0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Изложения к сборнику огэ. Урок «Мы научимся жить»

Урок «Мы научимся жить». Заседание философского стола по повести В.Тендрякова «Ночь после выпуска»

Разделы: Литература

Мудрые мысли:Не было, нет, и не будет человека, достойного одного лишь осуждения или одной лишь похвалы.
Древнеиндийская пословица: Чувство вины – благородное чувство воспитанного человека. Не переживает вины только дурак и дремучий нравственный невежда.
В.А. Сухомлинский

Эпиграф.
“До сих пор человечество не открыло еще такой науки, которая помогла бы понять жене – мужа, соседу – соседа, коллективу – личность, наконец, стране – другую страну, нации – нацию. “Чужая душа потемки”. Эту горькую истину из глубины веков принесло к нам время. И все-таки литература освещает потемки человеческой души, открывает сокровенное мне – Ваше – Вам – мое.”
В. Тендряков

Вступительное слово учителя.

Вам 16 лет. Возраст, когда уходит беззаботное детство, а мечтания и грезы сменяются реальностями жизни. Возраст, когда вы довольно часто задумываетесь о смысле, предназначении, о своем месте в жизни, о нравственности. Ведь безнравственное поведение приводит к смятению души, к разрушению личности. Поэтому для философского стола предлагаю тему: “Мы научимся жить”.

А эпиграфом нашего урока возьмем слова Владимира Тендрякова (зачитать запись на доске).

Пусть этот урок станет поводом для глубоких размышлении, о жизни, нашем обществе, своем месте в нем, о будущем. Пусть верными помощниками нам сегодня будут повесть-диспут В. Тендрякова “Ночь после выпуска”, философский словарь, мудрые мысли.

Так представили наши художники главных героев повести (показ иллюстраций).

Вы теперь старшеклассники, вам по 15-16 лет, вы уже получили паспорт. Учителя и родители вас считают почти взрослыми, больше стали от вас требовать.

Вопросы для беседы:

  1. Как вы относитесь к тому, что вас считают взрослыми людьми?
  2. Чем вы можете доказать свою взрослость?
  3. Какие изменения вы замечаете в своем поведении, а также в отношении к окружающим вас людям?
  4. Запомнилась ли вам та черта, перешагнув которую, вы почувствовали себя взрослыми?

— Жизнь всегда будет ставить перед вами свои задачи. Решать их с позиций уважения к людям – значит, нравственно расти, взрослеть.

Послушайте, что хочет вам сказать писатель Ю. Яковлев в статье “Как стать взрослым?”, опубликованной в “Пионерской правде”:

“В первый раз я почувствовал себя взрослым, когда пожалел маму. Многие годы я не замечал ее усталости, ее переживаний, ее боли. А тут вдруг заметил и пожалел маму. Она несла большую тяжелую сумку с картошкой, и я в первый раз в жизни подумал: “Ей, наверное, тяжело”.

Я вцепился в сумку и понес ее вместе с мамой. Это было очень тяжело, но я вдруг испытал радость от этой тяжести: раз мне тяжело, значит, я здорово помог маме!

Я стал внимательным к другим людям”.

Вывод: человек взрослеет не сразу. И каждый взрослеет в разное время, независимо от возраста.

Когда же мы станем взрослыми?
Какие считать года?
Себя атакуя вопросами,
Мы спрашиваем – когда?

Мы к будущему готовимся,
И сердце стучит: пора!
И взрослыми мы становимся
Сегодня, завтра, вчера!

Мы видим себя входящими
В грядущие времена,
Как клятву произносящими:
“Я твой гражданин, страна!”

Ночь после выпуска” впервые напечатана в журнале “Новый мир”, №9 за 1974 год.

Ночь после выпуска” — повесть-диспут, произведение предельной социальной заостренности. В центре нравственного поиска, который ведет автор, вновь оказывается личность, ее формирование и становление, исследование сложных связей человека и общества.

Непосредственным толчком к созданию “Ночи…” явился рассказ о реальной ссоре выпускников, решившихся при окончании ВУЗа на откровенный, нелицеприятный разговор друг о друге. По мнению автора, убедительней было перенести действие повести из ВУЗа в школу.

Ночь…” для меня началась с выступление Юльки – отличницы, которая на пороге самостоятельной жизни вдруг осознала свою неподготовленность к ней. Ведь перед ней открылась тысяча дорог, какую выбрать, по какому пути пойти?

И вот ребята прощаются с детством, перед ними новая взрослая жизнь. Шесть ребят из 10 А решили провести эту ночь вместе. И здесь на берегу реки они решили узнать все друг о друге “до донышка”.

Вопросы для беседы:

    Было ли с Генкиной стороны смелостью предложить обсудить себя первым? Для чего это ему нужно было?

(Генка нисколько не сомневался в себе – в школе его все любили, перед друзьями он свят и чист, пусть Натка услышит, что о нем думают.

Генка привык, что все кругом его самого побаивались и уважали. Как повел себя Генка с самого начала разговора?

“На скамье – тесно в ряд все пятеро.… И Генка перед ними. Если б он сел вместе со всеми, находился в общей куче, быть может, все случилось бы совсем иначе. Он сам поставил себя против всех – им осуждать, ему оправдываться…”)

В чем обвинили Генку ребята? Почему здесь он не смог постоять за себя? Почему Игорь, лучший друг Генки, тоже говорит о нем плохо?

(Эх, если б Игорь понял, не поверил угрозе, мир остался бы прежним, где дружба свята, правда торжествует, а ложь наказывается).

Каждый думает только о себе… и ни в грош не ставит достоинство другого.… Это грустно…

Генка до сих пор жил небедно – никому не уступал, не знал поражений, себя даже и защищать не приходилось, защищал других.

“Жалкий ты Генка”, — безжалостно сказала Натка в сторону.

Неужели у Генки не было достоинств? Ведь ребята практически не говорили о них. Почему?

Вера: “Я вспомнила…” (она пережгла в кабинете физики трансформатор, а Генка вину взял на себя).

Читать еще:  Авторская характеристика софьи. Образ Софьи (А.С

Сократ: (меня из школы исключили, Генка ходил к директору и поручился за меня, предупредив, что если подведу, морду набьет).

Игорь: “Генка нашим заступником был – моим, твоим, всех! А сам… Он сам обидел кого-нибудь. Просто так, чтоб силу показать… Не было. Никого ни разу не ударил!”

Древнеиндийская пословица: “Не было, нет, и не будет человека, достойного одного лишь осуждения или одной лишь похвалы”.

Почему именно к обелиску пришли ребята?

(Здесь, возле него, красиво даже ночью. Это самое высокое место, которое оканчивается обрывом).

Обелиск стоит на грани двух миров – обжитого и необжитого, щедрого света и непокоренной тьмы.

Мир изменчив, не изменчив в нем лишь обелиск.

  • Обратили ли вы внимание на то, где происходит описанное событие?
  • Какое слово, произнесенное ребятами не раз в этот вечер, заставило их задуматься над содеянным?

    Обелиск, который возник в рукописи, в третьем варианте просто как фон, как часть пейзажа, в окончательной редакции вырос до символа, несущего на себе смысловую нагрузку преемственности поколений.

    “Обелиск весь вечер стоял рядом, в нескольких шагах… сейчас его заметили – отводили глаза и вновь и вновь возвращались к двум столбцам на камне с тусклой, выеденной непогодой позолотой.

    Убитые… умерших своей смертью тут нет. Окаменевшая гордость за победу и память о насилии, совершенном около трех десятилетий назад, задолго до рождения тех, кто сейчас отводит глаза…

    Убитые уже не могут ни любить, ни ненавидеть. Но живые хранят их имена. Для того, наверное, чтоб самим ненавидеть убийство и убийц”.

    Чувство вины – благородное чувство воспитанного человека. Не переживает вины только дурак и дремучий нравственный невежда. (В.А. Сухомлинский)

  • Что помогло понять ребятам то, что они совершили?
  • Зачем нужно было это объяснение? И нужно ли оно было?
  • Отдаете ли вы себе отчет в том, что ваша самооценка расходиться с мнением других людей, и как вы реагируете на это?
  • Доктор философских наук В. Шубкин считает, что “автор ведет глубинное исследование человеческих характеров, которое вряд ли можно вести, “не обострив ситуацию до крайности”.

    Б. Пайкин: “ У меня двое детей… Я хотел бы, чтоб они прочли “Ночь после выпуска” в качестве первой помощи”.

    В чем причина таких противоречивых суждений даже у профессионалов?

    Многие критики постоянно подчеркивают, что В. Тендряков – писатель трудный. Каждая созданная им вещь “носит печать истовой напряженности чувства и мысли, знак полной отдачи своему делу. Такой же отдачи, напряженного поиска своеобразной совместной работы требует он и от читателя”

    “Максимализм героев не страшен, повышенная требовательность к себе не убьет. Молодость без максимализма – не молодость”. (Н. Кадам)

    Искусство жить не укладывается ни в какие трафареты. Невозможно дать готовых рецептов.

    В необмытой от сумерек рассветной голубизне школа вознесла и развернула все свои четыре этажа размашисто широких, маслянисто-темных окон. Непривычно замкнутая, страшно мертвая, родная и чужая одновременно. Скоро взойдет солнце, и нефтянисто отсвечивающие окна буйно заплавятся – все четыре этажа. Должно быть, это мощное и красивое зрелище.

    Закинув голову, бывшие десятиклассники разглядывали свою школу в непривычный час, в непривычном обличье. Каждый мысленно проникал сквозь глухие, налитые жирным мраком окна в знакомые коридоры, знакомые классы.

    Юлечка Студенцева тихо сказала: “Здесь было все так понятно”.

    Долго никто не отзывался, наконец, Игорь произнес: “Мы научимся жить, Юлька”.

    Так ли это – покажет будущее. Но юность и дана на то, чтобы любить, смеяться, делать глупости, мечтать. И веришь, что когда-нибудь, совсем скоро, мы все сможем жить долго и счастливо!

    Где есть Христос, там будет и Иуда,
    А где Иуда, там всегда кресты.
    Жизнь не изменит никакое чудо,
    За исключением чуда доброты.
    Пока жестокость не забудут люди,
    Земля не станет колыбелью роз:
    Из века в век, так было и так будет –
    Добро и зло, Иуда и Христос.
    Ужегов

    Когда-нибудь мы научимся жить друг без друга.

    Сквозь червонность стволов, сквозь прозрачную осени мякоть
    В глубину, в высоту, в невозможность коснуться рукой
    Я касаюсь дыханием сквозь родную московскую слякоть
    Параллели миров, что живут между мной и тобой

    И когда, в бледно-розовых сумерках память
    Звуком близким, рвущим душу на части,
    Желтый лист в красных венках под ноги уронит,
    Сознаем, что себе мы верны лишь отчасти

    Лишь отчасти, соприкасаясь друг с другом телами,
    Глазами, губами, жизнями, мыслями,
    Боимся забыть, что всё могло происходить вовсе не с нами
    И ищем себя в новом стоне, который домыслили
    11 октября 1999

    Кому, как ни тебе меня простить
    За то, что я тебе не причинила
    Не ранила, любя не долюбила,
    Собрав вокруг себя пространство в нить
    Тебя не обойти, меня не отпустить

    Кому, как ни тебе меня понять,
    Украв у предопределенья запятую,
    От сердца провести еще прямую,
    Не собираясь ничего менять.
    Себя не обмануть, отказа не принять

    Кому, как ни тебе услышать снег,
    И продираясь сквозь проблемы и усталость,
    Топча сомнения, уничтожая жалость
    По-настоящему боясь одну лишь старость,
    Услышав голос мой, затормозить свой бег…
    19 октября 1999

    Всего лишь стала мудрее на жизнь
    Или же стала богаче на страсть
    Осень, помноженная на к тебе и ко мне
    И друг друга нам у себя не украсть

    Такая смелая, что даже не боюсь темноты
    В которой друг друга нам никогда не предать
    Самоценность свою выбрасываем как белый флаг
    Ранить друг друга не можем и не можем друг друга отдать

    Время скомкалось, сбилось в единый комок,
    Годы покоя обесценились, перестали греть
    Ожидание в сумме всегда дает три
    А как много хочется друг для друга успеть
    30 октября 1999

    Вот и пришла еще одна наша осень, милый
    Нам с тобой любить, как меряться силой
    Нам с тобой ждать, как листьям кружиться
    Нам друг другом болеть, как туману стелиться

    Бледно – серое утро московское заплачет вот-вот
    А для нас с тобой, милый, начинается новый год
    Где прощание на прощение равно я да ты
    И в безумстве сжигая вселенные, мы возводим мосты

    Читать еще:  Материальная культура и ее виды. Xi

    Пока снятся нам, милый, прогулки по не увиденным городам
    Жизнь рвется на части по телефонным проводам
    Пытаемся не смириться с жизнью сквозь голоса
    В побелевшем холодном воздухе дождей полоса
    13 октября 2000

    Чай в бокале
    На улице осень
    Я с жизнью на ты…
    Разуютились сумерки
    Раздождились желания
    Краски чисты…
    Пахнет сыростью воздух
    Ночные заморозки
    В постоянстве просты…
    Счеты с совестью
    В прятки с любимыми
    Рюмки пусты…
    Полумрак кухонный
    Скроет смятение
    Смоет посты…
    Точка в пространстве
    Прямая во времени
    Где сойдутся мосты…
    16 октября 1999

    Жалею, я разве о чем-то жалею?
    Я этой зимою тобой не болею
    Радуюсь, время ладонями теплыми грею
    Я прав на тебя никаких не имею
    Себя не щажу и тебя не жалею
    Нас с тобой друг от друга сберечь я сумею.
    Только зачем? Я боюсь или просто мудрею?
    22 января 2000

    А в Москве опять идет мокрый снег
    Тихо ложась, сразу отчаянно тает
    На ресницах. То ли жалеет, то ли прощает,
    Что не смог до земли долететь. И укрывает
    Страхи друг — друга, минуты до встречи,
    Желанье губами найти твои плечи,
    Невозможность зажечь в нашем доме все свечи
    И счастье, которое тихо горит
    То ли зима кончается, то ли сердце болит
    9 марта 2000

    Подернулась бежевой дымкой Москва
    В сладком воздухе время отчаянно рвется
    На звонки, обещанья, чужие слова
    Тщетность которых нас с тобой не коснется

    Удивительно светлая эта весна
    Обалдевшее сердце пронзительно рвется
    Только знать, что смеются родные глаза
    Когда друг до друга лишь шаг остается
    Апрель 2000

    Когда-нибудь мы научимся жить друг без друга
    В твоих окнах – солнце, в моих белая вьюга
    Когда-нибудь мы сможем реже звонить друг – другу
    Праздники, семейные новости, и так по кругу
    Когда-нибудь мы поверим, что этот обман возможен
    Когда любишь – ты прост, а мир так сложен
    Со временем, мы будем все так же друг – другу верить,
    Загораться желанием, которое ни утолить, ни измерить
    Когда-нибудь мы будем пытаться жить друг без друга,
    Живя друг – другом, и так по кругу
    7 июня 2000

    Урок «Мы научимся жить». Заседание философского стола по повести В.Тендрякова «Ночь после выпуска»

    Мудрые мысли:Не было, нет, и не будет человека, достойного одного лишь осуждения или одной лишь похвалы.
    Древнеиндийская пословица: Чувство вины – благородное чувство воспитанного человека. Не переживает вины только дурак и дремучий нравственный невежда.
    В.А. Сухомлинский

    Эпиграф.
    “До сих пор человечество не открыло еще такой науки, которая помогла бы понять жене – мужа, соседу – соседа, коллективу – личность, наконец, стране – другую страну, нации – нацию. “Чужая душа потемки”. Эту горькую истину из глубины веков принесло к нам время. И все-таки литература освещает потемки человеческой души, открывает сокровенное мне – Ваше – Вам – мое.”
    В. Тендряков

    Вступительное слово учителя.

    Вам 16 лет. Возраст, когда уходит беззаботное детство, а мечтания и грезы сменяются реальностями жизни. Возраст, когда вы довольно часто задумываетесь о смысле, предназначении, о своем месте в жизни, о нравственности. Ведь безнравственное поведение приводит к смятению души, к разрушению личности. Поэтому для философского стола предлагаю тему: “Мы научимся жить”.

    А эпиграфом нашего урока возьмем слова Владимира Тендрякова (зачитать запись на доске).

    Пусть этот урок станет поводом для глубоких размышлении, о жизни, нашем обществе, своем месте в нем, о будущем. Пусть верными помощниками нам сегодня будут повесть-диспут В. Тендрякова “Ночь после выпуска”, философский словарь, мудрые мысли.

    Так представили наши художники главных героев повести (показ иллюстраций).

    Вы теперь старшеклассники, вам по 15-16 лет, вы уже получили паспорт. Учителя и родители вас считают почти взрослыми, больше стали от вас требовать.

    Вопросы для беседы:

    1. Как вы относитесь к тому, что вас считают взрослыми людьми?
    2. Чем вы можете доказать свою взрослость?
    3. Какие изменения вы замечаете в своем поведении, а также в отношении к окружающим вас людям?
    4. Запомнилась ли вам та черта, перешагнув которую, вы почувствовали себя взрослыми?

    — Жизнь всегда будет ставить перед вами свои задачи. Решать их с позиций уважения к людям – значит, нравственно расти, взрослеть.

    Послушайте, что хочет вам сказать писатель Ю. Яковлев в статье “Как стать взрослым?”, опубликованной в “Пионерской правде”:

    “В первый раз я почувствовал себя взрослым, когда пожалел маму. Многие годы я не замечал ее усталости, ее переживаний, ее боли. А тут вдруг заметил и пожалел маму. Она несла большую тяжелую сумку с картошкой, и я в первый раз в жизни подумал: “Ей, наверное, тяжело”.

    Я вцепился в сумку и понес ее вместе с мамой. Это было очень тяжело, но я вдруг испытал радость от этой тяжести: раз мне тяжело, значит, я здорово помог маме!

    Я стал внимательным к другим людям”.

    Вывод: человек взрослеет не сразу. И каждый взрослеет в разное время, независимо от возраста.

    Когда же мы станем взрослыми?
    Какие считать года?
    Себя атакуя вопросами,
    Мы спрашиваем – когда?

    Мы к будущему готовимся,
    И сердце стучит: пора!
    И взрослыми мы становимся
    Сегодня, завтра, вчера!

    Мы видим себя входящими
    В грядущие времена,
    Как клятву произносящими:
    “Я твой гражданин, страна!”

    Ночь после выпуска” впервые напечатана в журнале “Новый мир”, №9 за 1974 год.

    Ночь после выпуска” — повесть-диспут, произведение предельной социальной заостренности. В центре нравственного поиска, который ведет автор, вновь оказывается личность, ее формирование и становление, исследование сложных связей человека и общества.

    Непосредственным толчком к созданию “Ночи…” явился рассказ о реальной ссоре выпускников, решившихся при окончании ВУЗа на откровенный, нелицеприятный разговор друг о друге. По мнению автора, убедительней было перенести действие повести из ВУЗа в школу.

    Читать еще:  Ассирия карта. Периодизация истории Древней Ассирии

    Ночь…” для меня началась с выступление Юльки – отличницы, которая на пороге самостоятельной жизни вдруг осознала свою неподготовленность к ней. Ведь перед ней открылась тысяча дорог, какую выбрать, по какому пути пойти?

    И вот ребята прощаются с детством, перед ними новая взрослая жизнь. Шесть ребят из 10 А решили провести эту ночь вместе. И здесь на берегу реки они решили узнать все друг о друге “до донышка”.

    Вопросы для беседы:

      Было ли с Генкиной стороны смелостью предложить обсудить себя первым? Для чего это ему нужно было?

    (Генка нисколько не сомневался в себе – в школе его все любили, перед друзьями он свят и чист, пусть Натка услышит, что о нем думают.

    Генка привык, что все кругом его самого побаивались и уважали. Как повел себя Генка с самого начала разговора?

    “На скамье – тесно в ряд все пятеро.… И Генка перед ними. Если б он сел вместе со всеми, находился в общей куче, быть может, все случилось бы совсем иначе. Он сам поставил себя против всех – им осуждать, ему оправдываться…”)

    В чем обвинили Генку ребята? Почему здесь он не смог постоять за себя? Почему Игорь, лучший друг Генки, тоже говорит о нем плохо?

    (Эх, если б Игорь понял, не поверил угрозе, мир остался бы прежним, где дружба свята, правда торжествует, а ложь наказывается).

    Каждый думает только о себе… и ни в грош не ставит достоинство другого.… Это грустно…

    Генка до сих пор жил небедно – никому не уступал, не знал поражений, себя даже и защищать не приходилось, защищал других.

    “Жалкий ты Генка”, — безжалостно сказала Натка в сторону.

    Неужели у Генки не было достоинств? Ведь ребята практически не говорили о них. Почему?

    Вера: “Я вспомнила…” (она пережгла в кабинете физики трансформатор, а Генка вину взял на себя).

    Сократ: (меня из школы исключили, Генка ходил к директору и поручился за меня, предупредив, что если подведу, морду набьет).

    Игорь: “Генка нашим заступником был – моим, твоим, всех! А сам… Он сам обидел кого-нибудь. Просто так, чтоб силу показать… Не было. Никого ни разу не ударил!”

    Древнеиндийская пословица: “Не было, нет, и не будет человека, достойного одного лишь осуждения или одной лишь похвалы”.

    Почему именно к обелиску пришли ребята?

    (Здесь, возле него, красиво даже ночью. Это самое высокое место, которое оканчивается обрывом).

    Обелиск стоит на грани двух миров – обжитого и необжитого, щедрого света и непокоренной тьмы.

    Мир изменчив, не изменчив в нем лишь обелиск.

  • Обратили ли вы внимание на то, где происходит описанное событие?
  • Какое слово, произнесенное ребятами не раз в этот вечер, заставило их задуматься над содеянным?

    Обелиск, который возник в рукописи, в третьем варианте просто как фон, как часть пейзажа, в окончательной редакции вырос до символа, несущего на себе смысловую нагрузку преемственности поколений.

    “Обелиск весь вечер стоял рядом, в нескольких шагах… сейчас его заметили – отводили глаза и вновь и вновь возвращались к двум столбцам на камне с тусклой, выеденной непогодой позолотой.

    Убитые… умерших своей смертью тут нет. Окаменевшая гордость за победу и память о насилии, совершенном около трех десятилетий назад, задолго до рождения тех, кто сейчас отводит глаза…

    Убитые уже не могут ни любить, ни ненавидеть. Но живые хранят их имена. Для того, наверное, чтоб самим ненавидеть убийство и убийц”.

    Чувство вины – благородное чувство воспитанного человека. Не переживает вины только дурак и дремучий нравственный невежда. (В.А. Сухомлинский)

  • Что помогло понять ребятам то, что они совершили?
  • Зачем нужно было это объяснение? И нужно ли оно было?
  • Отдаете ли вы себе отчет в том, что ваша самооценка расходиться с мнением других людей, и как вы реагируете на это?
  • Доктор философских наук В. Шубкин считает, что “автор ведет глубинное исследование человеческих характеров, которое вряд ли можно вести, “не обострив ситуацию до крайности”.

    Б. Пайкин: “ У меня двое детей… Я хотел бы, чтоб они прочли “Ночь после выпуска” в качестве первой помощи”.

    В чем причина таких противоречивых суждений даже у профессионалов?

    Многие критики постоянно подчеркивают, что В. Тендряков – писатель трудный. Каждая созданная им вещь “носит печать истовой напряженности чувства и мысли, знак полной отдачи своему делу. Такой же отдачи, напряженного поиска своеобразной совместной работы требует он и от читателя”

    “Максимализм героев не страшен, повышенная требовательность к себе не убьет. Молодость без максимализма – не молодость”. (Н. Кадам)

    Искусство жить не укладывается ни в какие трафареты. Невозможно дать готовых рецептов.

    В необмытой от сумерек рассветной голубизне школа вознесла и развернула все свои четыре этажа размашисто широких, маслянисто-темных окон. Непривычно замкнутая, страшно мертвая, родная и чужая одновременно. Скоро взойдет солнце, и нефтянисто отсвечивающие окна буйно заплавятся – все четыре этажа. Должно быть, это мощное и красивое зрелище.

    Закинув голову, бывшие десятиклассники разглядывали свою школу в непривычный час, в непривычном обличье. Каждый мысленно проникал сквозь глухие, налитые жирным мраком окна в знакомые коридоры, знакомые классы.

    Юлечка Студенцева тихо сказала: “Здесь было все так понятно”.

    Долго никто не отзывался, наконец, Игорь произнес: “Мы научимся жить, Юлька”.

    Так ли это – покажет будущее. Но юность и дана на то, чтобы любить, смеяться, делать глупости, мечтать. И веришь, что когда-нибудь, совсем скоро, мы все сможем жить долго и счастливо!

    Где есть Христос, там будет и Иуда,
    А где Иуда, там всегда кресты.
    Жизнь не изменит никакое чудо,
    За исключением чуда доброты.
    Пока жестокость не забудут люди,
    Земля не станет колыбелью роз:
    Из века в век, так было и так будет –
    Добро и зло, Иуда и Христос.
    Ужегов

    Источники:

    http://urok.1sept.ru/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8/502452/
    http://www.stihi.ru/2016/06/14/5106
    http://literature.area7.ru/?m=1282

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:

    Adblock
    detector