1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какой роман почитать от эмиля золя. Эмиль Золя

Эмиль Золя — Жерминаль

Эмиль Золя — Жерминаль краткое содержание

Жерминаль читать онлайн бесплатно

В густом мраке беззвездной ночи, по большой дороге из Маршьенна в Монсу, пролегавшей совершенно прямо между полями свекловицы на протяжении десяти километров, шел путник. Он не видел перед собою даже земли и лишь чувствовал, что идет по, открытому полю: здесь, на безграничном просторе, несся мартовский ветер, подобный ледяному морскому шквалу, начисто подметая голую землю и болотистые топи. Ни деревца не было видно на фоне ночного неба; мощеная дорога тянулась среди непроглядной тьмы, как мол в порту.

Путник отправился из Маршьенна часа в два. Он шел большими шагами, в поношенной куртке из бумажной материи и в бархатных штанах, и дрожал от стужи. Его очень стеснял небольшой узелок, увязанный в клетчатый платок; то и дело он перекладывал его из одной руки в другую, стараясь зажать под мышкой так, чтобы легче было засунуть в карманы обе руки, закоченевшие от восточного ветра и потрескавшиеся до крови. В опустошенной голове этого безработного, бездомного человека шевелилась одна лишь мысль, одна надежда, что с рассветом, может быть, потеплеет. Так он шел уже целый час и вот в двух километрах от Монсу увидел слева красные огни; казалось, в воздухе висели три жаровни с раскаленными угольями. Сперва это даже испугало путника, и он приостановился; однако он не мог побороть мучительного желания погреть руки, хотя бы одно мгновение.

Дорога спускалась в ложбину. Огни исчезли. Справа тянулся дощатый забор, за ним проходило полотно железной дороги; налево был откос, поросший травою; смутно выделялось селение с низкими однообразными черепичными крышами. Путник прошел еще шагов двести. Внезапно на повороте перед ним снова появились огни. Он не мог понять, как они могут гореть так высоко в темном небе — точно три туманные луны. Но в это время внимание его привлекла другая картина: внизу он увидел сгрудившиеся строения; над ними высился силуэт заводской трубы; в потускневших окнах кое-где мерцал слабый свет; снаружи, на лесах, уныло висели пять или шесть зажженных фонарей, так что едва можно было различить ряд почерневших бревен, похожих на гигантские козлы. Из этой фантастической громады, тонувшей в дыму и мраке, доносился один только звук — могучее, протяжное дыхание незримого паровика.

Путник понял, что перед ним угольные копи. Ему вдруг стало стыдно: стоило ли туда идти? Там не найдешь работы. Вместо того чтобы направиться к шахтным постройкам, он взобрался на насыпь, где в трех чугунных жаровнях горел каменный уголь, освещая и обогревая место работ. Рабочим здесь приходилось трудиться до глубокой ночи, так как из шахт все еще подавали отбросы угля. Тут путник расслышал грохот вагонеток, которые катили по мосткам; он различал движущиеся силуэты, люди сгружали уголь у каждой жаровни.

— Здорово, — сказал он, подходя к одной из жаровен.

Повернувшись спиной к огню, там стоял возчик, старик в лиловой шерстяной фуфайке и в шапке из кроличьего меха. Большая гнедая лошадь как вкопанная терпеливо ждала, когда освободятся шесть привезенных ею вагонеток. Тощий рыжий малый неторопливо опоражнивал их, механически нажимая рычаг. А вверху ледяной ветер свистал с удвоенной силой, проносясь, точно взмах косы.

— Здорово, — ответил старик.

Наступило молчание. Почувствовав недоверчивый взгляд возчика, путник поспешил назвать свое имя.

— Меня зовут Этьен Лантье, я механик… Не найдется ли для меня здесь работы?

Пламя освещало его; ему было, вероятно, не больше двадцати одного года. Черноволосый, красивый, он казался очень сильным, несмотря на небольшой рост.

Возчик, успокоенный его словами, отрицательно помотал головой:

— Работы для механика? Нет, нет. Вчера тоже двое приходили. Ничего нет.

Порыв ветра заставил их умолкнуть. Затем Этьен спросил, указывая на темную груду зданий у подножия холма:

— Это копи, не правда ли?

Старик не мог сразу ему ответить: его душил сильный приступ кашля. Наконец он отхаркнул, и в том месте, где плевок упал на землю, в красноватом отсвете пламени оказалось черное пятно.

— Да, это шахта Воре… А вот и поселок. Глядите!

И он указал во тьму, где была деревня; ее черепичные крыши путник заметил раньше.

Но вот все шесть вагонеток были опорожнены; старик бесшумно последовал за ними, с трудом передвигая больные, ревматические ноги. Большая гнедая лошадь без понукания тащила вагонетки, тяжело ступая между рельсов; внезапный порыв ветра взъерошил ей шерсть.

Читать еще:  Фантастические имена. Знаменитые мечи героев фэнтези

Теперь шахта Воре перестала быть смутным видением. Находясь у жаровни, Этьен, казалось, забыл, что ему нужно отогреть потрескавшиеся до крови руки. Он все смотрел и узнавал каждую подробность шахты: просмоленный сортировочный сарай, башню над спуском в шахту, большое помещение для подъемной машины и четырехугольную башенку, в которой находился водоотливной насос. Эта шахта с приземистыми кирпичными зданиями, осевшая в ложбине, выставившая кверху дымовую трубу, словно грозный рог, казалась ему притаившимся ненасытным зверем, готовым поглотить весь мир. Продолжая все разглядывать, он подумал о себе, о том, что вот уже целую неделю он ищет работу и живет, как бродяга; вспомнил, как он работал в железнодорожной мастерской, как дал пощечину начальнику, был изгнан из Лилля и как потом его изгоняли отовсюду. В субботу он пришел в Маршьенн, где, по слухам, можно было получить работу на металлургических заводах; но там он не нашел ничего ни на заводах, ни у Сонневилля, и ему пришлось провести воскресенье на лесных складах при экипажной мастерской, прячась за бревнами и досками, сложенными в штабеля; в два часа ночи его выгнал оттуда сторож. Теперь у него не было ничего — ни единого су, ни ломтя хлеба; что он будет делать, бродя по большим дорогам, не зная даже, куда укрыться от холодного ветра? И вот он попал на каменноугольные копи; при свете редких фонарей можно было рассмотреть глыбы добытого угля, а в распахнувшуюся дверь он увидел ярко пылающие топки паровых котлов. Он слышал беспрерывное, неустанное пыхтение насоса, могучее и протяжное, словно сдавленное дыхание чудовища.

Рабочий, выгружавший вагонетки, стоял сгорбившись и ни разу не взглянул на Этьена, который нагнулся, чтобы поднять свой узелок, упавший на землю. В это время послышался кашель, возвестивший о возвращении возчика. Он медленно выходил из темноты, а за ним — гнедая лошадь, тащившая шесть вновь нагруженных вагонеток.

— Есть в Монсу фабрики? — спросил Этьен.

Старик отхаркнул черным, а затем ответил под свист ветра:

— Фабрик-то здесь достаточно. Надо было видеть, что тут делалось года три-четыре назад! Трубы дымили, рабочих рук не хватало, люди никогда столько не зарабатывали, как в те времена… А теперь снова пришлось подтянуть животы. Сущая беда: рабочих рассчитывают, мастерские закрываются одна за другой… Император-то, может быть, и не виноват, но зачем он затеял войну в Америке? Не говоря уже о том, что скот и люди гибнут от холеры.

Оба продолжали жаловаться, перебрасываясь короткими, отрывистыми фразами. Этьен рассказывал о своих бесплодных скитаниях в течение целой недели: неужели остается только подохнуть с голоду? Скоро и так все дороги будут запружены нищими. Да, говорил старик, все это может, пожалуй, плохо кончиться, — не по-божьему столько христиан выкинуто на улицу.

— Теперь не каждый день ешь мясо.

— Был бы хоть хлеб!

— Правда, был бы только хлеб!

Голоса терялись, порывы ветра заглушали их своим унылым воем.

— Смотрите! — громко прокричал возчик, поворачиваясь лицом к югу. — Вон там Монсу…

Протянув руку, он стал называть невидимые во мраке места. Там, в Монсу, сахарный завод Фовелля еще на полном ходу, но вот сахарный завод Готона уже сократил часть рабочих. Остаются только вальцовая мельница Дютийеля да канатная фабрика Блеза, поставляющая канаты для рудников. Одни они уцелели. Затем он указал широким жестом на север, охватив добрую половину горизонта: машиностроительные мастерские Сонневилля не получили и на две трети обычных заказов; из трех доменных печей на металлургическом заводе в Маршьенне одна погашена; наконец — стекольному заводу Гажбуа грозит забастовка, потоку что там поговаривают о снижении заработной платы.

— Знаю, знаю, — повторял молодой человек при каждом сообщении. — Я сам только что оттуда.

— У нас-то дело покуда еще идет, — прибавил возчик, — хотя угля стали добывать против прежнего поменьше. А посмотрите прямо перед вами, на шахту Победа, — там работают только две коксовые печи.

Он сплюнул, впряг свою осовелую лошадь в пустые вагонетки и опять поплелся за нею.

Теперь Этьен имел полное представление о целой области. По-прежнему кругом лежала мгла, но рука старого рабочего как бы наполнила ее образами великих бедствий, которые молодой человек в эту минуту ясно ощущал повсюду вокруг себя на огромном пространстве. Казалось, над голой равниной вместе с мартовским ветром катился вопль голода. Бешеные порывы ветра словно несли с собою смерть труду. То мчалась нужда, которая погубит множество людей. И, стараясь блуждающим взором проникнуть во мрак, Этьен терзался желанием и страхом увидеть все воочию. Но окрестность тонула в непроглядной ночной темноте, и только вдали он различал доменные и коксовые печи.

Читать еще:  Нас трое. Путь, выбирающий нас

5 лучших романов Эмиля Золя

5 лучших романов Эмиля Золя

Эмиль Золя известен широкой публике, прежде всего, как писатель. Но он пробовал себя и в качестве публициста, и даже как политик. Его произведения написаны в реалистичном жанре, такая тенденция была очень характерна для девятнадцатого века.

Он был одним из основателей и апологетов натурализма в области литературы. Литературная жизнь во Франции тех времен буквально кипела, и Эмиль Золя всегда был в гуще событий, и не только относящихся к писательскому делу. В круг его общения входили такие видные литераторы того времени, как Гюстав Флобер, Альфонс Доде, Эдмон Гонкур – один из братьев-писателей Гонкур. Между прочим, и сейчас во Франции есть Гонкуровская премия по литературе, которая выделяет лучших писателей. Не будем долго говорить о самом Золя.

Представим Вашему вниманию небольшую подборку лучших его произведений.

1) «Дамское счастье»

Это роман 1883 года, вышедший в качестве продолжения романа «Накиль». Основным героем этого произведения является Октав Муре, который оказался в Париже, будучи выходцем из французской глубинки. Он недолго разбирался в правилах жизни и понял, как можно выбиться «из грязи в князи». Когда его жена погибла, все ее наследство досталось Муре. Жизненным девизом этого человека был принцип Макиавелли: «Цель оправдывает средства». Он всячески пытается показать свои деловые качества окружающим и в итоге разоряет тех, кто стоял у него на пути. Он откроет свой магазин, назвав его так, как называется сам роман. Это тип человека, который живет за счет окружающих.

2) «Нана»

Это произведение вышло в печати в 1880 году. Это размышления о морали и о том, на каком она оказалась уровне в ту пору во Франции. Нана – это образ куртизанки для развлечения власть имущих. Девушка становится популярной в этих кругах, хотя сама, казалось бы, не обладала никакими данными для подобного успеха.

3) «Западня»

Это роман, посвященный рабочему классу. Он был издан в 1877 году. Эмиль Золя проиллюстрировал жизнь простых людей, поставленных на грань существования, показав их быт и нравы. Главными героями романа являются кровельщик и прачка. Их работа оплачивается так низко, что их существование слишком напоминает рабское. Эмиль Золя показывает, как нищета порождает преступление и ведет к моральному падению человека.

4) «Чрево Парижа»

Этот роман был переведен в России и напечатан многими изданиями. Не только он, но и благодаря ему, Золя стал известен в Российской империи. А во Франции был он издан в 1873 году. Золя показал в этом произведении судьбу отдельно взятого маленького человека, который может буквально потеряться в просторах большого города. Центральный рынок французской столицы олицетворяет название романа. Это и есть парижское чрево, где все покупается и продается, а мораль так мало значит. Имя этого человека – Флоран. Он блуждает среди напыщенных и сытых людей рынка, не в состоянии понять их, как и они его. Это приводит к Флорана к конфликту с людьми такого типа. Герой романа хочет что-то изменить в жизни, но он выступает против любых методов насилия человека над человеком. Флоран становится во главе революционно настроенных людей, но его гуманистические принципы не позволяют продвинуть эти идеи дальше в народ. В итоге, он погибает, а общество, против которого он выступал, остается.

5) «Жерминаль»

Этот роман вышел в литературный мир в 1885 году. Героями этого произведения выступают простые землекопы.

Все представленные романы являются составной частью цикла из двадцати томов, которые Эмиль Золя озаглавил странным названием: «Ругон-Маккары». В практике литературного натурализма эта серия считается вершиной творчества Золя. Автор весьма детализировано дает описание жизни маленьких населенных пунктов – городов и сел. В своих романах он коснулся очень болезненной темы для всего французского общества – событий франко-прусской войны 1870-1871 годов. Хотя много из романов описывают французское общество периода Второй империи, времен Наполеона III. Но, в целом, какая-либо последовательность хронологического плана в произведениях не присутствует.

Если Вы еще не знакомы с творчеством Эмиля Золя – обязательно познакомьтесь. Пусть не со всей 20-томной серией, но, хотя бы, с приведенным списком из пяти лучших его произведений. И Вы не пожалеете.

Какой роман почитать от эмиля золя. Эмиль Золя


Меня это произведение поражает тем, что в нем со знанием дела и литературным мастерством описаны все важнейшие составляющие пузыря: харизматичный лидер игры на повышение; объект спекуляции, перспективы которого чрезвычайно сложно оценить, — с одной стороны, но которые выглядят очень привлекательно – с другой; грамотный пиар; благоприятная ситуация в экономике; наличие дешевого кредита; игра на повышение и нарастание в обществе стадных инстинктов.

Елена Чиркова «Анатомия финансового пузыря»

Рекомендации признанного авторитета по пузырям в экономике Е.Чирковой для меня оказалось достаточно. Решил купить бумажное издание. Проблема заключалась в том, что в постсоветское время роман не издавался. И на Озоне – лишь букинистические издания. Купил одно из них. 1955 года! Забавно.

Читать еще:  Иностранец по соннику. Сонник для влюбленных

Роман «Деньги» Золя написал в 1890-х. Время действия – 1860-е. Расцвет французской экономики и биржевых спекуляций перед поражением Франции в войне 1870-71гг. Однако книга читается, как будто это было вчера. Та же алчность и страх. Тот же околорынок. Та же вера в биржевых гуру. Та же цикличность. После прочтения еще раз утвердился в мысли, что контекст меняется, а люди – нет.

И несколько классных цитат.

Харизматичный лидер, Саккар, принял решение о строительстве дворца, штаб-квартиры «Всемирного банка», пузырь в акциях которого надувается и сдувается на страницах книги.

На вопрос о том, зачем такие траты, Саккар отвечал не задумываясь. По его мнению, увидев дворец, люди «преисполняются восторгом и почтением, и тот, кто принес пять франков, вынет из кармана десять, подталкиваемый самолюбием, опьяненный доверием… И, делая ставку на эту грубую мишуру, Саккар оказался прав. Успех особняка был грандиозен, и поднявшийся вокруг него шум произвел более сильное действие, чем самые экстравагантные рекламы Жантру. Благочестивые мелкие рантье из тихих кварталов, бедные сельские священники, приехавшие утренним поездом, восхищенно разевали рты перед входом и выходили с красными физиономиями, радуясь тому, что они имеют здесь вклад.

Следующая цитата об испытании деньгами, заработанными спекуляциями. О негативном воздействии на психику.

После тридцати лет работы Седиль, уроженец Лиона, до сих пор имевший там свои фабрики, достиг, наконец, того, что его торговля шелком стала одной из самых солидных и известных в Париже фирм, как вдруг, после одной случайной удачи, им овладела страсть к игре, разгоравшаяся с разрушительной силой пожара. Два крупных выигрыша, последовавших один за другим, свели его с ума. Стоит ли отдавать тридцать лет жизни, чтобы заработать какой-то жалкий миллион, когда его можно положить в карман за один час, посредством простой биржевой операции? Мало-помалу он потерял интерес к своей фирме, которая существовала по инерции, и жил только надеждой на какую-нибудь блестящую биржевую аферу; но теперь ему упорно не везло, и он проигрывал на бирже все доходы от своей торговли. Самое худшее в этой горячке то, что перестаешь ценить законную прибыль и в конце концов даже теряешь точное представление о деньгах. И он неминуемо катился к разорению, так как фабрика в Лионе приносила двести тысяч франков в год, а игра уносила триста тысяч.

Отрывок о повышении аппетитов держателя акций по мере роста стоимости (обеспечить приданное дочери и еще, и еще). Как все актуально!

–А все из-за того, что я зарвался… Продай я тогда, когда мои восемь акций давали мне шесть тысяч франков – ее приданное, и сейчас она была бы замужем. Но, видите ли, акции все поднимались, и я подумал о себе, мне захотелось иметь сначала шестьсот, потом восемьсот, потом тысячу франков ренты. Тем более что впоследствии девочка получила бы по наследству эти деньги… Подумать только, что был момент, при курсе в три тысячи, когда я держал в руках двадцать четыре тысячи франков и мог, выделив ей шесть тысяч франков на приданное, уйти на покой, имея девятьсот франков ренты. Так нет же! Я хотел иметь тысячу, ну не глупо ли? А сейчас это составляет всего только двести франков… Ах, тут моя вина, лучше бы мне утопиться!

А этот отрывок напомнил держателей билетов МММ из 90-х, выходивших на пикеты с плакатами «Свободу Мавроди».

–О нет, господин Саккар был совершенно прав, запрещая мне продавать. Дело шло великолепно, мы бы всех их проглотили, если бы не изменники, которые предали нас… Ах, сударыня, будь господин Саккар здесь, все бы пошло по-другому. Его заключение в тюрьму – это просто смерть для нас. Он, только он один мог бы еще спасти нас всех… Я так и сказал судебному следователю: «Сударь, верните его нам, и я снова доверю ему свое имущество и свою жизнь, потому что этот человек – сам господь бог! Он сделает все, что захочет».

Ну и наконец – предостережение новому поколению инвесторов. Самая большая гора НЕ равна по высоте той, которую они видели.

А сама биржа, серая и угрюмая, опустевшая с месяц назад, со времени катастрофы, и открытая всем ветрам, напоминала житницу, опустошенную голодом. Это прошла неизбежная, периодически повторяющаяся эпидемия, так называемая «черная пятница», каждые десять – пятнадцать лет опустошающая рынок и усеивающая землю обломками крушения. Проходят годы, доверие возрождается, крупные банки восстанавливаются, и настает день, когда постепенно ожившая страсть к игре, вспыхнув вновь и начав все сначала, вызывает новый кризис, все разрушает и приводит к новой катастрофе.

Источники:

http://nice-books.ru/books/proza/klassicheskaja-proza/138209-emil-zolya-zherminal.html
http://mirputeshestvij.mediasole.ru/5_luchshih_romanov_emilya_zolya
http://smart-lab.ru/blog/475031.php

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector