0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Халил же бранд. когда хлопочем мы о пропитанье?»

Халил же бранд. когда хлопочем мы о пропитанье?»

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 589 563
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 328

Девять принцев Амбера

Похоже, наступал конец тому, что казалось мне вечностью.

Я попробовал пошевелить пальцами ног. Успешно. Ноги я чувствовал, хотя они и были в гипсе. А сам я лежал распростертым на больничной койке.

Я зажмурился, потом снова открыл глаза.

Стены комнаты наконец перестали качаться.

Где же я, черт побери?

Туман в голове понемногу рассеивался; в нем, словно острова в океане, стали возникать обрывки того, что некогда было моей памятью. Я вспоминал бесконечно долгие ночи, бесчисленных сиделок, инъекции, инъекции, инъекции… стоило мне чуточку прийти в себя, как тут же кто-нибудь являлся и всаживал в меня шприц с какой-нибудь дрянью. Да, так оно и было. Это я вспомнил. И пусть я только наполовину пришел в себя, инъекции им придется прекратить.

Но захотят ли они их прекратить?

Почему-то упорно думалось: вряд ли.

Эта мысль пробудила в моей душе естественные сомнения относительно чистоты любых, даже самых лучших человеческих побуждений. Меня длительное время пичкали наркотиками, осознал я вдруг. Причем без особых на то причин, судя по тому, как я себя чувствую. Так что, если им за это платят, с какой стати они вдруг прекратят инъекции? Нет, действовать надо очень осторожно, сказал мне мой внутренний голос. Надо продолжать притворяться, что дурман еще действует. Внутренний голос принадлежал худшей, хотя и более мудрой, половине моей души.

Я последовал его совету.

Минут через десять дверь приоткрылась, на пороге возникла медсестра. А я лежал себе и похрапывал. Сестра тут же удалилась.

Теперь мне уже удалось кое-что восстановить в памяти.

Я смутно припоминал, как попал в какую-то аварию или автомобильную катастрофу; потом — сплошное черное пятно. О том, что было до аварии, я тоже не имел ни малейшего представления. Но помнил, что сначала угодил в больницу, а уже потом сюда. Зачем? Неизвестно.

Ноги мои совсем отошли и явно годились для того, чтобы на них стоять, хотя я понятия не имел, когда они были сломаны. А то, что они были сломаны, я знал точно.

Я попытался сесть. Это оказалось непросто: тело было, как кисель. За окном стояла темная ночь — яркие звезды, бесстыдно красуясь в небе, смотрели на меня. Я подмигнул им и спустил ноги на пол.

Перед глазами все поплыло, однако вскоре в голове прояснилось, я встал, держась за спинку кровати, и сделал первый шаг.

Нормально. Ноги держат. Итак, теоретически я уже в состоянии отсюда выйти.

Я снова залез в постель, вытянулся на спине и стал думать. От совершенных усилий и слабости меня знобило, я весь взмок, во рту стоял противный сладковатый вкус, поташнивало, мерещились засахаренные сливы и тому подобное.

Подгнило что-то в Датском Королевстве…

Да, это точно была автомобильная катастрофа. Черт знает что…

Приоткрылась дверь, сквозь щель в палату ворвался поток света. Я чуть опустил веки и увидел, что это снова сестра со шприцем в руке. Этакая могучая матрона с широченными плечищами.

Когда она подошла совсем близко, я неожиданно приподнялся и сел на постели.

— Добрый вечер! — сказал я.

— Ох! Добрый вечер, — ответила она.

— Когда меня выписывают? — спросил я.

— Об этом надо узнать у доктора.

— Пожалуйста, поднимите рукав.

— Да нет, спасибо, больше не надо.

— Но мне необходимо сделать вам укол.

— Нет, никакой необходимости в этом нет.

— Так доктор велел!

— Вот пусть доктор придет и сам мне об этом скажет. А пока что я категорически против.

— Но мне же приказано…

— Эйхман тоже так говорил, а чем кончил? — Я укоризненно покачал головой.

— Хорошо, — вздохнула медсестра. — Мне придется доложить…

— Пожалуйста, докладывайте, — сказал я. — Заодно сообщите доктору, что я утром намерен выписаться.

— Нет, это невозможно! Вы ведь даже ходить еще не в состоянии! И у вас серьезные повреждения внутренних органов…

— Ладно, посмотрим, — кивнул я. — Спокойной ночи.

Она вылетела в коридор, ничего не ответив.

А я снова лег и стал думать. По-видимому, я нахожусь в какой-то частной лечебнице. Значит, кто-то платит за мое пребывание здесь. Интересно, кто? Никаких родственников я вспомнить не мог. Друзей тоже. Кто же тогда платит? Враги?

Я еще немного подумал.

Ничего не придумывалось. Ни малейшей идеи насчет предполагаемого благодетеля.

Вдруг я вспомнил: моя машина летит под откос на горной дороге и падает в озеро… Дальше — полный мрак.

От напряжения я снова весь покрылся испариной.

Читать еще:  Х шоу в тайланде. Шоу для взрослых в таиланде

Я не знал, кем я был раньше.

Чтобы отвлечься, я сел и быстренько разбинтовал себя. Под бинтами все давно зажило; похоже, их давно пора было снять. Потом я разбил гипс на правой ноге металлическим прутом, вынутым из спинки кровати. Мною овладело странное чувство: казалось, что нужно как можно скорее отсюда смыться, чтобы успеть сделать нечто важное.

Я попробовал встать на правую ногу. Нормально.

Потом я разбил гипс и на левой ноге, встал и потихоньку пошел к шкафу.

Пусто. Одежды там не было.

В коридоре послышались шаги. Я снова лег, прикрыв простыней снятые бинты и куски гипса.

Дверь опять приоткрылась.

В палате вспыхнул яркий свет; на пороге высился здоровенный детина в белом халате, смахивавший на быка. Это он зажег свет: пальцы его до сих пор лежали на выключателе.

— Что вы тут удумали? Сестра на вас жалуется, — сказал он.

Притворяться спящим больше не имело смысла.

— Неужели? — спросил я. — И что же она говорит?

Детина некоторое время, наморщив лоб, обдумывал мой вопрос, потом строго произнес:

— Вам пора делать укол.

— Нет, но мне поручено сделать вам укол.

— А я не желаю, чтобы мне делали укол, — заявил я. — И имею на это полное право. Что вы на это скажете?

— Что я все равно укол вам влеплю, — ответил здоровяк и двинулся к кровати. В руке он держал шприц, которого я раньше не заметил.

Это был исключительно подлый удар, дюйма на четыре ниже пояса. Детина рухнул на колени.

—. — выдавил он некоторое время спустя.

— Попробуй еще раз, — сказал я, — увидишь, что тогда с тобой будет.

— Ничего, мы с такими пациентами справляться приучены! — выдохнул он.

И я понял, что настало время действовать.

— Где моя одежда? — спросил я.

— Тогда, пожалуй, прядется позаимствовать твою. Раздевайся!

После третьего раза мне надоело. Я накинул простыню ему на голову и как следует врезал тем самым железным прутом, которым разбивал гипс.

Через несколько минут я был уже весь в белом. Этакий Моби Дик. Или ванильный пломбир-переросток. Жуть.

Я засунул этого типа в стенной шкаф и выглянул в окно. В небе сияла полная луна, освещая ряд высоких тополей. Трава в лунном свете казалась серебристой, сверкающей. Ночь близилась к концу. Ничто не подсказывало мне, где я могу находиться. Похоже, это был четвертый этаж. Из окна я заметил внизу, слева от меня, на втором этаже свет: тоже кто-то не спал.

Я вышел в коридор и осмотрелся. Слева коридор упирался в стену с зарешеченным окном. Там были еще четыре палаты, по две с каждой стороны коридора. Я дошел до окна и выглянул наружу. Ничего нового: такие же деревья, такая же трава, та же лунная ночь. Я повернулся и пошел в обратную сторону.

Двери, двери, двери, и ни лучика света изнутри. И тишина. Лишь шарканье моих собственных шагов: позаимствованные ботинки были великоваты.

Часы, тоже позаимствованные, показывали пять пятьдесят четыре. Железный прут я заткнул за пояс под белым халатом; при ходьбе прут втыкался мне в бедренную кость. Через каждые пять-шесть метров под потолком горела тусклая лампочка — ватт на сорок, не больше.

Так я добрался до лестницы, покрытой ковром, и стал тихо спускаться.

Третий этаж выглядел в точности, как мой четвертый, так что я пошел дальше вниз. На втором этаже свернул по коридору направо, пытаясь найти ту комнату, где горел свет.

Глава VI

О рабах (1–2). Против стремления к обогащению (3–16). Увещания к богатым (17–19). Заключение послания (20–21).

1Тим.6:1 . Рабы, под игом находящиеся, должны почитать господ своих достойными всякой чести, дабы не было хулы на имя Божие и учение.

1Тим.6:2 . Те, которые имеют господами верных, не должны обращаться с ними небрежно, потому что они братья; но тем более должны служить им, что они верные и возлюбленные и благодетельствуют им. Учи сему и увещевай.

Апостол не идет против сложившихся в обществе отношений, по которым все общество разделялось на господ и рабов. Он увещевает рабов-христиан повиноваться господам показывать им почтение, чтобы не опорочивалось в глазах язычников христианское учение, как будто ведущее своих последователей к уничтожению признанных законами государства отношений. Еще с большим усердием имеют основание служить рабы-христиане своим господам – христианам, потому что эти последние, конечно, относятся к своим рабам с любовью. Ср. 1Кор 7:21–22 .

1Тим.6:3 . Кто учит иному и не следует здравым словам Господа нашего Иисуса Христа и учению о благочестии,

1Тим.6:4 . тот горд, ничего не знает, но заражен страстью к состязаниям и словопрениям, от которых происходят зависть, распри, злоречия, лукавые подозрения.

1Тим.6:5 . Пустые споры между людьми поврежденного ума, чуждыми истины, которые думают, будто благочестие служит для прибытка. Удаляйся от таких.

Читать еще:  Монгольские женщины. Многодетные красавицы монголии

Есть люди, которые иначе себе представляют задачу христианства. Они думают, что Христос пришел изменить социально-экономические порядки жизни, ( «будто благочестие служит для прибытка» ст.5). Но говорить так о христианстве – значит вовсе не понимать его. Отчего же иные высказывают подобные мысли? Оттого, что сошли с истинного пути и повредились умом. Здесь мы имеем ясное опровержение той мысли, будто бы христианство и социализм – одно и то же.

1Тим.6:6 . Великое приобретение – быть благочестивым и довольным.

1Тим.6:7 . Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него.

1Тим.6:8 . Имея пропитание и одежду, будем довольны тем.

Нет, христианство хочет сделать людей благочестивыми и довольными своим положением (ср. Мф 6:33 ). И в самом деле, как мы не принесли с собою в земную жизнь ничего – никакого имущества, так и не возьмем ничего с собою, умирая. К чему же чрезмерно интересоваться приобретением того, что имеет только временное значение? Довольно с нас, если мы будем иметь только самое необходимое для существования. «Пищ а и одежд а» – символы всего потребного для существования.

1Тим.6:9 . А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу;

1Тим.6:10 . ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям.

Тот же, кто решил ( «а желающие» – οί δε βουλόμενοι ) приобрести себе богатство, подвергается разного рода искушениям; в нем пробуждаются разные похоти, влекущие человека к нравственной гибели. Многие, стремившиеся к обогащению, уже отступили от веры, потому что богатство натолкнуло их на другой путь – они стали безвозбранно удовлетворять все свои, часто нечистые, желания.

1Тим.6:11 . Ты же, человек Божий, убегай сего, а преуспевай в правде, благочестии, вере, любви, терпении, кротости.

Тимофей, как христианин, стоит в тесном общении с Богом (« человек Божий »). Поэтому его единственное богатство в Боге – денег искать ему не для чего. Его стремление должно быть направлено на приобретение добродетелей, которых Ап. Павел здесь насчитывает шесть. «Правд а» – вообще правильные отношения к Богу и людям ( Мф 5:20 ). « Благочести е» – благоговение пред Богом. « Вер а» – как утешающая во всяких скорбях и выражающаяся в твердом исповедании. « Люб овь» – чрез которую обнаруживается вера. « Терпени е» – которое проявляется в перенесении страданий. « Кротост ь» – когда человек без огорчения принимает даже оскорбления.

1Тим.6:12 . Подвизайся добрым подвигом веры, держись вечной жизни, к которой ты и призван, и исповедал доброе исповедание перед многими свидетелями.

Вера, которая сама уже родилась не без борьбы в человеке, требует для своего утверждения также борьбы против различных искушений. Наградой за такую борьбу, составляющей предмет стремлений для всякого доброго христианина, явится вечная жизнь, к достижению которой Тимофей и призван чрез Евангелие и желание получить которую он засвидетельствовал при своем вступлении в Церковь, принимая св. крещение, в присутствии многих свидетелей, которые слышали читанное им исповедание веры. Апостол называет это исповедание « добр ым» или прекрасным, как выражающее ясное убеждение в существовании загробного блаженства со Христом.

1Тим.6:13 . Пред Богом, все животворящим, и пред Христом Иисусом, Который засвидетельствовал пред Понтием Пилатом доброе исповедание, завещеваю тебе

1Тим.6:14 . соблюсти заповедь чисто и неукоризненно, даже до явления Господа нашего Иисуса Христа,

Чтобы еще более укрепить Тимофея в неуклонном благочестии, апостол поставляет его пред лицом Самого Бога, все животворящего и следовательно могущего возвратить Своему рабу жизнь, которой он может лишиться за твердое исповедание веры. Поставляет апостол Тимофея и пред лицом Христа, Который пред неверующим Пилатом твердо заявил Свое исповедание о Себе как о Сыне Божием. В конце концов апостол указывает Тимофею, что тот должен хранить данную ему от апостола заповедь до самого явления Христа на землю. Некоторые говорят, что апостол здесь имеет в виду смерть Тимофея (Полянский), но такое понимание представляется очень неподходящим к прямому смыслу выражения: « даже до явления Господа нашего Иисуса Христа ». Апостолу не была чужда мысль о возможности дожить до второго пришествия Христова. См. Кол 3:3–4 ; 1Сол. 4:17 .

1Тим.6:15 . которое в свое время откроет блаженный и единый сильный Царь царствующих и Господь господствующих,

1Тим.6:16 . единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может. Ему честь и держава вечная! Аминь.

Явление Христа совершится в свое, для этого определенное от Бога время (ср. Деян 1:7 ). Бог называется здесь « блаженны м» в противоположность земным владыкам, которые нередко принуждены подвергаться разного рода страданиям. Он есть единый сильный ( δυνάστης ), потому что, собственно говоря, все прочие владетели сами по себе, без Бога, бессильны ( Пс 145:3 ) и вполне зависят от Бога. Наравне со всеми людьми они подлежат и закону смерти, от которой свободен только Бог. Он есть « единый бессмерт ный» в собственном смысле этого слова, в силу Своей собственной природы: все другие живые существа, даже Ангелы, имеют бессмертие, какое получили при своем происхождении от Бога. К Богу нельзя приблизиться и Его узреть – конечно, обыкновенными очами (визионарное видение Бога здесь не имеется в виду). Все это апостол говорит для того, чтобы убедить Тимофея с твердостью переносить всякие испытания, какие ему Бог пошлет, в особенности же убедить его, чтобы он не боялся земных владык, которые пред Богом – ничто.

Читать еще:  Достоевский его романы. «Братья Карамазовы »

1Тим.6:17 . Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали о себе и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам всё обильно для наслаждения;

1Тим.6:18 . чтобы они благодетельствовали, богатели добрыми делами, были щедры и общительны,

1Тим.6:19 . собирая себе сокровище, доброе основание для будущего, чтобы достигнуть вечной жизни.

Здесь апостол обращается к тем, которые уже успели обогатиться. Такие люди не должны гордиться приобретенными богатствами, а смиренно сознавать, что их богатство есть дар Божий. Не должны они видеть в богатстве что-то прочное: богатство неверно, т. е. скоро исчезает. Истинное богатство или, правильнее, довольство дает только Бог, Который посылает нередко людям даже и нечто лишнее против необходимого для того, чтобы они иногда могли найти в жизни для себя удовольствия, конечно, вполне невинные (ср. Деян 14:17 ). Богатые должны заботиться о том, чтобы и другим жилось хорошо, делиться с неимущими своими средствами: чрез это они приготовляют себе сокровище вечной жизни (ср. Мф 6:20, 19:21 ).

1Тим.6:20 . О, Тимофей! храни преданное тебе, отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеименного знания,

1Тим.6:21 . которому предавшись, некоторые уклонились от веры. Благодать с тобою. Аминь.

Послание свое апостол заключает приглашением, обращенным к Тимофею, чтобы он хранил преданное ему чистое евангельское учение, отвращаясь от пустых споров, которые некоторых уже привели к отпадению от веры (см. 1Тим.1:4–7 ).

А вы знали почему люди хлопают при посадке самолета?

Скажите, вы хлопаете в метро, когда доехали до нужной станции? Может быть, вы аплодируете водителю маршрутки на конечной остановке? Подозреваем, что ответ на оба вопроса – нет.

Тогда почему звучат аплодисменты при посадке самолета, который на сегодняшний день является таким же привычным общественным транспортом? Мы попытались в этом разобраться.

Аплодисменты при посадке — версия религиозная, малореальная

Человек – не птица, для него подниматься выше облаков дело отнюдь не привычное. Подсознательно такое действие может интерпретироваться, как свиданием со Всевышним, ведь для большинства понятия «Бог» и «небо» неразделимы.

Поэтому для среднестатистического пассажира перелет — настоящий духовный катарсис, переосмысление всей жизни. А значит, после посадки начинается новая жизнь, и почему бы этому не поаплодировать?

Признаемся, мы сами не очень-то верим в то, что написали, но версия все-таки имеет право на жизнь.

Интересный факт: пилоты аплодисменты при посадке не слышат, как считают большинство пассажиров. О реакции публики на маневры им могут рассказать разве что бортпроводницы.

Аплодисменты при посадке — версия конформистская, похожая на правду

«Все хлопают, и я хлопаю» — в 70% случаев именно так ответят пассажиры на вопрос «зачем?». Кто-то, к примеру, летит впервые и думает, что так принято – аплодирует. Кому-то неудобно перед соседом, который активно рукоплещет, поэтому нужно как-то его поддержать.

Ведь обратите внимание, аплодисменты при посадке не срываются внезапно, сначала появляется один «солист», а потом уже подключается «хор». Другой вопрос, почему начинает хлопать солист?

Интересный факт: существует распространенный стереотип, что аплодисменты при посадке – традиция исключительно украинская, точнее «советская». На самом деле это не так, корни этого феномена нужно искать в Европе, те же итальянцы до сих пор частенько встречают овациями мягкую посадку. Правда, большинство европейцев уже этим «переболели», аплодируют только после посадки в сложных условиях.

Аплодисменты при посадке — версия эмоциональная, самая вероятная

Перелет – это эмоциональный стресс даже для тех, кто пользуется услугами авиакомпаний часто. Также на рейсе всегда присутствует хотя бы один-два человека, страдающих аэрофобией (или узнающих об этом лишь во время перелета).
Поэтому, когда шасси самолета касаются посадочной полосы, наступает колоссальное облегчение. Сравнить можно с ситуацией, когда долго-долго ищешь общественный туалет в каком-то незнакомом городе и, наконец, находишь! В такие моменты невольно можешь и зааплодировать! Плюс это некая благодарность пилотам за хороший полет (хотя, как мы уже писали выше – пилоты аплодисменты при посадке не слышат).

Интересный факт: чаще всего аплодисменты можно услышать на чартерных рейсах. Объясняется это очень просто: на чартерах большинство пассажиров — это люди, летающие максимум два раза в год на отдых, поэтому даже посадка в ясный день воспринимается как нечто сверхвиртуозное. Плюс зачастую это рейс на какой-то курорт, настроение отпускное, и народ частенько подогрет алкоголем.

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=167386&p=115
http://azbyka.ru/otechnik/Lopuhin/tolkovaja_biblija_72/6
http://pikabu.ru/story/a_vyi_znali_pochemu_lyudi_khlopayut_pri_posadke_samoleta_875033

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector