5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Купер шпион. Фенимор Купер «Шпион

Джеймс Фенимор Купер «Шпион»

Шпион

Другие названия: The Spy: A Tale of the Neutral Ground; Шпион, или Повесть о нейтральной территории

Язык написания: английский

Перевод на русский: Е. Чистякова-Вэр (Шпион), 1956 — 1 изд. Е. Шишмарёва, Э. Березина (Шпион, Шпион, или Повесть о нейтральной территории), 1962 — 7 изд. Е. Шишмарёва, Э. Бер (Шпион, или Повесть о нейтральной территории, Шпион), 1974 — 8 изд.

  • Жанры/поджанры: Историческая проза
  • Общие характеристики: Приключенческое | Психологическое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Америка( Северная ) )
  • Время действия: Новое время (17-19 века)
  • Линейность сюжета: Линейный с экскурсами
  • Возраст читателя: Любой

В центре повествования одного из лучших исторических романов Джеймса Фенимора Купера судьба обычного фермера и торговца вразнос Гарви Бёнча. Его жизнь, как и жизнь многих других храбрых, но оставшихся неизвестными в истории людей, — это подвиг во имя независимости своей Родины.

Доступность в электронном виде:

AlexR, 27 сентября 2014 г.

После чтения этого романа осталось двойственное ощущение.

С одной стороны, роман действительно увлекателен – и непосредственно своими событиями, и тем историческим фоном, на котором они развиваются. За его персонажей переживаешь и им сочувствуешь. Автор, по его собственным словам, «своей темой выбрал патриотизм» – и это точно характеризует идейное содержание произведения. Книга должна была вызывать (и, наверно, вызывала) у её американских читателей чувство гордости за свою тогда ещё очень молодую страну. Сами слова «патриотизм» и «патриот» отнюдь не воспринимаются при чтении романа как затёртые и утратившие свою подлинную значимость избитые выражения. То же можно сказать и о слове «честь».

И при этом произведение вполне камерное – большая часть событий происходит с членами одной семьи Уортонов или с людьми, волею судеб оказавшимися достаточно близкими ей. Но в жизни этой семьи, как в капле воды, отразился весь драматизм – и героизм – исторической эпохи.

В романе находится место и юмору (например, в рассуждениях Ситгривса).

За рядом разбросанных по тексту высказываний (в частности, всё того же Ситгривса) явно просматривается отрицательное отношение Купера к рабству.

Порой повествование становится явно мелодраматичным или сентиментальным – но сделаем скидку на время и литературную обстановку.

С другой стороны, от прочитанного осталось ощущение некоторой нелепости.

Автор, по-моему, переборщил с описанием невероятных способностей Бёрча к перевоплощению.

У меня по мере чтения возникло и окрепло мнение, что Харпер – это некий высокопоставленный чин в штабе у Вашингтона, исполняющий функции начальника разведки (точно так же, как в действительной жизни аналогичную роль играл упомянутый Купером в предисловии мистер Х. – реальный Джон Джей), а отнюдь не Вашингтон. Это мнение не было опровергнуто даже допускающей разные толкования фразой о Харпере, сказанной Вашингтоном при его прощальной встрече с Бёрчем.

Лишь после прочтения романа, просматривая его обзоры в разных источниках, я наткнулся на неоднократное отождествление Харпера с самим Вашингтоном.

Под конец я задался вопросом: а какие произведения русской литературы (столь же молодой, как и американская, если вести отсчет от XVIII столетия) примерно того же времени по своей тематике и идейной направленности хотя бы приблизительно соответствуют «Шпиону» Купера? Мне пришла на ум «Капитанская дочка» Пушкина. События обеих книг хронологически довольно близки (1780 год и 1773–1775); в сюжетах можно найти ряд параллелей (например: героиня спасает героя от грозящей тому по решению военного суда смерти, случайно встретившись с первым лицом государства, при этом не зная, с кем в действительности она разговаривает).

Str_Kremen6, 23 января 2013 г.

Шпион — первый роман Джеймса Фенимора Купера, принёсший ему известность не только в Америке, но и в Европе. Перевод на множество языков и тысячи переизданий тому подтверждение. В центре романа жизнь одного простого, на первый взгляд, разносчика, чья жизнь состоит в том, чтобы подороже продать товар. Однако, по мере чтения мы узнаём, что Гарви Бёрч ,главный герой, не так уж и прост, ибо желание американской армии во что бы то не стало повесить сего человека есть тому доказательство. Лишь в конце романа раскрывается вся правда о судьбе Гарви, который оказался честным и самоотверженным патриотом , верно служившим своей родине. Самое интересное, что история, поведанная в романе, основывается на реальных событиях

Читая роман «Шпион» , не перестаёшь удивляться, насколько тонким психологом является Фенимор Купер. В произведение огромное количество действующих лиц, однако, как ярко он описал каждого из низ. Насколько живо автор представил отношения, чувства,переживание и наконец диалоги каждого персонажа. Читая это произведение, полностью погружаешься в атмосферу конца XVIII века. Может, кому-то может и показаться такое повествование слишком растянутым, и будет тот человек в чём-то прав, но мне столь подробное описание быта и жизни людей того времени оказалось по душе. Да и к тому же в центре внимания столь интересная, таинственная и в то же время печальная история войны за независимость Соединённых Штатов Америки. Автор прекрасно передал дух войны, превосходно описал военный устрой, и то, что эта война привнесла.Как из-за столь ужасного события рушатся семьи , как погибают не в чём не повинные люди, как появляются мародёры, пользующиеся тяжелой ситуацией в стране. Но и конечно же любовь. Сможет ли молодая и чувственная, ранимая девушка полюбить бравого, смелого майора Виргинской кавалерии ?

Читать еще:  Игры парься и знакомься бутылочка. Кровавая баня

Такие произведения, я считаю, обязательно стоит читать. Подобные романы , безусловно, входят в золотой фонд мировой литературы .

Купер шпион. Фенимор Купер «Шпион

Джеймс Фенимор Купер

Шпион, или Повесть о нейтральной территории

Однажды вечером на исходе 1780 года по одной из многочисленных небольших долин графства Вест-Честер [2] ехал одинокий всадник. Пронизывающая сырость и нарастающая ярость восточного ветра, несомненно, предвещали бурю, которая, как здесь часто бывает, порой длится несколько дней. Но напрасно всадник зорким глазом всматривался в темноту, желая найти подходящее для себя убежище, где он мог бы укрыться от дождя, уже начавшего сливаться с густым вечерним туманом. Ему попадались только убогие домишки людей низкого звания, и, принимая во внимание непосредственную близость войск, он считал неразумным и даже опасным в каком-нибудь из них остановиться.

После того как англичане завладели островом Нью-Йорк, территория графства Вест-Честер стала ничьей землей, и до самого конца войны американского народа за независимость здесь действовали обе враждующие стороны. Значительное число жителей – то ли в силу родственных привязанностей, то ли из страха, – вопреки своим чувствам и симпатиям, придерживались нейтралитета. Южные города, как правило, подчинялись королевской власти, тогда как жители северных городов, находя опору в близости континентальных [3] войск, смело отстаивали свои революционные взгляды и право на самоуправление. Многие, однако, носили маску, которую еще не сбросили к этому времени; и не один человек сошел в могилу с позорным клеймом врага законных прав своих соотечественников, хотя втайне был полезным агентом вождей революции; с другой стороны, если бы открыть секретные шкатулки кой-кого из пламенных патриотов, можно было бы вытащить на свет божий королевские охранные грамоты [4], спрятанные под британскими золотыми монетами.

Заслышав стук копыт благородного коня, каждая фермерша, мимо жилища которой проезжал путник, боязливо приоткрывала дверь, чтобы взглянуть на незнакомца, и, возможно, обернувшись назад, сообщала результаты своих наблюдений мужу, стоявшему в глубине дома наготове к бегству в соседний лес, где он обычно прятался, если ему грозила опасность. Долина была расположена примерно в середине графства, довольно близко от обеих армий, поэтому нередко случалось, что обобранный одной стороной получал обратно свое имущество от другой. Правда, ему не всегда возвращали его же добро; пострадавшему иногда возмещали понесенный им урон даже с избытком за пользование его собственностью. Впрочем, в этой местности законность то и дело нарушалась, и решения принимались в угоду интересам и страстям тех, кто был сильнее. Появление несколько подозрительного на вид незнакомца верхом на коне, хотя и без военной сбруи, но все же гордом и статном, как и его седок, вызывало у глазевших на них обитателей окрестных ферм множество догадок; в иных же случаях, у людей с неспокойной совестью, – и немалую тревогу.

Изнуренному необычайно тяжелым днем всаднику не терпелось поскорее укрыться от бури, бушевавшей все сильнее, и теперь, когда вдруг полил крупными каплями косой дождь, он решил просить приюта в первом же попавшемся жилье. Ему не пришлось долго ждать; проехав через шаткие ворота, он, не слезая с седла, громко постучался во входную дверь весьма неказистого дома. В ответ на стук показалась средних лет женщина, внешность которой столь же мало располагала к себе, как и ее жилище. Увидев у порога всадника, освещенного ярким светом пылающего очага, женщина испуганно отпрянула и наполовину прикрыла дверь; когда она спросила приезжего, что ему угодно, на ее лице вместе с любопытством отразился страх.

Хотя полузакрытая дверь не позволила путнику как следует разглядеть убранство комнаты, но и то, что он заметил, заставило его снова устремить пристальный взор в темноту в надежде отыскать более приветливый кров; однако, с трудом скрывая отвращение, он попросил дать ему приют. Женщина слушала с явным неудовольствием и прервала его, не дав закончить фразу.

– Не скажу, чтоб я охотно пускала в дом незнакомых: времена нынче тревожные, – сказала она развязно, резким голосом. – Я бедная одинокая женщина. Дома только старый хозяин, а какой от него прок! Вот в полумиле отсюда, дальше по дороге, есть усадьба, уж там-то вас примут и даже денег не спросят. Я уверена, что им это будет куда удобнее, а мне приятнее – ведь Гарви нет дома. Хотела б я, чтоб он послушался добрых советов и бросил скитаться; денег у него теперь порядочно, пора бы ему образумиться и зажить так, как другие люди его лет и достатка. Но Гарви Бёрч делает все по-своему и в конце концов помрет бродягой!

Всадник не стал больше слушать. Следуя совету ехать дальше по дороге, он медленно повернул коня к воротам, плотнее запахнул полы широкого плаща, готовясь снова пуститься навстречу буре, но последние слова женщины остановили его.

– Так, значит, здесь живет Гарви Бёрч? – невольно вырвалось у него, однако он сдержал себя и ничего больше не добавил.

– Нельзя сказать, что он здесь живет, – ответила женщина и, быстро переведя дух, продолжала:

– Он тут почти не бывает, а если и бывает, то так редко, что я с трудом узнаю его, когда он удостоит показаться своему бедному старому отцу и мне. Конечно, мне все равно, вернется ли он когда-нибудь домой… Значит, первая калитка слева… Ну, а мне-то мало дела до того, явится Гарви сюда когда-нибудь или, нет… – И она резко захлопнула дверь перед всадником, который рад был проехать еще полмили до более подходящего и более надежного жилища.

Читать еще:  Колорит картины мокрая терраса. А.М

Было еще достаточно светло, и путник разглядел, что земли вокруг строения, к которому он подъехал, хорошо обработаны. Это был длинный низкий каменный дом с двумя небольшими флигелями. Протянувшаяся во всю длину фасада веранда с аккуратно выточенными деревянными столбами, хорошее состояние ограды и надворных построек – все это выгодно отличало усадьбу от простых окрестных ферм. Всадник поставил лошадь за угол дома, чтобы хоть немного защитить ее от дождя и ветра, перекинул на руку свою дорожную сумку и постучал в дверь. Вскоре появился старик негр; очевидно, не считая нужным докладывать своим господам о посетителе, слуга впустил его, сперва с любопытством оглядев при свете свечи, которую держал в руке. Негр ввел путника в удивительно уютную гостиную, где горел камин, столь приятный в хмурый октябрьский вечер, когда бушует восточный ветер. Незнакомец отдал сумку заботливому слуге, вежливо попросил старого джентльмена, который поднялся навстречу, дать ему пристанище, поклонился трем дамам, занимавшимся рукоделием, и начал освобождаться от верхней одежды.

Он снял шарф с шеи, затем плащ из синего сукна, и перед внимательными взорами членов семейного кружка предстал высокий, на редкость хорошо сложенный мужчина лет пятидесяти. Его черты выражали чувство собственного достоинства и сдержанность; у него был прямой нос, близкий по типу к греческому; спокойные серые глаза смотрели задумчиво, даже, пожалуй, печально; рот и подбородок говорили о смелости и сильном характере. Его дорожный наряд был прост и скромен, однако так одевались его соотечественники из высших слоев общества; парика на нем не было, и причесывал он волосы, как военные, а в стройной, удивительно складной фигуре сказывалась военная выправка. Внешность незнакомца была столь внушительна и так явно обличала в нем джентльмена, что, когда он снял с себя лишнюю одежду, дамы привстали и вместе с хозяином дома еще раз поклонились ему в ответ на приветствие, с которым он снова к ним обратился.

Фильмы по произведениям Джеймса Фенимора Купера

Замечательному американскому писателю Джеймсу Фенимору Куперу в сентябре исполнится 230 лет со дня рождения. Писатель первым обратился к теме «про индейцев», посвятив аборигенам Америки несколько превосходных приключенческих романов. Фенимору Куперу принадлежат тридцать два романа, свыше десяти томов описаний путешествий по различным странам, несколько томов публицистики.

Джеймс Фенимор Купер родился в 1789 году в Берлингтоне, штат Нью-Джерси, но вскоре семья Куперов переселяется в штат Нью-Йорк, где основывает посёлок Куперстаун. Там Джеймс Фенимор получает школьное образование, после чего отправляется учиться в Йельский университет, но, не окончив курс, поступает на морскую службу, которая проходит на озере Онтарио, где в те времена создавали военные суда США.

В 1811 году Фенимор Купер женится на француженке Сюзан Аугусте Деланси. Однажды, читая жене какой-то скучный роман, Фенимор отбросил его в сердцах и заявил, что совсем не трудно написать нечто получше. Жена поймала его на слове, отступать было некуда. Так в 1820 году увидел свет первый роман Купера «Предосторожность». Автор опубликовал его анонимно, зная о предубеждённом отношении английского литературного общества к американским писателям. И правильно сделал. Критики были безжалостны, но не из-за происхождения автора, а из-за того, что роман обнаруживал полное незнание автором реальной Англии, где и проходит действие романа.

Но Купер не теряет бодрости духа, критика, вероятно, только подзадоривает его. И в 1821 году выходит его второй роман «Шпион, или Повесть о нейтральной территории». Что обеспечило этому роману успех, а его автору – всемирное признание? Их обеспечил удачный выбор персонажей. Ими стали отважные и гордые люди «фронтира» — пограничной зоны освоения колонизаторами Дикого Запада. Они не живут по законам чопорного общества переселенцев, но чтят и уважают традиции индейцев.

Такой находкой стал полюбившийся читателю образ Натаниэля (Нэтти) Бампо, впервые «оживший» в романе «Пионеры» (1823) и продолживший свой путь в романах «Последний из могикан» (1926), «Прерия» (1827), «Следопыт» (1840), «Зверобой, или Первая тропа войны» (1841). О чертах этого самобытного характера, созданного Купером, можно судить по его прозвищам на страницах романа – Соколиный Глаз, Зверобой, Следопыт, Длинный Карабин, Кожаный Чулок.

Серия из пяти «краснокожих» романов Купера – это своего рода приключенческая эпопея на фоне истории войн между двумя колониальными державами, где с одной стороны – британские колонии, с другой – обладающие Канадой французы и их союзники-индейцы. Нэтти Бампо однозначно не поддерживает «цивилизаторского» хищничества своих соплеменников и их нежелания считаться с правами индейцев. Но мастерство автора в описании девственной природы Америки, рельефность ярких характеров, бесспорный успех у читателя вынуждает критиков признать Джеймса Фенимора Купера американским Вальтером Скоттом. Мальчишки всего мира (а писал Купер, в основном для мальчишек), начитавшись его романов, до сих пор играют в индейцев.

Произведения Фенимора Купера экранизированы более 30 раз, выбрал по несколько экранизаций книг о Натаниэле Бампо (Прерию и Пионеров, к сожалению, )

Читать еще:  Обломов 3 4 глава краткое содержание.

Историко-приключенческий фильм «Зверобой» по роману Дж. Фенимора Купера стал режиссерским дебютом Андрея Ростоцкого – до этого он снимался в кино в качестве актера и каскадера. Он с юности занимался спортом и самостоятельно выполнял на съемках сложные трюки. И в своем первом фильме собрал подходящую «мужскую компанию»: каскадеров Андрея Хворова, Всеволода Хабарова, Павла Абдалова, Александра Гизгизова, Георгия Пицхелаури, Сергея Лоздейского, Владимира Епископосяна.

Фильм больше задумывался, как каскадерский и в дальнейшем в 1992 году уже целенаправленно выйдет полностью каскадерский фильм о каскадерах — «Мужская компания», где Андрей Ростоцкий выступил сценаристом, режиссером и сыграл главную роль, другие роли исполнили те же самые каскадеры, что и в фильме «Зверобой».

Сюжет: Середина XVIII века Колониальный раздел Северной Америки продолжается. Борьба Англии и Франции за территориальное господство разделила и сделала врагами индейские племена и европейских переселенцев. Случайно встретившись два совершенно разных человека, Гарри Марч и Натаниель Бампо направляются к озеру под названием Мерцающее зеркало. Зверобой должен помочь своему индейскому другу Чингачгуку вырвать из рук враждебного племени его возлюбленную Уа-Та-Уа, а Гарри добивается сердца красавицы Джудит, живущей на озере вместе с сестрой и пожилым отцом.

У зрителей этот фильм пользовался огромной популярностью, особенно у подростковой аудитории, а вот кинокритики восприняли его в штыки: пик популярности фильмов об индейцах остался далеко позади, в 1970-х гг., к тому же Ростоцкий нарушил установившуюся в советском кино традицию изображения индейцев как мужественных защитников своей родины от врагов-колонизаторов, а американцев – как алчных и жестоких захватчиков. А Ростоцкий отказался от идеализации индейцев, и у каждой из сторон была своя правда.

Последний из могикан (1992)

Сюжет: Действие фильма происходит в 1757 году, в разгар франко-индейской войны за американские колонии. Военный эскорт, сопровождающий дочерей английского полковника Манро (прототип — Джордж Монро) в английский форт Уильям-Генри, атакован гуронами. На помощь женщинам и выжившему в схватке майору Дункану Хейворду приходят белый охотник Соколиный Глаз (в фильме его настоящее имя Натаниэль По, у Купера — Натаниэль Бампо), его приёмный отец Чингачгук из племени могикан и брат Ункас.

В фильме показана подтверждённая исторически практика мирного сосуществования индейцев и белых колонистов, дружеские равноправные отношения между ними. Именно такой подход к идейно-художественной задаче картины со стороны режиссёра привлёк к её созданию известного активиста движения североамериканских индейцев Рассела Минса, исполнившего роль Чингачгука.

По итогам небывалого успеха фильма «Танцующий с волками» (1990) «индейская» тема стала востребованной в североамериканском кинематографе начала девяностых. Благодаря этому фильму традиционное изображение непримиримого антагонизма между «белой цивилизацией» и «дикарями» сменилось пристальным вниманием к воссозданию на экране материальной культуры индейцев, их обычаев и образа жизни.

В режиссёрской версии фильма присутствовал также программный монолог Чингачгука, звучащий обвинительным заключением белой цивилизации Северной Америки, уничтожившей мир индейцев:

Чингачгук: Фронтир движется вслед за солнцем, сметая краснокожих, изгоняя их из этих дремучих лесов, пока места для них не останется совсем. И тогда наш народ исчезнет. Или мы перестанем быть самими собой.

Соколиный Глаз: Это говорит не мой отец, а его горе.

Чингачгук: Нет, это правда. Фронтир место для таких людей как мой белый сын, его женщина и их дети. Но однажды не станет больше и самого фронтира. И люди, подобные тебе, уйдут, как ушли могикане. И новые люди придут для того чтобы трудиться и сражаться. Они построят свою жизнь. Но мы, именно мы были здесь прежде.

Дэй-Льюис, приверженец системы Станиславского, известный скрупулёзным вниманием к разработке своих образов, для съёмок в «Последнем из могикан» набрал вес, серьёзно улучшил свою физическую форму, научился стрелять из кремнёвого ружья и управлять каноэ. Этот факт многократно муссировался в англоязычной печати, однако мало кто обратил внимание на то, что Рассел Минс, которому в момент съёмок было за пятьдесят, снимался в охотничьих и боевых сценах без каких либо скидок на возраст.

1758 год. В Новом Свете в разгаре война между Англией и Францией за североамериканские земли. Французский шпион Санглие разрабатывает с индейцами из племени сенеков коварный план захвата английского форта: сенеки должны похитить Мейбл, дочь сержанта Дунгама, а когда англичане отправят весь гарнизон на ее поиски, индейцы легко захватят крепость. Этот замысел срывают отважный охотник по прозвищу Следопыт и капитан Уэстерн, однако опасность еще не миновала: комендант форта Крэгг – предатель, находящийся в сговоре с Санглие.

Андрей Миронов не успел завершить работу над ролью Санглие, актёр умер до окончания съёмок. При озвучивании фильма Санглие заговорил голосом Алексея Неклюдова.

Чингачгук, который представлен в романе «Следопыт» соратником Натаниэля Бампо, в фильме отсутствует. Он заменён на собственного сына Ункаса, хотя молодой индеец согласно литературной серии погибает в предыдущей части — «Последний из могикан».

1775 год. В форте Кано, ставшем отправным пунктом для переселенцев, стремящихся к покорению дикого Запада, совершено дерзкое ограбление арсенала. Караванщик Маил Форман, пользующийся большим уважением среди иммигрантов, готовит первый караван в Дакоту.

В нескольких франко-румынских фильмах (Прерия, Последний из могикан, Зверобой), Ната Бампо сыграл актер Хельмут Ланге.

Источники:

http://fantlab.ru/work220457
http://www.litmir.me/br/?b=16148&p=1
http://pikabu.ru/story/filmyi_po_proizvedeniyam_dzheymsa_fenimora_kupera_6906317

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector