших, эсесовский офицер шел вдоль шеренги и вызывал: «Столяры, плотники, стекольщики – выходи».

Всего в лагере находилось около 500 заключенных. Никто из них не питал иллюзий о своей судьбе – рано или поздно они все отправятся в газовую камеру. Все мечтали о побеге. Горючей смеси не хватало только детонатора. В сентябре 1943 года в лагере впервые появилась группа советских военнопленных.

Их было всего 9 человек, но это были советские люди, фронтовики, многие из них были в плену не один год. Они прошли огонь и воду, держались отдельной группой и ходили строем. Узнав, что один из охранников побывал под советской бомбежкой и был ранен, каждый раз, проходя мимо него, они запевали песню сталинских соколов «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью». Главным в группе был лейтенант Александр Печерский.

Простой советский человек

Биография этого человека вызывает изумление. Ни до, ни после в ней нет ничего героического. 1909 года рождения, среднее образование, работал на каких-то хозяйственных должностях, руководил художественной самодеятельностью.

Он и офицером-то был условным: призванный в 1941 году он как грамотный получил звание интенданта II ранга (лейтенант) и служил в артполку делопроизводителем – отвечал за ведение и хранение документации. Какой уж тут военный опыт! Но видимо было в нем нечто, позволившее совершить подвиг, повторить который не смог никто.

В октябре 1941 года Печерский попал в плен. Долгое время ему удавалось скрывать, что он еврей, когда весной 1943 года это выяснилось, для него оставался один путь – в лагерь уничтожения. Но смерть обошла его. Его отправили в рабочую команду, сформированную из военнопленных-евреев. Когда надобность в команде исчезла, ее вместе с евреями из минского гетто отправили в лагерь уничтожения.

Когда по прибытию в Собибор предложили выйти имеющим рабочие специальности, Печерский сделал шаг вперед. Вслед за ним вышли все его товарищи. Их отделили от остальных и отвели в отдельный барак. Вечером Печерский узнал, что из 2.000 человек, прибывших в эшелоне, в живых остались только он и его команда.

Через несколько дней к Печерскому подошел человек и отвел его в сторону. «Мы знаем, вы, советские, думаете о побеге. Не отвечайте, все о нем думают. Бежать из лагеря невозможно. Но если даже ваша попытка удастся, многие из оставшихся здесь будут убиты. Подумайте об этом». Печерский колебался: говоривший вполне мог быть провокатором. Но потом решил, что в лагере смерти ему терять нечего и ответил: «Значит надо готовить не побег, а восстание, чтобы уйти могли все».

В ночных беседах сумасшедшая идея начала обретать очертания: «Смотрите, лагерь охраняют около 130 человек. Но только 20 из них являются немецкими эсэсовцами, а охрану по периметру несут вахманы – бывшие советские военнопленные, согласившиеся на сотрудничество с гитлеровцами.

Без офицеров привыкшие к беспрекословному подчинению вахманы не сумеют организовать достойный отпор восстанию. Надо только уничтожить руководство лагеря. Одновременно под разными предлогами заманиваем эсэсовцев в различные уединенные места и поодиночке всех убиваем.

Затем лагерь строится и идет к центральным воротам как будто на работы. По дороге нападаем на оружейный склад. Если получится его захватить – вступаем в бой. Если нет – пойдем напролом. Вокруг лагеря минные поля, но скорее всего в районе офицерского дома мин нет, поэтому прорываться будем здесь. Все надо сделать быстро, на все у нас полчаса, от силы час».

О подготовке восстания знали 60 человек, в суть плана были посвящены менее 10. Остальные заготовляли ножи, топоры чтобы убивать эсэсовцев, точили лопаты чтобы рубить проволоку и ждали сигнала.

Читать еще:  Интервью с патрисией каас. Патрисия каас

14 октября 1943 года

Утром один из заключенных сообщил Печерскому: комендант лагеря и один из его заместителей уехали в отпуск. Выслушав, Александр ответил: «Передай всем: сегодня в 4 часа». Одного эсэсовца к 4 часам пригласили в сапожную мастерскую на примерку сапог, другого в портняжную – примерять пошитый для него китель, для третьего в столярной мастерской изготовляли шкафы, его пригласили прийти за ними тоже в 4.

Двух эсэсовцев пригласили на склад, где хранились вещи, изъятые у отправленных в газовую камеру: «Есть кожаное пальто, прямо на Вас!», одного пригласили к 4, другого к 4:30.

В начале пятого в столярную мастерскую, где находился Печерский прибежал один из боевой группы, отправленной в портняжную мастерскую. Оглянувшись, он вынул из под полы пистолет убитого эсэсовца и положил его на стол перед Печерским. «Ну что ж, — сказал Александр, — теперь у нас обратного пути нет».

Одна за другой прибегали связные и сообщали: «на вещевом складе убиты четверо», «в сапожной мастерской – двое», «в столярной – один», «телефонные провода перерезаны». Эсэсовцев резали ножами, душили, рубили топорами. Из 17 немецких офицеров, находившихся в лагере, 12 были убиты.

В руках восставших оказались 11 пистолетов и 6 винтовок. В половине пятого Печерский дал команду строить людей и выводить их к главным воротам. В центре лагеря начали собираться люди. Большинство ничего не знали, но что-то тревожное носилось в воздухе, многие плакали, прощались.

Рывок на свободу

Раздался выстрел. Это один из вахманов нашел труп убитого эсэсовца и поднял тревогу. Один из организаторов восстания крикнул: «Эсэсовцы перебиты! Сейчас или никогда!» Назначенная группа бросилась к оружейному складу. С пулеметных вышек открыли огонь, не давая возможности прорваться к оружию. Часть людей бросились к центральным воротам, часть побежала к участку ограждения за офицерским домом.

Люди смяли часовых, заготовленными ножами резали вахманов, душили их голыми руками, бежали к колючей проволоке и рубили ее топорами и заточенными лопатами.

Заключенные прорвали ограждение в нескольких местах и бросились через минное поле к лесу. Раздались взрывы. Но погибшие своей смертью расчищали дорогу бегущим следом. Из 550 заключенных более 300 вырвались на свободу.

В течение двух следующих недель гитлеровцы искали беглецов. Многие были пойманы и расстреляны. Многие пропали бесследно. Но 53 участника восстания в Собиборе дожили до конца войны. Среди них был и Александр Печерский. Он воевал, был ранен, комиссован. Последние годы жизни прожил в Ростове-на-Дону и умер в 1990 году.

В советское время А. Печерский никак не был отмечен за свой подвиг, хотя на Западе ему ставили памятники, в его честь называли улицы, о нем снимали фильмы. Факт единственного успешного восстания в лагере смерти не попал на страницы учебника истории.

Только в 2013 году прервался заговор молчания. Имя героя получила одна из улиц в его родном Ростове-на Дону, а президент России подписал указ о награждении Печерского орденом Мужества (посмертно).

Невозможный побег: как военнопленные концлагеря Собибор обманули смерть

На днях, 11 января 2018 года, в возрасте 96 лет cкончался Аркадий Вайспапир – последний из девяти бывших военнопленных, поднявших восстание в нацистском лагере смерти Собибор, выбраться живым из которого считалось невозможным.

Под знаком смерти

Большинство заключенных концентрационных лагерей должны были стать основой процветания новой европейской «расы господ»: вся теория, идеология и экономика Третьего рейха строились на использовании бесплатной рабочей силы во благо немцев.

Тех, кто был в состоянии работать, сразу же после «обработки» отправляли в Германию. Однако с оккупированных территорий до заводов и лагерей не только в Германии, но и в Восточной Европе живыми добирались не все. На узниках сказывались чудовищные условия перевозки: отсутствие нормальной пищи или вообще отсутствие пищи как таковой, болезни, сплошная антисанитария и нехватка чистой воды уносили до половины запертых в вагонах узников.

Точные цифры, раскрывающие численность узников концлагерей, оспариваются историками до сих пор. По некоторым данным, через концентрационные лагеря, построенные как на территории Германии, так и в Восточной Европе, с учетом гражданского населения могли пройти 16 миллионов человек.

Однако мириться с новой реальностью готовы были не все: начиная с 1941 года охрана лагерей с разной степенью успешности пыталась пресекать одиночные и групповые попытки побега заключенных.

Система безопасности фабрик смерти, тщательно отстроенная и структурированная, стала трещать по швам после августовского побега 1943 года. Относительно успешный бунт заключенных концлагеря Треблинка, а также проблемы с контролем объектов, на которых осуществлялся геноцид мирного населения, показали, что абсолютную гарантию повиновения узников лагерная охрана обеспечить была не в состоянии.

Историки отмечают, что в действительности успешных побегов из концлагерей было гораздо больше, чем принято считать.

«Известных и массовых побегов – да, немного. На самом деле побеги из концлагерей происходили довольно часто, а сами заключенные регулярно пополняли партизанские отряды», – отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Юрий Пашолок.

Судьбоносная встреча

В рамках операции «Рейнхард», направленной на истребление неугодных с точки зрения нацистской «расовой теории» народов, на территории Польши, были построены три объекта особого назначения. Белжец, Собибор и Треблинка относились к категории концентрационных лагерей так называемого «непрерывного» цикла. За сухой терминологией стоит чудовищная действительность: на объектах этого типа уничтожение заключенных проводилось по «ускоренной» схеме – 24 часа в сутки сразу после прибытия заключенных.

Голод, болезни и систематическое истребление нацистами представителей «неполноценных» народов привели к тому, что всего за полтора года, с июля 1942-го по октябрь 1943-го, на трех объектах из-за невыносимых условий содержания и целенаправленного уничтожения погибло не менее двух миллионов евреев.

Осенью 1943 года в Собибор в составе группы советских военнопленных прибыл Александр Печерский – офицер-красноармеец, действия которого нанесут непоправимый ущерб всей системе немецких фабрик смерти. Офицер, попавший в плен к нацистам еще в 1941 году после службы в 596-м артиллерийском полку 19-й армии, не был обычным заключенным.

Читать еще:  Поэты романтизма. Американский романтизм

Историки отмечают, что Печерский был наиболее опасен для лагерной охраны, поскольку за красноармейцем уже числились попытки побега.

«Уже через полгода после первого плена он пытался бежать. Но та попытка бегства была обречена на провал: план не был продуман до конца, да и участников было слишком мало – всего пять человек. Такого количества вполне достаточно, чтобы продвигаться уже за пределами концлагеря, но для нейтрализации охраны и выхода с территории такой группы не хватило», – рассказал в интервью телеканалу «Звезда» военный историк, кандидат исторических наук Андрей Зинченко.

От смерти Печерского спас случай. Почти все заключенные, в вагоне с которыми прибыл офицер-красноармеец, обманом были согнаны в отдельное здание якобы для санитарной обработки и медосмотра. На деле вместо душа и медицинского осмотра в здании их ждала газовая камера, в которой разом оборвались жизни 500 заключенных.

Печерский вместе с еще несколькими пленными был отобран для хозяйственных работ – уборки территории, работы с трупами уничтоженных узников и так далее.

Уже в Собиборе Печерский познакомился с другим заключенными, которых волею судеб уберегло от неминуемой смерти. Среди новых знакомых Печерского оказался и раввин Леон Фельдхендлер, ставший правой рукой офицера-красноармейца практически сразу после знакомства. Еще через несколько дней узники лагеря Собибор приступили к разработке плана побега.

Удавка на шее нациста

В числе девяти ключевых действующих лиц, набранных Фельдхендлером и Печерским из числа других заключенных, был и попавший в плен к нацистам командир отделения сержант Аркадий Вайспапир, прибывший в Собибор из Минска.

План узников Собибора не предполагал тайного выхода с объекта – для прорыва через охрану лагеря девять заключенных планировали завладеть оружием, запертым в специальном здании.

Первая часть плана включала в себя установление личных контактов с лагерной охраной. Каждый охранник изучался в отдельности – повадки, привычки, размер обуви и количество сигарет, выкуренных за день, – все тщательно запоминалось и обсуждалось среди заговорщиков. Результатом «разработки» охранников лагеря стало разрешение на относительно свободное передвижение части заключенных, занятых на хозяйственных работах.

Четырнадцатого октября 1943 года вошедшие в доверие к нацистам заключенные начали приводить план в исполнение. В мастерских, производственных помещениях, на складах с помощью отверток, гвоздей, молотков и металлических штырей с интервалом в несколько минут были уничтожены 11 охранников.

Непосредственное участие в ликвидации лагерной охраны принимал и Аркадий Вайспапир: вместе с сокамерником они подстерегли зашедших в помещение примерить новый костюм надсмотрщиков и, воспользовавшись моментом, зарубили их топорами.

Путь на свободу

План побега, разработанный Александром Печерским и другими заключенными всего за три недели, был практически реализован. Однако в решающий момент все пошло не так: в суматохе не удалось вскрыть оружейную комнату, где хранились винтовки, пулеметы и большое количество боеприпасов, с помощью которых приговоренные к смерти пленные должны были вырваться на свободу.

Нескольких единиц захваченного оружия на серьезный прорыв уже не хватало – охранники с других участков лагеря быстро поняли, что заключенные пошли на прорыв и начали стрелять на поражение.

Однако подавить мятеж огнем из пулеметов караул объекта уже не мог – 420 человек, физически способных бежать и драться, убили на пути к свободе еще нескольких охранников и, навалившись телами, сняли с петель лагерные ворота.

Высокий забор из колючей проволоки оказался не единственным препятствием на пути теперь уже бывших узников концлагеря Собибор. Окружавшие фабрику смерти минные поля при попытке побега унесли жизни 50 человек. Еще 30 узников, вырвавшихся на свободу, получили пули в спину.

Более сотни оставшихся наблюдать за восстанием со стороны узников концлагеря демонстративно расстреляли на следующий день. Позднее сам лагерь, в котором за время существования уничтожили четверть миллиона человек, снесли, а всю землю перепахали: ничто не должно было напоминать гитлеровцам о позорном провале.

Борьба за жизнь

Историки отмечают, что сразу после успешно реализованного восстания израненным и голодным, но уже бывшими военнопленным пришлось решать, что делать дальше. От былого единодушия, рожденного ненавистью к нацистам, не осталось и следа: группа под руководством Печерского, состоявшая в основном из красноармейцев-фронтовиков, приняла решение выходить к линии фронта и пробиваться к своим. Члены других групп решили, что безопаснее всего будет остаться на территории Польши, смешаться с гражданскими и дожидаться благополучного исхода.

«Несмотря на то что боевая группа из бывших военнопленных без оружия была, в общем-то, не очень эффективна, именно решение идти к линии фронта и возвращаться в Белоруссию спасло жизни большей части покинувших Собибор», – отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк, кандидат исторических наук Андрей Зинченко.

Почти все бежавшие из Собибора красноармейцы примкнули к партизанским отрядам, уничтожавшим противника на территории Белоруссии. Лидер восстания Александр Печерский вместе с несколькими бойцами вошел в состав партизанского отряда имени Щорса, в котором до освобождения Белоруссии и соединения партизанских отрядов с Красной армией воевал подрывником.

Лидерские качества Печерского проявились вновь: он был на хорошем счету не только у командования, но и у сослуживцев. Позднее, уже после проверок по линии контрразведки, Печерский воевал в составе частей 1-го Прибалтийского фронта. Чудом избежав смерти, проявив доблесть и героизм, руководитель восстания смертников из лагеря Собибор продолжил боевую службу и в дальнейшем был награжден медалью «За боевые заслуги».

Аркадий Вайспапир после бегства также продолжил боевую службу – после перехода в Белоруссию он вступил в партизанский отряд имени Фрунзе, в котором прослужил в должности пулеметчика вплоть до соединения партизанского подполья с частями Красной армии.

Побег из концлагеря Собибор, наряду с бунтами в концлагере Маутхаузен и бегством советских военнопленных с ракетного полигона Пенемюнде, спустя более 70 лет по-прежнему символизирует стойкость разных народов перед лицом неминуемой смерти.

Источники:

http://kulturologia.ru/blogs/191013/19054/
http://topwar.ru/122352-pobeg-iz-sobibora.html
http://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201801141220-2rbg.htm

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector