1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гюго поэт. Поэзия Виктора Гюго

Виктор Гюго — Стихотворения

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Стихотворения»

Описание и краткое содержание «Стихотворения» читать бесплатно онлайн.

«Что слава? – Нелепые крики.

Свет жалок, куда ни взгляни –

В нем многие тем и велики,

Что малы, ничтожны они…»

Нет! Падшей женщины не порицай открыто!
Кто ведает весь груз ее земного быта?
Кто ведает число ее голодных дней?
Печальных опытов кто не бывал свидетель,
Как вихрь несчастия колеблет добродетель
И как несчастная вотще стремится к ней?
На ветке дерева так капля дождевая
Блестит, на ней держась и небо отражая,
Но ветку покачнут – и капля сорвалась,
И – до паденья – перл, она с паденьем – грязь.

Виновен ты, богач, виновны мы и злато.
Та капля чистая, небесная когда-то,
В грязи сохранена, – и, чтоб явилась вновь,
От праха отделясь, приняв свой вид хрустальный,
Она, блестящая, в красе первоначальной –
Тут нужен солнца луч, там надобна – любовь.

«Порой, когда всё спит, восторженный вполне…»

Порой, когда всё спит, восторженный вполне
Под звездным куполом сажусь я в тишине,
К полету времени бесчувствен – жду и внемлю,
Не снидут ли с небес глаголы их на землю,
И, трепетный, смотрю на праздник торжества,
Ниспосланного в ночь земле от божества,
И мнится: те огни, что в безднах пламенеют,
Мою лишь только грудь, мое лишь сердце греют,
Что мне лишь суждено читать на небесах,
Что я – земная тень, ничтожный призрак, прах –
Днесь царь таинственный на пышном троне ночи,
Что небо блеском звезд мои лишь тешит очи,

Как в дремлющем пруде под сению древесной,
У смертного в душе два зрелища совместны –
В ней видимы: небес блистательный покров
С его светилами и дымкой облаков –
И тинистое дно, где зелья коренятся
И гады черные во мраке шевелятся,

Оградясь невинностью святою,
Пой, играй и веселись, малютка!
Будь цветком! Будь утренней зарею!
Жизнь твоя покуда – смех и шутка.

О судьбе не погружайся в думу!
Даль темна. Среди земных явлений
Наша жизнь – увы – немножко шуму
В грустном мире, где так много тени.

Зла судьба: мы это видим ясно, –
Наша скорбь ей ничего не значит. –
Ты мила; но то, что так прекрасно,
Пуще страждет, наигорше плачет.

Ты сверкаешь детскими очами,
А в грядущем – горе и утраты.
Глазки, так богатые лучами,
И слезами наконец богаты.

Но пока закрыто всё, что худо, –

Смейся! Смех есть лучший дар незнанья.
Веселись, дитя мое, покуда
Над тобой покров очарованья!

Розан мой! Еще ты вихрем светским
Не измят, не испытал ненастья,
Озарен ты тихим счастьем детским –
Отраженьем маменькина счастья,

Дар небес – поэзия святая
При тебе, как ключ неистощимый;
При тебе живет она, блистая
Из очей ее – твоей родимой.

На земле ты – ангел настоящий,
Херувим! Меня в восторг приводит
Ясность та, что в твой зрачок блестящий
Из души невинной переходит.

Пользуйся блаженною минутой!
Наслаждайся! Радость мимолетна,
Все мы прежде мук сей жизни лютой
Сладость детства пили беззаботно,

О, прими мое благословенье!
При разлуке так идет молитва!
Предо мною – гроб, успокоенье,
Пред тобою – жизненная битва.

Бог с тобой, невинное созданье!
Жребий твой сказался от пеленок:
Ангел ты, ведомый на страданье,
В женщины назначенный ребенок!

Она сказала: «Да, – и тем я дорожу!
Мечта о лучшем пусть в соблазн меня не вводит!
Ведь ты со мною здесь, глазами я слежу,
Как мысль в твоих глазах вращается и ходит,

И тем довольна я – конечно, не вполне.
И всё же мой удел – удел благополучных.
Чего не любишь ты – насквозь известно мне,
Я двери стерегу от лиц, тебе докучных.

Твоя голубка – я. Ты пишешь – близ тебя,
Уютно сжавшись, я на локоток прилягу,
То подниму перо, то вслушиваюсь я,
Как ты, мой гордый лев, ворочаешь бумагу.

Воображенье – хмель, мечта – напиток, да.
Трудись! Я счастлива и не ропщу нисколько…
Но не мешало б мной заняться иногда,
А то ведь целый день всё книги, книги только!

Под тенью твоего склоненного чела
Подчас и грустно мне. Ни слова мне, ни взгляда!
Чтоб на тебя смотреть удобно я могла,
И на меня тебе взглянуть немножко надо».

Что слава? – Нелепые крики.
Свет жалок, куда ни взгляни –
В нем многие тем и велики,
Что малы, ничтожны они.

Я знаю, что свет рукоплещет
Героям – когтистым орлам,
Железу, которое блещет,
И многим несветлым делам.

Да! Счастье земли – колесница,
Помпеи в триумфальной красе
В одном из колес ее зрится,
А Кесарь – в другом колесе.

Всё то ж – в Тразимене, Фарсале.
Любуйтесь сквозь пламя и дым
Всем тем, что Нероны взорвали
Палящим дыханьем своим!

Молитесь! Склоняйте колена!
Мне ж крошкой глядит великан.
Всё вздор! Потому что он – пена,
Уж будто б он стал океан?

Да, – веруйте в прах величавый,
В громады пустых пирамид,
Во всё, что прикинулось славой,
Во всё, что так бурно шумит!

Коснея в понятиях диких,
Молюсь я, поверженный ниц,
Не богу героев великих,
А господу маленьких птиц, –

Не богу воинственных станов,
Орудий, мечей и штыков,
Не богу тех злых ураганов,
Что двигают массы полков, –

Не идолу тех, что тревогу
Подъемлют, купаясь в крови,
Но мирному, доброму богу –
Источнику вечной любви, –

Тому, что в поэме вселенной
Зажег, в мирозданья строфах,
Стих первый – любовию в сердце,
Последний – звездой в небесах;

Что пищу дает своим птичкам,
Дарует и мох, и тепло
Их гнездышку с белым яичком,
Чтоб певчее племя росло;

Что, грея соломкою сельской
Семейство Орфеев лесных,
Шлет в лиственной почке апрельской
Мир новый, волшебный для них;

Когда ж это всё оперится,
Излучисто врозь полетит –
Вкруг каждого гнездышка, мнится,
Святое сиянье горит.

Историю мы без препоны
Творим себе – всем напоказ, –
Великие есть Пантеоны,
Огромные храмы у нас.

У нас есть мечи роковые,
И мало ль различных чудес?
У нас – Вавилон, Ниневия,
Гробницы до самых небес.

А что бы осталось? – лишь слезы, –
Когда бы зиждитель миров
Отнять захотел у нас розы,
Когда бы он отнял любовь!

Ребенок пел, играл, вблизи лежала мать,
Едва, едва дыша. Ребяческому пенью
И бедной матери предсмертному хрипенью –
Обоим вдруг тогда мне довелось внимать.

Ребенок – лет пяти. Что он? – Малютка, крошка!
От детских игр его не отгоняйте прочь!
И вот – он целый день был весел у окошка,
Весь день резвился, пел; мать кашляла всю ночь –

И к утру умерла, вздохнув о малолетке,
А он – он принялся опять играть и петь.
Печаль есть зрелый плод, – на слишком слабой ветке
Тяжелому плоду бог не дает созреть.

Выходец из могилы

О, стоны матерей! Вам царь всевышний внемлет.
Птенцов почивших он от вас к себе приемлет,
И птичку милую, им взятую туда,
Низводит к вам с небес на землю иногда.
У неба много тайн. У бога много силы.
Есть к колыбели путь обратный из могилы.

Одна из матерей жила в Блуа. Знаком
Мне был ее большой соседний с нашим дом.
В довольстве родилась, росла, потом вступила
В союз желанный с тем, кого она любила.
У них родился сын. Какая радость! Сын!
И что за колыбель! Шелк! Бархат! Балдахин!
Младенца кормит мать своею грудью нежной,
Всю ночь она полна заботою мятежной,
Не спит, ее глаза горят во тьме ночной, –
К ребенку наклонясь с подушки головой,
Чуть дышит, бедная, чтоб слышать, как он дышит;
Малейший стон его, малейший шорох слышит,
И утром вновь бодра, довольна, весела.

Читать еще:  Вольтер кандид анализ. «Кандид» Вольтера

Вот в кресла кинулась и гордо прилегла
Горячей головой на их косую спинку,
Грудь, полнясь молоком, раздвинула косынку,
Улыбка на устах, и вот – ее дитя!
«Мое сокровище! Мой ангел! Жизнь моя!» –
Бывало, говорит, и целовать у крошки
Начнет те маленькие розовые ножки –
И как целует их! Младенец-херувим
Смеется, голенький, и корчится упрямо,
Визжит и тянется к источникам родным,
И, бережно прижат к местам заповедным,
Притихнул.

Дни бегут. Уж он лепечет «мама».
Растет. Младенца рост так шаток – боже мой!
Он ходит, говорит: он в возраст уж такой
Приходит, где язык – впоследствии привычка –
Едва лишь оперен, бьет крылышком, как птичка,
И пробует лететь, и кое-как летит.
«Вот он! Каков сынок! – родная говорит. –
Ведь он уж учится, он азбуку уж знает, –
Такой понятливый! Всё на лету хватает.
Он – страшный умница и плут большой руки, –
Вообразите, – он уж хочет по-мужски
Одетым быть! О да, вот он о чем хлопочет!
Он и по платьицу быть девочкой не хочет.
Я Библию ему читаю – он за мной
Всё – слово за словом – мне вторит. Ангел мой!»
И мать восхищена, и детскою головкой
Не налюбуется. Обновка за обновкой!
Что день, то радости. Мечтаньями полна
О будущем, она им детски предается.
Какое торжество! Как чувствует она,
Что сердце матери в ее ребенке бьется!
Но дни идут, идут, и вдруг – крутой уступ.
Однажды злейший бич, исчадье ада – круп
Нежданный налетел и, в дом открыв лазейку,
Напал на мальчика, схватил его за шейку
И стал его душить… Тот силится дохнуть –
Не может: воздуху загородила путь
Болезнь проклятая, того и жди – разрушит!
Бедняжку, кажется, и самый воздух душит,
Гортань его хрипит. Во впавших глазках тень
Всё глубже, всё темней, – померкнул ясный день,
Как плод, как ягодка под клевом птицы жадной,
Ребенок вдруг завял. Как вор, как тать нещадный,
Его схватила смерть. Отчаянье кругом!
Гроб, траур, мать, отец, биенье в стену лбом –
И вопль – ужасный вопль. Где мать о сыне плачет,
Там онемей язык! Что слово наше значит?
Всё кончено. Нет слов!

И вот, погружена
В свое отчаянье, недвижная, она
Три месяца сидит. Хоть бы малейший трепет
Был жизни признаком! В устах – несвязный лепет,
Она не ест, не пьет, глаза устремлены
Тупые, мутные – в один кирпич стены.
Тут муж при ней в слезах. Она почти не дышит,
Тень смерти на лице. Зовут ее – не слышит.
Порой лишь в ужасе страданья своего
Шептала скорбная: «Отдайте мне его!»
Врач мужу намекнул тайком, что было б кстати,
Когда б родился брат покойному дитяти,
Что это бы спасло страдалицу; и вот
Проходит день за днем, проходит месяц, год…
Потом несчастная вдруг чувствует в недуге
Под сердцем у себя движенье – и в испуге
Затрепетала вся, бледнеет: «Боже мой!
Нет, нет, я не хочу, чтоб был не тот – другой;
Тот стал бы ревновать, сказал бы: «А! ты любишь
Другого – не меня, его теперь голубишь;
Меня забыла ты, достала мне взамен
Любимца нового, он у твоих колен
Обласкан и согрет, он стал твоя отрада,
А я лежу зарыт в подземной этой мгле.
Мне душно здесь, в гробу, мне холодно в земле». –
Так мать рыдала. – Нет! Я не хочу. Не надо!»
Но день судьбы настал, настал и час родин –
И радостный отец опять воскликнул: сын!
Но он один был рад: несчастная больная
Лежала, прошлое в бреду припоминая;
Новорожденного к ней принесли, – она
Взяла его на грудь, как мрамор холодна,
Почти бесчувственна; она о том ребенке
Всё думой занята, у бедной не пеленки,
А саван на уме, ей тот погибший сын
Всё представляется: бедняжка – там – один.
Но в это время вдруг – о, чудо! Миг блаженный!
Ей голосом того ее новорожденный
Так сладко произнес, как ангелы поют:
«Послушай! Это – я. Не сказывай! Я тут».

Виктор Гюго: биография и творчество писателя

Весь мир знает такие его произведения, как «Собор Парижской Богоматери», «Человек, который смеется», «Отверженные», но почему-то не все интересуются биографией Виктора Гюго. А она не менее интересна, чем его шедевры. Ведь нельзя полностью проникнуться и понять творение великого человека, если не знаете то, что происходило в его жизни в тот момент. Конечно, нельзя в пару страниц вместить полную биографию Виктора Гюго, ведь для этого нужно поместить воспоминания его современников, личные письма, различные дневниковые записи. Поэтому ниже будет представлена история его жизни в обобщенном варианте. Биография и творчество Виктора Гюго будут рассматриваться вместе, потому что важные события, которые происходили в жизни писателя, находили отражение в его произведениях.

Детство и юность писателя

Биографию Виктора Мари Гюго следует начать с даты его рождения. Это было 26 февраля 1802 г. Родители будущего литератора придерживались противоположных политических убеждений, что не могло не сказаться на семейных отношениях. Отец Виктора в годы правления Наполеона получил генеральский чин. Мать мальчика была убежденной роялисткой, яро ненавидевшей Бонапарта и поддерживавшей династию Бурбонов.

Гюго-старший был назначен на пост губернатора Мадрида, и в этом городе родители писателя разошлись. Мать, забрав с собою детей, вернулась в Париж. Благодаря материнскому воспитанию Гюго вырос таким же убежденным роялистом. В своих самых ранних стихотворениях он прославляет Бурбонов. В юношеские годы ему близко классическое направление и влияние аристократического романтизма.

Начало творческого пути и реформа во французской поэзии

Важное место в биографии писателя Виктора Гюго занимает участие в преобразовании поэзии. К 1820 г. юный поэт написал уже достаточное количество стихотворений в любимом направлении классицизма. Но он прочитывает сборник Ламартина, и его произведения производят сильное впечатление. Виктор Гюго, восхищенный Шатобрианом и Ламартином, становится приверженцем романтизма.

И в 1820 г. писатель пытается преобразовать поэзию. В чем же суть его реформы? Теперь героем произведений становится деятельный герой, который участвует в мире, где происходят события, в независимости от желаний человека. Гюго любил использовать яркие динамичные природные пейзажи, писатель стремится найти конфликт в самих природных явлениях, а не только между героями, как это было раньше у Ламартина.

Виктор Гюго призывал отказаться от строгого языка классицизма и писать на языке человеческих чувств. Он смело вводил разговорную лексику, различные термины, устаревшие слова, что значительно помогло обогатить стихотворения.

Теоретизация романтизма

В кратком содержании биографии Виктора Гюго обязательно следует выделить в отдельный пункт его вклад в развитие теории романтизма. Он на протяжении всей своей жизни стремился его осмыслить. Гюго призывал отказаться от высокопарных, строгих форм классицизма, пропагандировал творческую свободу.

Вершиной эпохи французского романтизма стало его «Предисловие к «Кромвелю». Шекспировская драма «Кромвель» в ту эпоху носила новаторский характер, но все равно оставалась недостаточно подходящей для сцены. Но «Предисловие» переломило ход в борьбе двух направлений. В произведении Виктор Гюго рассказывает о своей точке зрения развития литературы. По его мнению, существует три эпохи: время, когда человек создает оды, гимны, то есть лирика; в античную эпоху появляются эпопеи; третий период — это становление христианства.

Именно в последний период, когда показана борьба добра и зла, закономерно появление нового жанра — драмы. В наше время, конечно, такой взгляд на литературное развитие кажется упрощенным и наивным. Но в тот период это имело огромное значение. Эта теория доказывала, что появление романтизма — это естественное явление, которое может показать все контрасты Нового времени.

Создание гротеска

В противопоставление классицизму, который стремился ко всему возвышенному, писатель создал новое направление — гротеск. Это специальное, чрезмерное усиление всего ужасного, некрасивого с одной стороны, а с другой — комического. Новое направление было многообразным, как сама жизнь, и его главной задачей было усиление прекрасного.

Все тенденции, которые были заложены Гюго, стали основными принципами для французских романистов в конце 20-30-х гг. в 19 веке. В драмах, написанных им, закладываются все основные позиции романтизма, которые будут считаться эталоном для французской драматургии.

Читать еще:  Цитаты юмористические. Высказывания о жизни смешные

«Собор Парижской Богоматери»

1831 г. — это важная дата в биографии Виктора Гюго. Это дата связана с написанием им великого произведения «Собор Парижской Богоматери». В романе поднимается тема перехода человека от аскетизма (отказа ото всех человеческих радостей) к гуманизму. Эсмеральда является отражением гуманного общества, которому не чужды прелести земной жизни. Для создания образа прекрасной цыганки писатель применяет гротеск, помещая героиню в низшее общество, на фоне которого она выделялась красотой и добротой.

Представителем аскетизма в романе был Клод Фролло. Он презирал все чувства, не любил людей, тем не менее он не смог совладать со своей страстью к Эсмеральде. Но эта страсть носила разрушительный характер, и не принесла им счастья. Для создания образа Квазимодо гротеск использовался в больших масштабах. В произведении он описывается как настоящий уродец, похожий на химеру, которые украшают собор.

Квазимодо является душой этого места, а в романе «Собор Парижской Богоматери» является символом народа. Конец этой истории вполне предсказуем — Эсмеральда и Квазимодо погибают. И этой развязкой писатель хотел показать, что несмотря на все сопротивление аскетизма, на его место придет эпоха гуманизма.

Изгнание из Франции

В 1848 г. Виктор Гюго участвует в Февральской революции и отказывается поддержать государственный переворот Луи Бонапарта, который провозгласил себя Наполеоном Третьим. В связи с этими событиями Гюго вынужден покинуть Францию. Теперь в его произведениях все больше чувствуется политическая направленность, все чаще звучат обличительные речи. Теперь он стремится в своем творчестве отразить современную действительность, при этом остается верным направлению романтизма.

Разоблачение нового императора в творчестве

В Бельгии Гюго пишет памфлет, направленный против Наполеона Третьего. В понимании писателя — это личность, ничем не заслужившая того общественного положения, которое занимает. Новый император в глазах Гюго был пустым, ограниченным и даже вульгарным человеком. Конечно, следуя всем канонам романтизма, Виктор Гюго преувеличил историческое значение Наполеона Третьего. Что и создало впечатление того, что новый правитель переделывает историю, как ему заблагорассудится.

Находясь на острове Джерси, романист продолжает разоблачать в своих творениях Луи Бонапарта в своем сборнике «Возмездие». До этого Гюго был знаменит своими восхитительными стихотворениями о природе. Но в тот период все раздражало его, в том числе и природа, все казались ему соучастниками Наполеона Третьего. Но вместе с тем, поэт дает довольно точные и меткие характеристики политическим деятелям того времени.

«Отверженные»

Огромное значение в биографии Виктора Гюго имеет вершина его творчества — это роман «Отверженные». Этот литературный шедевр создавался в течение 20 лет. Свет его увидел только в 1862 г. В своем романе-эпопее Гюго старался отразить всю окружавшую его действительность. Эксплуатация человека человеком, несправедливый суд, политические катастрофы, революции — все это присутствует в «Отверженных».

Каждое значительное событие рассматривается с точки зрения простого народа, и следует отметить, что главные герои — это не знатные люди или видные общественные деятели. Это представители низших слоев общества, которых обычно отвергают и не замечают. Все образы персонажей взяты Гюго из реальной жизни, у некоторых имелись реальные прототипы.

В романе автор выступает на стороне социальной революции. Одной из важных составляющих «Отверженных» является предоставление таких же прав низшим членам общества наравне с обеспеченными гражданами. Но в то же время, не менее важное значение имела духовная революция. По мнению Гюго, одно светлое событие, которое станет откровением, способно превратить злодея в доброго человека. В «Отверженных», как и в «Соборе Парижской Богоматери», показана борьба человека с роком. В борьбе с несправедливым законом торжествует моральный закон добра.

Возвращение во Францию

4 сентября 1870 г. в тот день, когда Франция была провозглашена Республикой, Виктор Гюго возвращается обратно. В столице общество принимает его как народного героя. В этот период он принимает активное участие в оказании сопротивления прусским захватчикам.

В 1872 г. Виктор Гюго выпускает сборник стихотворений «Грозный Год», который является дневником, написанным в стихах. В нем, кроме произведений, в которых разоблачается император, появляются и лирические стихи. В 1885 г. в самом зените славы не стало великого французского поэта и писателя Виктора Гюго.

Вклад писателя в литературу

Вклад писателя в развитие литературы был огромным — он создавал не только прекрасные произведения, но и занимался теоретическими вопросами. Он стремился вывести французскую поэзию, драматургию на совершенно другой уровень. Литературные принципы, созданные им, на долгие годы стали канонами для других писателей.

Но зачем нужна краткая биография Виктора Гюго для детей? Конечно, политическая подоплека в его творчестве и более глубокое изучение социальных проблем ребятам еще недоступно. Но в его творениях имеются принципы гуманного отношения человека ко всему живому, есть нравственное начало и победа добра.

Виктор Гюго — это одна из величайших личностей, которые были во французской и мировой литературе. Он не только активно развивал поэзию и драматургию, но и участвовал в общественной жизни. И до конца Гюго оставался верен принципам, которые ставили выше всего свободу человека и победу доброго начала.

Виктор Гюго — биография, информация, личная жизнь

Виктор Гюго

Виктор Мари Гюго (фр. Victor Marie Hugo). Родился 26 февраля 1802 года в Безансоне — умер 22 мая 1885 года в Париже. Французский писатель, поэт, драматург, глава и теоретик французского романтизма. Член Французской академии (1841).

Виктор Гюго был младшим из трёх братьев (старшие — Абель, (1798-1865) и Евгений, (1800-1837)). Отец писателя, Жозеф Леопольд Сигисбер Гюго (1773-1828), стал генералом наполеоновской армии, его мать Софи Требюше (1772-1821) — дочь нантского судовладельца, была роялисткой-вольтерьянкой.

Раннее детство Гюго протекает в Марселе, на Корсике, на Эльбе (1803-1805), в Италии (1807), в Мадриде (1811), где проходит служебная деятельность его отца, и откуда семья каждый раз возвращается в Париж. Путешествия оставили глубокое впечатление в душе будущего поэта и подготовили его романтическое миросозерцание.

В 1813 году мать Гюго, Софи Требюше, имевшая любовную связь с генералом Лагори, разошлась с мужем и обосновалась с сыном в Париже.

С 1814 по 1818 год учился в Лицее Людовика Великого. В 14 лет начал творческую деятельность. Пишет свои неопубликованные трагедии: «Yrtatine», которую посвящает своей матери, и «Athelie ou les scandinaves», драму «Louis de Castro», переводит Вергилия, в 15 лет уже получает почётный отзыв на конкурсе Академии за стихотворение «Les avantages des études», в 1819 — две премии на конкурсе «Jeux Floraux» за поэмы «Верденские девы» (Vierges de Verdun) и оду «На восстановление статуи Генриха IV» (Rétablissement de la statue de Henri III), положившие начало его «Легенде веков»; затем печатает ультрароялистическую сатиру «Телеграф», впервые обратившую на него внимание читателей. В 1819-1821 издаёт Le Conservateur littéraire, литературнoe приложение к роялистическому католическому журналу Le Conservateur. Заполняя сам под различными псевдонимами своё издание, Гюго опубликовал там «Оду на смерть герцога Беррийского», надолго установившую за ним репутацию монархиста.

В октябре 1822 года Гюго женился на Адель Фуше (1803-1868), в этом браке родилось пятеро детей:

Леопольд (1823-1823)
Леопольдина, (1824-1843)
Шарль, (1826-1871)
Франсуа-Виктор, (1828-1873)
Адель (1830-1915).

В 1823 году был опубликован роман Виктора Гюго «Ган Исландец» (Han d’Islande), получивший сдержанный приём. Хорошо аргументированная критика Шарля Нодье привела к встрече и дальнейшей дружбе между ним и Виктором Гюго. Вскоре после этого прошло собрание в библиотеке Арсенала, — колыбели романтизма, — которое оказало большое влияние на развитие творчества Виктора Гюго. Их дружба продлится с 1827 по 1830 годов, когда Шарль Нодье станет всё более критично высказываться по поводу произведений Виктора Гюго. Примерно в этот период Гюго возобновляет отношения со своим отцом и пишет поэмы «Ода моему отцу» (Odes à mon père, 1823), «Два острова» (1825) и «После битвы» (Après la bataille). Его отец скончался в 1828 году.

Пьеса Гюго «Кромвель» (Cromwell), написанная специально для великого актёра французской революции Франсуа-Жозефа Тальма и опубликованная в 1827 году, вызвала бурные споры. В предисловии к драме автор отвергает условности классицизма, особенно единство места и времени, и закладывает основы романтической драмы.

Семья Гюго часто устраивает в своем доме приёмы и устанавливает дружеские отношения с Сент-Бёвом, Ламартином, Мериме, Мюссе, Делакруа. С 1826 по 1837 год семья часто проживает в Шато де Рош, в Бьевре, поместье Бертьена л’Эне, редактора Journal des débats. Там Гюго встречается с Берлиозом, Листом, Шатобрианом, Джакомо Мейербером; составляет сборники поэм «Восточные мотивы» (Les Orientales, 1829) и «Осенние листья» (Les Feuilles d’automne, 1831). Тема «Восточных мотивах» — Греческая война за независимость, где Гюго выступает в поддержку родины Гомера. В 1829 году выходит «Последний день приговорённого к смерти» (Dernier Jour d’un condamné), в 1834 — «Клод Ге» (Claude Gueux). В этих двух коротких романах Гюго выражает своё отрицательное отношение к смертной казни. Роман «Собор Парижской Богоматери» был опубликован в 1831 году.

Читать еще:  Номер регины тодоренко. Регина Тодоренко

С 1830 по 1843 год Виктор Гюго работает почти только для театра, тем не менее, он публикует в это время несколько сборников поэтических произведений: «Осенние листья» (Les Feuilles d’automne, 1831), «Песни сумерек» (Les Chants du crépuscule, 1835), «Внутренние голоса» ( Les Voix intérieures, 1837), «Лучи и тени» (Les Rayons et les Ombres, 1840). В «Песнях сумерек» Виктор Гюго возвеличивает с великим восхищением Июльскую революцию 1830 года.

Уже в 1828 году он поставил свою раннюю пьесу «Эми Робсарт». 1829 — это год создания пьесы «Эрнани» (первая постановка в 1830 году), которая стала поводом литературных баталий между представителями старого и нового искусства.

Ярым защитником всего нового в драматургии выступил Теофиль Готье, c воодушевлением воспринявший это романтическое произведение. Эти споры остались в истории литературы под названием «битва за „Эрнани“». «Марион Делорм», запрещённая в 1829 году, была поставлена в театре «Порт-Сен-Мартен»; «Король забавляется» — в «Комеди Франсэз» в 1832 году (снята с репертуара и запрещена сразу же после премьеры, возобновлена только спустя 50 лет); эта пьеса была также запрещена, что побудило Виктора Гюго написать следующее предисловие к первоначальному изданию 1832 года, которое начиналось так: «Появление этой драмы на сцене театра дало основание неслыханным действиям со стороны правительства.

На следующий день после первого представления автор получил записку от мсье Жуслена де ла Саля, директора сцены в «Театр-Франсе». Вот её точное содержание: «Сейчас десять часов тридцать минут, и я получил распоряжение остановить представление пьесы „Король забавляется“. Мне передал это распоряжение мсье Тэлор от лица министра». Это было 23 ноября. Тремя днями позже — 26 ноября Виктор Гюго обратился с письмом к главному редактору газеты «Le National», в котором говорилось: «Мсье, меня предупредили, что часть благородной учащейся молодежи и художников собирается сегодня вечером или завтра явиться в театр и требовать показа драмы „Король забавляется“, а также протестовать против неслыханного акта произвола, из-за которого пьеса была закрыта. Я надеюсь, мсье, что есть другие средства наказать эти незаконные действия, и я их употреблю. Позвольте мне воспользоваться вашей газетой для поддержки друзей свободы, искусства и мысли, и не допустить жестоких выступлений, которые могут привести к бунту, столь желаемому правительством в течение долгого времени. С глубоким уважением, Виктор Гюго. 26 ноября 1832 года».

В 1841 году Гюго избран во Французскую академию, в 1845 году получил звание пэра. В 1848 году избран в Национальное собрание. Гюго был противником государственного переворота 1851 года и после провозглашения Наполеона III императором находился в изгнании. В 1870 году вернулся во Францию, а в 1876 году был избран сенатором.

Как и на многих молодых писателей его эпохи, на Гюго большое влияние оказал Франсуа Шатобриан, известная фигура в литературном течении романтизма и выдающаяся фигура Франции начала XIX века. В молодости Гюго решил быть «Шатобрианом или никем», и что его жизнь должна соответствовать жизни его предшественника. Как и Шатобриан, Гюго будет содействовать развитию романтизма, будет иметь весомое место в политике как лидер республиканизма, и будет сослан в ссылку благодаря своим политическим позициям.

Рано зародившаяся страсть и красноречие первых работ Гюго принесли ему успех и славу на ранних годах его жизни. Его первый поэтический сборник «Оды и разные стихи» (Odes et poésies diverses) был опубликован в 1822 году, когда Гюго было только 20 лет. Королём Людовиком XVIII было пожаловано ежегодное денежное содержание для писателя. Хотя стихами Гюго восхищались из-за их спонтанного пыла и беглости, за этим собранием сочинений последовало собрание «Оды и баллады» — Odes et Ballades, написанное в 1826 году, через четыре года после первого триумфа. Odes et Ballades представило Гюго как великолепного поэта, настоящего мастера лирики и песни.

Первая зрелая работа Виктора Гюго в жанре художественной литературы «Последний день приговорённого к смерти» была написана в 1829 году и отразила острое социальное сознание писателя, что продолжилось в его последующих работах. Повесть Le Dernier jour d’un condamné (Последний день приговорённого к смерти) оказала большое влияние на таких писателей как Альбер Камю, Чарльз Диккенс и Ф. М. Достоевский. Claude Gueux, короткая документальная история о реально существовавшем убийце, казнённом во Франции, увидела свет в 1834 и впоследствии была расценена самим Гюго как предвестник его великолепной работы о социальной несправедливости Отверженные. Но первым полноценным романом Гюго станет невероятно успешный Notre-Dame de Paris (Собор Парижской Богоматери), который был опубликован в 1831 году и быстро переведён на многие языки по всей Европе. Одним из эффектов романа было привлечение внимания к запустелому Собору Парижской Богоматери, который стал привлекать тысячи туристов, прочитавших популярный роман. Книга также содействовала возрождению уважения к старым зданиям, которые сразу после этого стали активно беречь.

Гюго умер 22 мая 1885 года в возрасте 83 лет от пневмонии. Церемония похорон продолжалась десять дней. В его похоронах участвовало около миллиона человек. После пышных национальных похорон его прах был помещён в Пантеоне.

Поэзия Виктора Гюго:

Оды и поэтические опыты (Odes et poésies diverses, 1822)
Оды (Odes, 1823)
Новые оды (Nouvelles Odes, 1824)
Оды и баллады (Odes et Ballades, 1826)
Восточные мотивы (Les Orientales, 1829)
Осенние листья (Les Feuilles d’automne, 1831)
Песни сумерек (Les Chants du crépuscule, 1835)
Внутренние голоса (Les Voix intérieures, 1837)
Лучи и тени (Les Rayons et les ombres, 1840)
Возмездие (Les Châtiments, 1853)
Созерцания (Les Contemplations, 1856)
Песни улиц и лесов (Les Chansons des rues et des bois, 1865)
Грозный год (L’Année terrible, 1872)
Искусство быть дедом (L’Art d’être grand-père, 1877)
Папа (Le Pape, 1878)
Революция (L’Âne, 1880)
Четыре ветра духа (Les Quatres vents de l’esprit, 1881)
Легенда веков (La Légende des siècles, 1859, 1877, 1883)
Конец Сатаны (La fin de Satan, 1886)
Бог (Dieu, 1891)
Все струны лиры (Toute la lyre, 1888, 1893)
Мрачные годы (Les années funestes, 1898)
Последний сноп (Dernière Gerbe, 1902, 1941)
Океан (Océan. Tas de pierres, 1942)

Драматургия Виктора Гюго:

Инес де Кастро (Inez de Castro, 1819/1820)
Кромвель (Cromwell, 1827)
Эми Робсарт (Amy Robsart, 1828, опубликована 1889)
Марион Делорм (Marion de Lorme, 1829)
Эрнани (Hernani, 1829)
Король забавляется (Le roi s’amuse, 1832)
Лукреция Борджиа (Lucrèce Borgia, 1833)
Мария Тюдор (Marie Tudor, 1833)
Анджело, тиран Падуанский (Angelo, tyran de Padoue, 1835)
Рюи Блаз (Ruy Blas, 1838)
Бургграфы (Les Burgraves, 1843)
Торквемада (Torquemada, 1882)
Свободный театр. Малые пьесы и фрагменты (Théâtre en liberté, 1886).

Романы Виктора Гюго:

Ган Исландец (Han d’Islande, 1823)
Бюг-Жаргаль (Bug-Jargal, 1826)
Последний день приговорённого к смерти (Le Dernier jour d’un condamné, 1829)
Собор Парижской Богоматери (Notre-Dame de Paris, 1831)
Клод Гё (Claude Gueux, 1834)
Отверженные (Les Misérables, 1862)
Труженики моря (Les Travailleurs de la Mer, 1866)
Человек, который смеётся (L’Homme qui rit, 1869)
Девяносто третий год (Quatrevingt-treize, 1874).

Публицистика и эссе Виктора Гюго:

Этюд о Мирабо (Étude sur Mirabeau, 1834)
Литературные и философские опыты (Littérature et philosophie mêlées, 1834)
Рейн. Письма к другу (Le Rhin, 1842)
Наполеон Малый (Napoléon le Petit, 1852)
Письма Луи Бонапарту (Lettres à Louis Bonaparte, 1855)
Вильям Шекспир (William Shakespeare, 1864)
Париж (Paris-Guide, 1867)
Голос с Гернси (La voix de Guernsey, 1867)
До изгнания (Avant l’exil, 1875)
Во время изгнания (Pendant l’exil, 1875)
После изгнания (Depuis l’exil, 1876, 1889)
История одного преступления (Histoire d’un crime, 1877-1878)
Фанатики и религия (Religions et religion, 1880)
Мой сын (Mes Fils, 1874)
Архипелаг Ла Манш (L’Archipel de la Manche, 1883)
Что я видел (Choses vues, 1887, 1900)
Альпы и Пиренеи (Alpes et Pyrénées, 1890)
Франция и Бельгия (France et Belgique, 1892)
Послесловие к моей жизни (Post-scriptum de ma vie, 1901).

Источники:

http://www.libfox.ru/589892-viktor-gyugo-stihotvoreniya.html
http://www.syl.ru/article/326894/viktor-gyugo-biografiya-i-tvorchestvo-pisatelya
http://stuki-druki.com/authors/Gugo.php

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector