2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дворянская усадьба. Усадебная культура

УСАДЕБНАЯ КУЛЬТУРА

СОДЕРЖАНИЕ

Глава I. Усадебная культура …………………………………………………..3

Глава II. Шуйские истоки творчества К.Д. Бальмонта. Анализ биографического романа «Под новым серпом»……………………………. 9

Список используемой литературы…………………………………………..24

ВВЕДЕНИЕ

УСАДЕБНАЯ КУЛЬТУРА

Культура русского дворянства является частью русской национальной культуры. Дворянство в России довольно долгое время считалось «первенствующим сословием.» Оно зародилось в ХII веке и, развиваясь, своего расцвета достигло в ХVII — первой половине ХIХ века. Дворянство различалось между собой по происхождению — «родовитости», богатству, образованности. Богатое дворянство к ХIХ веку являлось крупным землевладельцем, обладало крепостными крестьянами, властью. Это был высший слой — аристократическая часть Российского государства. Русская аристократия не была однородна по-своему происхождению. Это были и потомки феодальной землевладельческой знати и потомки царских приближенных, и известных государственных деятелей.

Одной из частей дворянской культуры является усадебная культура. Дворянская усадебная культура — это сложное многоплановое явление русской культуры. Усадебная культура многообразна.

Это и культура аристократических дворянских кругов, культура передовой дворянской и крепостной интеллигенции и часть народной культуры. На протяжении нескольких веков дворянские усадьбы выполняли несколько функций:

— они фактически являлись организаторами сельского производства;

— были центрами экономического и культурного развития значительных территорий;

— архитектурные ансамбли усадеб, хозяйственные постройки, парки, пруды, кладбища, часовни, церкви, своим существованием оказывали огромное влияние на окружающих;

— в провинциальные дворянские усадьбы привносилась культура и быт столичных городов. Музыка, живопись, театр, библиотеки, коллекции старинных вещей и редких растений становились неотъемлемой частью дворянских усадеб;

— дворянские усадьбы располагали к творчеству, сочинительству. В них воспитывался цвет русской интеллигенции XVIII-XIX 1 .

Описание усадеб даны в мемуарах, литературных произведениях. Свое отношение к усадьбе К.Д. Бальмонт выразил следующими словами: «Без своих Гумнищ я трудно могу представить Россию и мое отношение к ней. Без

1 Большая Советская Энциклопедия//Изд. 3, Т. 27. – М, 2005.

Гумнищ, я может быть, яснее вижу общие законы, необходимые для моей Родины, но я не буду до пристрастия любить их»[1].

Неповторимая атмосфера усадьбы сформировала мироощущение не одного поколения дворян. Любовь к природе, прививаемая с самого детства, вырастала до любви к Отечеству. В усадьбах прошли детские годы Чаадаева, Оболенского, Бестужева-Рюшина, Лермонтова, Бальмонта… Они созревали как личности в условиях усадебного быта и в последствии всю жизнь были связаны с этим бытом. Дворянские усадьбы являлись не только прекрасными архитектурными сооружениями, часто они являлись центрами ремесла, народного творчества, являлись центром культуры в тех местах, где располагались.

Усадьбы возникают в конце XVI — начале XVII вв. Своего расцвета они достигают во 2-ой пол. XVIII — 1-ой пол. XIX вв. Это было связано с рядом социально-экономических и политических факторов:

— дворянство становилось опорой абсолютной монархии в центрах и на местах. Усадьба в XVIII в. являлась как бы первичной ячейкой дворянской администрации, особенно при Екатерине II;

— являясь крупным землевладельцем и обладая монопольным правом на владение крепостными крестьянами, дворянство становилось самым богатым классам;

— с XVIII века дворянство становится самым образованным, благовоспитанным сословием[2].

Имея огромные богатства, высокий уровень образования, освобождения Петром III от обязательной воинской службы, дворянство, особенно аристократия, могли создать себе целостные усадебные ансамбли, в которых присутствовал целый «букет искусств»: архитектура, живопись, скульптура. Часто в усадьбе текла богатая духовная жизнь. С самого своего рождения усадьбы выделялись своими архитектурными постройками, планировкой, особым бытом. Усадьба складывалась в крепко спаянный архитектурный ансамбль, состоящий из комплекса жилых зданий, садово-парковых устройств и целого ряда хозяйственных строений. Усадьба глубоко входила в быт дворянского общества и становилась наиболее распространенной формой как загородного, так и городского строительства. Особенно большой размах строительство усадеб получило в конце XVIII — начале XIX века. Дворянские усадьбы подразделялись по богатству, роскоши, назначению на царские (императорские) и аристократические усадьбы — дворцы, (например, в подмосковье — Кусково, Останкино, Архангельское, Измайлово; под Петербургом- Петергоф, Царское село, Гатчина, Павловск) и усадьбы крупного, среднего и мелкого дворянства. Они различались между собой по размерам, планировке, бытовым укладам.

Дворцы-усадьбы окружали обе столицы. Общее для них было — богатство, великолепие, планировка усадеб. Их обустройство зависело от моды, особенностей архитектурных стилей того времени, вкусов своих владельцев. Московские усадьбы отличались разнообразием, на них оказала влияние широта мест. В Петербургских усадьбах больше присутствовало единообразие размеренных участков 1 .

Важной составной частью дворянской усадьбой культуры были сады и парки. Часто они занимали большую площадь и объединялись с прилежащими к ним рощами и лесами. В зависимости от местных условий парк располагался с трех, с двух, либо с одной стороны. Иногда он окружал усадьбу. Каждый усадебный парк был тесно связан с жизнью своего владельца, своеобразен, нес в себе какие-то особенности вкусов, взглядов своего создателя. В зависимости от времени в России создавались различные по планировке усадебные парки. Здесь Россия шла за Западом. В XVIII веке преобладали так называемые «французские парки». В основе плана здесь лежала рациональная схема, четкая геометрическая система расположения аллей. Аллеи играли важную роль при создании парков. Система аллей помогала ориентироваться в усадебном комплексе. Аллеи направляли внимание человека на архитектурные сооружения: павильоны, беседки, водоемы.

В конце XVIII- начале XIX века появляются пейзажные парки (английские), в них вносится романтическая черта, их фоном служит естественный окружающий комфорт. В парке устраиваются руины, гроты, всевозможные сюрпризы. Часто планировка парков сочетала в себе элементы регулярных и пейзажных парков. В парке устраивались гуляния, фейерверки, театральные представления, катание по искусственным прудам и каналам.

В дворянских усадьбах текла богатая духовная жизнь. Природа, архитектура — вся обстановка располагали к творчеству. В богатых дворянских усадьбах создалась особая атмосфера интереса к искусству, художествам, собиранию, коллекционированию.

Усадьбы были также местом праздников и развлечений. Праздники

1 Степанов А.В. Метленков И.Ф. Архитектура. — М, 2004.

давали возможность завести и поддерживать нужные знакомства, имели воспитательное значение для молодежи. К его подготовке относились серьезно. Праздники посвящались определенным семейным событиям, датам. Проводились по специальным программам. Продолжались 2-3 дня, иногда недели. Для игры в усадьбе специально отводился определенный участок, точнее, аллея игр. В ней размещались карусели, качели разных видов.

Любимым и страстным увлечением жителей усадеб была охота. У крупных помещиков имелись огромные псарни, в которых содержалось до 100 и более собак. Для псарен в усадьбах сооружались специальные здания. Выход на охоту обставлялся чрезвычайно празднично и торжественно. Участвовать в ней приглашалось множество гостей. Такие поездки продолжались иногда по 2-3 недели. С музыкой, с песенниками, плясунами и с великим запасом вина 1 .

О значении культурного наследия в жизни любого общества написано очень много. Являясь овеществленной традицией нескольких поколений, оно создает ту питательную среду, в которой развивается наша современная культура.

Читать еще:  Анализ произведения «Капитанская дочка» (А. С

Среди широкого ряда объектов, составляющих культурный фонд страны, особое место занимает усадьба как явление самобытное и многогранное, в котором сфокусировались все социально-экономические и историко-культурные процессы России.

В этот период происходит резкое изменение бытовой культуры — от замкнутости и закрытости позднего средневековья — к демонстративности и представительности XVIII века. Это выражалось во всем — пространственной композиции и интерьерах усадебного дома, в регулярном французском и пейзажном английском парках. И если регулярный парк был рассчитан на зрелищные эффекты, то английский парк ориентировался на уединенное размышление и философствование.

Коренным образом изменилась усадебная культура после 1861 года. Изменения были настолько глубоки, что один из первых исследователей этой проблемы И.Н.Врангель заявил об угасании усадебной культуры, о смерти усадьбы 2 .

1 Коробка М.Ю. Терминологические вопросы в изучении усадеб. // Российская провинция и ее роль в истории государства, общества и развитии культуры народа. Ч. II. — Кострома, 2004.

2 Врангель Н.Н. Помещичья Россия Старые годы. 1910. №7-10; Он же Старые усадьбы. Очерки русского искусства и быта. СПб. 1910

Возражая Врангелю, следует заметить, что усадьба продолжает существовать, но как основа поместного хозяйства России она уходит в прошлое, в корне подрываются основы самодостаточности вотчинного

Меняется социальный статус владельца. Появляются купеческие усадьбы. Характерной особенностью этого времени стали усадьбы художественные центры, в которых творческая интеллигенция, обращаясь к народным истокам, способствовала возрождению древнерусской традиции (вспомним Абрамцево, Талашкино, Поленово).

Таким образом, говорить об угасании усадебной культуры в этот период можно не впрямую, а опосредованно. Угасала дворянская усадебная культура, ее четкие границы размывались новыми привнесенными элементами купеческой и мещанской культуры.

Перестраивались усадебные ансамбли и интерьеры в соответствии с новыми художественными вкусами (усадьбы модерна, неоклассицизма), менялся усадебный быт. Все чаще стало звучать слово «дача» как символ обособленного сельского уголка, где протекала в основном летняя жизнь городского жителя.

Именно в этот период в литературе, поэзии, художественной культуре появляется ностальгия по угасающей усадебной жизни. Идет процесс «канонизации» усадьбы как символа «родового гнезда». Усадьба в этот период как бы существует в двух измерениях — в реальности и в творческом воображении художников и писателей. С 1917 года усадебная культура, как самобытное многомерное явление, была уничтожена. Справедливости ради необходимо отметить, что многое было спасено, прежде всего, специалистами-музейщиками, архитекторами и искусствоведами. Но, увы, — далеко не все.

Такова эволюция русской усадебной культуры, на протяжении нескольких столетий занимавшей ведущее место в общем историко-культурном процессе России.

Как уже отмечалось, понятие «русская усадебная культура» было многомерным. Синтетичность — вот ее характерная особенность. В усадебной культуре был соединен широкий круг проблем окружающего мира. Прежде всего, это проблемы художественные, которые характеризуют взаимосвязь пластических видов искусства — архитектуры, садово-паркового, прикладного и изобразительного со зрелищными музыкой, балетом, театром, народным искусством.

Важное место занимает и круг философско-культурологических проблем, исследование которых за последние годы стало ведущим направлением в изучении усадебной культуры. Проблема «русская усадьба — модель мира» ориентирована на понятие ментальности.

Характерной особенностью усадебной культуры, рассматриваемой в контексте этой проблемы, является ностальгия по прошлому, традиционализм. Идеалы прошлого, представлявшегося прекрасным и светлым, претворялись владельцами усадеб в садово-парковой архитектуре (средневековые руины, гроты), в фамильных портретах, которые становились как бы связующим звеном между владельцами нынешними и минувшими. Не обладая в своем большинстве высокими художественными качествами, они обрастали легендами и мифами. В этом выражалась мифологизация усадебного быта.

Неосознанное стремление создать в усадьбе особую театрализованную среду, определенная канонизация своего родового гнезда выражалось в частных усадебных музеях, коллекциях, семейных альбомах, монументальных памятниках друзьям и покровителям.

Парковая культура дворянских усадеб Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Грищенко В. В.

Текст научной работы на тему «Парковая культура дворянских усадеб»

ПАРКОВАЯ КУЛЬТУРА ДВОРЯНСКИХ УСАДЕБ

Значительное число свободных люде в России второй половины 18 -середины 19 столетия рождались и проводили большую часть жизни в усадьбах, которые своими архитектурными оформлениями и наполненностью поэтическими символами, а также сложившейся манерой времяпровождения, суть которой можно определить словами «вольная праздность», по крайней мере в идеале должны были имитировать райский «вертоград заключенный». Как и во всей средневековой Европе, с раем в Древней Руси ассоциировались прежде всего монастырские сады. Но не только они, а также и загородные резиденции князей. У Андрея Боголюбского была усадьба под Киевом, называвшаяся Раем: у Даниила Галицкого и Владимира Васильковича Волынского был на горе на берегу озера город Рай. По всей вероятности, московская знать также имела «райские сады», которые во времена Петра 1 все чаще назывались «парадизами». Ориентация усадьбы на архетипический образ Рая оказалась весьма устойчивой. Ее вариантом было метафорическое соотнесение дворянских резиденций с Небесным Иерусалимом. В обширнейшей мемуарной литературе, посвященной усадебной жизни, сравнение родовых гнезд с раем встречается достаточно часто. Достаточно вспомнить популярные названия усадеб: Отрада, Отрадное, Приютино, Воронцово-Беспечное, Прибежище, Забава, Милое, Нерастанное и, наконец, Рай-Семеновское, Раек. Знаменателен контекст, в котором появляются сравнения с Эдемом. Чтобы поглубже вникнуть в его специфику, позволим себе процитировать несколько текстов, относящихся к разным историческим эпохам, начиная с середины 18 века (когда еще живо было барокко) и кончая рубежом 19 и 20 вв.

Для начала обратимся к «Запискам» Андрея Болотова — известного агронома, лесовода, теоретика и практика усадебного строительства, и, в частности, садоводства. Нижеследующее описание относится к его родной усадьбе Дворяниново Богородицкого уезда Тульской губернии. Слово «рай» или «парадиз» в нем не появляется, но как иначе назвать место, где человек чувствовал бы себя столь отрадно? (см. Стр.57).

В приведенном фрагменте Болотов намекает на райскую жизнь в усадьбе, апеллируя к образу Творца: но в то же время он весь во власти традиции античной идиллии, действие которой происходит в родственном библейском раю, но более земном и лишенном сакральной метафтзики «милому сердцу уголке», для обозначения которого в античных поэтиках было изобретено выражение Ьосш атоепш, что буквально означает «возлюбленное место». На первый взгляд, автор «Записок» просто отдает дань стилистической моде своего времени, классицистической поэтике и

образности. Конечно, это так, но заметим, что изображение усадебного локуса и, шире, хронотопа, как пространства идиллического существования станет общим местом любого рода текстов (словесных, живописных) об усадьбе и позднее, причем не только в период сентиментализма и романтизма, что вполне очевидно, но и вплоть до середины 20 века (И.А. Бунин, Б.К. Зайцев). Так, например, во второй половине прошлого столетия, когда многие писатели и публицисты видели в усадьбе прежде всего зло, связанное с крепостным правом, известный театрал Н.В. Давыдов так описывает свою усадьбу Спасское в Тамбовской губернии: (см. стр.57). Умиротворенность, которую стремится передать автор этих строк, сродни ощущению тургеневского Лаврецкого, возвратившегося в родное гнездо (стр.58).

Перед нами замечательный образец усадебной поэзии с характерной для этого типа текстов образностью, которая подчеркивает идилличность описываемого места. Как указывалось ранее, усадебная культура родилась в оправе барокко: однако расцвета своего она достигла в эпоху «натуральных садов», когда формировалось новое, сентиментальное отношение к природе, связанное с целым комплексом просветительских идей, распространявшихся по Европе из первоначального источника — Англии, и достаточно рано, уже на начале 1770-х гг., добравшихся до России. Сентиментальный взгляд на усадьбу и окружающую ее природу не отменил более раннего отождествления дворянского гнезда с райским садом, хотя существующим образом его модифицировал. Д.С. Лихачев верно подметил тот факт, что пейзажный парк, ставший эстетическим соответствием рациональноэмпирической философии Джона Локка и либеральной идеологии вигов (интерес к «натуральным садам» впервые пробудили Джозеф Аддисон и Александр Поп в первой половине 18 в.), в художественной литературе появился еще раньше, а именно в четвертой книге «Потерянного рая» Джона Мильтона (1667), это в мильтоновском раю «натурально» текли ручьи, разливались озера, радовали глаз холмы и долины, луга и лесные поляны. В эпоху Просвещения важно было подчеркнуть, что «разум — это человеческая способность держать гармонию с вечным порядком вселенной. Сад — часть природы, не противоположность природе». Заметим, однако, что таков был интеллектуальный постулат, а не реальный порядок вещей того времени. Пейзажный парк в эпоху Просвещения и, позднее, романтизма не просто воспроизводил, а украшал природу, а это значило, что его пространство должно было быть ограничено от «дикости» внешнего мира, от «дикости» более в социальном, чем в природном смысле слова. И хотя имеются многочисленные факты, свидетельствующие о стремлении — как в Западной Европе, так и в России — сделать границу между пейзажным садом и естественным ландшафтом совершенно незаметной, а сам сад превратить в иллюзию «настоящей» природы (в этом направлении особенно энергично действовали теоретики садоводства — Н.А. Львов и А.Т. Болотов), тем не менее идея вертограда заключенного остается актуальной и в период

Читать еще:  Женские и не женские рассказы. Рубрика: Интимные

расцвета усадебной культуры (конец 18- начало 19 вв.), и на протяжении всего 19 столетия.

Трудно иначе объяснить ощущение исключительности, «богоспасаемости» у усадебного мира в выше приведенных текстах и в следующих фрагментах: (см. с.59). Символом усадьбы могла служить беседка, именуемая «Роза без шипов». Эта идеальность усадьбы, как и «новое чувство природы, поэтическое и созерцательное, долго переживалось эклектическим 19 в.». Недворянская интеллигенция второй половины 19 века по-своему справедливо рассматривала усадебную жизнь как уход от реальной действительности с ее больными проблемами (с.60). Примечательно чеховское сравнение усадьбы с монастырем, с местом «заключенным». Свидетельства «заключенности», завершенности усадебного бытия и семантической напряженности ситуаций «у ограды», «у калитки» нетрудно найти и у других русских классиков: А.А. Фета, А.К. Толстого, И.С. Тургенева, И.А. Бунина. Более того, психопоэтика границы сада, этого защищенного от невзгод, возлюбленного места становится привычным элементом разного рода массовых любовных романсов и песен.

Для того, чтобы усадьба выглядела как «эдема сколок сокращенный», мало было отгородить ее от внешнего мира. Она превращалась в подобие рая благодаря целому ряду факторов. Вот наиболее важные из них.

Прежде всего следует упомянуть сильно выраженный элемент игры, шире театральности. В жизни усадьбы оно проявилось очень ярко. «Каждый вступающий в мир усадьбы, — утверждают современные исследователи, — должен быть готов к переменам и перевоплощениям, должен играть ту роль, которая предназначена ему декорациями усадьбы, зовущими к любованию природой и искусством». Действительно, дома и парки были полны разного рода декораций, выполнявших репрезентативную и игровую функцию. Главный дом даже в таких богатых усадьбах, как Кусково или Останкино, строился из дерева, но в пропорциях, характерных для каменной архитектуры, а само дерево было раскрашено под мрамор. В «тупиковых» аллеях сада устанавливались замаскированные зеркала или транспаранты с нарисованными пейзажами. На протяжении всего 18в. и по крайней мере двух первых десятилетий 19 века, дворяне творили обман, который охватывал самые широкие сферы русской жизни, но в усадьбе принимал особенно спектакулярные формы. В вольерах пели диковинные птицы, в оранжереях цвели тропические растения и зрели южные фрукты. В усадьбах, и в тех, что были расположены под Москвой, и под Петербургом, и в тех затерянных среди угрюмых лесов и унылых степей, гремел салют, сверкали иллюминации и фейерверки. В рай играли. Современный искусствовед В.С. Турчин характеризует это следующим образом: (с.60).

Своеобразным проявлением игры в иллюзию были многочисленные поэтические символы, которые в изобилии появились в усадебных садах в

период увлечения сентиментальными идеалами. История и география, мифология и история литературы моделировались в разного рода «долинах Эхо», Юнговых островах», «Руссовых хижинах», «китайских павильонах», «магометовых лесах». Мода на меланхолию вызвала к жизни «аллеи вздохов», «беседки «Миловзоры», «бабушкины» пруды. В одной усадьбе рос дуб, выращенный из желудя, найденного якобы на могиле Вашингтона. Кроме того, широкое распространение получили архитектурные, скульптурные и живописные аллегории: тишины, раздумья, философии, поэзии, дружбы. Тогда же, в конце 18 века, появились знаменитые «темных лип аллеи», образу которых так повезло в русской классической (и, разумеется, в эпигонской) литературе. Таким образом создавался идеальный мир видоизменяющий старый образ райского сада в духе мечтательного сентиментализма, а впоследствии романтизма. Мир этот, как и вся послепетровская культура, был похож на потемкинскую деревню Впрочем, такие бутафорские деревни или молочные фермы с холеными коровами и буколическими пастушками строились по английской моде в парках при богатых усадьбах , владельцы которых ориентировались прежде всего на царские летние резиденции. Особенно показателен в этом отношении был Павловск. Вот как описывает поэт Ф.Н. Глинка свою прогулку по Павловскому парку в 1815 г.: (с.62). Созданная Пьетро Г онзаго художником декорация должна была производить впечатление живой натуры. Такое же впечатление должно было вызывать в эпоху культа естественной природы, в принципе, любое внутриусадебное пространство. На иллюзию вечного праздника накладывалась иллюзия «дорового», естественного бытия, идеал которого был выдвинут Просвещением. И то и другое было не чем иным, как модификацией иллюзии рая.

Пейзажный парк с его тягой к естественности и простоте стал прямой противоположностью геометризированным искусственным садам барокко, получив теоретическое обоснование в трактатах англичанина В. Чемберса, швейцарца С. Гершфильда. В России наиболее активным пропагандистом натурального сада был А. Болотов, разработавший русский вариант его, приспособленный к среднерусской полосе.

В парках теперь меньше стало скульптуры, но зато возросла ее художественная и смысловая функция. Иная роль отводилась и различным павильонным сооружениям, уподобленным античным храмам и мавзолеям. Настроению созерцательной тишины и уединенности отвечали беседки «Миловиды», названия павильонов — «храм Дружбы», «храм Любви», «Музыкальный павильон» — раскрывали склонности тонкой, чувствительной души. Сентиментальному настроению способствовали инсценировки «простого сельского быта»: деревянные «хижины», «охотничьи» и

«молочные» домики, «мельницы» — декорации, разбросанные среди ландшафта.

Парковую культуру второй половины 18в. отличал интерес к древностям. Однако чередование образов прошлого воспринимались не столько как повод для философских размышлений об истории и величии древних. В парках теперь особенно модны были строения в виде имитации средневековых и древних сооружений с мотивами крепостных башен, зубцов, стрельчатых арок, экзотического затейливого декора. Культ естественности стал определять и лицо праздненств, лишенных прежней барочной зрелищности и напыщенной парадности. Большое место теперь занимают прогулки по лесу и аллеям парка, игры на его лужайках, катание на лодках и т.п. Конечно, игровой момент праздника остается, но в нем появляется много пасторальных тем, с участием в представлениях помещичьих крестьян, одетых в национальные одежды. Большая часть созданных пейзажных парков стала воплощением идеи российского натурального сада, ориентированного на естественность, простоту и особенности среднерусской природы. Лишь в пригородах Петербурга — в Царском селе, Г атчине и частично в Павловске, а также в английской части Петергофа были созданы парки, непосредственно восходящие к английским образцам, чему немало способствовало привлечение к их устройству иностранных архитекторов и паркостроителей Ч. Камерона, Пьетро Г онзаго, И. Буша и других. Парки эти отличались своим специфическим настроением, связанным с романтическими веяниями.

Читать еще:  Широколобый: прощание с Фазилем Искандером.

Дворянская усадьба. Усадебная культура

Войти

Провинциальная дворянская усадьба как феномен русской ментальности

Так прочен в сердце и мозгу
Высокий строй эпохи прошлой,
Что с современностию пошлой
Я примириться не могу.
А.М.Жемчужников

Провинциальная усадьба с момента ее возникновения являлась хранилищем национальной культуры. Одним из первых, кто понял значение провинции в социокультурном пространстве России, был академик Д. С. Лихачев. Он же одним из первых сформулировал роль и значение дворянской усадьбы в культуре России, отметив, что она определяла «весь культурный и духовный характер русской жизни».
В истории России провинциальная усадьба всегда находилась на переднем плане «борьбы» за национальную уникальность. Причем речь идет именно об усадьбе в провинции, а не о загородных дворцах и усадьбах, созданных для культурного проведения досуга высшего общества.

Провинциальная усадьба имеет свою особенную историю происхождения, в большинстве случаев связанную с необходимостью заселения окраинных земель, так называемого «дикого поля». «Именно здесь, — пишет Л. Рассказова, — сохранялись этнокультурные традиции, обычаи и ритуалы, образцы поведения…перенесенные из центра».

Многие историки отмечают ненасильственный характер великорусской колонизации. В отличие от Запада, русский боярин не внедрялся, как это делал феодал в Западной Европе в сложившуюся крестьянскую общину, скупая крестьянские наделы, а на пограничных землях захватывая чужую территорию и устраивая на ней замок – крепость, а затем ведя оттуда войну с коренными жителями. В России происходило заселение, а не завоевание края. Это связано с обширным географическим пространством России, а также с особенностями русской ментальности. «Первоначально боярские дворы даже не были специально огорожены от крестьянских усадеб», — подчеркивает Н. Воронин.
В дальнейшем именно усадьба в провинции являлась центром культурного и социального развития России. Даже с приходом капитализма в Россию, она не теряет своей сущности и является сосредоточием высокой национальной культуры. Духовная усадебная жизнь продолжается и в этот период: старинные усадьбы приобретает творческая интеллигенция — художники, архитекторы, писатели, восторгаясь окружающим ландшафтом, они создают свои произведения, которые навсегда войдут в сокровищницу мировой культуры. Ряд усадеб, благодаря неординарности и талантам своих владельцев, превратились в заметные художественные и научные центры, имеющие как региональное, так и общероссийское значение. С конца XIX века в усадьбах стали жить земские деятели, образцовые сельские хозяева, инженеры-строители, агрономы, ученые и деятели культуры, попечители земских школ, больниц, библиотек, т.е. та активная социальная сила, одной из важнейших моральных ценностей которой было служение обществу. Такая роль усадеб не теряется вплоть до 1917 года, когда с лозунгом «Мир хижинам, война дворцам» усадьба вышла на первый план социального противостояния, оказавшегося для нее смертельным.

В наши дни вновь возрос интерес к усадебной культуре, о чем говорят многочисленные публикации в изданиях «Памятники Отечества», «Наше наследие», научные работы, посвященные этой теме. В Москве действует Общество изучения русской усадьбы, которое возникло в 1920-е годы, были разработаны принципы «усадьбоведения». Все это связано с поиском национальной идеи, наших «исторических корней». В размышлениях о судьбе русской дворянской усадьбы все чаще звучит обнадеживающий намек на то, что история усадьбы – как модели русской жизни – не закончилась в 1917 году. А раз так, то возможно ее возрождение в будущем.

В настоящее время на территории нашей страны действует ряд музеев – усадеб, в большинстве случаев — это мемориальные усадьбы, история которых связана с жизнью и деятельностью поэтов и писателей. Однако, как замечает В. А. Гречухин, именно при возрождении усадьбы «общество оказалось вынужденным создать миф. И в первую очередь там, где в сохранившихся усадьбах появились музеи…» Автор говорит о двух уровнях усадебных мифологем: музейной и низовой (слухи о кладах, подземельях, призраках и т.д.). Возникновение же музейных мифологем вызвано потребностью «одухотворения среды».

К сожалению, сегодня происходит формирование именно низового, приспособленного под обывательский вкус мифа дворянской усадьбы как места, где плясали, гуляли, крутили романы, объедались – в общем, вели праздный образ жизни. Музей – усадьба стала своего рода «русским сувениром» с комплексом аттракционов (балами, катаниями на лошадях, русской кухней и т. д.), якобы приобщающих к нашим историческим корням. Научный сотрудник музея – заповедника «Михайловское» В. Козьмин так пишет по этому поводу: «Стоит ли смешивать божий дар с яичницей? Даже если яичница подана на роскошном этнографическом подносе. Ведь здесь созидались не особенности национальной кухни, а особенности русской литературы».

Л. Рассказова пишет о том, что «воспроизведение в музейных усадьбах самого нехарактерного, не определяющего статус усадьбы как модели русской жизни – досуговой сферы, может привести и приводит к тому, что мы формируем у посетителей самое пошлое, дачное, столь ненавистное классикам и усадебным современникам обывательское отношение к усадьбе».

Основой, на которой строилась русская усадебная модель жизни, являются земля и родовые традиции. Русскому человеку издавна было свойственно сакральное отношение к земле. Русская культура вся была пронизана нравственным началом. Человек ощущал себя частью мира, а земля для него была святыней. «Конечная цель человеческой деятельности, — пишет Д. Лихачев, — преображение мира». Именно на преобразование среды, а не на получение прибыли была направлена усадебная деятельность. Труд человека в сотворчестве с природой – одна из основополагающих черт усадебной модели поведения. Не случайно одним из главных мифологических образов усадьбы был сад — результат взаимодействия человека с природой.

По мнению Л. Рассказовой «преображение среды по законам красоты – это один из главных культурологических смыслов русской усадебной модели жизни, функция усадьбы, ее наследие и завещание нам».

1.Козьмин, В. Мельница в Бурово// Мир музея.- 2003.- № 3
2. Анучин, В. А Географический фактор в развитии общества/ В. А. Анучин.- М.: Мысль, 1982.
3. Гречухин, В. А. Перед небытием и после небытия: к вопросу дворян, усадеб. культуры сел. России) // Угличская усадьба: ст. Углич: УИХМ, 2003
4. Рассказова, Л.В. Мир провинциальной дворянской усадьбы: культуролог. Аспект: ст. Вып. 8. Углич:УИХМ, 2003
5. Лихачев, Д. С. Воспоминания. Раздумья. Работы разных лет. Т.2/ Д. С. Лихачев.- Санкт- Петербург: изд- во «АРС», 2006

Источники:

http://studopedia.ru/12_44163_usadebnaya-kultura.html
http://cyberleninka.ru/article/n/14478631
http://nellyt.livejournal.com/2430.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector