15 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Хромой бес автор. Лесаж и его роман «хромой бес

Ален-Рене Лесаж «Хромой Бес»

Хромой Бес

Le Diable Boiteux

Язык написания: французский

Перевод на русский: Е. Гунст (Хромой бес), 1996 — 4 изд.

  • Жанры/поджанры: Мистика
  • Общие характеристики: Авантюрно-плутовское | Ироническое | Сатирическое | Приключенческое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Европа( Южная | Западная ) )
  • Время действия: Новое время (17-19 века)
  • Сюжетные ходы: Договор с нечистой силой
  • Линейность сюжета: Линейный с экскурсами
  • Возраст читателя: Любой

В 1707 году французский писатель Ален-Рене Лесаж создал свое известнейшее произведение «Хромой Бес». Авантюрный роман пользовался невероятным успехом у современников и породил множество подражаний. Рассказывают, что в парижской книжной лавке два господина сразились на шпагах, выясняя, кому достанется последний экземпляр. Главный персонаж романа — бес Асмодей, который переносит студента на самую высокую башню Мадрида и мановением руки снимает крыши со всех домов, чтобы показать избавителю изнанку жизни в испанском Вавилоне. Он рассказывает ему о заключенных, сумасшедших, уличных прохожих, литераторах, любовниках и прочих людях, а его остроумные комментарии лишают студента последних иллюзий.

Avex, 24 сентября 2013 г.

(стоит попробовать, если вам понравилась «Рукопись, найденная в Сарагосе»)

Charmant, charmant! Старинная вещица, наивная и сентиментальная, простодушная в своем стремлении обнажать и бичевать общественные пороки, нравы; крайне галантная и снисходительная по отношению к женщинам и к особам благородных кровей, и не обращающая никакого внимания на всех остальных.

Представляет скорее историческую ценность, более интересная для интересующихся историей и высокой литературой, чем для рядовых читателей, которым эта история покажется слишком запутанной и назидательной: действия мало, персонажи ведут себя по меньшей мере странно — благородные кабальеро бегают, дерутся на шпагах, поют серенады, падают в обмороки или льют слёзы в три ручья. Сатира исключительно бытовая, никакой тебе ржачки или откровенной чертовщины (за исключением фигуры рассказчика), кровопролития или откровенной эротики (которая заключается в упоминании корыстных особ древнейшей профессии, — речь идёт конечно не о служителях культа!).

Хочется отметить добротный перевод старой школы, предназначенный для вдумчивого неторопливого и вероятно неоднократного прочтения. Интерес выражен не столько в сюжете, сколько в стиле, витиеватом построении фраз и в композиции романа, пригодной и для дальнейшего употребления.

Прочитал оба романа — испанский первоисточник и французское вольное переложение — и посоветую в первую очередь версию Лесажа. Хотя испанский вариант и появился раньше, он интересен лишь плотно написанной остроумной завязкой, но быстро выдыхается и становится утомительным, несмотря на малый объём, — особенно в моменты перечисления знатных особ. Французский «бес» более изящный. Здесь и донья Фабула покрепче, и паноптикум хитрецов и пройдох богаче и красочней. Как и первый, он представляет собой сплетение сентиментальных и поучительных «рамочных» историй, столь же приятных, сколь и полезных для души и сердца, поведанных молодому повесе бесом любострастия и распутства Асмодеем, — что так любит скрываться под личиной Купидона.

Действие романов-тёзок разворачивается в Испании — стране столь близкой географически и тем не менее, достаточно экзотической, чтобы было возможно бичевать пороки отечества, не опасаясь гонений — умные поймут как надо, а не слишком понятливые сочтут очевидным пинком в сторону «порочных» соседей.

Быть может, вас привлечёт изящный слог вставных новелл, которыми, подобно жемчужинам, усыпана эта книга, либо же дух времени — терпкий, словно доброе вино многолетней выдержки. Но и в том и в другом случае, позабавиться данным сочинением определенно стоит, поскольку вы закроете книгу, возможно, совсем иным человеком.

. А если отнестись непредвзято? Ну что за прелесть, а не демон — умница, душечка, и просто чудо в перьях, а не бес! — мудрый и прозорливый рассказчик, верный и бескорыстный друг, хотя и не без некоторых недостатков. Быть может он действительно тот, за кого себя выдаёт — злой шутник! озорник! Купидон!

Ольгун4ик, 12 августа 2017 г.

Моя аудиотека начиналась именно с любимых, проверенных временем произведений. Это потом уже, влюбившись в голоса, которые читают эти книги, я стала искать и другие произведения, начитанные этими лучшими из людей.

В общем, я не смогла пройти мимо. Тем более, что читает Петр Маркин.

Мой «Хромой бес» обнаружился на полке родительского шкафа в совершенно ужасном состоянии: бумажная, почти истлевшая обложка, жёлтые рыхлые страницы. Но это было незабываемое. Эта была Испания, встреча с дон Жуанами местного разлива, с предательством, с рыцарями пера и шпаги, это было в общем путешествия по крышам. Сколько же историй показал нам Хромой Бес, сколько тайн открыл. Их хватило бы не на тоненькую книжечку, а на многотомные сериалы. Но в том то и дело, что Лесаж обошелся малым и подарил потомкам кучу сюжетов. Насколько помню из предисловия эта книга была написана, как пародия на беса де Гевары. Я нашла его лет через пять после прочтения Лесажа. Он даже в памяти не остался. А Лесаж прекрасен. Более того, там столько именно тех сюжетов, которые сейчас особенно популярны у писательниц женщин. Но нет никого, кто бы превзошел. А если я пропустила, подскажите. Буду безмерно признательна.

Читать еще:  Самые лучшие фамилии. Денежные фамилии

Хромой бес автор. Лесаж и его роман «хромой бес

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 589 562
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 328

© Перевод. Е. Гунст, наследники, 2019

© Агентство ФТМ, Лтд., 2019

Кто такой Хромой Бес. Где и каким образом с ним познакомился дон Клеофас-Леандро-Перес Самбульо

Октябрьская ночь окутывала густым мраком славный город Мадрид. Горожане уже разошлись по домам, а на опустевших улицах остались одни только влюбленные, собиравшиеся воспеть свои печали и радости под балконами возлюбленных звуки гитар уже тревожили отцов и ревнивых мужей. Словом, было около полуночи, когда дон Клеофас-Леандро-Перес Самбульо, студент из Алькала, стремительно выскочил из слухового окошка некоего дома, куда завлек его нескромный сын богини острова Цитеры. Студент пытался сохранить жизнь и честь свою и ускользнуть от трех или четырех наемных убийц, гнавшихся за ним по пятам, чтобы умертвить его или насильно женить на даме, с которой они его застали.

Хотя он был один против них, он храбро защищался и лишь тогда обратился в бегство, когда в схватке у него была выбита шпага. Некоторое время они гнались за ним по крышам, но благодаря темноте ему удалось укрыться от преследования. Беглец направился на свет, замеченный им еще издалека, и, хотя свет этот еле мерцал, он служил ему маяком в этих столь трудных условиях. Не раз рискуя сломать себе шею, дон Клеофас достиг чердака, откуда пробивались лучи света, и влез в окно вне себя от радости, как лоцман, благополучно вводящий в гавань корабль, которому угрожало крушение.

Он огляделся по сторонам и, очень удивившись, что в конуре, которая показалась ему довольно странной, никого нет, принялся с большим вниманием рассматривать ее. Он увидел подвешенную к потолку медную лампу, книги и бумаги, в беспорядке разбросанные на столе, глобус и компасы по одну его сторону, пузырьки и квадранты – по другую. Все это навело его на мысль, что внизу живет какой-нибудь астролог, который приходит в это убежище для научных наблюдений.

Вспоминая об опасности, которой ему удалось так счастливо избегнуть, он раздумывал, переждать ли ему здесь до утра или поступить иначе, как вдруг услышал возле себя протяжный вздох. Сначала он принял этот вздох за игру своего расстроенного воображения, за ночное наваждение и потому не обратил на него особого внимания.

Но, услышав вздох вторично, он убедился, что это нечто вполне реальное, и, не видя никого в комнате, воскликнул:

– Что за черт тут вздыхает?

– Это я, сеньор студент, – тотчас же ответил ему голос, в котором было что-то необычайное. – Вот уже полгода как я закупорен в одной из этих склянок. Тут в доме живет ученый астролог, он же и чародей; силою своего искусства он держит меня взаперти в этой темной темнице.

– Стало быть, вы дух? – спросил дон Клеофас, немного взволнованный необычайностью приключения.

– Я бес, – отвечал голос. – Вы пришли сюда очень кстати, чтобы освободить меня из неволи. Я томлюсь от праздности, потому что из всех чертей преисподней я самый деятельный и самый живой.

Эти слова слегка испугали сеньора Самбульо, но так как он был от природы храбр, то взял себя в руки и сказал духу твердым голосом:

– Сеньор бес, объясните мне, пожалуйста, какое положение занимаете вы среди ваших собратьев: благородный ли вы демон, или же простого звания?

– Я важный черт, – ответил голос, – и пользуюсь большой известностью и на том и на этом свете.

– А случайно не тот ли вы демон, которого зовут Люцифером? – спросил Клеофас.

– Нет, – ответил дух. – Люцифер – черт шарлатанов.

– Вы Уриэль? – продолжал студент.

– Фу! – сразу же перебил его голос. – Уриэль – покровитель купцов, портных, мясников, булочников и прочих жуликов из третьего сословия.

– Так, может быть, вы Вельзевул? – спросил Леандро.

– Вы надо мной насмехаетесь, – обиделся дух. – Вельзевул – демон дуэний и оруженосцев.

– Удивляюсь, – сказал Самбульо. – А я-то считал его одной из важнейших персон вашего общества.

– Это один из самых незначительных наших подданных. У вас превратные понятия об аде, – ответствовал бес.

– Значит, – сказал Дон Клеофас, – вы – Левиафан, Бельфегор или Астарот.

– О, что касается этих трех, – ответил голос, – это бесы первого ранга. Это – придворные духи. Они заседают в советах государей, вдохновляют министров, составляют союзы, поднимают восстания в государствах и зажигают факелы войны. Это не такие бездельники, как те черти, которых вы назвали сначала.

Читать еще:  Великие сказочники Европы. Лучшие издания сборников

– Скажите, пожалуйста, – продолжал студент, – в чем состоят обязанности Флажеля?

– Он – душа крючкотворства, дух адвокатского сословия, – ответил бес. – Это он придумал все формальности, которые соблюдаются судебными приставами и нотариусами. Он воодушевляет тяжущихся, сидит в адвокатах и обуревает судей. А у меня другие занятия: я устраиваю забавные браки – соединяю старикашек с несовершеннолетними, господ – со служанками, бесприданниц с нежными любовниками, у которых тоже нет ни гроша за душой. Это я ввел в мир роскошь, распутство, азартные игры и химию. Я изобретатель каруселей, танцев, музыки, комедии и всех новейших французских мод. Одним словом, я Асмодей, по прозванию Хромой Бес.

– Как! – воскликнул дон Клеофас. – Вы тот прославленный Асмодей, о котором есть знаменитые указания у Агриппы и в «Ключах Соломона»? Однако вы мне рассказали не про все ваши проказы. Вы забыли самое интересное. Я знаю, что вы иногда развлекаетесь тем, что содействуете несчастным любовникам. Доказательством служит то, что в прошлом году один мой приятель, бакалавр, добился при вашей помощи благосклонности жены некоего доктора из университета города Алькала.

– Правда, – отвечал дух, – но это я приберегал вам напоследок. Я бес сладострастия, или, выражаясь более почтительно, я бог Купидон. Это нежное имя мне дали господа поэты: они рисуют меня в очень привлекательном виде. Они утверждают, что у меня золотые крылышки, повязка на глазах, в руках лук, за плечами колчан со стрелами и что при этом я восхитительно хорош собой. Вы сейчас увидите, сколько тут правды, если выпустите меня на свободу.

– Сеньор Асмодей, – возразил Леандро-Перес, – как вам известно, я давно и безраздельно вам предан, это подтверждает хотя бы та опасность, которой я только что избежал. Я очень рад случаю быть вам полезным, но сосуд, в котором вы заключены, наверное, заколдован. И напрасны будут мои попытки откупорить или разбить его. Вообще не знаю, каким образом мог бы я освободить вас из заключения. Я не очень-то опытен в подобных делах; и, между нами говоря, если такой ловкий бес, как вы, не может сам выпутаться из беды, то под силу это жалкому смертному?

– Людям это доступно, – отвечал бес. – Сосуд, в котором я заключен, – простая стеклянная бутылка; ее легко разбить. Вам стоит только взять ее и бросить на пол, и я тотчас же предстану пред вами в человеческом образе.

– В таком случае это легче, чем я думал, – сказал студент. – Укажите же мне, в каком сосуде вы находитесь. Тут великое множество одинаковых склянок, и я не могу распознать, которая из них ваша.

– Четвертая от окна, – ответил дух. – И хотя на пробке имеется магическая печать, бутылка все-таки разобьется.

– Хорошо, – сказал дон Клеофас. – Я готов исполнить ваше желание, но меня останавливает еще одно маленькое затруднение: боюсь, что если я окажу вам такую услугу, мне придется за это поплатиться.

– Ничего с вами не будет, – отвечал бес, – напротив, я вас так отблагодарю, что вы не раскаетесь в своем поступке. Я научу вас всему, чему вы только захотите: вы познаете все, что делается на свете: я открою вам человеческие слабости, я стану вашим бесом-хранителем, а так как я образованнее, чем Сократ, то берусь сделать вас умнее этого великого философа. Словом, я отдаю себя в ваше распоряжение со всеми моими достоинствами и недостатками: и те и другие будут вам одинаково полезны.

Хромой бес

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Хромой бес

ЛЕСАЖ И ЕГО РОМАН «ХРОМОЙ БЕС»

Творчество выдающегося французского писателя Лесажа (1668–1747) относится к тому времени, когда во Франции началось разложение феодализма и стали возникать новые капиталистические отношения. На место феодальной аристократии, занимавшей в течение нескольких столетий господствующее положение, начинает постепенно выдвигаться буржуазия.

Социальные сдвиги в стране находят отражение и в области литературы: героическая, возвышенная тематика, характерная для эпохи классицизма, начинает сменяться тематикой бытовой, отражающей явления современной общественной жизни.

Еще в XVII веке во Франции стали появляться бытовые, реалистические романы: «Комическое жизнеописание Франсиона» Сореля (1622), «Комический роман» Скаррона (1651), «Буржуазный роман» Фюретьера (1666); однако все эти произведения раннего французского реализма трактуют повседневный быт как нечто «низменное», смешное, даже нелепое. С точки зрения классицистов между трагедией Корнеля, изображающей возвышенных, идеальных героев, наделенных титанической волей, и «низменным» реалистическим романом, повествующем о рядовых людях, занятых будничными житейскими интересами, — лежала непроходимая пропасть.

К концу XVII века такое соотношение между «возвышенным» и «низменным» жанром начинает меняться. По мере обострения социальной борьбы усиливается интерес к произведениям, отражающим современную действительность и дающим критическое ее осмысление.

Именно в области бытовой сатирической литературы и драматургии и развернулось незаурядное дарование Лесажа.

Жизнь писателя протекла без каких-либо значительных событий. Ален-Рене Лесаж родился в 1688 году в Бретани, в семье нотариуса; родители его умерли рано, и в четырнадцатилетнем возрасте он остался круглым сиротою. Опекуны определили мальчика в школу, руководимую иезуитами; по выходе из школы он поступил в Парижский университет, где получил юридическое образование. Некоторое время Лесаж занимался адвокатурой, а затем всецело посвятил себя литературной работе.

Читать еще:  Уильям шекспир краткое. Биография

Лесажа можно назвать одним из первых во Франции профессиональных писателей: в отличие от большинства своих предшественников, для которых литературное творчество было лишь побочным делом или забавой, Лесаж превращает литературный труд в основное свое занятие и живет на доход, который дают ему его сочинения.

Его писательская деятельность началась с переводов произведений испанских драматургов (две переведенные им пьесы были поставлены в Париже в 1700 году). Вскоре Лесаж переходит к самостоятельному творчеству в качестве драматурга и романиста. Известность Лесажа связана с появлением в 1707 году его одноактной комедии «Криспен, соперник своего господина» и романа «Хромой Бес».

Шумный успех, который принесли ему «Криспен» и «Хромой Бес», вскоре был подкреплен комедией «Тюркаре» (1709), глубоко взволновавшей французское общество. В этой пьесе Лесаж изобразил предприимчивого дельца, достигшего высокого положения в обществе только потому, что в его руках оказалось огромное состояние. Тюркаре начал карьеру с должности лакея. Ловко обворовав нескольких хозяев, он сделался сначала управляющим, затем предпринимателем и, наконец, крупнейшим финансистом. Деньги открывают ему, выходцу из низов, доступ в аристократические круги общества.

Появление этой комедии не было случайным. Тип, изображенный в ней драматургом, получил во Франции того времени широкое распространение. Начавшийся распад феодально-аристократического общества давал широкий простор для деятельности проходимцев, подобных Тюркаре. Еще в книге Лабрюйера «Характеры или нравы нынешнего века» (1688) появились первые сатирические выпады против преуспевающих темных дельцов. А за двадцать лет, прошедших со времени выхода «Характеров», произошли значительные социальные изменения, деньги стали еще большей силой, и поэтому комедия, с небывалым сарказмом разоблачавшая роль выскочек типа Тюркаре, приобретала огромное общественное значение.

Лесаж разоблачает те приемы, при помощи которых Тюркаре вышел в люди. Он жестоко эксплуатирует своих арендаторов-крестьян, занимается чудовищным ростовщичеством, не останавливается перед полным разорением людей, имевших неосторожность обратиться к нему за помощью.

Пьеса заканчивается зловещим предостережением, что история Тюркаре — не единичное явление: за ним следует новое поколение таких же, а быть может, и еще более отвратительных хищников. Когда полиция арестует Тюркаре за очередное мошенничество, его лакей, немало поживившийся за счет своего хозяина, восклицает: «Царствование господина Тюркаре кончилось, теперь начнется мое». Другими словами, лакей собирается последовать примеру своего господина.

Пьеса Лесажа нашла широкий отклик во французском обществе. Ее постановка совпала с неудачной для Франции войной «за испанское наследство», когда обнищание народа достигло крайних пределов, а ненависть к дельцам, наживавшимся на народных страданиях, приняла особенно резкую форму. По свидетельству современников, встревоженные финансисты типа Тюркаре предлагали драматургу огромную сумму денег, лишь бы он отказался от постановки своей комедии.

Помимо «Криспена» и «Тюркаре» Лесажем написано более ста пьес для народных, ярмарочных театров.

Самое крупное произведение Лесажа — роман «Похождения Жиля Бласа из Сантильяны». Следуя традиции испанского плутовского романа, Лесаж дает в этой книге яркую картину современных французских нравов (хотя действие романа здесь, как и в «Хромом Бесе», происходит в Испании).

Приключения Жиля Бласа развертываются то в народной среде, то в дворянских и даже придворных кругах. Перед читателем проходит длинная вереница представителей различных социальных слоев — от воров и нищих до министров и высших сановников церкви. Роман знакомит с повседневной жизнью людей разных профессий и состояний — финансистов, трактирщиков, врачей, ремесленников, актеров, юристов, разбойников, монахов, публичных женщин, вельмож.

Ни один французский роман до Лесажа не насчитывал такого большого количества действующих лиц: в «Жиле Бласе» изображена вся Франция.

Но автор не ограничивается простым показом этих персонажей: его произведение — роман сатирический, содержащий резкую и разностороннюю критику современного общества с позиций передового в то время класса — буржуазии.

«Жиль Блас» имел огромный успех не только у современников: он оказал значительное влияние на всю последующую реалистическую европейскую литературу. В частности, можно назвать ряд русских романов, отмеченных несомненным влиянием Лесажа, например, «Похождения Российского Жиль Блаза» В. Т. Нарежного (1814), «Иван Выжигин» Ф. В. Булгарина (1829) и другие.

Завязку и композицию «Хромого Беса» Лесаж заимствовал у испанского писателя Гевары (1570–1644), который выпустил книгу под тем же названием в 1641 году. Лесаж отнюдь не скрывал этого заимствования: первому изданию своего романа (1707) он предпослал обращение к испанскому писателю: «Позвольте мне, сеньор де Гевара, посвятить Вам это сочинение. Оно столько же Ваше, сколько и мое. Ваш «Хромой Бес» снабдил меня и заглавием книги, и ее замыслом. Признаюсь в этом всенародно. Я уступаю Вам честь этой выдумки, не вдаваясь в вопрос о том, не найдется ли какого-нибудь греческого, латинского или итальянского

Источники:

http://fantlab.ru/work237571
http://www.litmir.me/br/?b=63249&p=1
http://booksonline.com.ua/view.php?book=60758

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector