10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Легенды о робин гуде. Баллады о Робин Гуде

Легенды о робин гуде. Баллады о Робин Гуде

Он был пригожим молодцом,
Когда служить пошел
Пажом усердным в графский дом
За деньги и за стол.

Ему приглянулась хозяйская дочь,
Надежда и гордость отца,
И тайною клятвой они поклялись
Друг друга любить до конца.

Однажды летнею порой,
Когда раскрылся лист,
Шел у влюбленных разговор
Под соловьиный свист.

— О Вилли, тесен мой наряд,
Что прежде был широк,
И вянет-вянет нежный цвет
Моих румяных щек.

Когда узнает мой отец,
Что пояс тесен мне,
Меня запрет он, а тебя
Повесит на стене.

Ты завтра к окну моему приходи
Украдкой на склоне дня.
К тебе с карниза я спущусь,
А ты поймай меня!

Вот солнце встало и зашло,
И ждет он под окном
С той стороны, где свет луны
Не озаряет дом.

Открыла девушка окно,
Ступила на карниз
И с высоты на красный плащ
К нему слетела вниз.

Зеленая чаща приют им дала,
И прежде чем кончилась ночь,
Прекрасного сына в лесу родила
Под звездами графская дочь.

В тумане утро занялось
Над зеленью дубрав,
Когда от тягостного сна
Очнулся старый граф.

Идет будить он верных слуг
В рассветной тишине.
— Где дочь моя и почему
Не поднялась ко мне?

Тревожно спал я в эту ночь
И видел сон такой:
Бедняжку-дочь уносит прочь
Соленый вал морской.

В лесу густом, на дне морском
Или в степном краю
Должны вы мертвой иль живой
Найти мне дочь мою!

Искали они и ночи и дни,
Не зная покоя и сна,
И вот очутились в дремучем лесу,
Где сына качала она.

«Баюшки-бáю, мой милый сынок,
В чаще зеленой усни.
Если бездомным ты будешь, сынок,
Мать и отца не вини!»

Спящего мальчика поднял старик
И ласково стал целовать.
— Я рад бы повесить отца твоего,
Но жаль твою бедную мать.

Из чащи домой я тебя принесу,
И пусть тебя люди зовут
По имени птицы, живущей в лесу,
Пусть так и зовут: Робин Гуд!

Иные поют о зеленой траве,
Другие — про белый лен.
А третьи поют про тебя, Робин Гуд,
Не ведая, где ты рожден.

Не в отчем дому, не в родном терему
Не в горницах цветных, —
В лесу родился Робин Гуд
Под щебет птиц лесных.

Робин Гуд и мясники 2

Спешите на улицу, добрые люди,
Послушайте песню мою.
О славном стрелке, удалом Робин Гуде,
Для вас я сегодня спою.

В лесу на рассвете гулял Робин Гуд.
Вдруг слышит он топот копыт.
Мясник молодой на лошадке гнедой
На рынок рысцою трусит.

— Скажи, молодец, — говорит Робин Гуд, —
В какой ты живешь стороне
И что за товар ты везешь на базар?
Ты больно понравился мне.

— Мне некогда, сударь, рассказывать вам,
В какой я живу стороне,
А мясо на рынок везу в Ноттингам
Продать там по сходной цене.

— Послушай-ка, парень, — сказал Робин Гуд,
А сколько возьмешь ты с меня
За все целиком: за мясо с мешком,
Уздечку, седло и коня?

— Немного возьму, — отвечает мясник, —
Чтоб в город товар не везти.
За мясо с мешком и коня с ремешком
Пять марок ты мне заплати.

— Бери свои деньги, — сказал Робин Гуд, —
Бери заодно с кошельком
И пей за меня, чтобы с этого дня
Счастливым я стал мясником!

Верхом прискакал Робин Гуд в Ноттингам,
Проехал у всех на виду,
К шерифу пошел — и деньги на стол
За место в торговом ряду.

С другими купцами он сел торговать,
Хоть с делом он не был знаком,
Не знал, как продать, обмануть, недодать.
Он был мясником-новичком.

Но шибко торговля пошла у него.
Что хочешь плати — и бери!
За пенни свинины он больше давал,
Чем все остальные за три.

Он только и знал — зазывал, продавал,
Едва успевал отпускать.
Он больше говядины продал за час,
Чем все остальные за пять.

— Дворянский сынок, — мясники говорят, —
В убыток себе продает.
Он, видно, отца разорит до конца,
Бездельник, повеса и мот!

Подходят знакомиться с ним мясники.
— Послушай, собрат и сосед,
На рынке одном мы товар продаем.
Должны разделить и обед.

— Мы все мясники, — отвечал Робин Гуд, —
Одна небольшая семья.
Сочту я за честь попить и поесть
И чокнуться с вами, друзья!

Толпою к шерифу пришли они в дом,
Садятся обедать за стол.
— А младший наш брат, — мясники говорят, —
Молитву за нас бы прочел.

— Помилуй нас, боже, — сказал Робин Гуд, —
Дай хлеб нам насущный вкусить
И выпить винца, чтоб согрелись сердца!
Мне не о чем больше просить.

— А ну-ка, хозяйка, — сказал Робин Гуд, —
Друзей угостить я хочу.
Давай нам вина, и по счету сполна
За всех я один заплачу.

— Вы пейте и ешьте, — сказал Робин Гуд, —
Пируйте весь день напролет.
Не все ли равно, что стоит вино!
Беру на себя я расчет.

— Дворянский сынок! — говорят мясники, —
Он продал именье отца
И весь свой доход за будущий год
Решил промотать до конца.

— Давно ль, — говорит Робин Гуду шериф, —
Ты в наши приехал места?
Как жив и здоров и много ль голов
Рогатого держишь скота?

— Рогатого много держу я скота —
Две сотни голов или три, —
А впрочем, наведайся в наши места
И сам на него посмотри.

Пасется мой скот по лесам, по лугам,
Телята сейчас у коров.
И, если захочешь, тебе я продам
Задешево сотню голов!

Садится шериф на гнедого коня,
Три сотни червонцев берет
И едет верхом за лихим мясником
В леса покупать его скот.

В Шервудскую чащу въезжают они —
Охотников славных приют.
— Спаси меня, боже, — воскликнул шериф, —
Коль встретится нам Робин Гуд!

Читать еще:  Живописец рафаэль. Raffaello Santi

По узкой тропе они едут вдвоем.
И вдруг увидал Робин Гуд:
Лесные олени меж темных ветвей
От них врассыпную бегут.

— Вот здесь и живет рогатый мой скот!
Тут несколько сотен голов.
Коль можешь купить, — тебе уступить
Я сотню-другую готов!

Протяжно в рожок затрубил Робин Гуд,
И разом явились на зов
С двух разных сторон и Маленький Джон,
И семеро лучших стрелков.

— Что скажешь? — спросил его Маленький Джон.
Каков твой приказ, Робин Гуд?
— Пожаловал к нам Ноттингамский шериф.
Пускай ему ужин дадут!

— Что ж, милости просим, почтенный шериф,
Тебя поджидаем давно.
Отличным жарким мы тебя угостим.
А ты нам плати за вино!

Дрожащий шериф протянул кошелек,
Не молвив ни слова в ответ.
И так же без слов отсчитал Робин Гуд
Три сотенки звонких монет.

Потом он шерифа повел за собой,
Опять посадил на коня
И крикнул вослед: — Поклон и привет
Жене передай от меня!

Робин Гуд и шериф 3

Двенадцать месяцев в году,
Считай иль не считай.
Но самый радостный в году
Веселый месяц май.

Вот едет, едет Робин Гуд
По травам, по лугам
И видит старую вдову
При въезде в Ноттингам.

— Что слышно, хозяйка, у вас в городке? —
Старуху спросил Робин Гуд.
— Я слышала, трое моих сыновей
Пред казнью священника ждут.

— Скажи мне, за что осудил их шериф?
За что, за какую вину:
Сожгли они церковь, убили попа,
У мужа отбили жену?

— Нет, сударь, они не виновны ни в чем.
— За что же карает их суд?
— За то, что они королевскую лань
Убили с тобой, Робин Гуд.

— Я помню тебя и твоих сыновей.
Давно я пред ними в долгу.
Клянусь головою, — сказал Робин Гуд, —
Тебе я в беде помогу!

Вот едет, едет Робин Гуд
Дорогой в Ноттингам
И видит: старый пилигрим
Плетется по холмам.

— Что слышно на свете, седой пилигрим? —
Спросил старика Робин Гуд.
— Трех братьев у нас в Ноттингамской тюрьме
На смерть в эту ночь поведут.

— Надень-ка одежду мою, пилигрим.
Отдай-ка свое мне тряпье,
А вот тебе сорок монет серебром —
И пей за здоровье мое!

— Богат твой наряд, — отвечал пилигрим, —
Моя одежонка худа.
Над старым в беде и над нищим в нужде
Не смейся, сынок, никогда.

— Бери, старичок, мой богатый наряд.
Давай мне одежду свою,
И двадцать тяжелых монет золотых
Тебе я в придачу даю!

Колпак пилигрима надел Робин Гуд,
Не зная, где зад, где перед.
— Клянусь головой, он слетит с головы,
Чуть дело до дела дойдет!

Штаны пилигрима надел Робин Гуд.
Хорошие были штаны:
Прорехи в коленях, прорехи с боков,
Заплата пониже спины.

Надел Робин Гуд башмаки старика
И молвил: — Иных узнают
По платью, а этого можно узнать,
Увидев, во что он обут!

Надел он дырявый, заплатанный плащ,
И только осталось ему
Клюкой подпереться да взять на плечо
Набитую хлебом суму.

Идет, хромая, Робин Гуд
Дорогой в Ноттингам,
И первым встретился ему
Шериф надменный сам.

— Спаси и помилуй, — сказал Робин Гуд. —
На старости впал я в нужду.
И если ты честно заплатишь за труд,
К тебе в палачи я пойду!

— Штаны и кафтан ты получишь, старик,
Две пинты вина и харчи.
Да пенсов тринадцать деньгами я дам
За то, что пойдешь в палачи!

Но вдруг повернулся кругом Робин Гуд
И с камня на камень — скок.
— Клянусь головою, — воскликнул шериф, —
Ты бодрый еще старичок!

— Я не был, шериф, никогда палачом,
Ни разу не мылил петлю.
И будь я в аду, коль на службу пойду
К тебе, к твоему королю!

Не так уж я беден, почтенный шериф.
Взгляни-ка на этот мешок:
Тут хлеба краюшка, баранья нога
И маленький звонкий рожок.

Рожок подарил мне мой друг Робин Гуд.
Сейчас от него я иду.
И если рожок приложу я к губам,
Тебе протрубит он беду.

— Труби, — засмеялся надменный шериф, —
Пугай воробьев и синиц.
Труби сколько хочешь, покуда глаза
Не вылезут вон из глазниц!

Протяжно в рожок затрубил Робин Гуд,
И гулом ответил простор.
И видит шериф: полтораста коней
С окрестных спускаются гор.

И снова в рожок затрубил Робин Гуд,
Лицом повернувшись к лугам,
И видит шериф: шестьдесят молодцов
Несутся верхом в Ноттингам.

— Что это за люди? — воскликнул шериф.
— Мои! — отвечал Робин Гуд. —
К тебе они в гости явились, шериф,
И даром домой не уйдут.

В ту ночь отворились ворота тюрьмы,
На волю троих отпустив,
И вместо охотников трех молодых
Повешен один был шериф.

Три баллады о Робин Гуде. — Балладный цикл о Робин Гуде насчитывает более четырех десятков баллад, повествующих о различных приключениях героя и его товарищей.

Точное время возникновения баллад о Робин Гуде трудно установить; предположительно, они восходят к XI веку, ко времени завоевания Англии норманскими рыцарями. В этих легендах отразилась борьба против чужеземных норманских феодалов, которые, по словам английского историка XII века Вильяма Мэльмсберийского (ок. 1080 — ок. 1143), «считали все для себя дозволенным, проливали по прихоти кровь, вырывали у бедняка кусок хлеба изо рта, забирали все: деньги, имущество, землю. «

Позднее крестьянская война Уолта Тайлора (1381) вызвала появление новых баллад о Робин Гуде. Самые поздние варианты — XV века.

Согласно легенде, Робин Гуд жил со своей «веселой ватагой» в Шервудском лесу. Главными его врагами были ноттингамский шериф, жестоко притеснявший народ, и монахи.

«Народные баллады, — писал А.М. Горький, — рисуют Робин Гуда неутомимым врагом угнетателей-норманнов, любимцем поселян, защитником бедняков, человеком, близким всякому, кто нуждался в его помощи. И в благодарность за это поэтическое чувство народа сделало из простого, может быть, разбойника героя, почти равного святому» (предисловие к сб. «Баллады о Робин Гуде», Пг. 1919, стр. 12). ↑

Рождение Робин Гуда. — Впервые под названием «Робин Гуд» с первой строкой «Был Вилли статным молодцом. » в сб. «Избранные переводы», 1946.

Готовя к печати второй том сб. «Стихи, сказки, переводы», 1952, С. Маршак провел значительную стилистическую правку текста перевода.

Читать еще:  Музыкальные инструменты в живописи. Ванитас

Согласно одним легендам, Робин Гуд был по происхождению йоменом (вольным крестьянином); согласно другим — знатным дворянином. В варианте баллады, переведенном С. Маршаком, его мать — дочь графа. «В этом желании сделать во что бы то ни стало своего любимца человеком знатного рода, кажется, скрыто наивное желание простых людей сказать аристократии: «Чем наши хуже ваших?» — писал о Робин Гуде А.М. Горький (предисловие к сб. «Баллады о Робин Гуде», Пг. 1919, стр. 12).

Печатается по сб. «Избранные переводы», 1959. ↑

Робин Гуд и мясники. — Впервые с подзаголовком «Английская народная баллада» в журнале «Пионер», 1946, № 2-3.

Упоминаемый в балладе Маленький Джон — непременный персонаж английских баллад о Робин Гуде, его первый помощник. Прозвище ироническое, так как, по преданию, Маленький Джон был очень высокого роста (семи футов).

Печатается по сб. «Избранные переводы», 1959. ↑

Робин Гуд и шериф. — Впервые с подзаголовком «Английская народная баллада» в журнале «Пионер», 1946, № 4.

С. Маршак перевел эту балладу в 1914-1915 годах; сохранился автограф первой половины перевода баллады, сильно отличающегося от нового перевода 1945-1946 годов.

Печатается по сб. «Избранные переводы», 1959. ↑

РОБИН ГУД

Английские легенды о Робин Гуде дошли до нашего времени в форме баллад, стихов-песен, которые исполнялись под музыку и пляски. Они зародились в XIII веке, когда норманны завоевали Англию и притесняли местное население. Предполагают, что у Робин Гуда был прототип — владелец земли, у которого отобрали имущество. Он вынужден был отправиться в леса, где в те времена скрывалось много разбойников. Робин отличался от всех умением метко стрелять из лука и благородством, он защищал слабых и угнетенных. Неслучайно его чаще называли не разбойником, а народным мстителем.

В средневековой Англии существовали суровые законы, дававшие королю право единолично распоряжаться всеми своими землями, угодьями и подданными. Вся живность в лесах принадлежала королю. Никто не имел права охотиться в королевских угодьях. Замеченному в охоте грозила смертная казнь, которая нередко осуществлялась на месте. Иногда так называемых браконьеров приводили в города и казнили прилюдно на рыночной площади.

Робин Гуд и его вольные стрелки скрывались в знаменитых Шервудских лесах. Они грабили на дорогах и охотились. Их выслеживали вооруженные лесничие, гонялись королевские стражники, но поймать удачливого Робина не удавалось. Чаще всего стражники оказывались одураченными, что давало народу повод для сочинения насмешливых шуток, стихов, песен.

Однажды лесничие поймали в лесу двух сыновей одной вдовы, которые подстрелили оленя. Их привели в Ноттингем. Шериф велел обоих повесить на рыночной площади при скоплении народа. Об этом донесли Робин Гуду. Он решил спасти юношей, переоделся нищим и пришел на рыночную площадь. Но едва шериф и его подопечные подвели братьев к виселице, как Робин Гуд вытащил свой рожок и затрубил. Тотчас на площадь прискакали его стрелки, одетые в зеленые плащи, которые ждали этого сигнала. Они освободили парней и посмеялись над шерифом.

Обо всех неудачах доносили королю, который жаждал поймать ненавистного ему Робин Гуда. Прибывшему из Ноттингема шерифу король посоветовал выманить разбойника из леса хитростью, схватить его и привести к нему для казни.

Шериф объявил турнир-состязание стрелков из лука. Победитель получал в награду золотую стрелу. Он рассчитывал, что вольные стрелки захотят принять участие в состязании и прибудут, как всегда, в зеленых плащах. Но один из сподвижников Робин Гуда по прозвищу Малютка Джон посоветовал сменить зеленые плащи на пестрые. Переодевание удалось. Шериф и его подопечные не узнали в толпе вольных стрелков. Победителем турнира стал Робин Гуд, он получил золотую стрелу и вместе с сотоварищами благополучно вернулся в лес.

Оттуда они направили шерифу язвительное письмо, в котором назвали победителя турнира. Это письмо они прикрепили к стреле. Робин Гуд выстрелил, стрела полетела через лес и попала в раскрытое окно шерифа.

Еще не раз Робин Гуд подсмеивался над шерифом: он и грабил его, и обманывал, и всегда поучал — не притесняй бедняков.

Как-то Робин Гуд отдыхал под деревом. Мимо него прошел веселый парень, распевавший песню. Через некоторое время парень возвращался той же дорогой и был очень грустным. Робин Гуд спросил его, отчего он так печален, и тот рассказал, что собирался жениться, но из села его невесту насильно забрал лорд и хочет сделать ее своей женой. Робин Гуд тут же позвал своих вольных стрелков, они вскочили на коней и помчались в селение. Они успели вовремя — лорд и девушка находились уже в церкви. Робин Гуд прогнал старого лорда, и парень со своей невестой тут же обручился.

Вскоре Робин Гуд решил и сам жениться. Он выбрал себе благородную девушку, представился перед ней графом. Девушка его полюбила, но ему пришлось вернуться в свой Шервудский лес. Опечаленная девушка переоделась и отправилась его искать. Робин Гуд тоже переоделся и вышел на дорогу. Он встретил богато одетую девушку и принял ее за купца. Девушка тоже его не узнала. Они взялись за оружие, но ошибка вскоре выяснилась. Там же в лесу они обручились.

Прошли годы, и Робин Гуд почувствовал, что ослабела его рука, стрела летела мимо цели. Он понял, что пришел его час. Его отправили на выздоровление в женский монастырь. Но там ему пускали кровь, и он ослабел еще сильнее. В конце концов его снова привезли в лес. Там он в последний раз выпустил свою стрелу и дал наказ своим товарищам — похоронить его в том месте, где упадет стрела.

Онлайн чтение книги ВОДЫ КЛАЙДА
Баллады о Робин Гуде

Робин Гуд и лесники

Высок и строен Робин Гуд.

Ему пятнадцать лет,

И веселее смельчака

Во всей округе нет.

Пришел однажды в Нотингем

Отважный Робин Гуд.

Глядит — пятнадцать лесников

Вино и пиво пьют.

Пятнадцать дюжих лесников

Пьют пиво, эль и джин.

«Все бедняки у нас в руках,

Не пикнет ни один!»

«А ну, скажите, лесники,

Что нового в стране?»

«Король на спор зовет стрелков».

«Ну что ж, мой лук при мне».

«Твой лук? — смеются лесники. —

Кто звал тебя, юнца?

Да ты, мальчишка, тетиву

Натянешь до конца?»

«Я ставлю двадцать золотых,

Для ровного числа.

Оленя за пятьсот шагов

Убьет моя стрела».

«Идет, — сказали лесники, —

Любой заклад хорош.

Оленя за пятьсот шагов,

Хоть лопни, не убьешь».

Читать еще:  Всё самое интересное в одном журнале.

Но не успел никто из них

Ни охнуть, ни моргнуть,

Как Робин за пятьсот шагов

Попал оленю в грудь.

Один прыжок, другой прыжок —

Олень на землю лег.

«Моя победа, лесники,

«Не стоит, парень, наш заклад

Ступай-ка прочь, не то, смотри,

Намнем тебе бока».

Тут Робин взял свой верный лук

И связку длинных стрел

И, отойдя от лесников,

На них, смеясь, смотрел.

Вовсю смеясь, за разом раз

Спускал он тетиву,

И каждый раз один лесник

Валился на траву.

Последний бросился бежать,

Помчался что есть сил,

Но зоркий Робин и его

Тогда шериф своим стрелкам

Велел бежать бегом,

За королевских лесников

Расправиться с врагом.

Одних без ног несли домой,

Других стрелков — без рук,

А Робин Гуд ушел в леса,

Забрав свой верный лук.

Робин Гуд и вдова

Двенадцать месяцев в году,

Их дюжина, считай,

Но веселее всех других

Весенний месяц май.

Из леса вышел Робин Гуд,

И видит — старая вдова

«Что слышно нового, вдова?» —

Сказал ей Робин Гуд.

«Трех сыновей моих на казнь

«А чем же эти молодцы

Сожгли соседний монастырь?

Чужих украли жен?»

«Как можно, добрый человек,

Не жгли они монастыря,

Чужих не крали жен».

«За что же слуги короля

На казнь их поведут?»

«Они охотились в лесу

С тобою, Робин Гуд!»

«Клянусь, — воскликнул Робин Гуд —

Ты рано плачешь, мать!

Но видит бог, что я бы мог

Вот Робин в город Ноттингем

И нищий встретился ему,

Совсем седой старик.

«Что слышно нового, отец?» —

Промолвил Робин Гуд.

«Сегодня в городе на казнь

Трех братьев поведут».

«Снимай, отец, свое тряпье,

Наденешь мой наряд.

А вот мешочек серебра,

Хоть месяц пей подряд».

«Красив и прочен твой наряд,

А мой совсем худой.

Не обижай меня, сынок,

Не смейся над нуждой».

«Снимай, снимай свое тряпье,

Оно мне подойдет.

А вот и двадцать золотых —

Пируй хоть целый год!»

Стал одеваться Робин Гуд.

Сперва надел колпак.

И тот колпак стоял колом,

Накинул Робин ветхий плащ.

Висел он как мешок

И был залатан вкривь и вкось

И вдоль, и поперек.

Надел он старые штаны

С огромною дырой.

«Ого! — воскликнул Робин Гуд. —

Надел чулки и башмаки,

И снова в путь готов.

«В таких чулках, — прибавил он, —

Спасаться от долгов!»

И посмеялся Робин Гуд

«Да, по одежке встретят нас,

Проводят по уму».

Прошел заставу Робин Гуд,

Плащом лицо прикрыв.

И вот на улице ему

Попался сам шериф.

«Спаси господь тебя, шериф,

А я тут ни при чем.

Скажи-ка, что ты дашь тому,

Кто будет палачом?»

«Штаны из лучшего сукна, —

Шериф ему в ответ. —

Штаны из лучшего сукна

И пригоршню монет».

Тут ловко прыгнул Робин Гуд,

Вскочил на старый пень.

«Эй, старичок, — сказал шериф, —

Ты скачешь, как олень!»

«Я помогать тебе, шериф,

Не стану нипочем.

Проклятье вечное тому,

Кто будет палачом.

Мешок для мяса я ношу,

Для хлеба два мешка,

А этот маленький мешок —

Для звонкого рожка.

Рожок мой знает Робин Гуд

И весь лесной народ,

И эта музыка тебе

Добра не принесет».

«Ну что ж, труби! — сказал шериф. —

Труби, покуда у тебя

Не вылезут глаза!»

Запел рожок, — и дальний лог

И скачет сотня верховых

По ближнему холму.

Запел рожок, — и топот ног

И пятьдесят лихих стрелков

Бегут в густой пыли.

«Кто там бежит? — спросил шериф. —

«Ступай, шериф, встречать гостей!» —

Ответил Робин Гуд.

Шериф готовил три петли

Но в этот день в одной из них

Он был повешен сам.

Робин Гуд и мясник

Однажды на лесной тропе

Прекрасным летним днем

Увидел Робин мясника

С тележкой и конем.

«Привет, привет тебе, мясник.

Твой конь и впрямь хорош.

Давно ли начал торговать

И сытно ли живешь?»

«Не первый год, — мясник в ответ, —

Торговлю я веду.

Как подойдет базарный день,

Стою в мясном ряду».

«Ну что ж, — промолвил Робин Гуд,

Другую речь начнем.

А сколько стоит твой товар,

С тележкой и конем?»

«Немного стоит мой товар.

Чтоб не жалеть о нем —

Всего четыре золотых,

С тележкой и конем».

«Плачу на месте за товар,

Посмотрим, есть ли мясники

Приехал Робин в Ноттингем

И начал торговать.

За пенс он больше отдавал,

Чем мясники — за пять.

Вокруг тележки и коня

Сидят без дела мясники,

А Робин продает.

«Смешно, — сказали мясники, —

Смотреть на молодца.

Должно быть, он решил спустить

Ну что ж, здорово, новичок!

На пир тебя зовем.

Сегодня все мы, мясники,

Идем к шерифу в дом».

«Будь проклят, — Робин отвечал,

Кто с вами не пойдет.

Пируем вместе, мясники,

Хоть ночь, хоть целый год!»

И у шерифа за столом

Похвастал Робин Гуд:

«За всех я золотом плачу,

Кто пьет сегодня тут!»

«Он спятил, — шепчут мясники, —

Он бредит, он в жару».

«Постой же, — думает шериф, —

«Скажи, мясник, — спросил шериф,

Богат ли ты скотом?»

«О да, мой добрый господин,

И землями притом.

Пятьсот голов в моих стадах,

Бог видит, я не лгу,

И если хочешь посмотреть,

Я показать могу».

Шериф уселся на коня,

А Робин Гуд в тележку сел

Вот едет по лесу шериф,

И говорит: «Храни господь

Еще проехали они,

И мимо, напролом,

Олени вихрем пронеслись,

Не меньше ста числом.

«Ну как, шериф, хорош ли скот,

Богаты ли стада?»

«Молчи, мясник, я сам не рад,

Что выехал сюда».

Тут Робин трижды протрубил,

И на знакомый зов

Со всех сторон его стрелки

Сбежались из кустов.

К шерифу Робин подошел,

Потряс его слегка

И вытряс груду золотых

На плащ из кошелька.

Из леса выбрался шериф,

Качаясь на коне.

«Прощай, шериф, и помни нас,

Да кланяйся жене!»

Добрался до дому шериф,

Велел позвать жену

И ей, вздыхая, рассказал

О том, как был в плену.

«И поделом, — жена в ответ, —

Зачем поехал сам?

Тебе ли Робина ловить

Да рыскать по лесам?»

«Разбойник смел, — вздохнул шериф,

Ловить его не мне.

Куда спокойнее, жена,

Держаться в стороне!»

Робин Гуд и лесники освобождение Вилла Статли

Источники:

http://s-marshak.ru/works/trans/trans010.htm
http://100legend.ru/?p=187
http://librebook.me/vody_klaida/vol1/1

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector