0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Джон Леннон. Настоящая жизнь напоказ

The Jizn

Джон Леннон: правила жизни

Джон Леннон прожил короткую, но чрезвычайно яркую, плодотворную и насыщенную жизнь. Он оставил потомкам не только неоценимое музыкальное наследие, но и свою особую философию. 1. Любовь — это все, что вам нужно, но она требует усилий. Любовь — это как прекрасное растение. Вы не можете просто принять его, засунуть в шкаф и думать, что оно […]

Джон Леннон прожил короткую, но чрезвычайно яркую, плодотворную и насыщенную жизнь. Он оставил потомкам не только неоценимое музыкальное наследие, но и свою особую философию.

1. Любовь — это все, что вам нужно, но она требует усилий.

Любовь — это как прекрасное растение. Вы не можете просто принять его, засунуть в шкаф и думать, что оно будет там расти само по себе. Вы должны его поливать. Вы должны действительно заботиться о нем и лелеять каждый день.

Любовь похожа на цветок — вы должны позволить ему вырасти.

2. Если мы хотим мира, мы можем объявить его прямо сейчас.

Мир — это не то, что вы желаете; это то, что вы делаете, то, чем вы являетесь, и то, что вы отдаете.

Объявите его. Точно так же, как мы объявляем войну. Только так у нас будет мир. Мы просто должны объявить его.

Если бы все требовали мира, а не другой телевизор, то мира бы не было.

3. Мы можем найти Бога внутри себя.

Я верю в Бога, но не как в какую-то вещь, не как в старика в небе. Я верю, что то, что люди называют Богом, живет внутри всех нас.

Я верю, что Иисус, Мохаммед, Будда и все остальные говорили правду. Просто перевод до нас дошел не совсем верный.

4. Фантазии реальны.

Я верю во все, пока это не опровергнуто. Я верю в фей, в мифы, в драконов. Все это существует, даже если находится лишь в вашем уме.

Сюрреализм оказал на меня большой эффект, потому что я понял, что образы в моей голове не были сумасшествием. Для меня сюрреализм — это реальность.

Действительность живет благодаря воображению.

5. Мы должны быть тем, кто мы есть.

Я не собираюсь менять способ видения или мироощущения, чтобы соответствовать чему-либо. Я всегда был фриком. Я был фриком всю свою жизнь, и я живу с этим, ну, вы понимаете. Я один из этих странных людей.

Неважно, какой длины мои волосы или какого цвета моя кожа, мужчина я или женщина. Это все не имеет значения.

Странно не быть странным.

Вам не нужен человек, который скажет, кто вы такой. Вы тот, кем вы являетесь!

6. Не позволяйте другим людям решать за вас.

Традиции важны. В наше время модно быть неженатым. А мне не интересно жить по моде.

Нравиться всем невозможно — если вы попытаетесь, то вы закончите тем, что не понравитесь никому. Просто будьте тем, кто вы есть.

7. Слава — это не так круто, как все полагают.

Почтальон хочет автограф. Таксист хочет картину. Официантка хочет пожать руку. Все хотят кусочек вас.

Это — как быть сердцем урагана. Представьте, что вы проснулись бы на концерте и подумали: вау, как я здесь очутился?

8. Материализм переоценен.

Богатства на девять десятых нечестны. Это — девять десятых проблем.

Меня спросили в интервью, что важнее: деньги или любовь? Я сказал журналисту, что, если он задал такой вопрос, то не поймет ответа.

9. Гордитесь своей работой.

Если быть эгоистом — значит верить в то, что делаешь, то я горжусь, что меня так называют. Я верю в свое искусство и не боюсь это утверждать.

Моя роль в обществе, как и роль любого художника или поэта, заключается в том, чтобы выразить свои чувства. Не учить людей, как чувствовать, не быть проповедником, а быть отражением.

10. Семья — это главное.

Он не вылез из моего живота, но Боже, я сделал его, я имел отношение к каждой крошке, которую он съел, я наблюдал за тем, как он спит, и плавает он, как рыба, благодаря тому, что я взял его к океану. Я так горжусь всеми этими вещами. Но он — моя самая большая гордость!

Я могу быть и один, без Йоко, но тогда у меня просто не будет желания быть. Нет ни одной причины на земле, почему я должен быть один, без Йоко. Нет ничего более важного, чем наши отношения, ничего. И мы наслаждаемся тем, что мы вместе. Мы могли бы жить отдельно, но тогда для чего жить? Я не собираюсь жертвовать любовью, настоящей любовью ради какой-нибудь шлюхи или друга, или бизнеса, потому что в конце концов мы окажемся порознь, чего не хочет ни один из нас. И вы не сможете заполнить кровать своими поклонницами. Это не работает. Я не хочу быть свингером. Я уже прошел через все это, и скажу, что нет ничего лучше, чем иметь кого-то одного, кто любит вас.

Читать еще:  Какофония, что такое звуковой хаос. Какофония

11. Вы можете освободиться от страха.

Для чего мы здесь, в этом мире? Точно не для того, чтобы жить в боли и страхе.

Я не боюсь смерти, потому что не верю в нее. Это просто как выйти из одного автомобиля и сесть в другой.

Незаконченная музыка: Джон Леннон в поисках истины

Он родился в Ливерпуле 9 октября 1940 года. Не оборви его жизнь роковой выстрел полусумасшедшего поклонника, сегодня он, вероятно, был бы бодрым рок-стариканом, почти наверняка с рыцарским званием — менее жовиальным, чем Ринго, более политизированным, чем Джаггер, столь же почитаемым, как Дилан (вряд ли с «Нобелевкой» по литературе, но не исключено, что мира). А может быть, снова вступил бы в творческий союз с давним другом-соперником Полом. Или затворился бы с Йоко в собственном «замке из слоновой кости» на углу 72-й улицы и Центрального парка и напрочь прекратил общаться с окружающим миром. Кто его знает — от Джона Уинстона Оно Леннона можно было ожидать чего угодно при жизни; спустя почти сорок лет после смерти он остается, пожалуй, столь же непредсказуемым. «Известия» вспоминают самого знаменитого и самого противоречивого рок-музыканта ХХ столетия.

Хроника жизни

Писать в 2018 году про Леннона — дело крайне неблагодарное; каждый его шаг задокументирован дотошными историками рок-н-ролла, каждый день жизни расписан едва ли не поминутно. Даже скандальное досье ФБР, за рассекречивание которого бился с ведомством почти четверть века журналист Джон Винер (битва обошлась американским налогоплательщикам почти в $200 тыс. в судебных издержках), стало окончательно достоянием публики более десяти лет назад — и нельзя сказать, чтобы добавило что-то неожиданное к портрету легенды.

Да, сочувствовал каким-то давно забытым и, скорее всего, обратившимся в благопристойных пожилых буржуа лондонским троцкистам. Нет, когда разжигатели мирового пожара попросили помочь на открытие революционного книжного магазина, денег не дал. Угрозы общественной безопасности США не представляет, поскольку, как указал явно лишенный всякого пиетета сотрудник американских органов, «почти постоянно находится в состоянии наркотического опьянения». Самое удивительное во всей истории, впрочем, даже не обескураживающе-прямолинейная характеристика Леннона, а то, что ФБР, уже рассекретив практически всё свое досье, еще восемь лет упиралось из-за десятка страниц с откровениями про книжный магазин и троцкистов, аргументируя отказ «соображениями национальной безопасности».

Журналист Джон Винер

Даже финансирование боевого крыла Ирландской республиканской армии, в котором Леннона обвинил в 2000 году бывший сотрудник британской контрразведки Дэвид Шейлер, так и осталось неподтвержденным — в ФБР, судя по всему, ни о чем таком не знали (сам Шейлер в конце концов пришел в «контору» лишь в 1991 году, а спустя пять лет попался на продаже секретных документов таблоидам — источник, прямо скажем, не вполне надежный). Как съязвил тогда упрямый Винер, «не похоже, чтобы правительство Тони Блэра объявило из-за этой информации войну США».

Войны не случилось, но и сенсации тоже. Образ Леннона в глазах публики — и при жизни, и после — всегда был на удивление мозаичным, фасеточным; точнее сказать — каждый видел в авторе «Дайте миру шанс» то, что хотел видеть. Кто-то угадывал в нем свое собственное отражение — «волосатик» с гитарой, пацифист, ревнитель сексуальной свободы, добрый (во всех смыслах) малый. Кто-то, напротив, видел ошалевшего от славы, наркотиков и денег миллионера, наигрывающего на рояле что-то про мир, дружбу, жвачку и no religion, too в своем тереме на Манхэттене ценой в месячный ВВП небольшого африканского государства. Кто-то просто не задумывался о сложностях и странностях чужой судьбы, а просто любил песни — в конце концов человек, сочинивший Girl, It’s Only Love и Imagine, не мог быть таким уж плохим человеком.

Таким уж плохим явно не был — совсем плохого, даже просто непримиримо-радикального врага системы вряд ли позвали бы на бал в честь инаугурации президента США, даже если этим президентом был Джимми Картер, — чету Леннон–Оно позвали; и они, заметим, не отказались от такой, с иной точки зрения, сомнительной чести.

Джон Леннон и Йоко Оно

Кстати, знаменитый отказ Леннона от ордена Британской империи — в знак протеста против войны во Вьетнаме (о чем знают все), войны в Конго (о чем вспоминают реже) и кислого приема публикой сингла Cold Turkey (о чем уж почти никто предпочитает не вспоминать) — носил характер чисто символический; ее величеству вернули «цацку», но звание кавалера осталось, от него отказаться юридически нельзя.

В быту, впрочем, Леннон не отличался особой добропорядочностью. Примерным семьянином его нельзя было назвать ни во времена брака с первой женой Синтией, ни в эпоху Йоко — несмотря на все песенные славословия, «бед-ины» и прочие политические и не очень акции. Сына Джулиана он вообще явно недолюбливал; гораздо лучше относился к мальчику Пол Маккартни, написавший для него знаменитую Hey Jude (в первой версии Джуд был Джулсом) в утешение после развода родителей.

Читать еще:  Жизнь Микеланджело (26 стр.).

Музыка бунта?

Кстати, и с песнями всё обстоит не так однозначно. Леннона обычно воспринимают как самого радикального Битла. Радикализм, однако, проявлялся в довольно унылых формах — пара невнятных альбомов с Йоко, запомнившихся большей частью вызывающими обложками, да тягомотное ученическое упражнение в области musique concrete на «Белом альбоме». На котором, напомним, вышла и одна из самых действительно радикальных (не только музыкально, но, увы, и в социоисторическом контексте — благодаря «семье» Мэнсона) композиций четверки — Helter Skelter, сочиненная образцовым мальчиком, автором «глупых песенок о любви» Полом.

Что же до предписываемой ныне каждому прогрессивному творцу толерантности, то с этим дело обстояло и вовсе плохо: менеджера The Beatles Брайана Эпстайна (во многом благодаря которому группа вырвалась из клубов Ливерпуля в большой мир) Леннон изводил насмешками над его еврейством и гомосексуальностью. А, к примеру, сочиненная им без участия Маккартни песня Run For Your Life с альбома Rubber Soul и вовсе звучит как гимн домашнему насилию (справедливости ради, сам автор еще в 1973 году признавался в интервью, что жалеет о том, что написал ее).

Джон Леннон на съемках фильма «Как я выиграл войну»

Ко всему прочему, кумир миллионов отличался какой-то исключительной наивностью и бесхарактерностью. Покинув вторую жену ради собственной ассистентки-китаянки, вернулся обратно спустя полтора года — привлеченный рассказом хитроумной Йоко, что она открыла верный способ бросить курить. Участвовал в кампании за возвращение доброго имени убийце и насильнику Джеймсу Хэнратти («его осудили те же люди, что продают оружие Южной Африке и убивают чернокожих на улицах»), одному из последних казненных в Великобритании преступников — в 2002 году виновность его была доказана окончательно после проведения генетической экспертизы. Собственно, знакомство с Йоко Оно (по крайней мере если верить ей самой) случилось из-за того, что Леннон принялся есть яблоко, служившее не просто фруктом, а частью арт-проекта японской художницы.

Возможно, в этой — почти детской, а оттого и раздражавшей многих во взрослом, да к тому же весьма богатом человеке — наивности, склонности искать истину в самых странных вещах (как он сам пел в одной из песен с альбома Imagine — «просто дайте мне правды!») и кроется причина популярности Леннона, не исчезающей уже у которого по счету поколения слушателей.

Нашел ли он сам истину — бог весть; судя по последним его записям и интервью, Леннон обрел, подобно булгаковскому Мастеру, покой. Увы, сходство судеб литературного и реального героев оказалось слишком близким.

«Я не хочу быть великим покойником»: неизвестные факты о Джоне Ленноне

В юбилейные даты великих музыкантов принято вспоминать какие-то яркие страницы их биографии, однако в случае с Джоном Ленноном, чье 75-летие все прогрессивное человечество празднует 9 октября, это не такая уж и легкая задача.

На первый взгляд, о жизни великого битла известно все и вся. Но можно постараться – в биографии Джона есть факты, разрушающие некоторые устойчивые мифы о нем и помогающие нам построить чуть более полный образ одного из главных музыкантов ХХ века. Давайте попробуем разобраться с этими не слишком известными страницами из жизни Леннона.

Леннон и Маккартни так и не помирились

Казалось бы, все знают о ссоре, которая произошла между Джоном и Полом, и многие считают, что бывшие друзья так больше никогда и не встретились и не предприняли ни малейшей попытки помириться. Между тем это не так. Более того, Леннон и Маккартни однажды даже оказались в одной студии звукозаписи и записали вместе несколько вещей.

Фото: Victor Boyton/ AP/ ТАСС

Это случилось в 1974 году, когда Джон на некоторое время переехал жить в Лос-Анджелес, – этот период в его биографии назван «потерянным уик-эндом».

Джон поссорился с Йоко Оно, планировал подать на развод – и начал новую жизнь с обаятельной китаянкой Мэй Пэнг.

В Лос-Анджелесе Джон работал вместе со своим приятелем, музыкантом Харри Нильссоном (Нильссон попросил Леннона спродюсировать его альбом Pussy Cats, и Джон с радостью согласился).
Вот только сессии звукозаписи переросли в затяжную гулянку, к которой с радостью присоединились приглашенные звезды – Стиви Уандер, Ринго Старр, гитарист Джесси Эд Дэвис (всех их Леннон и Нильссон пытались привлечь к участию в записи). И – совершенно неожиданно для всех! – в студии возник сам Пол Маккартни.

Джон и Пол обнялись – и начали джемовать (при этом Маккартни сел за барабаны – Ринго Старр на записи в тот день не появился).

Сессия продолжилась через пару дней, и в результате у нас есть бутлег-альбом A Toot And A Snore, на котором мы можем услышать, как Леннон и Маккартни в последний раз играют вместе.

Конечно, никаких новых вещей Джон и Пол тогда не записали – исполняли они в основном рок-н-ролльные стандарты начала 1960-х, да и само качество игры оставляло желать лучшего – Маккартни позднее вспоминал эту сессию как «невероятный кавардак». Тем не менее лед, который возник между двумя друзьями, наконец-то дал трещину.

Читать еще:  Minecraft "Сборка крутых модов".

Джон через несколько недель вернется к Йоко Оно – и полностью изменит стиль жизни: у него родится сын Шон (кстати, день рождения Шона совпадает с днем рождения Джона, так что Шон Леннон тоже отмечает 9 октября 40-летний юбилей), и рок-музыкант превратится в нежного и заботливого отца. Все свое время Леннон будет проводить с семьей и выйдет из тени лишь через пять лет, записав великолепный альбом Double Fantasy, которому суждено было стать лебединой песней музыканта…

Однако Джон и Пол продолжают общаться – конечно, не так часто, как раньше. Несколько раз Пол заходит к Джону в гости, а когда после гибели Леннона полиция начинает проверять звонки, поступавшие в квартиру Джона, то выясняется, что Пол Маккартни довольно часто звонил старому другу. Сам Пол так вспоминал об этих разговорах: «Мы, к счастью, успели помириться, и когда созванивались, болтали ни о чем. Например, однажды Джон продиктовал мне рецепт домашнего хлеба, который сам пек и очень этим гордился».

Джон Леннон – непримиримый оппозиционер

Политические эскапады Леннона начала 1970-х помнят многие – Джон Леннон и Йоко Оно были в авангарде леворадикального движения. Приехав в 1971 году в Америку, Джон мгновенно включился в политическую борьбу – выступал в защиту прав индейцев, за смягчение условий содержания заключенных в тюрьмах, бастовал в поддержку Джона Синклера, одного из лидеров американской молодежи (Синклера посадили на 10 лет за хранение марихуаны, но после того как Леннон встрял в борьбу за его освобождение, выпустили).

Долгое время Леннону не хотели выдавать вид на жительство в США, его даже пытались выдворить из страны, но с уходом в отставку президента Никсона в 1974 году ситуация изменилась. Адвокаты Леннона и Оно находят юридическую зацепку: они обнаруживают, что преследования Леннона связаны с его политической деятельностью, что подтверждается документами ФБР (агенты пристально следили за Джоном), а это уже нарушение конституции США. В итоге Леннон добивается своего – в 1976 году он получает американскую визу, разрешающую постоянное проживание в США.

В этот момент Джона уже не интересует политика – он, как мы говорили выше, полностью поглощен домом и семьей. Более того, президент Джимми Картер приглашает Джона и Йоко на частный прием по случаю своей инаугурации. Джон не отказался, и по всем телеканалам вскоре разлетелась съемка, на которой мы видим, как уставший слушать бесконечные поздравительные речи Леннон… заснул. Больше никакая политическая борьба его не интересовала – он нашел свое счастье, свою семью, и даже вернувшись в музыку, политическую карьеру возобновлять не планировал.

Джон Леннон не планировал возвращаться в Англию

Америка стала для Леннона новым домом, он обожал Нью-Йорк и прекрасно себя чувствовал в этом шумном и вечно живом городе. Но вернуться в родную Британию Джон, конечно же, мог, хотя и не сильно стремился.

Тем не менее такое решение он принял незадолго до гибели – выход альбома Double Fantasy должен был сопровождаться большим европейским турне. Уже начались переговоры, и на 1981 год был запланирован десяток концертов, в том числе и в Англии. При этом Джон тщательно отрицал, что грядущие концерты будут обставлены как «невероятное возвращение Леннона».

В одном из последних интервью Леннон прямо сказал: «Не будет никаких огней и пиротехники – мы просто поедем играть концерты и все. Все будет выглядеть очень скромно».

Сам Леннон утверждал, что с новым альбомом он словно бы «заново родился» и что «приятно начинать все сначала, как когда-то в 1968-м, – я новорожденный рокер и у меня еще все впереди».

А что было бы, если…

Нет ничего хуже, чем предполагать, но тем не менее у нас есть довольно стройная версия того, что могло бы случиться с Джоном, выживи он после выстрелов маньяка Чепмена. В 2010 году было опубликовано виртуальное интервью с якобы выжившим Ленноном. По этой версии Леннон все-таки развелся с Йоко, ведет тихую и спокойную жизнь на ферме, периодически выступая с бывшими коллегами по The Beatles (их реюнион состоялся бы, естественно, на легендарном концерте Live Aid в 1985 году), но при этом особо не желает вмешиваться в музыкальную жизнь. Леннон критикует политику США на Ближнем Востоке и снова призывает к борьбе за мир – одним словом, ничего шокирующего. Вот только представить Джона Леннона 75-летним лично у меня не совсем получается. Да собственно, это не получалось и у него самого.

А главное – безумной посмертной славы он тоже не хотел. В уже упомянутом большом интервью журналу Rolling Stones Леннон заявил прямо: «Сид Вишес, Джеймс Дин – вся эта посмертная слава явно не для меня. Я не хочу быть великим покойником, чтобы от меня сходили с ума после моей смерти».

Так что единственный способ исполнить этот завет Джона – относиться к нему как к живому, ведь у нас остались его прекрасные песни, которые спустя 35 лет после гибели Леннона находят все новых и новых поклонников и по-прежнему тепло отзываются в наших душах.

И Джону, конечно, никогда не будет 75. Ему навеки 40.

Источники:

http://thejizn.com/2015/12/23/john-lennon-pravila-zhizni/
http://iz.ru/797989/vladislav-krylov/nezakonchennaia-muzyka-dzhon-lennon-v-poiskakh-istiny
http://www.m24.ru/articles/Joko-Ono/09102015/86954

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector