0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дж лондон рассказы для детей. Как он начал писать

Джек Лондон: биография, личная жизнь, интересные факты, книги

Кто такой Джек Лондон? Биография этого человека обширна и многообразна. Можно сказать, что она полна приключений, достойных его героев. Да так и есть: он писал, черпая сюжеты из собственной жизни, окружающих его условий, проходящих через нее людей, их борьбы и побед.

Всегда он стремился к истине, пытался разобраться в пронизывающей общество системе ценностей и разоблачить ошибки. Как он похож в этом на русского! Но Джек – стопроцентный американец по рождению. Его феномен похожести долго еще будет удивлять, пока не сотрутся границы менталитетов.

Детство

В середине зимы, 12 января 1876 г., во Фриско увидел свет Джон Гриффит Чейни. К сожалению, отец не признал беременности и покинул Флору, так и не увидев своего ребенка. Флора была в отчаянии. Оставив новорожденного на руках чернокожей кормилицы Дженни, она бросилась устраивать личную жизнь.

Став взрослым, Джек Лондон, биография которого изобилует приключениями, не забыл ее. Он помогал этим женщинам, считая обеих своими матерями. Дженни пела ему песни, окружила любовью и заботой. Позже именно она одолжила ему денег на шлюп, отдав все накопления.

Когда сыну не было и года, семья воссоединилась. Флора вышла замуж за фермера-вдовца с дочерями Луизой и Идой. Семья постоянно переезжала. Инвалид войны Джон Лондон усыновил Джека и дал ему свою фамилию. Он рос крепким, здоровым ребенком. Самостоятельно научился читать и писать в пять лет, и с тех пор его постоянно видели с книгой в руке. Ему даже попадало за то, что отлынивает от домашних дел.

Отчим стал Джеку настоящим отцом. Мальчик до 21 года и не подозревал, что тот ему не родной. Они вместе рыбачили, ездили на рынок, охотились на уток. Джон подарил ему настоящее ружье и хорошую удочку.

Юный работяга

Дел на ферме всегда было много. Приходя из школы, Джек сразу включался в работу. Он ненавидел этот «тупой труд», как он его называл. Даже при большом старании этот образ жизни не приводил к достатку. Мясо семья ела редко.

Окончательно разорившись, семья переехала в Окленд. Джек Лондон книги любил всегда, он становится здесь завсегдатаем библиотек. Читает запоем. Когда Джон попал под поезд и стал калекой, кормить всю семью стал тринадцатилетний Джек. С учебой было покончено.

Он работал продавцом газет, мальчиком на побегушках в кегельбане, развозил лед. Весь заработок отдавал матери. С 14 лет он становится рабочим на консервном заводе, и времени не остается ни на что. Но голова-то свободна! И он думает, думает… Почему нужно превратиться в рабочий скот, чтобы жить? Нельзя ли по-другому зарабатывать деньги?

Сам Джек считал, что отрочества его лишила работа.

Устричный пират

Кем только не работал Джек Лондон! Биография его включает и пиратство. Ловля устриц была регламентирована на побережье, за порядком следил патруль. Но морские романтики ухитрялись незаконно собрать устрицы под их носом и сдать в ресторан. Нередки были погони.

Его звали Принцем устричных пиратов за смелость в 15 лет. Он сам говорил, что если бы его осудили за все прегрешения перед законом, получился бы приговор на сотни лет. После он уже служил по другую сторону, в устричном патруле. Это было не менее опасно: отчаянные пираты могли отомстить.

В 17 лет он поступает на службу матросом и отправляется к японским берегам за котиками.

Как он начал писать

Когда Джеку было восемь лет, он прочел книгу о ставшем знаменитым писателем итальянском мальчике из крестьян. С той поры он размышлял, обсуждая с сестрой, возможно это для него или нет. Учительница начальной школы давала ему письменные задания во время музыкальных уроков. Тогда же он стал называть себя Джеком. Это было началом его писательской деятельности.

В 17 лет его очерк, написанный по собственным впечатлениям, «Тайфун у берегов Японии», высоко оценила городская газета Сан-Франциско. Он пишет о том, что хорошо знает, чему сам был свидетелем. В этот момент родился писатель Джек Лондон. За 18 лет он напишет 50 книг.

Джек Лондон, личная жизнь

Учась в университете, Джек познакомился с юношей, сестра которого, Мейбл, казалось, была неземным существом. Девушке нравился этот грубый парень, но о женитьбе не может быть и речи – как обеспечить семью? Джек уверен, что руками много не заработаешь. Нужны знания, и он садится за письменный стол.

Джек Лондон рассказы пишет с таким же упорством, с каким работал на конвейере. Он пишет и отправляет их в редакции. Но все рукописи возвращаются. Тогда он становится гладильщиком белья в прачечной, пока не уезжает на Аляску. Золота не находит, возвращается домой и работает почтальоном. По-прежнему пишет. По-прежнему рукописи возвращаются.

Но вот рассказ принимает ежемесячный журнал, выплатив гонорар. Следом другой журнал принял еще одно произведение. Молодые решили пожениться, но мать Мейбл была против. В похоронном настроении у могилы друга он встречает Бесси, оплакивающую жениха. Их чувства совпали, и они стали супругами.

Джек становится известным писателем, но Бесси не интересно его творчество. Дом – полная чаша и две дочки не делают его счастливым. Через три года, в 1904 году, он уходит к Чармиан. Эта «новая женщина», как ее называл писатель, — настоящий друг, они идут по жизни вместе. Детей у них не было, но с Чармиан он ходил в плавание по Тихому океану.

Она была его секретарем, печатала и отвечала на письма. Настоящий соратник. Она написала книгу о нем. Из первых уст мы знаем теперь, каким был Джек Лондон, биография которого записана самым близким человеком. Она пережила мужа на четыре года и пожелала после смерти лежать с ним рядом.

Аляска

В 1987 году Америку накрыла золотая лихорадка. Джек вместе с мужем сестры отправляется попытать счастья. Вот где пригодились ему навыки моряка. Его звали Волком. Всех белых так звали индейцы, но Джек и подписывался под письмами «Волк». Позже он будет строить «Дом волка», мечтая собрать там друзей.

Участок, который удалось застолбить, был богат не золотом, а слюдой. Цинга доконала Джека, и он вернулся в родной дом. В нем как всегда царила нужда. Он сел писать. Ему было чем наполнить страницы: во время долгой зимовки он впитывал рассказы охотников, старателей, индейцев, почтальонов и торговцев.

Джек Лондон рассказы свои наполнял их речью, их законами. Вера в добро – стержень всей серии о Клондайке. Он говорил, что нашел там самого себя. «Там никто не говорит, — писал он. — Все думают». Каждый, находясь там, получал свое мировоззрение. Джек получил свое.

Факты

Интересные факты о Джеке Лондоне:

  • Он освещал события русско-японской войны, однозначно осуждая методы Японии. Когда в Мексике вспыхнула гражданская война, он опять стал писать на передовой.
  • Он пошел в кругосветное плавание. Парусник «Снарк» построили по его чертежам. Чармиан выучилась управлять судном наравне с ним. Два года они покоряли Тихий океан.
Читать еще:  Салтыков-щедрин михаил евграфович. Военная служба

  • Он выступал в защиту животных от жестокого обращения.
  • Фильмы по Джеку Лондону только с 1910 по 2010 год составляют громадную цифру — 136.
  • Озеро Джека Лондона есть в России, в Магаданской области.
  • Он – первый писатель, труд которого принес миллион долларов.

Джек Лондон для детей

Несокрушимая вера в доброе начало в человеке, триумф дружбы над подлостью, самопожертвование настоящей любви – все эти принципы делают рассказы писателя незаменимыми для воспитания детей. Когда не увидеть в окружающей жизни достойных примеров, спасает литература:

  • «Белый клык» — повесть, которая никого не оставит равнодушным. Приключения собаки-волка и признательность его за дружбу нового хозяина совершенно меняют природу животного. Он даже спасает дом и живущих в нем от опасного преступника, а когда хозяин попал в беду, первый раз пытается лаять.
  • «Зов предков» — повесть о собаке и написанная от ее лица, она, тем не менее, много рассказывает о людях ледяной пустыни, осваивающих землю.
  • «Сердца трех» — это первые фильмы по Джеку Лондону. Но даже несмотря на множество экранизаций, все равно чтение книги гораздо увлекательнее.
  • «Белое безмолвие» — рассказы об Аляске.

Джек Лондон, книги которого есть в каждой библиотеке, воспитывает мужество перед лицом испытаний. Герои его – сильные благородные люди. Он и сам такой был.

Лучшие книги

Произведения Джека Лондона, список которых насчитывает 20 романов, можно разделить по направленности сюжета:

  • Это, прежде всего, «Северные рассказы», роман «Дочь снегов».
  • Потом «Рассказы рыбацкого патруля» и другие морские произведения, роман «Морской волк».
  • Социальные произведения: «Джон – ячменное зерно», «Люди бездны» и «Мартин Иден».
  • «Рассказы южных морей», написанные по путешествиям на шхуне «Снарк».
  • Его роман-антиутопия «Железная пята» (1908) предвещает победу фашизма.
  • «Лунная долина», «Маленькая хозяйка большого дома», где он описывает жизнь на ранчо, используя собственный опыт.
  • Пьеса «Кража».
  • Сценарий «Сердца трех».

Произведения Джека Лондона (список самых любимых у каждого свой) не оставляют равнодушными. Одним нравится сила, борьба и победа над стихией. Другие ценят любовь к жизни. Третьи восхищаются нравственным выбором героев.

Понять, каково это – замерзнуть до смерти — превратиться в бесчувственную машину, решать, жить свободным или умереть – можно прочитав рассказы «Костер», «Отступник» и «Кулау-прокаженный».

Ранчо-музей

Когда Джек разочаровался в «говорильне» про социализм, он загорелся идеей фермерства. Здраво рассудив, что все происходит из земли – пища, одежда, кров – он буквально начал с себя, купив неплодородное ранчо с истощенной почвой. Первое время с него ничего не собирали, только вкладывали.

Соседи удивлялись успехам новичка: его свиньи приносили в несколько раз больше дохода. Просто хозяин покупал породистых животных и ухаживал за ними по науке.

Свое ранчо он назвал «Красота» и прожил здесь последние 11 лет. Он настаивал: «Это не дача, а дом в деревне, потому что я — фермер». В центре долины виноградников, среди пьянящих запахов, оно должно было стать родовым гнездом Лондонов. Строится «Дом волка», похожий на замок. Но накануне новоселья он сгорает. Джек уверен: поджог. Сейчас этот остов стоит как памятник его благим намерениям.

После смерти писателя тут располагается парк и музей. Похоронить себя он завещал тут же.

Могила

Умер писатель 22 ноября 1916 г. на своем ранчо в Глен-Эллен. Еще когда он покупал его, обратил внимание на огороженный дуб. Оказалось, это могила детей первых поселенцев Гринлоу. «Наверное, им тут очень одиноко», — сказал Джек. Это место он и выбрал для себя в качестве последнего приюта.

Незадолго до смерти он высказал своей сестре и Чармиан пожелание, чтобы его прах был похоронен на сопке, где лежат дети Гринлоу. И распорядился положить вместо надгробного памятника большой красный валун. Так и было сделано. Камень вынули из развалин «Дома волка» и везли на четверке лошадей.

Он органично вписался в окружающий ландшафт. То, что на могиле нет ничего, сделанного руками людей, вызывает множество мыслей и чувств. Он сам так захотел. И до сих пор его могила говорит молча.

«Я так люблю свое ранчо!» — чувствуем мы, оглядевшись вокруг. «Дэвид и Лилли, вы больше не одиноки. Я с вами», — понимаем выбор места. «Не смейте ставить мне памятник. Я не Командор», — веет от камня. «Друзья, я с вами. Я в моих книгах. Это мои письма вам», — осознаем послание через годы.

Джек Лондон

Цель жизни — добыча. Сущность жизни — добыча. Жизнь питается жизнью. Все живое в мире делится на тех, кто ест, и тех, кого едят. И закон этот говорил: ешь, или съедят тебя самого. Белый Клык

Верстка сайтов
  • Адаптивная вёрстка
  • Вёрстка кроссбраузерная
  • Резиновая вёрстка
  • Нарезка, верстка по psd файлам;
  • Программирование JavaScript, jQuery
  • Натяжка сайтов на CMS

На правах рекламы:

Произведения Джека Лондона

Романы, повести

Рассказы

Стихи

Мне нравятся и шелест крыл,

И эти с ветром шашни.

Я змея запускать любил

С плющом увитой башни.

Змей вырывается из рук.

Внизу — листвы кипенье.

Полет стремительный. И вдруг —

Лучей небесных пенье.

Упругая тугая нить

И змей, что рвется с крыши,

Заставят ветер говорить, —

Фонограф все запишет.

Так я пишу с недавних пор,

И ветра чувствую напор,

И трепетанье нити.

Я наблюдал садовника работу.

Он ирис наклонил к себе слегка —

И лепестки разворошил и что-то

Поправил в самой чашечке цветка.

Кощунством ли назвать такое действо,

Когда ему цветение итог?

И кто, как не Садовник, знает средство?

Его рукой не Дьявол водит — Бог!

Припоминаю друга своего.

Он будни будоражит — для того,

Чтоб различать неслышный уху глас,

Чтоб видеть тени, скрытые от глаз…

Он встал на оползающий обрыв.

Но Бог — не осудил бы тот порыв?!

(мои извинения — в адрес англичанина Генри)

Лишь слух о золоте прошел —

В Клондайк он поспешил.

Сто миль прошел, а не нашел

Он холодал, он голодал.

Мечтать о деньгах перестал.

И — руки опустил.

Поет армейская труба —

И он уже солдат.

Но дисциплина и пальба

Его гнетут, как ад.

Худа солдатская еда.

И дождь заморосил.

Капрал ему по шее дал —

Он руки опустил.

Девицу в мае полюбил —

За нежный голосок!

Та на его любовный пыл

Но отказала наотрез,

Лишь замуж пригласил.

И он тотчас слетел с небес

И — руки опустил.

Еще попытка. На черта.

Те три — не удались.

Поехал в Гарлем — и с моста

Шагнул, не глядя вниз.

От холода стеснило грудь,

На крик не хватит сил.

Он побарахтался чуть-чуть…

И — руки опустил.

Отправился я клад искать когда-то

В той стороне, где радуга встает.

Перемахнул через ограду сада,

Намереваясь клад найти когда-то…

Но — я прошу! — болтать о том не надо

Моей любимой, что в саду живет.

Мне удалось свой клад найти когда-то

В той стороне, где радуга встает.

Солнца огненные плети,

Мы недолго, но цвели…

Кто же нас упрятал в эти

Клети мрачные Земли?

Не допив желанный кубок,

Не узнав земной Весны,

Мы, поруганные грубо,

С праздника удалены.

В тесном каменном подвале,

В скудном воздухе сыром

Мы мечтать не перестали

О рождении втором.

Долго, долго мука длится…

Потечет ли Время вспять?

Бог, перевернув Страницу, —

Миру явит нас опять?

Читать еще:  Сообщение о к п брюллов. Брюллов Карл Павлович

Живу я долго… Через край.

Когда же Смерть за мной придет? —

Молчи. Условимся давай:

Гони лукавый этот сброд, —

Шакалов, что завоют вкруг,

Дух испускающего льва…

Лишь ты… Ты разберешь, мой друг,

Мои последние слова.

Бежать за поездом вослед?

Я и бегу… А впрочем,

Чего стараться? Мой билет

Приличен заработок мой

(Верчусь, подобно белке!),

А принесу его домой —

Мои покупки мелки.

Спешу за город — отдохнуть

В кругу былых знакомых.

Они же в город держат путь…

Опять выходит промах!

Не той длины мои носки —

Ботинки — капельку узки.

Плащ — не такого тона.

С прискоком я плясать привык,

А все танцуют плавно.

Подруга делает мне втык,

А недруг — и подавно!

О пошлинах болтать я рад

И прочем реализме.

А мне о серебре твердят

Махорку я курю с тех пор,

Как стал трудиться в рубке.

Мир сухопутный, мне в укор,

Враз перешел на трубки.

В делах сердечных — маета.

Жениться — мне?! Куда уж!

Влюбляюсь в девушку, когда

Она выходит замуж.

Решу расстаться с жизнью?! Что ж,

Черт скажет что-то вроде:

“Чудак! Ты снова отстаешь,

Ведь суицид не в моде!”

Бежать за модою вослед?

Стараться? Нет резона!

Как ни стараюсь, я одет —

Увы! — не по сезону.

* Не по сезону (франц.).

Я вышел на минуту −

А он ко мне зашёл,

Желая выбить ссуду!

Я ж − вышел на минуту…

Вовеки не забуду,

Что он ни с чем ушёл!

В счастливую минуту −

Он вышел, я зашёл

Искателю золота снится еда −

В Клондайке, что снегом по грудь занесён.

Голодного Грёзы влекут в невода −

И он погружается в сладостный сон.

Он видит: родные сидят у огня,

А слуги жаркое на стол подают.

Он стонет: «О сколько еды для меня!

О сколько бы съел оказавшийся тут!»

Фантазия нежно над спящим кружит

И встать принуждает с лежанки сырой.

А Голод плетёт и плетёт миражи

И гонит туда, где съестное горой:

Телячьи котлетки, свиное филе,

Дымящийся кофе, ломти пирога…

Там стоит моргнуть − и тотчас на столе

Появятся суп и баранья нога.

Дрожат его руки… Молитву прочтя

− О есть ли счастливее кто на земле! −

Он водит глазами вокруг, как дитя.

И вот, наконец, выбирает филе.

Слюна наполняет ввалившийся рот.

И челюсти ходят и ходят во сне.

И то ли бормочет он, то ли жуёт…

«Господь милосердный! Ты добр ко мне!»

… Что значит тот шорох, прорезавший Тьму?

Чьё чавканье жадное метит в висок?

Собака… Да полно! Не мнится ль ему.

Собака в углу доедает кусок.

Хватая ружьё, он бросается к ней.

О, хитрая тварь, подстерегшая Ночь!

Собака, однако, проворней, умней.

С куском солонины уносится прочь.

Украден кусок − и котомка пуста.

О как же он плачет, о как же он сник!

Последний кусок − он исчез навсегда.

Сухие бобы − много ль проку от них?

Бедняга, − увы. Обманул тебя Сон.

Что толку взывать к равнодушной Судьбе!

Где та лососина, паштет и бекон?

И где тот Пирог, столь желанный тебе?

Солнца огненные плети, −

Мы недолго, но цвели…

Кто же нас упрятал в эти

Клети мрачные Земли?

Не допив желанный кубок,

Не узнав земной Весны,

Мы, поруганные грубо,

С праздника удалены.

В тесном каменном подвале,

В скудном воздухе сыром

Мы мечтать не перестали

О рождении втором.

Долго, долго мука длится…

Потечёт ли Время вспять?

Бог, перевернув Страницу, −

Миру явит нас опять?!

За паттераном цыган плывем,

Где зори гаснут — туда

Пусть ветер шумит, пусть джонка летит

Не все ли равно куда?

И опять, опять дорогой морей,

Знакомой тропой плывем

Тропою цыган, за тобой, паттеран,

Весь шар земной обойдем.

Дикому соколу — ветер да небо,

Чащи оленю даны,

А сердце мужчины — женскому сердцу,

Как в стародавние дни.

А сердце мужчины — женскому сердцу

В шатрах моих свет погас,

Но у края земли занимается утро,

И весь мир ожидает нас

Братья, помните: мы смертны —

И очередной прибой

В эти сумрачные бездны

Увлечёт нас за собой.

Вспыхнули в костре горящем —

И угасли через час.

Властны мы лишь в настоящем.

Будущее не для нас.

Помните: любовь — основа

Светлой ткани Бытия.

Роды, смерть — два этих слова

Жизнь — порханье, колыханье,

Слабый шелест ветерка.

Наше сбивчиво дыханье,

Наша песня коротка.

Так зачем, чего же ради

Омрачать день золотой

Страшной сказочкой об Аде

И молитвою пустой?

Наш Творец, томимый ленью,

Спрашивает ли когда

Хочется ли им сюда?

Он, досуг свой заполняя,

Но на что он им пеняет

В ходе праздной той игры?

Знаю, что за сито браться

Сеятелю по душе…

Но к чему его бояться?!

Неужели те созданья,

Те игрушечки Его

Все достойны наказанья,

И неужто в завершенье

Ждёт их Суд за прегрешенья

И веленье в Ад сойти?

А была ль Грааля чаша?

Не усмешка ль то Творца?

Ни к чему попытка наша

Нить распутать до конца.

Братья, всё возьмём от жизни.

Прочь, пугающие сны.

Позабыв об укоризне,

Пойте о цветах весны!

Наш Творец парит над нами…

Что он думает о нас —

Людях с жаркими устами?

Осуждает ли подчас?

Только вправе ль осуждать?!

Как не напоить то поле,

Что дождя устало ждать?!

Снова чаша для Причастья,

Долгий из неё глоток.

Тот благословит, кто счастье

Испытать земное смог.

В громкой песне: «Аллилуйя!»

Слейте ваши голоса,

Днём золотым придя к реке,

Сидели мы на ветерке…

Ты мне гадала по руке, −

О эти формы мотылька!

Грудь, что намечена слегка!

Глаза − два ярких уголька!

Сгореть не жалко!

Так говорила мне она:

«О, Жизни линия длинна!

И так отчётливо видна, −

Жизнь долгой будет.

А это несомненный знак,

Что ждёт тебя счастливый брак.

И даже Время − это так! −

Чувств не остудит.

Ты весел… Знаю и сама.

А это линия Ума.

Красноречива и пряма.

Ты вспыльчив и капризен, но

Друзей вокруг тебя полно.

С тобою выпить заодно

Кольцо Венеры… Ой-ой-ой,

Да тут интрижки − чередой…

Приятна жизнь твоя порой.

Хоть не безгрешна.

Болезни, беды, нищета

Тебя не тронут никогда.

Печали − будут. Иногда

Есть девушка… Она робка −

И о любви молчит пока.

Гадалка смолкла… Как игла,

Боль в сердце сладкая вошла…

«Всё рассказала, что могла,

«Любимый…» Как пленённый раб,

Я на мгновение ослаб…

Так и остался навсегда б

О восхитительный ручей!

О милый, ясный свет очей!

Поток взволнованных речей

Покуда пыл мой не угас,

Я, не сводя с гадалки глаз,

Готов был здесь же и сейчас

Взмыть в поднебесье.

С тех пор прошло немало дней,

А сердце ноет всё больней…

Та фея − что-то сталось с ней?

Зарёю рдеет небосвод −

И звёзд не видно боле.

Чуть слышный ветерок несёт

Медовый запах с поля.

Я под её стою окном.

Закрыты ставни прочно.

Она забылась сладким сном.

Пора будить. И срочно!

Бросаю камушки в окно −

Две-три минуту кряду.

Дремать, конечно, мудрено

Под эту канонаду!

Услышит нимфа этот стук.

О, что за наслажденье −

Воображать её испуг

В минуту пробужденья!

Но вот она − О, ждать невмочь! −

Былую вспоминая ночь,

Как серна горная, стройна,

Лицом подобна розе,

Ко мне склоняется она…

Читать еще:  Каком году был написан онегин. Роман «Евгений Онегин

Укор в её вопросе:

− А что, бутыль для молока

Не выставила Кэтти?

Так обождите же пока…

Или в свою налейте!

Когда бы золотые дни,

Что я провёл с тобой,

Вдруг переплавились в металл, −

За что бы я его отдал

За час − грядущий − твой!

Убоявшись, наверное, Ада,

Джек вернул мне сегодня рубаху.

Я смеюсь. Хохочу до упада…

«Ты пойми, мне чужого не надо!

Эту спёр ты у старшего брата!

А мою, верно, пропил, дал маху!»

Убоявшись, наверное, Ада,

Джек вернул мне сегодня рубаху.

Какой он − может ли кто его описать?

Шар Земной он расколет на части −

В азарте невиданных войн? Прогонит ли Смерть восвояси?

Джек Лондон: рассказы для будущих революционеров

Думаю, такой знаменитый писатель, как Джек Лондон, в представлении не нуждается. Даже те, кто не знаком с его творчеством лично, явно слышали и о «Белом Клыке» и о «Сердцах трёх», и о «Мартине Идене». Это та классика, с которой волей-неволей знакомишься в течение жизни — слишком известные вещи, чтобы совсем уж пройти мимо.

Но если немного углубиться в творчество «поэта Северной Глуши», то можно открыть для себя и мир его рассказов: суровых, правдивых и беспощадных, как сама жизнь. Джек Лондон, живший в обществе оголтелого капитализма, где богатому позволено всё, а бедный в прямом смысле зарабатывает на хлеб потом и кровью, не мог оставаться равнодушным к окружающим реалям. И, читая его рассказы, мы видим не просто Лондона-прозаика, певца Севера, а остро чувствующего несправедливость человека, старающегося с помощью слова передать своё умение чувствовать.

К каким рассказам стоит обратиться перво-наперво?

В первую очередь — к рассказу «Мексиканец» , достаточно известному читающим людям с левыми взглядами. Произведение о юноше-революционере, всю свою жизнь видевшем в служении Революции и совершившего для неё невозможное — вещь очень показательная. Но показательна она даже не столько подвигом юного мексиканца, неимоверным усилием добывшего деньги на оружие восставшим. Другой важный момент отразил в одной из сцен Джек Лондон. Когда юноша-мексиканец только приходит к революционерам и получает для начала самую нереволюционную, бытовую работу (мытьё полов), он спрашивает:»Это для революции?» Получив утвердительный ответ, без лишних вопросов берётся за работу и выполняет её. Здесь писатель приводит нам очень важную мысль, что революция — это не только скачка на коне с шашкой, не только умение совершать подвиги, но и, самое главное, постоянная, часто нудная, ежедневная работа. Без неё никакие подвиги не принесут ожидаемых плодов. И как бы хорошо молодым мальчишкам и девчонкам, решившим связать свою судьбу с революционным движением, почаще об этом задумываться. Не приходить в организации с надеждой, что-де сейчас же стану вторым Че Геварой, а если не стану — то и нечего время терять, а уметь ежедневно работать, поборов лень и скуку и не ожидая молниеносных результатов.

Следующие два рассказа смело можно отнести к так называемой «пятиминутке классовой ненависти» — не ошибётесь.

«Под палубным тентом» — вещь не просто остросоциальная, а по-настоящему душераздирающая. Хотя написана безо всяких попыток писателя пробить читающих на слезу, а напротив, очень сурово и скупо. «Может ли джентльмен назвать женщину свиньёй?» — задаёт Лондон вопрос в начале рассказа. И, дойдя до конца, читатель отвечает — да, может. Если эта женщина — молодая знатная красавица, для которой отправить ребёнка на смерть, поиграть его жизнью — весёлая забава. Эта красивая дама с улыбкой ставит нищего мальчика перед соблазном: заработать за один раз целое, по его детским меркам, состояние, но при этом подвергнуться громадному риску погибнуть. И соблазн оказывается слишком велик. После трагической гибели ребёнка богатая красавица весьма опечалена: ведь это событие испортило ей настроение и создало определённые проблемы. Задумайтесь, уважаемые читатели, сколько таких современных состоятельных дам в пьяном угаре сбивают детей своими дорогими автомобилями, а потом искренне переживают об испорченном настроении и юридических проблемах? Так что произведение, право же, очень актуально для наших реалей.

Рассказ «Отступник « вызовет у вас не меньшее негодование по адресу любителей усесться на чужую шею. Порой так усесться, что шея эта начинает нещадно болеть, как, впрочем, и весь остальной организм. Это не понаслышке знает маленький герой лондоновского рассказа – мальчик Джонни, вынужденный целыми днями трудиться на фабрике. «Справедливый капитализм, в котором каждый, кто готов хорошо работать, получает достойные деньги», как-то неласково обходится с юным трудягой, тянущем на себе всю семью. Хотя работает мальчик настолько усердно, что в ушах у него стоит стук фабричных механизмов, благосостояние его не увеличивается. Вся мечта этого ребёнка — попробовать необыкновенное блюдо с названием «Плавучий остров», которое постоянно обещает приготовить его мать. Но когда блюдо всё-таки приготовлено, мальчик даже не ощущает его вкуса — до того он измотан монотонной фабричной работой. И опять-таки, вполне актуальный рассказ: отупляющий труд в карман «дяде», с минимальной зарплатой и желанием застрелиться под вечер, вполне присутствует и в наши дни. Отнюдь не всегда потому, что ты ленив и бездарен — порой просто не остается другого выхода. Да и наши мечты начать жить хоть немного лучше часто превращаются в такой вот “Плавучий остров”: когда после долгих лет мучительного труда это удаётся, измочаленному человеку уже, собственно, ничего и не надо.

Последний рассказ, о котором хотелось бы сказать отдельно — это «Куалу-прокажённый» . Если бы Дж. Лондон мог переместиться вперёд во времени, то я думаю, данный рассказ он бы посвятил не только своему обществу, но и нашему. Всем тем, кто восхищается западным капитализмом, таким чистым и добрым к своим гражданам, абсолютно не задумываясь, какую цену за него платят страны «третьего мира». Рассказ, в сущности, об этом. Куалу — индеец, вождь тридцати прокажённых, скрывающихся от людей, чтобы не быть заживо погребёнными на острове Молокаи, где им придется медленно и мучительно умирать. На землю индейцев приехали белые люди — они частью истребили коренных жителей, частью споили ромом. Но ведь кто-то должен заниматься тяжёлым трудом и гнуть спину на плантациях? Оставшиеся индейцы не хотят работать на белых. Именно за этим новые хозяева земель начали привозить рабов из Китая, а китайцы, в свою очередь, завезли проказу. Заражённых индейцев запирают от мира и людей, лишая последней возможности дожить свои и без того отравленные болезнью дни на свободе. Поэтому люди, поражённые тяжёлым недугом, скрываются и поддерживают друг друга. Рассказ заканчивается трагически: властям надоело ловить строптивых прокажённых, и их решено попросту уничтожить. Расстрелять прямой наводкой. Ведь это не полноценные люди, а индейцы — к тому же, заразные. Люди третьего мира, не более того. Как и чернокожие жители Африки, задыхающиеся сегодня под тоннами технического мусора из стран с «хорошим западным капитализмом», которыми не жалко пожертвовать в угоду своего рыночного благополучия.

У Джека Лондона ещё много замечательных рассказов. О стойких и мужественных людях, о карикатурной погоне за прибылью, об индейцах, отстаивавших свою землю от белых, об отважных путешественниках, о верной любви. Но именно вышеприведенные произведения мне кажется правильным назвать «рассказами для будущих революционеров». Рассказами, пробуждающими чувство социальной справедливости, ненависти к толстосумам, пьющим соки из трудящихся, рассказами, зовущими на борьбу. Суровую и беспощадную, как Северная Глушь.

Ознакомьтесь с ними повнимательнее, не пожалейте одного-двух часов вашего времени. Быть может, они позовут на борьбу и вас?

Больше актуальной информации на официальном сайте партии РОТ ФРОНТ

Источники:

http://www.syl.ru/article/295789/djek-london-biografiya-lichnaya-jizn-interesnyie-faktyi-knigi
http://londonjack.ru/spisok.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5aa6400377d0e601d3c381c6/5ac4d05255876badcbb79c1a

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector