0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Книга «Бывшие люди. В людях

«Бывшие люди. Последние дни русской аристократии» (Смит Д.) — скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

Книга историка и переводчика Дугласа Смита сравнима с легендарными историческими эпопеями – как по масштабу описываемых событий, так и по точности деталей и по душераздирающей драме человеческих судеб. Автору удалось в небольшой по объему книге дать развернутую картину трагедии русской аристократии после крушения империи – фактического уничтожения целого класса в результате советского террора. Значение описываемых в книге событий выходит далеко за пределы семейной истории знаменитых аристократических фамилий. Это часть страшной истории ХХ века – отношений государства и человека, когда огромные группы людей, объединенных общим происхождением, национальностью или убеждениями, объявлялись чуждыми элементами, ненужными и недостойными существования. «Бывшие люди» – бестселлер, вышедший на многих языках и теперь пришедший к русскоязычному читателю.

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Набор «Неделька» — топ новинок — лидеров за неделю!

Нормальных людей на темную сторону заманивают печеньками. Меня даже не потрудились поставить в известность, куда именно притащили. Сразу стали убивать. Сначала убивали сектанты, на деле оказавшиеся адептами культа поклоняющегося Изначальной Тьме, потом убивал жуткий мужик с неординарными гастрономическими предпочтениями, еще убивали добро и справедливость. В конце концов, я чуть не убилась сама. Но, все же, не убилась.

И если кто-нибудь решится спросить у меня каково это быть попаданкой, ответ будет только один: убийственно.

Все как в старинной сказке: жила-была вдова с двумя дочерьми. Одна дочь — бела, как белая роза, другая — румяна, как роза алая. А еще жили-были заколдованный принц и злобный гном (хранитель сокровищ и коллекционер драгоценных камней). Но, простите… это не гном, а ГНОМА! Да еще не просто гнома, а драгоценная…

И как так получилось, что эти двое оказались связанны крепче, чем веревкой?

Ведь в старинной пословице говорится — в одну телегу впрячь нельзя хромого пони и коня.

И правда, нельзя.

Только раз в году Матильда, владелица небольшой компании космических перевозок, разрешала себе расслабиться и сходить в казино. И надо же было такому случиться, что выигрышем стал питомник, и не простой, а с рабами! И что с ними прикажете делать, когда нужно выплачивать кредит на корабль, искать клиентов на перевозки и решать прочие бизнес-проблемы! Хм… может, использовать по делу?

1. В книге рабства как такового нет!

2. Многомужество и эротика — значит, тут есть секс. Секс вдвоем, втроем и т. д.

3. Слеша, сиречь однополых мужских отношений, нет.

Герой очнулся и обнаружил себя в клетке. Но ладно бы это… Его сделали частью ритуала, приманкой для вызова демона пятого ранга. Как выбраться из ловушки, когда хватает сил только на то, чтобы едва пошевелиться? Возможно, найдутся способы, но куда бежать дальше, если единственный нормальный выход блокируют враги? В этом случаются только один путь.

Он мне не брат и не друг. Он – просто мужчина с которым из года в год мы встречаемся на дне рождения у бабушки. Холодный, замкнутый, чопорный, невыносимый – вот что думала я о нем до сегодняшнего дня. Его взгляд способен вскипятить кровь в венах, прикосновение вскружить голову, а голос пробудить чувства, о которых и не знала…Алекс Аддерли – проклятье, от которого стоит бежать без оглядки. И я не стану исключением… Только вот что делать, если вы остались одни в комнате, без окон и дверей?Использованы фото «Задний вид. бизнесмен» автора ASDF_MEDIA и «Amazing woman portrait» автора Irina Bg, Shutterstock.Содержит нецензурную брань.

Читать еще:  Будем живы не помрем веллер. Живы будем – не помрем

Меня зовут Агния Корсак, и я привыкла получать от жизни все, что хочу. Я красива, успешна, я, черт возьми, идеальна! За исключением характера. Но это сущая мелочь, о которую, надеюсь, вы обломаете зубы, так что даже не пытайтесь противостоять мне. И если уж проклятый Купидон захотел, чтобы я влюбилась в очкастого ботаника, то пусть последний бережется. Я заставлю его полюбить меня, даже если для этого мне придется сделать его парнем по вызову!

Бывшие люди. Последние дни русской аристократии

Издатель

Входит в серию

Что такое Россия

Отзывы на книгу « Бывшие люди. Последние дни русской аристократии »

Что мы знаем о дворянстве во время революции? Часть эмигрировала, часть истреблена, словом, уничтожена как класс. А подробности? А люди?
Эта книга как раз и восполняет этот пробел. Не все дворяне были такими кровопийцами, как нас заставляли считать. Да, разные были, но по большей части это были высокоморальные и высокодуховные люди, интеллектуалы, элита. И тут пришла революция, Гражданская война. Все события показаны на примере виднейших и наиболее славных семей России — Голициных, Шереметьевых, Трубецких и т.д. Мы видим и тяготы в годы революции и Гражданской войны, когда меняли на хлеб семейное серебро и предметы антиквариата, когда они были вынуждены бросать все (или почти все) свое имущество, чтобы спасти жизнь.
Кто-то эмигрировал. Да, там был не сахар, приходилось много работать, но там не было постоянной угрозы ареста, выселения и т.д. Но многие остались. Остались даже не потому, что не могли эмигрировать, а потому, что не хотели. И на любимой родине хлебнули полную чащу страданий. Это и физическое уничтожение (расстрелы), но ещё больше моральное уничтожение и унижение. Что вы будете чувствовать, когда Вашу семейную усадьбы даже не громят, а стирают с лица земли, варварки уничтожая уникальные предметы искусства и книги? А острейшая безработица? А постоянные аресты? А обыски? А гибель друзей и близких? Через это все прошел каждый член семьи вышеназванных фамилий.
Книга содержит и автобиографический список. Большая часть книг есть в русском переводе. С плюсам книги можно отнести и наличие фотографий непосредственных участников событий.
Минуса книги всего два:
— иной раз кажется, что автор намеренно сгущает краски
— обилие героев. Если у каждой семейной пары (отцы) по 4-5 детей, у детей 3-6 детей/внуков, то уже много получается. И это только в одной семье! Тут основных 3 фамилии, да ещё и не основные есть. Конечно ,в начале книги есть список кто кому кем приходится, но это спасает мало. На мой взгляд, было бы логичнее сначала про одних, потом про других. А то так не получается проследить судьбу.

«Теперь им следовало принять решение относительно того, оставаться ли в Харбине, ехать в Америку или Европу или смириться с революцией и вернуться в Россию.
Евгения Писарева с тяжелым сердцем приходила к выводу, что их судьба — третий вариант.»

Сюжет книги американского историка Дугласа Смита о выживании двух аристократических семей, князей Голицыных и графов Шереметевых, в России времен пост-революции разворачивается по классической структуре любого киносценария: три акта, завязка, развитие событий и кульминация, финальная развязка. При этом каждая из частей глубоко драматична, нет особых надежд на хороший исход, и оттого еще более печально наблюдать за жизнями героев.

Читать еще:  Пословицы о совести с объяснением смысла.

Страшно читать о многочисленных ссылках, убийствах и гонении дворянских семей, хотя бы уже потому что большевики делали это без капли сочувствия к или уважения к человеческому достоинству.

Народ с одной стороны можно понять: слепота дворян, нежелание менять многолетний уклад жизни и отказываться от привилегий (хотя Смит приводит в книге цитаты из дворянских дневников: многие чувствовали приближение неизбежного, общественное напряжение, но в основном предпочитали балы и веселье для облегчения) в конце концов привели к эскалации конфликта, к вооруженным восстаниям.. ну и далее по учебнику истории.

С другой стороны столь жестокие расправы над бывшими людьми никому не сделают чести; у бывших князей и графов методично отбирали все до копейки, запрещали работать, клеймили позором, выселяли из уже самых простых жилищ. Когда и этого было мало, а квартиры были нужны хлынувших в города крестьянам, многих ссылали в лагеря или расстреливали. Действительно, чего с ними церемониться.

В книге есть подборка фотографий тех лет из архивов дворянских потомков, любопытно рассматривать лица, одежду героев, размышлять, о чем они думали в те дни. (Автор в некоторых местах обращает наше внимание на детали, например, почему на столе во время свадьбы почти ничего нет.)

На фотографии выше дворяне убирают лед на тротуарах Петрограда. Приглядитесь, у женщины на переднем плане довольно роскошная меховая муфта, пальто и шапка с меховой же оторочкой. Чувствуется легкий диссонанс: форма одежды явно не соответствует самой работе.

Дуглас Смит собрал огромное количество архивных данных, неоднократно общался с потомками дворянских семей, и книга вышла в итоге качественная и увлекательная.

Для меня основным вопросом, ради которого я читала «Бывших людей», стал патриотический — Почему они не уехали? Почему когда уже все совсем стало плохо, все равно уехали не все?

Почему патриотизм был важнее собственной жизни и достоинства? На расстоянии можно ли все так же любить Родину?

Как делать выбор между Родиной и жизнью, если таковой вообще существует?

У меня пока однозначных ответов нет.

Я заинтересовалась самой идеей патриотизма и историей его возникновения, порыскала на Арзамасе и нашла целый курс по «Генеалогии русского патриотизма» и много сопровождающих его материалов, например, о том, что слово «родина» до середины XIX века обозначало фактическое место рождения — город или деревню, а значение «родная страна» приобрело лишь позднее. Произошло это, что неудивительно, с подачи революционеров и народников.

И что же теперь, любовь к Родине все время будет таким нелегким путем идти?

Скачать: Бывшие люди , Максим Горький

Читать книгу онлайн

Въезжая улица — это два ряда одноэтажных лачужек, тесно прижавшихся друг к другу, ветхих, с кривыми стенами и перекошенными окнами; дырявые крыши изувеченных временем человеческих жилищ испещрены заплатами из лубков, поросли мхом; над ними кое-где торчат высокие шесты со скворешницами, их осеняет пыльная зелень бузины и корявых вётел — жалкая флора городских окраин, населённых беднотою.

Мутно-зелёные от старости стёкла окон домишек смотрят друг на друга взглядами трусливых жуликов. Посреди улицы ползёт в гору извилистая колея, лавируя между глубоких рытвин, промытых дождями. Кое-где лежат поросшие бурьяном кучи щебня и разного мусора — это остатки или начала тех сооружений, которые безуспешно предпринимались обывателями в борьбе с потоками дождевой воды, стремительно стекавшей из города. Вверху, на горе, в пышной зелени густых садов прячутся красивые каменные дома, колокольни церквей гордо вздымаются в голубое небо, их золотые кресты ослепительно блестят на солнце.

Читать еще:  Что значит понятие обломовщина? (Гончаров И. )

В дожди город спускает на Въезжую улицу свою грязь, в сухое время осыпает её пылью, — и все эти уродливые домики кажутся тоже сброшенными оттуда, сверху, сметёнными, как мусор, чьей-то могучей рукой.

Приплюснутые к земле, они усеяли собой всю гору, полугнилые, немощные, окрашенные солнцем, пылью и дождями в тот серовато-грязный колорит, который принимает дерево в старости.

В конце этой улицы, выброшенный из города под гору, стоял длинный, двухэтажный выморочный дом купца Петунникова. Он крайний в порядке, он уже под горой, дальше за ним широко развёртывается поле, обрезанное в полуверсте крутым обрывом к реке.

Большой, старый дом имел самую мрачную физиономию среди своих соседей. Весь он покривился, в двух рядах его окон не было ни одного, сохранившего правильную форму, и осколки стёкол в изломанных рамах имели зеленовато-мутный цвет болотной воды.

Простенки между окон испещряли трещины и тёмные пятна отвалившейся штукатурки — точно время иероглифами написало на стенах дома его биографию. Крыша, наклонившаяся на улицу, ещё более увеличивала его плачевный вид казалось, что дом нагнулся к земле и покорно ждёт от судьбы последнего удара, который превратит его в бесформенную груду полугнилых обломков.

Ворота отворены — одна половинка их, сорванная с петель, лежит на земле, и в щели, между её досками, проросла трава, густо покрывшая большой, пустынный двор дома. В глубине двора — низенькое закопчённое здание с железной крышей на один скат. Самый дом необитаем, но в этом здании, раньше кузнице, теперь помещалась «ночлежка», содержимая ротмистром в отставке Аристидом Фомичом Кувалдой.

Внутри ночлежка — длинная, мрачная нора, размером в четыре и шесть сажен; она освещалась — только с одной стороны — четырьмя маленькими окнами и широкой дверью. Кирпичные, не штукатуренные стены её черны от копоти, потолок, из барочного днища, тоже прокоптел до черноты; посреди её помещалась громадная печь, основанием которой служил горн, а вокруг печи и по стенам шли широкие нары с кучками всякой рухляди, служившей ночлежникам постелями. От стен пахло дымом, от земляного пола — сыростью, от нар гниющим тряпьём.

Помещение хозяина ночлежки находилось на печи, нары вокруг печи были почётным местом, и на них размещались те ночлежники, которые пользовались благоволением и дружбой хозяина.

День ротмистр всегда проводил у двери в ночлежку, сидя в некотором подобии кресла, собственноручно сложенного им из кирпичей, или же в харчевне Егора Вавилова, находившейся наискось от дома Петунникова; там ротмистр обедал и пил водку.

Перед тем, как снять это помещение, Аристид Кувалда имел в городе бюро для рекомендации прислуги; восходя выше в его прошлое, можно было узнать, что он имел типографию, а до типографии он, по его словам, — «просто — жил! И славно жил, чёрт возьми! Умеючи жил, могу сказать!»

Это был широкоплечий, высокий человек лет пятидесяти, с рябым, опухшим от пьянства лицом, в широкой грязно-жёлтой бороде. Глаза у него серые, огромные, дерзко весёлые; говорил он басом, с рокотаньем в горле, м почти всегда в зубах его торчала немецкая фарфоровая трубка с выгнутым чубуком. Когда он сердился, ноздри большого, горбатого, красного носа широко раздувались и губы вздрагивали, обнажая два ряда крупных, как у волка, жёлтых зубов. Длиннорукий, колченогий, одетый в грязную и рваную офицерскую шинель, в сальной фуражке с красным околышем, но без козырька, в худых валенках, доходивших ему до колен, — поутру он неизменно был в тяжёлом состоянии похмелья, а вечером — навеселе. Допьяна он не мог напиться, сколько бы ни выпил, и весёлого расположения духа никогда не терял.…

К сожалению, текст книги удалён по просьбе правообладателя.

Источники:

http://nemaloknig.com/book-379147.html
http://mybook.ru/author/duglas-smit/byvshie-lyudi-poslednie-dni-russkoj-aristokratii/
http://knigosite.org/library/books/4020

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector