1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Картина обручение девы марии. Рафаэль Санти

Рафаэль Санти. Обручение Девы Марии

РАФАЭЛЬ САНТИ.Обручение Девы Марии. 1504г Дерево, масло. 174 ; 121 см Брера, Милан
Именно с этой работы пошла о Рафаэле слава, как о сложившимся мастере необыкновенного редкого дарования.

В 1504 году, к концу своего пребывания в мастерской Перуджино, Рафаэль написал вслед за свои учителем алтарный образ «Обручение Марии» (так называемое «Sposalizio»), непосредственно после того, как Перуджино закончил алтарную картину.

Сравнение этих двух картин с ясностью демонстрирует как раз те качества Рафаэля, которые составляют главную силу его художественной концепции – мастерство пространственной фантазии и абсолютную ясность оптических представлений.

Рафаэль преодолевает влияние учителя и осмеливается вступить с ним в своего рода соревнование. В этом произведении личность юного мастера уже сказывается сквозь весьма заметные феррарские и перуджинские влияния, было написано в 1504 г. для церкви Св. Франческо в Витта ди Кастелло.

Алтарный образ «Обручение Марии» — картина совершенно изумительной красоты, просветленной грусти и мудрости, которая особенно потрясает, если отчетливо представишь себе, что тайновидец и прозорливец, создавший «Обручение», — это юноша чуть за двадцать лет. В этой ранней работе, как и в «Мадонне Конестабиле» проявился характер его дарования, его поэтическая просветленность, лиризм.

Марию и Иосифа живописец изобразил не в храме, как это было принято, а в центре площади. Весь окружающий пейзаж пронизан двойным смыслом. С одной стороны, величественный храм со сквозным проходом, через который льётся свет, символизирует божье благословение, с другой же, строение представляется зрителю как визуальный барьер между земным и небесным, оживлённая площадь резко контрастирует с одиноким прекрасным пейзажем по ту сторону храма.

Все действующие герои лишены статики – их позы естественны, а жесты наделены лиризмом. Мария и Иосиф изображены практически бесплотными – одухотворённые, с любовью и смирением склонили они головы перед священником. В руки Иосифа Рафаэль дал посох, как символ богоизбранника. Рядом с парой отвергнутый жених ломает свой посох о колено.

В картине использовано ограниченное количество окрасок – мастер играет с полутонами, создавая при этом необходимый ритм и колорит.

Любопытно, что, согласно раннехристианскому преданию избрание Иосифа среди других претендентов совершается по другому чудесному знамению: из его посоха вылетела голубка и села ему на голову.

Читать еще:  Где родился максим горький. Семь мифов о горьком

Рафаэль же, как и Перуджино, использует свидетельство святого Иеронима, который в свою очередь основывался на библейской истории о расцветшем миндалевым деревом жезле Аарона . Из близости слов virga — «палочка» и virgo — «девственница» в средние века за миндалем закрепилось значение девственной чистоты, а само дерево стало одним из атрибутов Богоматери.

С одной стороны, свет, проходящий сквозь тело храма — символ Божьего благословения брака Марии и Иосифа, с другой — храм получается расположенным на самой границе между миром человеческим (обозначенным заполненной людьми площадью) и миром нетронутой природы, и само соединение этих двух планов — символ соединения двух природ во Христе — божественной и человеческой.

«Обручение» Рафаэля с его неуловимым чувством пространства, с утонченностью и даже некоторой изысканностью источает такие благоухание и свежесть, каких не знает фреска Перуджино. При взгляде на картину молодого Рафаэля вы охвачены трепетным и волнующим чувством, словно ранним утром, когда воздух прохладен и чист, вас вдруг перенесли в прекрасную страну, где необычайные и привлекательные люди устроили красивый и изящный праздник. Далекие очертания гор и холмов, простирающиеся до самого горизонта, составляют задний план этой картины» Бернард Бернсон

Обручение Девы Марии (картина Рафаэля)

Обручение Девы Марии (итал. Lo sposalizio della Vergine ) — картина Рафаэля 1504 года из миланской Пинакотеки Брера. Картина (подписанная и датированная: RAPHAEL URBINAS MDIIII) была приобретена семьей Албиццини (Albizzini) для капеллы св. Иосифа в церкви Св. Франциска города Читта-ди-Кастелло (Città di Castello) в Умбрии. В 1798 она попала в руки наполеоновского генерала Леки (Lechi), который продал её миланскому арт-дилеру Саннаццари (Sannazzari). В 1804 году тот завещал картину центральному госпиталю Милана. Но уже в 1806 году она была приобретена для Академии изящных искусств Евгением Богарне.

Картина относится к раннему периоду творчества художника, когда он еще был связан с мастерской Пьетро Перуджино. Работы последнего, в частности, его фреска Передача ключей св. Петру в Сикстинской капелле Ватикана (1481—1482) и Обручение Марии из Музея изящных искусств г. Кан, датируемая ок. 1500—1504 гг., несомненно, оказали значительное влияние и на иконографию картины Рафаэля, и на её общее композиционное решение.

На переднем плане изображена группа участников свадебной церемонии: в центре, на одной оси с Храмом, — священник, держащий за руки Марию и Иосифа, который протягивает ей обручальное кольцо. В левой руке Иосифа — расцветший посох, что, по преданию, и явилось знаком его избранности, посланным свыше: рядом с Иосифом один из отвергнутых женихов в гневе ломает свой посох. Любопытно, что, согласно раннехристианскому преданию (зафиксированному, например, в апокрифе «Первоевангелие Иакова Младшего» (гл. IX)) избрание Иосифа среди других претендентов совершается по другому чудесному знамению: из его посоха вылетела голубка и села ему на голову. Рафаэль же, как и Перуджино, использует свидетельство святого Иеронима, который в свою очередь основывался на библейской истории о расцветшем миндалевым деревом жезле Аарона (Чис. 17, 8). Из близости слов virga — «палочка» и virgo — «девственница» в средние века за миндалем закрепилось значение девственной чистоты, а само дерево стало одним из атрибутов Богоматери.

Читать еще:  Июньские пейзажи. Фото природы летом

Существенный символический аспект получает в картине мотив сквозного прохода через храм, через который виднеются расстилающиеся за площадью нетронутые природные ландшафты. С одной стороны, свет, проходящий сквозь тело храма — символ Божьего благословения брака Марии и Иосифа, с другой — храм получается расположенным на самой границе между миром человеческим (обозначенным заполненной людьми площадью) и миром нетронутой природы, и само соединение этих двух планов — символ соединения двух природ во Христе — божественной и человеческой.

При том, что Рафаэль полностью повторяет иконографическую программу Перуджино, в художественном отношении его картина — значительный шаг вперед. Его фигуры уже лишены архаической скованности, в них меньше статики — даже при том, что он использует все ту же идеально симметричную композицию, математическую выверенность которой только подчеркивает Идеальный Храм на заднем плане. Новаторство языка его архитектуры — с легкой аркадой ионического ордера, идеальным полусферическим куполом — заставило предположить некоторых исследователей влияние на Рафаэля Браманте, уже построившего к 1502 году свой знаменитый Темпьетто. Однако до своего переезда во Флоренцию Рафаэль скорее всего не мог видеть этой постройки, к тому же изображенный на его картине храм отличается весьма неконструктивным духом, что особенно проявилось в странных завитках волют, обеспечивающих переход от венца колонн к барабану купола, сложная спиралевидная форма которых не слишком подходит для исполнения из камня. Его храм — в первую очередь символ, и только затем — манифест новых архитектурных идей.

Странная помолвка Божьей матери на картине Рафаэля «Обручение Марии».

Романтических сюжетов в религиозной живописи маловато. Ну потому, что главная любовь, которую пропагандирует христианство, это конечно, любовь к Богу . А мужья, дети и собаки – это все мирское, это потом. Поэтому даже такой сюжет, как свадьба будет начинён всевозможными символами веры.

И эти символы вовсе не про свадебную (обручение здесь идет в значении свадьбы, а не помолвки) выпечку, запуск голубей, выкуп невесты и подвыпившего свекра, все они про небесное покровительство земных чувств.

Читать еще:  Раздача продовольствия. Флотилия надежды

Известную в искусстве пару Марии и Иосифа (родителей Иисуса), изображали множество раз, но лишь у Рафаэля Санти, гения эпохи Возрождения, вышла такая пробивная метафизическая ассоциация.

Обстановка.

Мария и Иосиф жили в далекие времена, за две тысячи лет до нас. И примерно за полторы тысячи лет до Ренессанса. Но Рафаэль изображает их как своих современников. У свиты молодожен модные итальянские наряды, праздничное шествие застыло на большой городской площади, позади брачующихся, праздно гуляют простые горожане. Зачем Рафаэлю понадобилось вписывать «библейский» сюжет в реалии своего времени?

Скорее всего по одной причине – показать, что божественное присутствие не имеет срока давности, а соединение любящих сердец во все времена должно быть благословлено церковью.

Архитектура.

Храм на одной оси с главными персонажами тоже про благословение. Во всех вариантах этой картины, проемы в храме буду просвечивать, давая дорогу божественному свету. Земные и смертные люди с одной стороны, бесконечное небесное царство с другой, а церковь – посередине, как проводник земного к небесному, и наоборот.

Символы.

Мария показана в одеждах своих традиционных цветов. Небесно-голубого и жертвенного красного. Иосиф, единственный босой персонаж, наделен посохом из миндальной ветки. Миндаль давний символ невинности и так же связан с Марией. Получается, что священник, передавая эту ветвь, гарантирует жениху нетронутость (несмотря на беременность) его невесты. Что ж, ему ничего не остается, кроме как поверить.

Рядом с Иосифом нарядный итальянский франт – неудавшийся любовник. Он отвергнут Марией и ломает со злости прутик. По легенде, все, кто хотел на ней жениться, должны были оставить посох в храме для «кастинга». Посох Иосифа чудесным образом расцвел, что и послужило решающим моментом.

В картине мало выразительных красок или экспрессивных лиц. Точнее, их там вообще нет. Зато много геометрии. Ритм дорожек, ведущих к храму, треугольник новобрачных и священника, треугольник к в круге, круг в квадрате и т.д. Рафаэль прошил изображение этими неуловимыми ритмами форм, которые заставляют воспринимать картину как нечто словесное, поэтическое. И это потрясающий живописный ход.

Форма.

Есть предположение (и оно главенствует), что Рафаэль списал вид храма с известного Темпьето 1502 г. , возведенного в Риме незадолго до написания художником работы. Идея такого круглого храма пришла из античности, но во времена христианства приобрела символическое значение.

Круг стал воплощением бесконечности и идеальности божественной сущности.

Источники:

http://www.proza.ru/2016/09/13/1411
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/665684
http://zen.yandex.ru/media/id/5d5a93c8d11ba200ad993ddb/5dc005018f011100ad33cb6d

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector