1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Книга: Александр Вампилов «Старший сын. Утиная охота

Книга: Александр Вампилов «Старший сын. Утиная охота

Городская квартира в новом типовом доме. Входная дверь, дверь на кухню, дверь в другую комнату. Одно окно. Мебель обыкновенная. На подоконнике большой плюшевый кот с бантом на шее. Беспорядок.

На переднем плане тахта, на которой спит Зилов. У изголовья столик с телефоном.

В окно видны последний этаж и крыша типового дома, стоящего напротив. Над крышей узкая полоска серого неба. День дождливый.

Раздается телефонный звонок. Зилов просыпается не сразу и не без труда. Проснувшись, он пропускает два-три звонка, потом высвобождает руку из-под одеяла и нехотя берет трубку.

Маленькая пауза. На его лице появляется гримаса недоумения. Можно понять, что на том конце провода кто-то бросил трубку.

Странно… (Бросает трубку, поворачивается на другой бок, но тут же ложится на спину, а через мгновение сбрасывает с себя одеяло. С некоторым удивлением обнаруживает, что он спал в носках. Садится на постели, прикладывает ладонь ко лбу. Весьма бережно трогает свою челюсть. При этом болезненно морщится. Некоторое время сидит, глядя в одну точку, — вспоминает. Оборачивается, быстро идет к окну, открывает его. С досадой махнул рукой. Можно понять, что он чрезвычайно недоволен тем, что идет дождь.)

Зилову около тридцати лет, он довольно высок, крепкого сложения; в его походке, жестах, манере говорить много свободы, происходящей от уверенности в своей физической полноценности. В то же время и в походке, и в жестах, и в разговоре у него сквозят некие небрежность и скука, происхождение которых невозможно определить с первого взгляда. Идет на кухню, возвращается с бутылкой и стаканом. Стоя у окна, пьет пиво. С бутылкой в руках начинает физзарядку, делает несколько движений, но тут же прекращает это неподходящее его состоянию занятие. Звонит телефон. Он подходит к телефону, снимает трубку.

ЗИЛОВ. Ну. Вы будете разговаривать.

Тот же фокус: кто-то положил трубку.

Шуточки… (Бросает трубку, допивает пиво. Поднимает трубку, набирает номер, слушает.) Идиоты… (Нажимает на рычаг, снова набирает номер. Говорит монотонно, подражая голосу из бюро погоды.) В течение суток ожидается переменная облачность, ветер слабый до умеренного, температура плюс шестнадцать градусов. (Своим голосом.) Ты понял? Это называется переменная облачность — льет как из ведра… Привет, Дима… Поздравляю, старик, ты оказался прав… Да вот насчет дождя, черт бы его подрал! Целый год ждали и дождались. (С недоумением.) Кто разговаривает. Зилов… Ну конечно. Ты что, меня не узнал. Умер. Кто умер. Я. Да вроде бы нет… Живой вроде бы… Да. (Смеется.) Нет, нет, живой. Этого еще только не хватало — чтоб я умер перед самой охотой! Что?! Не поеду — я?! С чего ты это взял. Что я, с ума сошел? Подожди, может, это ты со мной не хочешь. Тогда в чем дело. Ну вот еще, нашел чем шутить… Голова-то, да (держится за голову), естественно… Но, слава богу, пока цела… Вчера-то? (Со вздохом.) Да вот вспоминаю… Нет, всего я не помню, но… (Вздох.) Скандал — да, скандал помню… Зачем устроил? Да вот и сам думаю — зачем? Думаю, не могу понять — черт знает зачем. (Слушает, с досадой.) Не говори… Помню… Помню… Нет, конца не помню. А что, Дима, что-нибудь случилось. Честное слово, не помню… Милиции не было. Свои? Ну, слава богу… Обиделись. Да. Что они, шуток не понимают. Ну и черт с ними. Переживут, верно. И я так думаю… Ну ладно. Как же мы теперь? Когда выезжаем. Ждать? А когда он начался. Еще вчера? Что ты говоришь. Не помню — нет. (Ощупывает челюсть.) Да! Слушай, а драки вчера не было. Нет. Странно… Да, кто-то врезал. Разок… Да, по морде… Думаю, что кулаком. Интересно кто, ты не видел. Ну не важно… Да нет, ничего страшного. Удар вполне культурный…

Дима! А что, если он зарядил на неделю. Да нет, я не волнуюсь… Ну ясно… Сижу дома. В полной готовности. Жду звонка… Жду… (Положил трубку.)

В дверях появляется венок. Это большой, дешевый, с крупными бумажными цветами и длинной черной лентой сосновый венок. Вслед за ним появляется несущий его мальчик лет двенадцати. Он всерьез озабочен исполнением возложенной на него миссии.

МАЛЬЧИК. Здравствуйте. Скажите, вы Зилов?

МАЛЬЧИК(поставил венок у стены). Вам.

ЗИЛОВ. Мне. Зачем?

Слушай, парень. Ты что-то путаешь…

МАЛЬЧИК. Вы — Зилов?

МАЛЬЧИК. Значит, вам.

ЗИЛОВ(не сразу). Кто тебя послал. А ну, сядь сюда.

МАЛЬЧИК. Мне надо идти.

(Разглядывает венок, поднимает его, расправляет черную ленту, надпись на ней читает вслух.) «Незабвенному безвременно сгоревшему на работе Зилову Виктору Александровичу от безутешных друзей»… (Молчит. Потом смеется, но недолго и без особого веселья.) Ты понял, в чем дело. Зилов Виктор Александрович — это я и есть… И видишь, жив-здоров… Как тебе это нравится?

Читать еще:  Истории великих фотографов. Александр Родченко

МАЛЬЧИК. Нет, они ушли.

ЗИЛОВ(не сразу). Пошутили и ушли…

МАЛЬЧИК. Я пойду.

ЗИЛОВ. Проваливай… Нет, подожди. Скажи… Тебе такие шутки нравятся. Остроумно это или нет?

Нет, ты скажи, послать товарищу такую штуку на похмелье да еще в такую погоду, разве это не свинство. Друзья так не поступают, как ты думаешь?

МАЛЬЧИК. Я не знаю. Меня попросили, я принес…

ЗИЛОВ. Ты тоже хорош. Живым людям венки разносишь, а ведь наверняка пионер. Я бы в твоем возрасте за такое дело не взялся бы.

МАЛЬЧИК. Я не знал, что вы живой.

ЗИЛОВ. А если бы знал, не понес бы?

ЗИЛОВ. Спасибо и на этом.

МАЛЬЧИК. Я пойду.

ЗИЛОВ. Подожди, а что они тебе сказали?

МАЛЬЧИК. Сказали, пятый этаж, двадцатая квартира… Сказали, постучать, спросить Зилова и отдать. Вот и все.

ЗИЛОВ. Видишь, как просто. А сколько смеху… (Вешает венок себе на шею.) Разве не смешно? (Подходит к зеркалу, картинно причесывается.) Смешно или нет. Почему ты не смеешься. Наверно, у тебя нет чувства юмора. (Оборачивается к мальчику, поднимает себе, как спортсмену-победителю, правую руку.) Витя Зилов! Эс-Эс-Эс-Эр. Первое место… А за что. (Опускает руку.) Не смешно. Что-то не очень, верно? (Бросает венок, садится на постель так, что его лицо обращено к окну.) А может, и в самом деле мы с тобой перестали понимать шутки?

Александр Вампилов — Утиная охота (сборник)

Описание книги «Утиная охота (сборник)»

Описание и краткое содержание «Утиная охота (сборник)» читать бесплатно онлайн.

В сборник произведений известного драматурга Александра Вампилова вошли пьесы «Прощание в июне», «Старший сын» и «Утиная охота», основная тема которых – способность живой души побороть рутину жизни, сопротивляться злу и людской пошлости.

Александр Валентинович Вампилов

© Издательство «Детская литература». Оформление серии, составление, 2003

© А. В. Вампилов. Текст, наследники

© Б. Ф. Сушков. Вступительная статья, 2003

© О. Г. Нефедов. Рисунки, 2003

Александр Вампилов родился 19 августа 1937 года в районном поселке Кутулике (Кутулик – по-бурятски «яма») Иркутской области в учительской семье. Отец его, Валентин Никитич Вампилов, обрусевший бурят, был директором Кутуликской средней школы и преподавал русский язык и литературу, мать, Анастасия Прокопьевна Копылова, русская, дочь иркутского священника, вела в той же школе математику – алгебру и геометрию. Саша был третьим сыном и четвертым ребенком в семье.

Отцу и сыну увидеть друг друга не довелось: вскоре после рождения Александра Валентин Никитич по ложному доносу был арестован и расстрелян в 1938 году. Реабилитирован в 1957 году.

Каким при этом могло быть детство Саши Вампилова? Обыкновенное, то есть вольное, не ограниченное никаким воспитанием, в своей абсолютной свободе таящее постоянную смертельную опасность, но и величайшее безотчетное блаженство от растворенности, слиянности с бесконечным и вечным миром Природы. И он рос свободно, увлекался, озорничал и хулиганил наряду с другими кутуликскими мальчишками, ведь в этой «яме», Богом забытом уголке России озорство и хулиганство было единственным развлечением детворы и молодежи и освещалось даже какой-то «традицией».

И первые свои рассказики, а потом и пьесы, посвященные молодежи, Вампилов населил своими бывшими приятелями, до глубины души известными ему кутуликскими, черемховскими, усольскими ребятами, приехавшими из своих глубинок в областные центры получать высшее образование и привезшими с собой много застарелых детских привычек, страсть к дурачеству и главную свою особенность – насмешливо-скептическое отношение ко всему на свете, и к себе в том числе, то есть тот самый дух свободы, вольности и упрямства, который потом и в самом Вампилове, и в его героях преобразуется в чувство собственного достоинства, демократизма, справедливости и вообще будет определять их шкалу ценностей.

Житель провинции, выходец из самой что ни на есть ее глубинки, получивший образование в провинциальном университете, Александр Вампилов писал о тех, жизнь кого хорошо знал, – о людях провинции. Был бытописателем, социологом, философом этого огромного, замкнутого в себе мира и в каких-нибудь пяти-шести пьесах и горстке рассказов и очерков ухитрился дать почти его полный социальный срез – от высшего провинциального истеблишмента, олицетворенного ректором университета Репниковым в «Прощании в июне», до простых трудяг таежного поселка Чулимска, напоминающего его родной Кутулик.

В России издавна сложились три мира, как три государства в одном государстве, – крестьянский мир, городской и столичный. Эти три мира были по своему образу жизни настолько автономны и самобытны, что предпочитали держаться друг от друга подальше: близкое сосуществование стесняло их природу, грозило каждому душевным дискомфортом. Но тем не менее они жили как части одного-единого великодержавного организма и не могли жить друг без друга.

Деревенский мир был наиболее автономным, одинаково удаленным как от городской провинции, так и от столиц. Он жил своей патриархальной семьей, общинным миропорядком, подчиняющимся тысячелетней традиции. В нем слабо отражались черты государственного строя, государственной идеологии и культуры.

Столицы также мало выражали подлинную суть российской жизни, которая пряталась за мундир, за дисциплину, за внешнее благообразие и фальшивое великолепие. «Невский проспект лжет во всякое время», – утверждал Н. В. Гоголь. Тут простой швейцар «смотрит генералиссимусом».

Читать еще:  Где родился михаил шолохов. Биография

И только губернская и городская провинция, которой не было нужды лицемерить и пускать пыль в глаза иностранцам, жила по подлинным законам государства, не смягченным флером столичной культуры, и обнажала резкие черты нашего государственного быта, государственного строя жизни, показывая его таким, каков он был на самом деле. Русские писатели подлинную российскую государственность узнавали, глядя в лицо именно этого провинциального мира: «Губернские очерки» Μ. Е. Салтыкова-Щедрина, «Нравы Растеряевой улицы» Г. Успенского во главе с «Ревизором» и «Мертвыми душами» Гоголя показали русскому человеку, как в зеркале, его подлинную государственную и гражданскую физиономию, от которой он с отвращением отвернулся, издав, по свидетельству Герцена, «крик ужаса и стыда».

Нашу отечественную литературу 60—70-х годов XX века иногда делят на «деревенскую» и «городскую», но город тут представлен в основном столицами. Средний город, провинция областных и районных центров не столь глубоко и концептуально осмыслены нашим литературным сознанием. А именно там не скрытно, как в столицах, а открыто щеголяла всеми своими «непристойными местами» и наша «сермяжная правда». И в числе первых, кто эту правду глубоко и всесторонне показал миру, следует назвать драматурга Александра Вампилова.

Он подходил к жизни как честный художник, и многое у него выходило бессознательно, и это ценнее всего, ибо правдивее всего. Просто его герои не поддерживали официальный курс, не участвовали в его косметическом ремонте. Не искали они и культурных «экологических ниш» для «почетного конформизма» – они просто отворачивались от системы и уходили на рядовую работу, ибо только она позволяла сохранить за собой моральную свободу и легкую поступь гордо шагающего по земле человека.

Первая многоактная пьеса «Прощание в июне», с которой Александр Вампилов и начинается как драматург, была написана в 1964 году. Три главные ее идеи – консервативный конформизм «отцов», разбойничья «беззаконность» молодости и ее безответственность, а внутренний конфликт можно определить девизом Профессора из пьесы К. Чапека «Разбойник», очень близкой пьесе Вампилова и по сюжету, и по теме, – «Молодость нужно сломить!».

При социализме, которому по времени соответствует пьеса, при его бюрократическом извращении естественный закон обновления жизни как бы отменен и заменен системой, в которой не очень-то «похулиганишь», не то что начнешь «разбойничать». Она не дает молодости никаких шансов, никаких прав до тех пор, пока эта молодость не «смирится», не «образумится», пока не переймет образ жизни «отцов», главный принцип которого – «не высовываться» с правдой и «правами», быть готовым на любой компромисс ради личных целей. Молодость тут не сокрушают в открытом бою, ее берут измором, долгие годы выдерживая в щелочи скудной жизни. И только когда она становится уже ни во что не верящей, ни на что не способной, но на все готовой, тогда ее допускают и к должности, и к своим дочкам, и к воскресному жареному гусю (Репников едва лишь не молился на него).

Репников уже прошел этот путь – путь предательства идеалов своей молодости – и откровенно признается в этом Колесову: «У нас с вами есть нечто общее… Когда я рвался в науку с таким же нетерпением, со мной случилось нечто похожее». Тут есть и зависть несостоявшегося ученого к молодому таланту, но больше опасений, что Колесов социально опасен, потому что – самостоятельная личность, «неуправляемый», может не подчиниться господствующему конформизму. Он – угроза тому порядку жизни, в котором все держится на компромиссе, на личном интересе, где важны не талант, не достоинства человека, а связи, служебное послушание.

Но и Колесову приходится пойти на компромисс – он отказывается от Тани во имя своей научной карьеры, как ему кажется. И только в финале он поднимается до того подлинного «хулиганства», о котором шла речь выше, – когда рвет диплом, полученный ценой предательства любимой, – возвращает Репникову данную им «взятку».

Поступок Колесова кажется неожиданным, ничем не подготовленным. Но это для тех лишь, кому герои Вампилова кажутся такими же, как и все другие наши герои. Но, зная героев Вампилова, их фундаментальную черту, не раз отмеченную нами, – внутреннюю свободу, провинциальную, дикую, хулиганскую свободу, которая может их толкнуть и к безрассудству какому-нибудь, дуэли например, или к необдуманным словам и поступкам на собственной свадьбе, так что невеста встанет и уйдет, – понимаешь и веришь, что эта же свобода, глубоко укоренившаяся в их душе, есть их нравственный компас, который скорректирует их жизненный маршрут в самый решительный момент, когда ставка будет больше, чем жизнь, когда от них потребуют отказаться от собственного «я».

В этом контексте может быть верно понята и притча о «честном ревизоре», которую Золотуев рассказал Колесову.

Вампиловская честность – это абсолютная честность, это святая святых личности, где хранится эталон идентичности нашей вечной, космической природы с нашим сознанием. Малейший компромисс тут невозможен. Колесов попробовал и почувствовал, что теряет себя, что он уже не Колесов, а кто-то другой. И он поспешил вернуться к себе.

Читать еще:  Термин гротеск. Что такое гротеск

Александр Вампилов — талантливый драматург, который ушёл слишком рано, не дожив до триумфа в Современнике» и МХАТе

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

«Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?»

Б.Пастернак

Родился будущий знаменитый драматург в райцентре под Иркутском, “похожем на все райцентры России”, в 1937 году в семье педагогов.

В то непростое время их семью, как и многие другие семьи, не обошла стороной беда. На отца, бурята по национальности, написали донос, причислив его к «панмонголистам», ратующим за выход Бурятии из состава СССР. Такое обвинение считалось особо тяжким, и отца расстреляли в 1938 году.

Мать осталась одна с четырьмя маленькими детьми на руках. Для семьи Вампиловых наступили тяжелые времена, пришлось жить под косыми взглядами окружающих. Родственники отца им совсем не помогали, поскольку недолюбливали его русскую жену.
Лишь спустя 19 лет отцу вернули его честное имя.

По окончании школы Вампилов со второй попытки поступил на историко-филологический факультет Иркутского университета, он уже понимал, что литература – это его призвание. В 1961 году была издана отдельная книга с его короткими юмористическими рассказами. Правда, чтобы избежать критики, он использовал псевдоним — А. Санин. На молодого автора обратили внимание и пригласили работать в издательство.

Но вскоре Вампилов уходит из издательства, решив целиком посвятить себя писательскому труду.
Поначалу все складывается удачно, в одном из журналов публикуют его первую пьесу «Дом окнами в поле».

Воодушевленный этим успехом, Вампилов отправляется в Москву, везет туда еще одну свою пьесу — «Прощание в июне». Но все попытки предложить пьесу в столичных театрах оказались напрасными, столица отказалась его принять. Кроме всего прочего, автору указывали на то, что его пьесы не соответствуют духу времени, советскому образу жизни и генеральной линии партии.

Вампилов в своих пьесах приоткрыл забытый мир советской “глубинки”, но этот мир для столицы оказался и неинтересным, и ненужным. А ведь будничная провинциальная жизнь таит в себе множество душевных драм и сломанных судеб, и воспринимаются они там намного острее. Но хотя в пьесах Вампилова много пессимизма и тоски, в них всегда просматривается лучик надежды, который, к счастью, он сумел сохранить в своей душе.

Невозможность что-либо изменить для Вампилова становится невыносимой, он впадает в отчаяние, у него просто опускаются руки.

Но в 1972 году наконец-то забрезжила надежда — отношение в столице к его пьесам постепенно начало меняться. Появилось много новых планов, начались репетиции в театрах.

Однако до московских премьер он, к сожалению, не дожил, 17 августа 1972 года Александр Вампилов погиб на Байкале. Перевернулась моторная лодка, в которой он плыл со своим товарищем. Друг остался около лодки, держась за днище, а Александр поплыл за подмогой. И он уже почти доплыл до берега, но не выдержало сердце. Через два дня ему исполнилось бы 35 лет.

Спустя год после его смерти началось триумфальное шествие вампиловских пьес по театрам страны, кто только не брался за их постановку. С успехом прошли они и в самых знаменитых театрах — «Современник», МХАТ и БДТ.

«Кажется, главный вопрос, который постоянно задает Вампилов: останешься ли ты, человек, человеком? Сумеешь ли ты превозмочь все то лживое и недоброе, что уготовано тебе во многих житейских испытаниях, где трудно стали различными и противоположными любовь и измена, страсть и равнодушие, искренность и фальшь, благо и порабощение…» (В. Распутин).

Старший сын

Когда Евгению Леонову попала в руки пьеса «Старший сын», он сразу понял, что роль Андрея Григорьевича Сарафанова написана про него, автор каким-то непостижимым образом смог заглянуть в его душу.
И тут случилось чудо – Леонову позвонил режиссер Виталий Мельников, как раз взявшийся за съемки «Старшего сына» и сказал, что видит в роли Сарафанова только его.
Видимо, судьба…
Во время съемок фильма Евгений Леонов писал своему сыну: «Так работали на съемочной площадке, так мудрили и веселились, даже захотелось, чтобы ты был здесь и сам это увидел. Ты пьесу-то «Старший сын» дочитал? Давно я не испытывал такого восторга от пьесы и от сценария. Какой писатель этот сибирский парнишка Вампилов! Могучий талант!»

Смешное и грустное всегда переплетаются в произведениях Вампилова.
Эту свою пьесу автор назвал комедией.
В ней действительно очень много смешного, и начинается она с довольно нелепой ситуации.

Двое студентов, провожавших девушек, опаздывают на последнюю электричку и в незнакомом месте пытаются найти ночлег под бредовым предлогом, что один из них – внебрачный сын отца семейства и приехал его навестить. И, как ни странно, им поверили…
Это глупое вранье приводит к таким драматическим событиям, которые невозможно было предположить. И перед участниками всех этих событий встает вопрос – что важнее — «ложь во спасение» или «горькая» правда…

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=28925&p=1
http://www.libfox.ru/675588-aleksandr-vampilov-utinaya-ohota-sbornik.html
http://kulturologia.ru/blogs/281017/36479/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector