2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ижоры народ. Народы России

Народ ижора

В наши дни количество малых народов стремительно сокращается. И понятно почему: трудно малочисленному народу сохранить свою индивидуальность. Тем более что стираются границы даже между государствами. Малые народности вымирают. Один из таких уходящих в прошлое народов- ижорцы.

Давным-давно народ ижора компактно проживал на северо-западе Новгородской земли. Впервые новгородские летописцы упоминают ижорцев в IX столетии, то есть в самом начале русской государственности. И обязаны этим свидетельством ижорцы легендарному Рюрику, который после рождения сына Игоря сделал своей жене Ефанде подарок — город, стоявший на берегу моря, со всем народом ижора в придачу.

Где искать корни?

Правда, многие историки ставят это упоминание ижоры под сомнение: оно встречается в Иоакимовской летописи, самый ранний список которой относится к XVII веку, и которая — единственная — называет по имени жену Рюрика. Историк Татищев, сделавший выписки из этой летописи, считал, что исходный текст датируется XI веком. Зато более достоверное свидетельство (и его не оспаривают) относится к XII веку, и это уже не отечественная летопись, а булла папы римского Александра III к первому епископу Упсалы (как раз тогда началось активное продвижение немецких орденов на восточные земли).

Папа упоминает язычников ингров — под таким именем выступают в западных источниках ижорцы. Земли, где жили ижорцы, были на самой окраине новгородской территории, они периодически переходили из рук в руки. И латинские миссионеры пытались там закрепиться наряду с самими новгородцами. Впрочем, вообразить, что из себя представляли древние ижорцы, несложно. В одной из западных хроник рассказывается о злосчастной судьбе первых епископов, желавших крестить непокорные местные племена. Одного из миссионеров живьем сожгли на костре, другого сначала скальпировали, а потом сварили в кипятке.

Латинская вера плохо приживалась на берегах Балтики и Чудского озера. Новгородцы в этом плане оказались находчивее: они предпочитали не слишком наседать на языческих соседей, но охотно использовали их в военных операциях. Пока ижорские территории входили в зону влияния новгородцев, те их защищали и поддерживали. Как только земли уходили к враждебным рыцарям — начинали безжалостно жечь. Удивительно, что за несколько веков такой национальной политики ижорцы не исчезли с лица земли. Очевидно, были они довольно многочисленным народом.

Русские называли земли, где поселились ижорцы, Ижорской землей, а западные хронисты — Ингардией (Ингрией). Ижорцы говорили на одном из финно-угорских наречий и были родственны соседним финно-угорским племенам — эстам, веси, чуди, еми. Новгородцы в XIII веке активно использовали ижорцев для вылазок против этих племен. Ижорцы ходили с русскими князьями на емь, били эстов, служили сторожевым дозором при Александре Ярославиче Невском.

Согласно летописям, одному из ижорцев князь обязан победой в Невской битве: тогда ижорский дозорный вовремя увидел передвижение шведского флота и сообщил об этом Александру. К тому времени часть ижорцев успела уже принять православие — об этом свидетельствуют сохранившиеся в древних текстах имена. Хотя, как считают ученые, в те времена ижорцы не были самостоятельным народом, они имели теснейшее родство с народом, осевшим вокруг Ладоги и в Карелии, — корелой (карелами).

Говорили они на очень близких диалектах, и языки обособились только к XVI-XVII векам. В составе Новгородской земли ижорская территория находилась до образования сильного Московского царства, которое подмяло к концу XV века все новгородские вольности.

А в начале XVII века земли ижорцев оказались под властью Швеции. И виновно в этом Смутное время, когда северные территории Московского царства перешли к шведам и пребывали под ними вплоть до эпохи Петра Великого. Многие ижорцы предпочли покинуть родные дома и заново обживаться в Московии, некоторые предпочли жить в Швеции. Так же, как многие ингерманландцы, они говорили на новгородских диалектах — такими прочными оказались исторические связи с русскими.

После разгрома шведов в 1721 году ижорцы вместе со своими землями вернулись на бывшую новгородскую территорию. Правда, теперь на Неве был отстроен морской порт Санкт-Петербург, и ижорцы внезапно оказались в Петербургской губернии — к северу и югу от новой столицы они как раз и проживали. Екатерина Великая, которая увлекалась науками, очень заинтересовалась своими подданными, которые за век, проведенный под шведами, умудрились сохранить православие и русский язык.

По ее приказу была организована специальная комиссия, которая занималась жителями Ингерманландии — считала их по головам, записывала местный фольклор, изучала их язык. Весь XIX век ижорцев классифицировали, делили на группы, пытались отнести к разным народам, пока не признали — корелу, живущую под Выборгом, следует считать тоже ижорой. В условиях повышенного внимания численность ижорцев не только не снижалась, а даже стала расти — в середине XIX века их насчитывалось 17 тысяч человек.

Забытые обычаи

Обычаи ижорцев известны благодаря именно этой работе исследователей XIX века. Об ижоре они писали, что это трудолюбивый, хотя хитроватый народ, добродушный по своей природе и легко прощающий обиды. В XIX веке ижорские женщины еще носили длинные холщовые рубахи со сложной богатой вышивкой, перетянутые у самого ворота пряжкой, поверх которых надевались сзади и спереди полотнища ткани, а по всей спине шел «змеиный пояс» -широкая полоса сукна с раковинами, жемчужным шитьем, бисерным плетением.

Этот пояс должен был защищать женщину от всяческого зла. На голове у них всегда был надет широкий платок, который скрывал косы — главное богатство каждой из них. Когда в доме случался траур,женщины прощались со своими волосами — сбривали даже брови. Так же они поступали, и давая обет, -полностью обривали голову и могли начать отращивать косы только после исполнения обещанного. Сборщики фольклора записали, как проходила свадьба у ижорцев. Каждый из новобрачных праздновал ее сначала в родном доме, а потом жених привозил невесту в свой дом, и начинался общий пир.

До конца XIX века у ижоры было немало исполнителей песен-рун, которые имеют много общего с карело-финским эпосом — Калевалой. Эти песни использовались в обрядах ижорцев, их исполняли на праздниках, но имели они еще и древнее магическое значение. Ведь женщины народа ижора славились умением ворожить.

Читать еще:  Основные эпические жанры. Виды и жанры эпоса

Как, впрочем, и все финно-угорские народы. В древности они показывали чудеса, вынимая из спины мед, беличьи шкурки или серебро. Сегодня, конечно, и магические умения, и обычаи почти забыты. И понятно почему. В самом крупном ижорском селе сегодня живет меньше пятидесяти человек, и почти все из них — уже старики.

Прогресс и деспотия

Ижорцев сгубили незлобивость и стремление сохранить патриархальный мир. Однако прогресс на месте на стоит. Патриархальная Россия к концу XIX века стала промышленной страной. Началась активная разработка земельных богатств, на землях ижорцев стали строить заводы. Один так и назывался -Ижорский завод.

Естественно, что на заводе трудились отнюдь не ижорцы, а заводские рабочие, у которых одна национальность — подневольные. Потом настало время войн и революций. И накануне Второй мировой войны ижорцев осталось меньше 8 тысяч человек. А после войны их насчитывалось чуть больше тысячи. Такое резкое сокращение числа ижорцев было связано как с самой войной (на их земле шли боевые действия), так и с особой нелюбовью советской власти.

В 1930-е годы, когда началась борьба с врагами народа, туда попали и мирные жители западных районов СССР. Наряду с эстонцами, немцами, латышами, литовцами, в лагерях оказались и ижорцы. Но не только война и политика Сталина привели ижорцев к почти полному исчезновению. Близость к огромному мегаполису заставляла жителей уезжать из бесперспективных Кингисеппа и Ломоносова в сытый Ленинград.

Сегодня в Ленинградской области и Санкт-Петербурге живет всего-то около полутора сотен ижорцев. Еще около сотни — по всей территории России. От народа, ускользающего в прошлое, остались только названия — деревни и поселки Ижора Большая Ижора, Малая Ижора, Усть-Ижора, Новая Ижора, речки Ижора и Большая Ижорка, Ижорское озеро, Ижорская возвышенность..

Народы России: Ижора

Ижорцы

Ижо́ра (ижо́ры, самоназвание ижора, инкеройн, ижоралайн, карьялайн, ижор. inkeroin, ižora, ižoralain) — финно-угорский народ, один из коренных малочисленных народов России (в 2002 году численность ижор в России составляла 327 человек, в 2010 году — 266 человек). В древности — основное (наряду с водью) население Ижорской земли. До середины XX века сохраняли свой язык и некоторые своеобразные черты материальной и духовной культуры (в одежде, пище, жилище и др.). В отличие от лютеран-ингерманландцев, проживавших на тех же землях, исповедовали православие. К настоящему времени почти полностью ассимилированы, количество говорящих на родном языке — несколько сотен человек.

Ижорцы — коренное население части нынешней Ленинградской области. В середине прошлого столетия по политическим мотивам народ, численность которого составляла порядка 17 000 человек, был расселен по всей стране, рассеявшись и ассимилировавшись. Однако это не помешало сохранить в памяти тысячи фольклорных песен и плачей, уникальный эпос и аутентичные обряды, сформировавшиеся в дохристианские времена.

Название

Существует несколько версий происхождения названия народности. Наиболее распространен топонимический вариант образования от имени реки Ижора, вдоль берегов которой расселилась одна из отделившихся ветвей древнего прибалтийско-финского племени корела.

Исследователи расходятся во мнениях, относительно происхождения топонима. Существует две основных версии:

  1. Слово «ижора» имеет финские корни, обозначает «неприветливый, грубый».
  2. Название произошло от карельского выражения «инкери маа», имеющего значение «прекрасная земля».

Где живут, численность

После выделения в самостоятельный этнос на рубеже первого и второго тысячелетия нашей эры народ выдвинулся из бассейна реки Ижора. Освоение территорий происходило в западном направлении, затрагивая южное побережье Финского залива. Ижорская земля входила в состав Ингерманландии. Располагалась в восточной ее части, занимая территории юго-западного Приладожья и берега Невы.

Первые достоверные данные о численности ижорцев дала перепись 1848 г., зафиксировавшая 17 800 человек, проживавших в 222 поселениях Санкт-Петербургской губернии. В годы Великой Отечественной войны большая часть народа отправлена на принудительные работы в Финляндию. В 1944 г., после подписания с финнами мира, ижорцы вернулись в СССР, однако были выселены из мест исторического обитания в другие регионы России. Это привело к рассеиванию и полной ассимиляции подавляющего большинства представителей народности.
Согласно переписи 2002 г., в России проживали 327 ижорцев, в 2010 г. число сократилось до 266 человек. Большая часть живет в Ленинградской области на территориях Кингисеппского и Ломоносовского районов — 177 человек. В селе Вистино проживают 43 ижорца, здесь же находится Ижорский этнографический музей. Существуют крупные диаспоры за рубежом:

  1. Эстония — 62 человека (по переписи 2000 г.).
  2. Украина — 822 человека (по переписи 2001 г.), из них 788 ижорцев приходилось на Крым.

Ижорский язык, имеющий 4 диалекта, относится к финно-угорской ветви уральской языковой семьи. Ряд лингвистов полагает, что язык произошел от языка-основы древних карел, со временем вобрав в себя черты соседских диалектов, в том числе водского. Национальная письменность появилась лишь в тридцатых годах прошлого столетия, однако к 1937 г. преподавание на национальном языке прекратилось.
Данные переписи 2002 г. показали, что на территории России ижорским языком владеет 362 человека: на 35 человек больше, чем зафиксированное число представителей народности. Двойственная ситуация связана с процессом ассимиляции и укоренившимся с советских лет страхом репрессий. Фактически знавшие родной язык и принадлежавшие к ижорскому народу люди, записывались русскими или карелами.

История

Первые достоверные упоминания об ижорцах относятся к XII столетию: папа Александр III писал в булле о племени язычников ингров, считавшихся опасным и сильным народом. В этот же период начинается их активное взаимодействие с новгородцами, на стороне которых народ выступал в военных походах. Летопись 1228 г. повествует об участии ижорцев в битве со вторгшимся в Ладогу племенем емь.

Закрепились отношения в 1240 г., когда ижорский староста Пелгусий сообщил о появлении шведской флотилии князю Александру Невскому. Это послужило стартом к началу знаменитой Невской битвы. Разграничению культуры карел и ижорцев поспособствовал Ореховецкий мирный договор 1323 г., согласно которому новгородские земли отделялись от шведских.
Начинается повсеместное насаждение православия. Народ крестили, но языческие верования сохранялись до XVI-XVII вв., после тесно сплетясь с православными канонами. Происходят активные заимствования из культуры и быта русских. Это привело к тому, что после захвата спорных территорий в 1611 г. Швецией большая часть ижорцев покинула насиженные земли, переселившись в Российское государство. В 1710 г. Петр I включил территории, получившие название Ингерманландии, в состав Санкт-Петербургской губернии.

Внешность

Ижорцы относятся к европеоидной расе с небольшой монголоидной примесью. Ученые определяют антропологический тип, как беломоро-балтийский.

Читать еще:  Азис и его муж. Руслан Белый - Мразиш

Отмечают следующие характерные особенности внешности:

  • средний рост порядка 164-168 см, что выше, чем у русских и соседних народов;
  • по большей части светлые оттенки глаз и волос, хотя встречается темная пигментация;
  • значительный рост растительности на лице;
  • лицо некрупное, но высокое и узкое;
  • выступающие скулы;
  • зауженные глаза, встречается складка верхнего века, эпикантус;
  • выступающий нос, низкое переносье, курносость;
  • выступающий подбородок;
  • широкий рот.

Одежда

Мужская одежда отличалась простотой: широкие штаны и длинная рубаха из домотканой светлой материи, льняной кафтан. В праздничные дни подпоясывались, надевали кожаные сапоги, суконное пальто коричневого, синего или белого цвета — гордость каждого мужчины. Внимание вызывает свадебный наряд жениха, состоящий из ряда обязательных элементов:

  • вышитая матерью рубаха из льна, богато декорированная по рукавам, груди и вороту блестками, по подолу — орнаментом с изображением коней, петухов;
  • рубаху подвязывали сшитым сестрой поясом: следили, чтобы богато украшенные концы были видны, поскольку этот элемент одежды отпугивал злых духов;
  • завершали наряд синие чулки, кожаные штаны, сапоги.

Женский повседневный костюм отличался необычным кроем, большим количеством деталей и составных частей, богатым декором, имевшим сакральное значение. Длинную холщовую рубаху закрепляли у горла овальной пряжкой из серебра, украшенной жемчугом или камнями — фибулой. Поверх надевали состоящий из двух частей сарафан: на одно плечо накидывали шерстяное полотнище на лямке, закрывавшее левый бок. Более широкое полотнище синего или черного цвета крестообразно закрепляли на другом плече: оно закрывало правую часть туловища.

Дополняли наряд передником, расшитым продольными полосами из бисера и раковин каури, сложным узором с использованием жемчуга. Обязательный аксессуар — спинной пояс, крепившийся ремешками на поясе. На него подвешивали «змеиные головы», как называли каури. Украшали пояс вышивкой золотыми, серебряными нитями. Задача украшения — защита от злых духов.
Девушки заплетали волосы в косы, в период между сватовством и венчанием носили их распущенными. После свадьбы женщины брились наголо: позволялось вновь отрастить волосы лишь после рождения первенца. После свадьбы женщин обязывали носить особый головной убор саппано: невысокую шапку, сшитую из разноцветных полос материи и богато украшенную. По спине, под украшениями, спускался кусок материи, доходивший до пят. Снимать саппано позволялось лишь в «бабий праздник» и в бане. Спать полагалось в головном уборе: недовольство этой традицией отразилось в фольклоре.

Жизнь

Мужчина считался главой семьи, но роль женщины была высока. Она решала хозяйственные, бытовые вопросы, почиталась мужем и детьми. Выбирал невесту жених, после чего присылал в дом выбранной девушки сватов. Согласно традиции, приходили они трижды, чтобы:

  1. Заявить о намерении жениться.
  2. Получить согласие на брак.
  3. Вместе с женихом для обручения.

Перед свадьбой замужние женщины вместе с невестой собирались для проведения обряда куббээлид — выпекания свадебных хлебов. Во время замешивания теста опытные подруги неприлично шутили. Получившуюся заготовку украшали кругами, расположенными один в одном: узор символизировал плодородие и деторождение. Жених с друзьями в канун свадьбы ходил в баню: там сопровождающие, в свою очередь, подшучивали над будущим мужем, пели шутливые обрядовые песни.

Свадьба состояла из двух этапов: венчания и увоза невесты. В первый день жених и невеста встречались в церкви, где происходило таинство венчания. После молодожены разъезжались по домам, где со своими семьями устраивали праздники. На следующий день за невестой приезжал свадебный поезд, увозивший ее из отчего дома в дом мужа. На пороге молодых встречала свекровь с хлебом и пивом, благословлявшая пару на счастливую жизнь. Существовала традиция: во время свадебного пира невеста за общий стол не садилась: стояла поодаль, приветствуя гостей.

Культура

Ижорцы знамениты богатым песенным фольклором: исследователям удалось сохранить несколько тысяч песен-рун и плачей. На весь мир приобрела известность ижорская певица-сказительница, известная под псевдонимом Прасковья Никитина.
В конце XIX столетия за деньги она пела народные и собственные песни исследователям. После приобрела известность, давала концерты в Хельсинки и других финских городах. Необычную исполнительницу рисовали известные художники, слушал композитор Ян Сибелиус. В 1893г. опубликован сборник песен Прасковьи Никитиной, настоящее имя женщины — Ларин Параске.

Религия

Древние ижорцы были язычниками, верили в духов-хозяев и духов-покровителей, населяющих весь окружающий мир. Особо чтили солнце: вплоть до XX столетия сохранялся обычай креститься на солнце с утра, в полдень, после дождя. Солярные символы встречались в орнаменте одежды, декоре домов.
Легенда о сотворении мира гласит, что ласточка долго летала над бескрайней водной гладью, пока не увидела кочку. Сев, птица снесла яйцо, после разбившееся: из желтка появилось солнце, из белка месяц, из скорлупы звезды. Ласточки и жаворонки считались благими вестниками, их почитали, образы птиц часто встречаются в фольклоре

Насаждение христианства ижорцы восприняли неохотно, однако к XVII-XVIII вв. повсеместно распространились православные праздники, тесно переплетавшиеся с национальной религией. Любимый женский праздник — Юрьев день, Юрги, день первого выпаса скота или бабий праздник. С утра женщина с ножом в зубах и иконой святого Георгия в руках заходила в хлев, обходя животных, прося у святого защиты. После нож втыкали под порогом, а животных выгоняли на улицу вне зависимости от погодных условий.
Настоящий женский праздник начинался вечером: в одной избе собирались до 40 замужних ижорок. С собой приносили угощения, традиционно успехом пользовались блюда из яиц. В этот вечер позволялось оставлять голову непокрытой: женщины ели, пили водку и вино, пели песни. По традиции особо славили тех, кто в этом году вышел замуж, впервые родил или дождался первого внука. С собой на праздник приглашали пастуха, игравшего на свирели, подливавшего вино, развлекавшего женщин. Обычай связан с поверьем, что на лето пастуху запрещалось иметь плотскую близость, поэтому его символически воспринимали в бабий праздник как подругу.

Исчезающие народы России. Ижоры

С приходом современной цивилизации происходит активная ассимиляция людей разных культур. Многие народности постепенно исчезают с лица земли. Редкие их представители пытаются сохранить и передать традиции и обычаи своего народа. Благодаря им, история жизни коренного населения России раскрывает свои тайны – полезные и поучительные, не потерявшие своей актуальности до сих пор.

Ижоры – малочисленный финно-угорский народ, который наряду с водью с древнейших времен населяет северо-западные земли Ленинградской области.

В русских письменных источниках ижоры (ингры, ингарос) и Ижорская земля упоминаются с XIII века. Наряду с карелами ижоры часто фигурируют в летописях при описании битв с врагами Русской земли и потому считаются народом опасным. Они выступали вместе с новгородцами в военных столкновениях со шведами, финским племенем емь и ливонскими рыцарями. Именно ижорский староста «старейшина в земле Ижерстей, именем Пелгусий (или Пелгуй)» в 1240 году предупредил князя Александра (будущего Невского) о высадке шведов на берегу Невы.

Читать еще:  Лунный рыцарь арты. Рождение Лунного Рыцаря

Некоторые историки считают, что топоним происходит от карельского «инкери маа», что означает «прекрасная земля». Другие этнографы, напротив, полагают, что слово «ижора» в переводе с финского означает «грубый, неприветливый». Как бы там ни было, антропологические исследования показали, что предки ижор – самые первые люди, поселившиеся на землях от прилужских болот до лембаловских озер. По имени финно-угорского народа названа Ижорская возвышенность – местность к югу от Невы и река Ижора.

«…Примечается у них лукавство в великом почтении; они проворны и гибки. Вместе с тем у них в характере нет злобы и праздности, напротив, ижорцы трудолюбивы и соблюдают чистоту», – так в XVIII веке характеризовал эту народность писатель и путешественник Федор Туманский.

Ижорский язык произошел от древнекарельского языка – основы и относится к прибалтийско-финской группе финно-угорских языков. В ижорском языке выделяют четыре диалекта. В 2009 году ижорский язык был включен ЮНЕСКО в Атлас исчезающих языков мира как «находящийся под значительной угрозой исчезновения».

Традиционно ижоры занимались земледелием, скотоводством, рыболовством, лесным промыслом. Выращивали зерновые (рожь, овес, ячмень), технические культуры (лен, коноплю), овощи (репу, капусту), с XIX века – картофель. В XIX веке было развито отходничество, посредническая торговля, ремесла, в том числе гончарное и деревообделочное. В деревне Большое Стремление изготовляли гончарную посуду – от огромных опарных горшков в желтой или коричневой поливе до маленьких горшочков, все предметы необходимой крестьянской утвари. Белая посуда напоминала дорогой фарфор. Именно ее на парусных лайбах часто увозили через залив на ярмарки в Финляндию.

Как и все финно-угры, ижорцы в древние времена были язычниками, а с переходом этой земли во владения господина Великого Новгорода постепенно приняли православие.

Несмотря на это, языческие традиции среди народа были чрезвычайно крепки. Собственно, от православия только и осталось, что посещение храма. Свои праздники ижоры проводили «без шуму и ссоры, и если явится кто шумной или бранчливый, то тащят в воду и окунят, чтоб был смирен».

Самым главным годовым праздником считался Педро (Петров день, день св. первоверховных апостолов Петра и Павла). Обряды земледельческого праздника (ижоры приносили к священным деревьям еду и питье для духов предков) должны были умилостивить души усопших и христианских святых, а также способствовать плодородному году. Не менее торжественно отмечался и Ильин день. На ритуальной трапезе-«братчине» собиралась община всей деревни. Плясали, что было мочи, и пели от души.

Благодаря собирателям за 200 лет скопились десятки тысяч ижорских песен. Давид Эммануэль Даниэль Европеус, один из ведущих собирателей финно-угорского фольклора, за три месяца поездки в 1847 году записал около 800 рун! Главный исследователь ижорских обрядов Вяйне Салминен в поименный справочник занес информацию о 1200 (!) народных певцах Ижорской земли.

Старинная ижорская одежда, украшенная бисером, жемчугом и раковинами каури, привезенными с берегов Индийского океана, была очень красива. Самая нарядная часть костюма – головной убор саппано. Расшитый золотыми нитями, он имел доходящий до пола узорчатый шлейф. Развевающиеся на ветру женские саппано сравнивали с реющими парусами рыболовецких лайб.

Удивляли нестандартностью и ижорские дома, в которых черные от копоти курных печей потолки сочетались с желто-медовыми стенами и мебелью. Не менее интересен был и внешний вид жилищ. Соломенные крыши фиксировались жердями, перекрещенные концы которых оформляли в виде птичьих голов. Такой декор назывался «харакат» (то есть «сороки»).

У ижор были любопытные свадебные обычаи. Так, обязательным элементом сватовства было курение табака всеми участниками обряда. У ижор даже возникла поговорка: «Если дым появился над домом, значит или пожар, или курят на обручении!»

Сразу после церковного венчания жена возвращалась домой к отцу, а жених – в свой дом. Каждый из них по отдельности, со своими родственниками, праздновал это событие и принимал свадебные подарки.

На следующий день молодой с родней ехал забирать нареченную. После угощения и пения «отъезжей» песни все собирались в доме новобрачного. За стол садились все, кроме молодой жены. Ей полагалось стоять у дверей и кланяться на обе стороны, приглашая гостей к угощению. В ходе свадебного пира пели особые песни, поучающие молодых, как вести себя в семейной жизни. После торжеств нареченная брила голову и отращивала вновь волосы только после рождения первенца.

В наше время народ находится на грани полного исчезновения. Сегодня ижорскую речь можно услышать только на Сойкинском полуострове (южный берег Финского залива) и в основном от стариков. Здесь, на побережье, стоят старинные ижорские деревни Вистино, Ручьи, Горки, Логи, Глинки. Последняя перепись населения насчитала лишь 276 ижор. Перепись учла не всех, так как некоторые в паспортах были записаны как русские. По данным ученых, численность ижор составляет около тысячи человек.

Но есть люди, продолжающие поддерживать традиции. Местная жительница Наталья Чаевская (ныне директор музея), Михаил Сметанин (в то время сотрудник областной Дирекции музеев), художник Владимир Зернов и Ольга Конькова создали в поселке Вистино Ижорский этнографический музей. Экспонаты собирали всем миром.

«…Стало понятно, что только музей способен поддержать память исчезающего народа. Ситуация на то время была уникальной: сам народ решил создать музей собственной культуры как средство самосохранения. Люди шли и не узнавали ни свои, казалось, прежде ненужные вещи, ни своих отцов и прабабок, устало смотревших на них со старых фотографий, не понимая, что их давнее прошлое велико, а недавнее – прекрасно. Я видела, как менялись их лица, а потом и мысли. Еще в 80-х годах ответом на вопрос о национальности обычно служили слова: «Отец у меня, к сожалению, ижор, мать тоже ижорка, но я – русская!» Теперь же слово «ижор» начинало звучать с гордостью. Такого результата я не ожидала: я видела своими глазами возникновение национального самоуважения. Один небольшой сельский музей (пусть даже очень хороший – это не мои слова), тысяча старых вещей и фотографий изменили статус народа», – рассказывает О.И. Конькова.

Источники:

http://oursociety.ru/publ/istorija_rossii/narod_izhora/4-1-0-127
http://newsland.com/community/8238/content/narody-rossii-izhora/6891679
http://www.culture.ru/materials/50951/ischezayushie-narody-rossii-izhory

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector