0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Грин Александр. Алые паруса

Грин Александр. Алые паруса

Лонгрен, матрос «Ориона», крепкого трехсоттонного брига[1], на котором он прослужил десять лет и к которому был привязан сильнее, чем иной сын к родной матери, должен был наконец покинуть эту службу.

Это произошло так. В одно из его редких возвращений домой он не увидел, как всегда еще издали, на пороге дома свою жену Мери, всплескивающую руками, а затем бегущую навстречу до потери дыхания. Вместо нее у детской кроватки – нового предмета в маленьком доме Лонгрена – стояла взволнованная соседка.

– Три месяца я ходила за нею, старик, – сказала она, – посмотри на свою дочь.

Мертвея, Лонгрен наклонился и увидел восьмимесячное существо, сосредоточенно взиравшее на его длинную бороду, затем сел, потупился и стал крутить ус. Ус был мокрый, как от дождя.

– Когда умерла Мери? – спросил он.

Женщина рассказала печальную историю, перебивая рассказ умильным гульканием девочке и уверениями, что Мери в раю. Когда Лонгрен узнал подробности, рай показался ему немного светлее дровяного сарая, и он подумал, что огонь простой лампы – будь теперь они все вместе, втроем – был бы для ушедшей в неведомую страну женщины незаменимой отрадой.

Месяца три назад хозяйственные дела молодой матери были совсем плохи. Из денег, оставленных Лонгреном, добрая половина ушла на лечение после трудных родов, на заботы о здоровье новорожденной; наконец потеря небольшой, но необходимой для жизни суммы заставила Мери попросить в долг денег у Меннерса. Меннерс держал трактир, лавку и считался состоятельным человеком.

Мери пошла к нему в шесть часов вечера. Около семи рассказчица встретила ее на дороге к Лиссу. Заплаканная и расстроенная, Мери сказала, что идет в город заложить обручальное кольцо. Она прибавила, что Меннерс соглашался дать денег, но требовал за это любви. Мери ничего не добилась.

«У нас в доме нет даже крошки съестного, – сказала она соседке. – Я схожу в город, и мы с девочкой перебьемся как-нибудь до возвращения мужа».

В этот вечер была холодная, ветреная погода; рассказчица напрасно уговаривала молодую женщину не ходить в Лисс к ночи. «Ты промокнешь, Мери, накрапывает дождь, а ветер, того и гляди, принесет ливень».

Взад и вперед от приморской деревни в город составляло не менее трех часов скорой ходьбы, но Мери не послушалась советов рассказчицы. «Довольно мне колоть вам глаза, – сказала она, – и так уж нет почти ни одной семьи, где я не взяла бы в долг хлеба, чаю или муки. Заложу колечко, и кончено». Она сходила, вернулась, а на другой день слегла в жару и бреду; непогода и вечерняя изморось сразила ее двухсторонним воспалением легких, как сказал городской врач, вызванный добросердной рассказчицей. Через неделю на двуспальной кровати Лонгрена осталось пустое место, а соседка переселилась в его дом нянчить и кормить девочку. Ей, одинокой вдове, это было не трудно.

– К тому же, – прибавила она, – без такого несмышленыша скучно.

Лонгрен поехал в город, взял расчет, простился с товарищами и стал растить маленькую Ассоль. Пока девочка не научилась твердо ходить, вдова жила у матроса, заменяя сиротке мать, но лишь только Ассоль перестала падать, занося ножку через порог, Лонгрен решительно объявил, что теперь он будет сам все делать для девочки, и, поблагодарив вдову за деятельное сочувствие, зажил одинокой жизнью вдовца, сосредоточив все помыслы, надежды, любовь и воспоминания на маленьком существе.

Десять лет скитальческой жизни оставили в его руках очень немного денег. Он стал работать. Скоро в городских магазинах появились его игрушки – искусно сделанные маленькие модели лодок, катеров, однопалубных и двухпалубных парусников, крейсеров, пароходов – словом, того, что он близко знал, что, в силу характера работы, отчасти заменяло ему грохот портовой жизни и живописный труд плаваний. Этим способом Лонгрен добывал столько, чтобы жить в рамках умеренной экономии. Малообщительный по натуре, он после смерти жены стал еще замкнутее и нелюдимее. По праздникам его иногда видели в трактире, но он никогда не присаживался, а торопливо выпивал за стойкой стакан водки и уходил, коротко бросая по сторонам: «да», «нет», «здравствуйте», «прощай», «помаленьку» – на все обращения и кивки соседей. Гостей он не выносил, тихо спроваживая их не силой, но такими намеками и вымышленными обстоятельствами, что посетителю не оставалось ничего иного, как выдумать причину, не позволяющую сидеть дольше.

Читать еще:  Салтыков-щедрин михаил евграфович. Военная служба

Сам он тоже не посещал никого; таким образом меж ним и земляками легло холодное отчуждение, и будь работа Лонгрена – игрушки – менее независима от дел деревни, ему пришлось бы ощутительнее испытать на себе последствия таких отношений. Товары и съестные припасы он закупал в городе – Меннерс не мог бы похвастаться даже коробком спичек, купленным у него Лонгреном. Он делал также сам всю домашнюю работу и терпеливо проходил несвойственное мужчине сложное искусство ращения девочки.

Ассоль было уже пять лет, и отец начинал все мягче и мягче улыбаться, посматривая на ее нервное, доброе личико, когда, сидя у него на коленях, она трудилась над тайной застегнутого жилета или забавно напевала матросские песни – дикие ревостишия[2]. В передаче детским голосом и не везде с буквой «р» эти песенки производили впечатление танцующего медведя, украшенного голубой ленточкой. В это время произошло событие, тень которого, павшая на отца, укрыла и дочь.

Была весна, ранняя и суровая, как зима, но в другом роде. Недели на три припал к холодной земле резкий береговой норд.

Рыбачьи лодки, повытащенные на берег, образовали на белом песке длинный ряд темных килей, напоминающих хребты громадных рыб. Никто не отваживался заняться промыслом в такую погоду. На единственной улице деревушки редко можно было увидеть человека, покинувшего дом; холодный вихрь, несшийся с береговых холмов в пустоту горизонта, делал открытый воздух суровой пыткой. Все трубы Каперны дымились с утра до вечера, трепля дым по крутым крышам.

Но эти дни норда выманивали Лонгрена из его маленького теплого дома чаще, чем солнце, забрасывающее в ясную погоду море и Каперну покрывалами воздушного золота. Лонгрен выходил на мостик, настланный по длинным рядам свай, где, на самом конце этого дощатого мола, подолгу курил раздуваемую ветром трубку, смотря, как обнаженное у берегов дно дымилось седой пеной, еле поспевающей за валами, грохочущий бег которых к черному, штормовому горизонту наполнял пространство стадами фантастических гривастых существ, несущихся в разнузданном свирепом отчаянии к далекому утешению. Стоны и шумы, завывающая пальба огромных взлетов воды и, казалось, видимая струя ветра, полосующего окрестность, – так силен был его ровный пробег, – давали измученной душе Лонгрена ту притупленность, оглушенность, которая, низводя горе к смутной печали, равна действием глубокому сну.

В один из таких дней двенадцатилетний сын Меннерса, Хин, заметив, что отцовская лодка бьется под мостками о сваи, ломая борта, пошел и сказал об этом отцу. Шторм начался недавно; Меннерс забыл вывести лодку на песок. Он немедленно отправился к воде, где увидел на конце мола, спиной к нему стоявшего, куря, Лонгрена. На берегу, кроме их двух, никого более не было. Меннерс прошел по мосткам до середины, спустился в бешено-плещущую воду и отвязал шкот; стоя в лодке, он стал пробираться к берегу, хватаясь руками за сваи. Весла он не взял, и в тот момент, когда, пошатнувшись, упустил схватиться за очередную сваю, сильный удар ветра швырнул нос лодки от мостков в сторону океана. Теперь даже всей длиной тела Меннерс не мог бы достичь самой ближайшей сваи. Ветер и волны, раскачивая, несли лодку в гибельный простор. Сознав положение, Меннерс хотел броситься в воду, чтобы плыть к берегу, но решение его запоздало, так как лодка вертелась уже недалеко от конца мола, где значительная глубина воды и ярость валов обещали верную смерть. Меж Лонгреном и Меннерсом, увлекаемым в штормовую даль, было не больше десяти сажен еще спасительного расстояния, так как на мостках под рукой у Лонгрена висел сверток каната с вплетенным в один его конец грузом. Канат этот висел на случай причала в бурную погоду и бросался с мостков.

Алые паруса

Александр Грин создал в своих произведениях свой особенный мир. В этом мире веет ветер дальних странствий, его населяют добрые, смелые, веселые люди. А в залитых солнцем гаванях с романтическими названиями — Лисс, Зурбаган, Гель-Гью — прекрасные девушки поджидают своих женихов. В этот мир — чуть приподнятый над нашим, одновременно фантастический и реальный, мы и приглашаем читателей.

Читать еще:  Музыкальный лад. Мажорный лад

Александр Грин «Алые Паруса»

Александр Грин за свою долгую писательскую карьеру написал около 400 книг! Сказка «Алые паруса» — самое известное его произведение. После публикации, 1923 год, книга пользовалась успехом.

В те трудные послереволюционные годы людям так необходима была надежда, что всё будет хорошо! Суперпопулярность сказка-феерия получила в 1960–1970 годах.

Именем главной героини, Ассоль, называли пионерские дома отдыха, кафешки, магазины, кинотеатры и многие другие заведения. Затем интерес к книге немного утих. А, зря! Это произведение, независимо от времени, актуально всегда. Ведь мечтать дети не перестанут никогда!

Краткое содержание

Жил-был на свете моряк по имени Лонгрен. Односельчане недолюбливали его, да и сам Лонгрен относился к ним прохладно. Виной таким отношениям послужил один случай. В сильный шторм лодку Меннерса унесло в открытое море и он стал звать на помощь. Слышал его находившийся неподалёку Логрен.

Он не только не поспешил Меннерсу на помощь, но и продолжал спокойно наблюдать, как тот погибает. Спустя шесть дней, потерпевшего бедствие рыбака подобрали. Перед смертью он обвинил Лонгрена в неоказании помощи. Не сказал он лишь об одном.

Пять лет назад только что родившая жена Лонгрена пришла занять у него немного денег, но Меннерс лишь посмеялся над бедной женщиной. Мери в дождь и сильный ветер пришлось идти в город, чтобы заложить своё обручальное кольцо. Женщина простудилась и умерла.

Лонгрен не забыл об этом и при удобном случае отомстил Меннерсу. Односельчане возненавидели и его, и его ни в чём не повинную дочурку Ассоль. Лонгрен больше не мог заниматься рыболовством и стал зарабатывать на жизнь изготовлением игрушек.

Один раз он отправил дочь продать кораблик с шёлковыми алыми парусами. По дороге девочка стала играть и пустила лодочку по бегущему ручью. Если бы не подоспевший вовремя сказочник Эгль, то она бы потеряла игрушку.

Добрый Эгль, глядя на Ассоль, сказал ей, что когда-нибудь к ней приплывёт настоящий парусник с алыми парусами и она выйдет замуж за принца, который увезёт её в сказочную страну. Впечатлительная Ассоль поверила в это. Скоро слух о том, что её якобы заберёт заморский принц разлетелся по всей округе.

С девочкой и так никто не хотел дружить, а теперь и вовсе стали считать Ассоль сумасшедшей. В это время на другом конце земли жил Артур Грей, мальчик, мечтавший о море и своей яхте. Он вырос в богато семье, но захотел своим трудом и бесстрашием добиваться поставленных целей.

Судьбы Артура Грея и Ассоль однажды переплетутся, но об этой удивительной встрече вы должны прочитать сами. Сказка Александра Грина «Алые паруса» на нашем сайте в свободном доступе!

«Ассоль» — это книга, которую нужно прочитать всем подросткам!

Что читать в подростковом возрасте? Наверняка многие согласятся, что в этом возрасте душа кипит надеждами и мечтаниями. Ты уже не ребёнок и не веришь сказкам, но как никогда хочется верить в чудеса.

Книга «Алые паруса» Александра Грина — это произведение, которое нужно прочитать всему подрастающему поколению, особенно девочкам. Эта романтическая книга дарит светлые чувства и наполняет уверенностью, что в твоей жизни будут свои «алые паруса»!

Основная мысль фееричной повести — это никогда не сдаваться, следовать своим мечтам и прилагать для их осуществления усилия! Если мы не будем надеяться, то останемся на всю жизнь закоренелыми циниками.

Несладкая история любви автора «Алых парусов» Александра Грина

Наверное, тому, кто обрёл идеальную любовь, не дано написать о ней книги. Тот, кто нашёл такую любовь, знает, что в ней слишком много бытовых деталей, различия характеров и постепенного привыкания, которое потом и даст идеальный союз. Потому байки о великой любви сочиняют те романтические люди, которые далеки от неё.

Жизнь Александра Грина просто иллюстрация к тому, что романтические сказки губят людей, а настоящая любовь растёт, как и всякий прекрасный цветок, из грубой земли, а не из радужной фантастической почвы, состоящей сплошь из кусочков облаков и крыльев бабочек.

Первая любовь

Романтичный юноша в шестнадцать лет уходит из дома, чтобы стать моряком. Море, как главная мечта, навсегда останется главным мотивом в его книгах. Однако, неуживчивый характер и нелюбовь к монотонному труду привели к тому, что Грин оставил морскую службу. Он перепробовал много профессий (среди которых и не менее романтичное золотоискательство на Урале), пока беспокойный характер не привёл его в партию эсеров бороться с существующим строем.

Читать еще:  К уроку музыки. Жанры музыкальных произведений VI

Там происходит встреча, которую он описал в рассказе «Маленький комитет», встреча с его первой яркой любовью – революционеркой Екатериной Бирбегаль по прозвищу Киска. О характере их взаимоотношений судить сложно, тем более, что мы большей частью опираемся на воспоминания первой жены Александра Грина, которая при описании этих отношений больше всего сосредоточилась на идеологических расхождениях между ними.

В том же 1903-ом году, когда состоялось знакомство, Грина арестовывают и освобождают по амнистии только в 1905-ом. Он сразу едет к Кате, однако та вовсе не спешит стать его женой. В январе 1906-го следует ссора, которую невозможно не упомянуть в любой биографии Грина, потому что Грин стреляет из дамского револьвера (какой был) в сердце возлюбленной.

Судьба сохранила и его, и девушку. Романтическая любовь закончилась тем, что из груди Киски извлекли пулю и она не выдала стрелявшего, хотя, само собой, встречаться с ним отказалась наотрез. Стал бы Грин стараться покорить возлюбленную вторично, Бог весть, но свобода оказалась недолгой: Грина снова арестовывают.

Первый брак

Поначалу передачи Грину носила его сводная сестра Наталья, но через пару месяцев ей надо было уезжать, и она воспользовалась принятой на тот момент системой «тюремных невест», когда некая девушка носит передачи заключённому, выдавая себя за его невесту. Таковая была найдена – дочь состоятельного чиновника Вера Павловна Абрамова.

Заключение оказалось недолгим, в мае 1906-ого года Грин бежал и… завёл настоящие отношения со своей фиктивной невестой. Её состоятельный отец сильно возражал, считая Грина охотником за наследством. Но сам Грин уже жил под фальшивым паспортом и постепенно становился известным литератором, выпуская произведения сперва по заданию партии эсеров, затем и собственные.

На то, что Веру Павловну Грин любил указывает хотя бы то, что он повсюду таскал с собой, как талисман, её портрет, несмотря на то, что уже был женат на других. Но и эти отношения, которые начались с романтики (побег, фиктивная невеста становится настоящей) не смогли выдержать иных романтических испытаний – а именно богемного образа жизни и известности Александра Грина. Впоследствии Вера вспоминала его кутежи. Она поехала с ним в ссылку, когда выяснилось, что Грин живёт по подложным документам и его снова арестовали, но не смогла жить с ним и после его официального освобождения. Остепениться Грин не мог.

«Алые паруса»

Многие считают, что прообразом Ассоль стала Нина Грин, потому что именно ей Александр посвятил свою повесть, жанр которой обозначил как «феерия». Но на самом деле он начал повесть намного раньше и ещё в 1919-ом году рукопись «Парусов» была в его вещах, когда его призвали в Красную армию, где он заболел сыпным тифом. Кто же была Ассоль? Уж точно вряд ли Мария Долидзе, брак с которой продержался всего несколько месяцев, о котором нам известно только то, что она хотела получить «спокойного, бытового мужа», кем Грин точно не являлся.

Несомненно, он вывел себя в образе Артура Грэя, с кем у писателя совпадают не только инициалы и цветовой символизм фамилий (grey – серый, green – зелёный), но и который исполнил детскую мечту стать капитаном. Ассоль так и остался собирательным образом девушки, мечту которой он хочет исполнить. Хотя на самом деле это он сам искал романтическую любовь.

Его Ассолью стала Нина Николаевна Миронова, которую он впервые увидел в редакции газеты «Петроградское эхо» и забыл об этой встрече на три года. Вторая встреча состоялась при совсем неромантичных обстоятельствах: нуждающаяся Нина распродавала свои вещи. Пара стала жить вместе и вскоре Грин настоял на том, чтобы они поженились.

Грин так и не стал образцовым мужем. Он проматывал за один раз большой гонорар или в момент, когда денег не было вовсе продавал пальто, чтобы порадовать любимую. Но она была той, кого только умиляла его порывистость, его жизнь одним днём, и она ценила, что он готов принести будущее в жертву, лишь бы на короткий миг воплотить мечту.

А каковы ваши впечатления от прочтения романтического произведения Александра Грина «Алые паруса»? Делитесь в комментариях!

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=10858&p=1
http://online-knigi.com/kniga/10858/alye-parusa
http://zen.yandex.ru/media/id/5a64be621aa80cf4383e14f5/5c27bea6e5e73b00aad04762

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector