1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто написал бегущий за ветром.

Бегущий за ветром (роман)

Бегущий за ветром (англ. The Kite Runner , дословно: «Запускающий змея») — дебютный роман Халеда Хоссейни, изданный в 2003 году.

Содержание

Сюжет

Повествование идет от лица Амира, мальчика из Кабула, по национальности пуштуна (национальное большинство в Афганистане). Он жил со своим отцом Бабой, обеспеченным человеком, его мать умерла родами. С детства Амиру казалось, что отец не любит его, не может простить ему невольную вину в смерти своей жены. С ранних лет товарищем в играх Амира был Хасан, сын слуги его отца, хазарейца (одно из национальных меньшинств Афганистана, к которым часто относились как к людям «второго сорта»). Отец Амира относился к Хасану очень тепло, делал ему дорогие подарки, и Амир нередко ревновал своего приятеля к собственному отцу. Хасан же был всецело предан Амиру, считал его своим лучшим другом, заступался за него в драках и прощал ему подшучивания, например, над своей неграмотностью.

Одним из любимых в народе ежегодных событий в Кабуле было массовое запускание воздушных змеев с соревнованием: чей змей останется в воздухе, «срезав» лески остальных, и кто подберет последний упавший. В 1975 году Амир решил, что выигрыш в соревновании может вернуть ему расположение отца. Он и Хасан одержали первую победу, их змей оставался в воздухе дольше всех, но нужно было еще найти упавшего последним змея. У Хасана был талант предугадывать, где упадет змей, и он побежал его ловить. Видя, что он почему-то долго не возвращается, Амир побежал искать его, и увидел, как над Хасаном издевается его старый недруг, юноша Асеф, отличающийся националистскими взглядами и склонностью к садизму, и пара его дружков. Из страха Амир не вмешался даже тогда, когда Асеф изнасиловал Хасана. Амир не рассказал ни взрослым, что произошло, ни Хасану, что видел (он не знал, видел ли его Хасан). Испытывая вину перед Хасаном, Амир решил прекратить их отношения, хотя тот пытался вернуть прежнюю дружбу.

В итоге Амир решился на очередное предательство: он взял часы и деньги, подаренные ему на день рождения, и подкинул их Хасану. Тот понимал, что произошло, но все же взял вину на себя — его преданность Амиру выдержала и это испытание. Хотя Баба простил Хасана и умолял его отца, Али, остаться у него в доме, те с сыном уехали в другой город. В том же году Советский Союз ввел войска в Афганистан. Спасаясь от войны, Баба с сыном эмигрировали в США. Там Баба, работая на автозаправке и перепродавая вещи, все-таки смог обеспечить сыну нормальное образование. Амир влюбился в девушку тоже из эмигрантской семьи и женился на ней, но они так и не смогли завести ребенка. Его отец умер от рака. Амир стал писателем.

В 2001 году старый друг отца перед своей смертью вызвал к себе Амира и рассказал ему многое. Выяснилось, что Хасан был сводным братом Амира по отцу, но от обоих мальчиков это скрывали. Также оказалось, что Хасан знал, как предал его Амир, но простил его, и считал его другом до конца своей жизни. Хасан погиб вместе со своей женой во время «этнических чисток» при правлении Талибана, но остался жив его маленький сын, Сохраб, которого отправили в детский дом. Старый друг Бабы предложил Амиру искупить вину перед Хасаном — спасти и вывезти из страны мальчика. Амир все-таки согласился.

Приехав в Афганистан, Амир с ужасом увидел, во что превратилась его родина. Он разыскал детский дом, куда отдали сына Хасана, но оказалось, что мальчика там уже нет, его забрал, как делал и со многими другими детьми, какой-то извращенец-талиб: директор детского дома не смел противиться подобному. Амир не оставил своего намерения и отыскал этого талиба. Им оказался тот самый Асеф, Сохраб действительно был у него в качестве очередной сексуальной игрушки. Асеф узнал Амира и, насмехаясь над ним, жестоко избил его, но благодаря смелости Сохраба им обоим удалось сбежать.

Оказалось, что вывезти ребенка из Афганистана в США очень сложно. Сохраб был согласен на любой вариант, кроме детского дома, и Амир обещал ему. Но едва не нарушил свое обещание, что для Сохраба стало последней каплей: пережитое насилие и готовность Амира нарушить слово подтолкнули мальчика к попытке самоубийства. Он выжил, но замкнулся в себе, и хотя Амир вывез его в США и они с женой усыновили Сохраба, тот никак не возвращался к нормальной жизни… пока однажды Амир не увидел торговца, продававшего воздушных змеев, и не купил одного для Сохраба. Тот впервые улыбнулся Амиру, когда тот запустил для него змея. Надежда на лучшее все-таки сохранилась.

Герои

  • Амир (англ.Amir ) — мальчик из обеспеченной афганской семьи. С раннего детства увлекался сочинением рассказов, всю жизнь хотел стать писателем, пренебрегая более обычными для мальчиков интересами, к разочарованию своего отца. По вероисповеданию суннит, но почти не практикующий. Отличается неуверенностью, доходящей до трусости.
  • Баба (англ.Baba ) — отец Амира. Воспитанный также в суннитской традиции, по мировоззрению склонялся скорее к «мягкому» атеизму, при этом уважал древние традиции. После смерти жены вступил в интимную связь с женой своего слуги Али, от этой связи родился Хасан. Этот эпизод жизни стал для Бабы поворотным моментом, он счел его тяжелым грехом, требующим искупления, и всю дальнейшую жизнь пытался, как мог, помогать другим людям. Отличался смелостью и независимостью.
  • Хасан (англ.Hassan ) — внебрачный сын Бабы, сводный и молочный брат Амира. Всю свою жизнь был горячо предан Амиру, несмотря на то, что тот неоднократно предавал его. По вероисповеданию шиит.
Читать еще:  Наши люди. Фотограф Кирилл Самурский

Отсылки и аллюзии в романе

В авторском послесловии Хоссейни упомянул о некоторых автобиографических мотивах в романе: он, как и главный герой, жил в Кабуле, и в раннем возрасте эмигрировал с семьей в США. При этом писатель, вслед за своим героем, тоже приезжал спустя много лет на родину — но уже после написания романа.

В романе не раз упоминается «Шахнаме» — истории из этой книги очень любил Хасан, и даже назвал своего сына в честь одного из персонажей, Сухраба.

Награды и успех романа

Роман в 2004 году выиграл премию Exclusive Books Boeke Prize (англ. Exclusive Books Boeke Prize ) [1]

В 2005 году роман занял третье место в списке бестселлеров США. [2] В 2009 году журнал The Millions опубликовал списки лучших книг миллениума, и роман вошел в двадцать лучших книг в читательском голосовании (в экспертный список лучших роман включен не был). [3]

Халед Хоссейни — Бегущий за ветром

Халед Хоссейни — Бегущий за ветром краткое содержание

История разворачивается в довоенном Кабуле 1970-х. В этом волшебном городе, переливающемся всеми оттенками золота и лазури, живут два мальчика-погодка, Амир и Хасан. Один принадлежал к местной аристократии, другой — к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого — хром и жалок. Господин и слуга, принц и нищий, красавец и калека. Но не было на свете людей ближе, чем эти два мальчика. Вскоре кабульская идиллия сменится грозными бурями. И мальчиков, словно двух бумажных змеев, подхватит эта буря и разметает в разные стороны. У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами.

Ты бежишь за бумажным змеем и ветром, как бежишь за своей судьбой, пытаясь поймать ее. Но поймает она тебя.

Бегущий за ветром читать онлайн бесплатно

Бегущий за ветром

Эта книга посвящается Хэрису и Фаре, светочам моих очей,

и всем детям Афганистана

Декабрь 2001 года

Тем, кто я есть, я стал зимой 1975 года, в морозный пасмурный день. Эта минута навсегда врезалась мне в память: пригнувшись, я хоронюсь за саманной стеной у замерзшего ручья и украдкой наблюдаю за тем, что совершается в переулке. Все это происходило давно, но не верьте расхожим присказкам, что, мол, «было и быльем поросло». Прошлое впивается в тебя словно когтями, не оторвешь. Оглядываясь сейчас назад, я четко понимаю: вот уже двадцать шесть лет кряду я тайком наблюдаю за тем, что творится в переулке. И нет этому конца.

Этим летом мне позвонил из Пакистана мой друг Рахим-хан и попросил приехать. Я стоял в кухне, прижав к уху телефонную трубку, и сознавал: это не простой звонок. Меня настигло прошлое, мои неискупленные грехи. Закончив разговор, я вышел прогуляться. Путь мой пролегал вдоль озера Спрекелс у северной границы парка «Золотые Ворота».[1] Едва перевалило за полдень, солнечные лучи сверкали на поверхности озера, по воде пробегала легкая рябь. Свежий ветерок раздувал паруса игрушечных корабликов. В небе плыла пара красных воздушных змеев, их длинные голубые хвосты полоскались в воздухе. Люди, деревья, ветряные мельницы и прочая мелочь остались далеко внизу, и змеи величественно созерцали Сан-Франциско, город, который стал мне домом. И тут я услышал слова Хасана: «Для тебя хоть тысячу раз подряд». Голос мальчика с заячьей губой, который обожал запускать воздушные змеи и всегда первым прибегал к месту их приземления, отчетливо прозвучал у меня в голове.

Я присел на лавку под ивой, стараясь переварить слова, которыми Рахим-хан закончил разговор: «Тебе выпала возможность снова встать на стезю добродетели». Глядя на воздушных змеев, я думал о Хасане. Думал о Бабе́. Об Али. Вспоминал Кабул. Вспоминал, как я жил, пока не настала зима 1975 года. Эта зима все изменила. И сделала меня таким, какой я есть.

В детстве мы с Хасаном частенько залезали на какой-нибудь из тополей, росших во дворе у дома моего отца, и пускали солнечные зайчики в окна соседям. С карманами, набитыми сушеными тутовыми ягодами и грецкими орехами, мы забирались высоко, садились каждый на свою ветку, свешивали ноги и по очереди ловили лучи осколком зеркала. Весело хихикая, мы набивали рты ягодами, кидались ими друг в друга. Так и вижу Хасана на дереве: солнечные лучи играют в листве, трепещут на его круглом лице, словно вырезанном из дерева, — плоский широкий нос, раскосые глаза, формой напоминающие бамбуковые листья (в зависимости от освещения глаза у Хасана становились то золотистыми, то зелеными, порой даже бирюзовыми). Вижу его маленькие приплюснутые уши и выпирающую косточку на подбородке, словно у китайца-кукольника соскользнул резец. А может быть, мастер просто устал и допустил небрежность.

Иногда, сидя на дереве, я подговаривал Хасана пульнуть из рогатки орехом в соседскую одноглазую немецкую овчарку. Хасан поначалу не соглашался, но если я просил, по-настоящему просил, он не мог мне отказать. Он всегда выполнял любую мою просьбу, а с рогаткой был просто неразлучен. Случалось, Али, отец Хасана, ловил нас на шалости и выходил из себя (насколько мог выйти из себя такой мягкий человек). Али грозил нам пальцем и велел немедленно слезать. На земле он отбирал у нас зеркальце и повторял слова своей матери: дьявол насылает в зеркала отблески, дабы отвлекать мусульман от молитвы. «И смеется при этом», — неизменно говорил он, с укоризной глядя на сына.

«Да, отец», — бормотал в ответ Хасан, потупившись. Но он ни разу меня не выдал. Ни разу не сказал, что это я всегда был зачинщиком всякой проказы и что страдания соседской собаки (да и солнечные зайчики тоже) — на моей совести.

Читать еще:  Первые панки. Все виды "панка"

Тополя росли вдоль вымощенного красным кирпичом проезда к нашему дому. Ворота из кованых железных прутьев открывались внутрь, во двор. Если смотреть с улицы, дом стоял по левую сторону, а в самом дальнем конце участка располагался задний двор.

Все соглашались, что особняк моего отца, моего Бабы, был самым красивым в Вазир-Акбар-Хане, новом богатом районе на севере Кабула.[2] А может, и во всем Кабуле. Обсаженный розами широкий проход вел к просторному дому с мраморными полами и широкими окнами. Узорчатые мозаичные панно для четырех ванных комнат Баба заказывал в Исфагане. Купленные в Калькутте ковры, шитые золотом, украшали стены, со сводчатого потолка свисали хрустальные люстры.

Наверху располагались моя ванная, комната Бабы и его пропахший табаком и корицей кабинет, или «курительная». Здесь хозяин и гости отдыхали в кожаных креслах после обеда, поданного Али, курили и беседовали. Обыкновенно тем для разговоров было три: политика, бизнес, футбол. Мне всегда очень хотелось присоединиться к ним, но Баба не разрешал.

— Уходи немедленно, — говорил он мне, стоя на пороге кабинета. — Здесь взрослые беседуют. Иди почитай книжку.

И он захлопывал дверь, а я, гадая, смогу ли хоть когда-нибудь разделить компанию со «взрослыми», опускался на пол, поджимал колени к подбородку и сидел так час или два, подслушивая. До меня долетали громкие возгласы и взрывы смеха.

В гостиной на первом этаже, вдоль плавно изгибающейся стены, выстроились шкафчики, выполненные по индивидуальному заказу. За стеклянными дверцами скрывались семейные снимки в рамках, и среди них — зернистое фото моего деда и короля Мухаммеда Надир-шаха, снятое в 1931 году, за два года до покушения; дед и король стоят над убитым оленем, оба в ботинках до колен, ружья закинуты за плечо. Имелась и свадебная фотография моих родителей: бравый Баба в черном костюме и мама вся в белом, словно юная принцесса. А на этом снимке Баба у нашего дома со мной — совсем еще маленьким — на руках, рядом — его лучший друг и компаньон Рахим-хан, лица у всех серьезные, утомленные, даже мрачные. Пальцы мои вцепились в рукав Рахим-хану, а не отцу.

Изгиб стены тянулся до самой столовой, посередине которой стоял стол красного дерева. За этот стол свободно могли сесть тридцать гостей, что, кстати, и происходило чуть ли не каждую неделю, благо отец мой любил пиры. Панораму зала замыкал огромный мраморный камин, зимой в нем всегда пылал огонь.

Большая стеклянная сдвижная дверь вела на полукруглую веранду, окна веранды выходили на задний двор (целых два акра) и на вишневый сад. У восточной стены Баба и Али разбили небольшой огород: помидоры, мята, перец и высаженная в ряд кукуруза, которая почему-то никогда как следует не вызревала. Мы с Хасаном прозвали это место «стена чахлой кукурузы».

Бегущий за ветром, Халед Хоссейни — отзыв

Хоссейни называют автором, от которого невозможно оторваться. Бегущий за ветром — одна из самых сильных и увлекательных историй о неравной дружбе, предательстве и войне

Я перевернула последние странички, захлопнула книгу и подумала лишь одно: «Как хорошо. «

С произведениями Халеда Хоссейни я познакомилась как-то случайно. За последний год я крайне мало читала в целом и практически ничего из художественной литературы (за исключением нескольких книг блогеров, если их можно к таковому разряду отнести), поэтому одной из целей на 2020-ый была «Читать больше, разнообразнее и интереснее«. Стала присматриваться к форумам, где читатели делились мнением о современных произведениях, Хоссейни там упоминали довольно часто и в положительном ключе — «ах, какой автор», «не оторваться», «рыдала, пока читала». Не то, чтобы я любительница рыдать над книжками, но глубокие драмы всегда предпочту сопливым романам.

Мне обошлась в 416 рублей за твердый переплет. Есть у меня пунктик — я не читаю электронные книги и не покупаю книги в мягком переплете, ибо книга для меня — это предмет для длительных отношений. Но Бегущего за ветром, тем не менее, в своей библиотеке я не оставлю.

Амира и Хасана разделяла пропасть. Один принадлежал к местной аристократии, другой — к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого — хром и жалок. Один был запойным читателем, другой — неграмотным. Заячью губу Хасана видели все, уродливые же шрамы Амира были скрыты глубоко внутри. Но не найти людей ближе, чем эти два мальчика. Их история разворачивается на фоне кабульской идиллии, которая вскоре сменится грозными бурями. Мальчики — словно два бумажных змея, которые подхватила эта буря и разметала в разные стороны. У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами.
Роман стал одним из самых ярких явлений в мировой литературе последних лет. В названии своей книги писатель вспоминает традиционную забаву афганских мальчишек — сражения бумажных змеев. Победить соперников и остаться в одиночестве парить в бездонном синем небе — настоящее детское счастье. Ты бежишь за змеем и ветром, как бежишь за своей судьбой, пытаясь поймать ее. Но поймает она тебя.

Амир: главное действующее лицо, от его же имени и ведется рассказ. Сын богатого человека, в детские годы, скорее, анти-герой — труслив, пренебрежителен к людям, которые ниже его по статусу, довольно зол в душе, способен на предательство и обман ради корысти и собственной выгоды.

Тем не менее, стоит помнить, что прежде всего — это ребенок. Это ребенок, который никогда не видел свою мать, который вынужден постоянно биться за любовь и расположение собственного отца, увлечения которого не понимают и не принимают. За каждым нашим изъяном частенько стоит душевная травма. И однозначно судить людей — тот плохой, а этот хороший — эта книга явно отучит.

Хасан: слуга и близкий друг Амира. По крайней мере, Хасан считает, что они с Амиром близкие друзья. Добрый, покладистый, исполнительный, готов служить Амиру, невзирая ни на что. Даже сталкиваясь с периодическим предательством со стороны Амира (то мелким, а то и таким, после которого не прощают), продолжает служить тому так или иначе всю жизнь.

Читать еще:  Биография верди. Джузеппе Верди: биография

На какое-то мгновение я вижу его лицо. На нем выражение покорности. Как у барана перед закланием.

Это цитата, посвященная одной из самых страшных сцен книги, но в ней все, что нужно знать о Хасане. Он хороший, он со всех сторон настолько положительный герой, что напоминает барана, да.

Баба: отец Хасана, по степени важности в книге третий персонаж и крайне неоднозначный. Богатый и щедрый, он строит приюты для сирот, дает в долг и не берет деньги назад, помогает нищим, у него бесчисленное количество друзей и. совершенно покинутый им самим сын. По ходу сюжета Баба то сближается с Амиром, то отдаляется от него, то гордится сыном, то презирает. И причина такого поведения однажды откроется Амиру, но сколько лет с той поры утечет (и сколько ошибок наделает главный герой, гоняясь прежде всего не за воздушным змеем, а за любовью отца).

Все остальные — скорее, второстепенные персонажи. Впрочем, будет и еще несколько важных героев, но покажут себя на арене они позже, потому без спойлеров невозможно будет о них рассказать. Скажу больше — некоторые из этих второстепенных вернутся во второй части произведения (частый литературный прием — ты об этой личности уже забыл, а она неожиданно заявляет о себе с книжных страничек. Вот тут также будет. И не один раз).

Сюжет начинается с воспоминаний Амира о детстве, об отношениях с отцом, о дружбе с Хасаном. Рассказ очень плавный, хоть и довольно краткий, тем не менее, складывается понятная картина жизни. В главах много воспоминаний героя не только о людях, его окружавших, но и о родной стране, какой она была в детстве Амира. Это важно, ибо скоро начнется война. И Афганистан на долгое время окажется от Амира слишком далек.

Размеренная жизнь, из негативных событий прерываемая лишь желанием Амира добиться расположения отца, закончится в один день. В тот самый день, когда Амир осуществит желание, но станет свидетелем страшной драмы. В тот день, когда по сути Амир предаст Хасана.

Было ли то событие предательством — у меня нет однозначного ответа. Когда вы будете читать книгу, помните, что на момент случившегося герою было всего 12 лет. Всего 12. И лично я не могу ответить на вопрос — а как бы я повела себя в этом возрасте?

Ты поступил дурно, Амир-джан, но не забывай: ты был еще мальчик, неопытный и напуганный. Ты сурово судил самого себя, и даже сейчас я видел муки совести в твоих глазах. Это добрый знак, подлец не испытывает угрызений.

Дочитав все до конца, я могу сказать, что конец по-своему хэппи, по-своему открыт и по-своему печален. Хэппи — ибо это максимально счастливая развязка из тех, что могла бы быть (и не скатиться при этом в фантастику). Открыт — потому что вопросов о дальнейшей судьбе героев больше, чем ответов. Печален — потому что порой одна деталь прошлого влечет за собой такие последствия. Один день, один поступок, а отпечаток накладывается на кучу людей и на всю жизнь (и, кстати, мы сейчас не о том дне, когда Амир стал предателем. И не о самом Амире).

Политическая пропаганда.

Одним из минусов Бегущего за ветром называют некую идиализированность Америки и налет ненавистнического чувства к России, читающихся между строк. Замечаю, что у многих зарубежных писателей, творящих что-то, связанное с войнами, так или иначе проскальзывает образ злостных русских и американских освободителей. Так есть в книге «Два брата» о немцах и евреях в период ВОВ (именно по этой причине я пока откладываю углубленное чтение), так, по мнению некоторых читателей, описывает русских и американцев Хоссейни. Если быть объективной, то получили от автора все — и руси, и американская бюрократия, слепая к людским проблемам и трагедиям, и даже мусульманский народ с их устоями и традициями, порой выставлявшимися автором как истинное безумие. Я не могу сказать, что совсем не увидела негативного политического окраса в адрес России, но также не могу сказать, что увидела от автора особую симпатию к какой-то стране.

Жестокость и насилие.

Еще один минус, который мне часто попадался на глаза в чужих рецензиях (и из-за которого я боялась открывать книгу) — куча жестокости и насилия. Оказалось, что нервы у меня железные, ни на одном моменте я даже не прослезилась, не то, чтобы разрыдалась. И не скажу, что меня потом целыми днями эти сцены не отпускали — их крайне мало. Но они в книге действительно есть, причем это насилие не над женщинами даже, а над детьми. Да и в целом атмосферы войны, описываемая автором, не располагает к позитиву. Поэтому если вы впечатлительны, вас долго не отпускают такие истории, вы — беременная или кормящая, я считаю, что не стоит начинать. Бабушка, например, после чтения, швырнула книгу со словами «Чтобы в доме ее не было, как хочешь, но избавься от нее».

Но всем остальным все-таки прочитать рекомендую. Во-первых, Бегущий за ветром читается на одном дыхании, для меня это редкость в книгах, последний раз вот так взахлеб я читала До встречи с тобой (и было это лет 5 назад). Во-вторых, там есть над чем подумать, ибо все герои и ситуации неоднозначные, при прочтении каждый сделает свои выводы. И в-третьих.

Источники:

http://biograf.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1583971/biograf.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1742858
http://nice-books.ru/books/proza/sovremennaja-proza/14971-xaled-xosseini-begushchii-za-vetrom.html
http://irecommend.ru/content/khosseini-nazyvayut-avtorom-ot-kotorogo-nevozmozhno-otorvatsya-begushchii-za-vetrom-odna-iz

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector