0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое эпос, лирика и драма. Шестая

Эпос, лирика, драма

Л итературные произведения принято разделять на три основных рода (или, иначе, вида): эпос, лирику и драму. Это разделение восходит ещё к временам Древней Греции и впервые было намечено философом Аристотелем в его трактате «Об искусстве поэзии» (IV в. до н.э.).

Некоторое представление о трёх главных видах литературы есть у каждого из вас, но те, кто никогда не задумывался о смысле этого разделения, часто имеют о нём упрощённое, не совсем правильное понятие. Многим кажется, что лирика — это обязательно стихи, с ритмом и рифмой, драма — то, что играют на сцене, а эпос — это любой художественный прозаический текст. Однако чуть более искушённый читатель знает, что и драмы бывают в стихах, а древние поэмы — например, «Илиаду» и «Одиссею», называют “эпическими”. Зато и в прозе бывают иногда небольшие рассказы, в которых почти нет событий, а главную роль играет настроение. Цикл своих рассказов, написанных в таком роде, русский писатель И.С. Тургенев назвал «Стихотворения в прозе».

Задача эпоса (по-гречески “эпос” значит повествование) — описывать события. В эпическом произведении авторский взгляд — это взгляд со стороны. Очень долго эпос не умел и не брался описывать события внутренней жизни человека, но даже когда такие описания появляются, автор, для того чтобы рассказать о своих переживаниях, должен сделать как бы шаг в сторону и взглянуть на своё внутреннее состояние чужими, отстранёнными глазами.

Эпос — это соразмышление повествователя и его слушателей (а позже — читателей) о смысле происшедших событий. Размышление требует спокойного, трезвого взгляда на вещи. Часто говорят: “Рассказано с эпическим спокойствием”. В самом деле, Гомер, к примеру, с одинаковой обстоятельностью, “не опуская глаз”, рассказывает и о том, как циклоп доит своё стадо, и о том, как он убивает и ест спутников Одиссея. Вернее, рассказывает об этом в поэме сам Одиссей, но и он не привносит в рассказ своих чувств: страха, жалости, отчаянья. Его отделяет от этих событий пройденный путь и прожитые годы — эпическая дистанция, которая придаёт взгляду отстранение.

Зато при таком беспристрастном, объективном рассказе становится понятнее связь причин и следствий, из которых состоят события человеческой жизни. За хаосом повседневных случайностей открываются законы, которым подчинено движение жизни.

Лирика, напротив, более всего занята изображением чувств человека, его внутреннего состояния. Даже если лирическое произведение описывает какие-то предметы и события, описание всегда окрашено личным, субъективным отношением. Это отношение и есть главный предмет изображения. Когда мы читаем в стихах Пушкина:

Вся комната янтарным блеском
Озарена. Весёлым треском
Трещит затопленная печь, —

нас интересует не столько описание комнаты и печки (которого, вообще-то говоря, здесь и нет), сколько впечатление уюта, радости, тепла и света, которое встаёт из этих строк.

Лирика — это сопереживание читателя автору стихотворения. Лирика требует не отстранения, а наоборот, погружения читателя (слушателя) в чувства и настроения — и авторские, и в свои собственные, потому что, если мы не угадаем за авторскими словами что-то уже знакомое нам по внутреннему опыту, стихи останутся для нас как бы письмом на непонятном языке. Когда мы не понимаем стихи, мы просто не замечаем, не слышим в них того главного, о чём идёт речь.

Лирика требует от читателя умения входить в эмоциональный мир другого человека. Оказывается, нам гораздо легче это сделать, если лирический текст соединён с музыкой. Слово “лирика” по-гречески означает “произносимый под звуки лиры” — струнного музыкального инструмента, который, как считали древние греки, когда-то изобрёл бог Гермес и передал Аполлону — покровителю искусств. Само название лирики показывает, что она глубинной своей сутью родственна музыке — искусству, которое умеет выражать человеческие чувства, не называя их.

Это родство объясняет нам, почему лирике свойственны ритм и мера. Ритм, напевность, музыкальность помогают лирическим произведениям выразить то, что не всегда вмещают слова. Или можно сказать по-другому: музыка стиха заставляет слова выражать больше, чем они могут выразить в обычной речи. Ритм стиха сам вводит нас в нужное настроение. Сравните, например, два описания лунной зимней ночи в пушкинских стихах:

Сквозь волнистые туманы
Пробирается луна.

(«Зимняя дорога») — спокойное, светлое, печальное;

Мчатся тучи, вьются тучи,
Невидимкою луна
Освещает снег летучий.

(«Бесы») — напряжённое, тревожное, как сильные удары сердца.

Ч тение стихов, как и пение песен — если говорить не о подделках, а о настоящем искусстве, — это одновременно и наслаждение, и труд души.

Из-за того, что форма стихов достаточно сложна, а восприятие их требует определённой культуры, может сложиться впечатление, что стихи — какое-то позднее и искусственное изобретение в литературе. Это не так. Стихи древнее и в некотором смысле естественнее прозы. Ритм удивительным образом присущ человеческой речи. Русский поэт Н.С. Гумилёв сказал однажды, что об этом “знает всякий, кто, внимательно оттачивая кусок прозы, употреблял усилия, чтобы сдержать рождающийся ритм”. Потому и древние эпические сказания сложены в стихах, подобно лирическим песням. И те, и другие, по мнению учёных, возникли из древней хоровой поэзии.

Драма по-гречески значит “действие”. В ней не рассказывается о совершившихся событиях, а показываются события, как бы происходящие на наших глазах. Знаменитое определение, которое дал драме Аристотель, начинается словами: “Драма есть подражание действию. ”

Автор драмы не имеет возможности говорить “от себя”: всё, что он хочет сказать, должно быть понятно зрителю из событий, происходящих на сцене, и разговоров действующих лиц. При этом зритель вникает в события чужой жизни и начинает переживать их так, будто они близко касаются его самого. В театре (особенно в детском) часто случается, что зрители забывают, что перед ними пьеса, написанная драматургом. Бывает, что они волнуются, кричат, пытаются изменить ход действия: кого-то предупредить, кому-то помешать.

Если эпос — это соразмышление, а лирика — сопереживание, то драма делает зрителя буквально “соучастником” событий.

Долгое время драма не мыслилась и не существовала вне театра, и этим объясняются многие её особенности. Действие в драме ограничено строгими рамками. Оно должно иметь логическое начало (завязку), развитие действия и конец (развязку). Ожидание развязки держит зрителя в напряжении, которое в какие-то моменты действия нарастает, становится захватывающе острым. Такие моменты называются кульминациями — точками наивысшего напряжения действия.

Интерес зрителя к действию совсем не обязательно держится на желании узнать, “чем дело кончилось”. Более того, в Древней Греции, где родилась европейская драма, в основу драматических сюжетов обычно клались мифы, которые всем были хорошо известны. Напряжённое внимание держалось на другом. В основе драматического действия лежит конфликт — столкновение жизненных позиций героев. Драма — это всегда диалог, спор двух сторон, двух “правд”, и зрители ждут решения (или, вернее, выносят решение): что же в самом деле в той или иной ситуации является “правдой”, кто прав, кто победит в споре. Древние сюжеты осмыслялись заново, в них высвечивались острые конфликты, так или иначе задевающие каждого зрителя, и главное было — найти правильное решение, а не узнать конец какой-то давней истории.

Читать еще:  Борис и аркадий стругацкие. Братья стругацкие

К примеру, в трагедии Эсхила — первого из великих трагических поэтов Древней Греции (ок. 525–456 гг. до н.э.), которая называется «Умоляющие», спорят две стороны: девы-Данаиды, дочери царя Даная, бегущие от огромной преследующей их армии, и маленький греческий город Аргос, у которого Данаиды просят защиты.

Город оказался перед трудным выбором: с одной стороны, он совсем не обязан защищать Данаид, тем более что войско преследователей велико и могуче и город вряд ли сможет дать ему отпор. С другой стороны, выдав Данаид преследователям, город отречётся от своих принципов: от закона, права, уважения к свободе — и молча согласится с тем, что грубая сила может творить на свете любой произвол.

На сцене не происходит почти никаких событий, только разговоры: Данаиды умоляют, вестник вражеского войска угрожает, представители города решают, как им быть. И постепенно всем становится понятно, что свободный человек, подчинившись грубой силе, перестанет быть свободным. Защищая Данаид, Аргос будет защищать не стены, не богатство, а суть своего города — его свободу и независимость. И перед Данаидами открывают ворота. Трагедия завершается словами вестника о том, что вражеская армия подошла к стенам города.

Зрители не увидят, чем кончится битва. Для самой драмы это не важно: решение найдено, конфликт разрешён, развязка совершилась. Хоть, впрочем, все, для кого Эсхил написал и поставил свою трагедию, прекрасно знали, что город погибнет в сраженьи. На этом выборе правды ценой жизни основан удивительный эффект любой трагедии, который Аристотель назвал “катарсис” — очищение через страдание, или очищение самого страдания; светлый подъём духа, который ощущают все участники и свидетели трагической, но праведной развязки. Существует рассказ о том, как в час опасности афиняне поставили трагедию, чтобы поднять свой дух, после неё пошли в бой и победили.

В былые века драму считали высшим из родов литературы, соединяющей в себе достоинства эпоса и лирики. С эпосом драму роднит интерес к событию, сюжету, с лирикой — эмоциональный накал, полнота погружения зрителя в мир художественного произведения. Но происхождением своим драма существенно отличается от эпоса и лирики. Она восходит к древним обрядовым действам, которые в самом деле затрагивали всех членов рода, равно и зрителей, и участников.

К эпосу относятся следующие жанры: сказка, басня, былина, древние эпические поэмы, роман, повесть и рассказ.

В древности и в Средневековье выделялось множество лирических жанров: гимн, послание, ода, элегия, сонет, рондо, песня, романс и т.д. Но в XIX–XX веках лирические произведения чаще всего называются просто “стихотворение”, без деления на жанры.

К драме относятся трагедия, комедия и средний жанр — просто серьёзная пьеса, не такая глубокая и возвышенная, как трагедия; такие “средние” пьесы, как и весь род, называют драмами.

Есть произведения, в которых сочетаются черты сразу двух родов. В частности, существует довольно большой круг лиро-эпических произведений, в которых лирика (передача чувств) сочетается с эпосом (описанием событий). К примеру, «Бородино» М.Ю. Лермонтова — это лиро-эпическое произведение.

Деление литературы на роды и их генезис. Эпос, лирика и драма

«Литературный род –ряд произведений, похожих по типу своей речевой организации и познавательной направленности на субъект и объект» (Давыдова Т.Т. Пронин В.А. Теория литературы. – М., 2003, с. 47).

О формировании трех родов литературы писал А.Н.Веселовский в своей «Исторической поэтике» (М., 1989). По представлениям ученого, на заре искусства существовала некая синкретическая форма – хорическое действо, примкнувшее к обряду. Из него выделились вначале лирико-эпические песни, которые в условиях дружинного быта перешли в эпические песни. Те, в свою очередь, объединялись в циклы, порой достигая форм эпопеи. Позднее выделилась лирика, затем появилась культовая драма, на основе которой впоследствии возникла драма художественная.

Теория происхождения литературных родов, выдвинутая А.Н. Веселовским, подтверждается историческими данными о жизни первобытных народов. Однако эпос и лирика могли формироваться и помимо обрядовых действий.

Вопрос о дифференциации литературных произведений рассматривается с древности до современности, на каждом этапе литературного процесса возникают новые решения и приоритеты, вносятся уточнения и поправки, хотя разделение всего словесного искусства на три рода – эпос, лирику, драму остается неизменным со времен Платона и Аристотеля (IV вв. до н.э.). В эстетике древнего мира возникла тенденция понимания литературных родов как способов выражения художественного содержания.

Аристотель на основе понятия «подражание»выделил в «Поэтике» три рода поэзии: эпическую, трагическую и лирическую, которые различаются способами подражания. «. Можно подражать (. ) так, что [автор] или то ведет повествование [со стороны], то становится в нем кем-то иным подобно Гомеру; или [все время остается] самим собой и не меняется; или [выводит] всех подражаемых [в виде лиц] действующих и деятельных» – таковы краткие характеристики эпоса, лирики, драмы (Аристотель. Поэтика // Сочинения. В 4-х тт. Т.4 – М., 1984, с. 648).

Наблюдения и идеи Аристотеля дали толчок всему последующему развитию теоретико-литературной мысли. К триаде Аристотеля вернулись в эпоху Возрождения. В этом же ракурсе рассматривали литературные роды И.В. Гёте и Ф. Шиллер в своей переписке и написанной ими в соавторстве статье «Об эпической и драматической поэзии» (1797).

Вместе с тем в ХIХ веке в эстетике романтизма возникло иное понимание эпоса, лирики и драмы как определенных типов художественного содержания.При таком подходе литературные роды стали определяться с помощью философских категорий. Так, Ф.В. Шеллинг в своем труде «Философия искусства» (1802 – 1804) определил лирику как самый субъективный род (в терминологии Шеллинга — вид) литературы, в котором преобладает свобода. Лирике «разрешаются самые смелые уклонения от обычной последовательности мысли, причем требуется лишь связь в душе поэта или слушателя, а не связь объективного, или внешнего, характера». В эпосе, задача которого – быть картиной истории, объективно «изображается чистая необходимость». «Синтезом всей поэзии» Шеллинг считал драму, «в которой изображаемое так же объективно, как в эпическом произведении, и все же субъект находится в таком же движении, как в лирическом стихотворении: это именно то изображение, где действие дано не в рассказе, но представлено само и в действительности (субъективное изображается объективным)». Драма может возникнуть только из борьбы свободы и необходимости» (Шеллинг Ф.В. Философия искусства – М., 1995, с.345, 351, 398 – 400).

Наиболее удачно из этих определений литературных родов то, которое относится к лирике. Несмотря на субъективизм и абстрактность подобного подхода к литературе, именно Шеллинг впервые применил при рассмотрении литературных родов философские категории субъекта и объекта, а также охарактеризовал драму как смешанный род. Эти открытия романтической эстетики впоследствии учел Г.В.Ф. Гегель, который обосновал свою более аргументированную теорию литературных родов также с помощью философских категорий.

Особенности эпоса, лирики и драмы Г.В.Ф. Гегель обрисовал через философские понятия объекта и субъекта познания (преобладание объекта в эпосе, субъекта в лирике, синтез объекта и субъекта в драме). На этой основе характеризуется предмет каждого литературного рода: бытие в его целостности и господство событий над волей отдельных людей в эпосе; душевная взволнованность, переживания в лирике; устремленность к цели, волевая активность в драме, господство в ней человека над событием. В эпосе поэт или прозаик воссоздает реальность, существующую независимо от автора («суть дела свободно раскрывается сама по себе, а поэт отступает на второй план»). В лирике реальность, пропущенная сквозь призму авторского воображения, окрашена субъективно (содержание лирики – «все субъективное, внутренний мир», «словесное самовыражение субъекта»). В драме обнаруживается синтез объективного сценического действия и субъективного самовыражения персонажей (драма – «способ изложения», связывающий «оба первых в новую целостность, где нам предстают как объективное развертывание, так и его истоки в глубинах души индивида» (Гегель Г.В.Ф. Эстетика. В 4-х тт. Т. 3 – М., 1971, с.419 – 421).

Читать еще:  «История создания и судьба повести М. А

При этом в характеристиках эпоса и драмы Г.В.Ф. Гегель обращает первостепенное внимание на соотношение глубоко содержательных категорий события и действия. В основе эпоса находится художественно освоенное событие, в основе драмы – действие. Но сами по себе событие и действие – категории реальной жизни. Чтобы стать художественной реальностью, они должны претвориться в «материю» сюжета, композиции, художественной речи. Поэтому в эпосе и драме событие и действие предстают в виде эпической и драматической фабулы. Воссоздавая событие, эпос стремится освоить целостность бытия, захватив все его стороны и сферы. Поэтому, в отличие от драматического литературного рода эпос не ограничивается изображением действия, которое прежде всего есть устремление к конкретной цели и в силу этого односторонне раскрывает человека. Эпический автор изображает событие, предстающее как отдельное проявление многостороннего целостного бытия.

Хотя гегелевская теория литературных родов несколько противоречива, ее поддержал и развил В.Г. Белинский в статье «Разделение поэзии на роды и виды» (1841) и ряде других работ. Тем не менее он высказал замечания, побуждающие отнестись к концепции Гегеля критически. Он обнаружил случаи, когда нет прямого соответствия между родовым содержанием и родовой формой: «. Иное эпическое по форме своей произведение отличается драматическим характером, и наоборот. Бывает драма в эпопее, бывает и эпопея в драме» (Белинский В.Г. Полн. собр. соч. Т.5 – М., 1954 – с.22)

Белинский дал четкие определения эпосу и лирике: «Эпическая и лирическая поэзия представляют собою две отвлеченные крайности действительного мира, диаметрально одна другой противоположные …

Эпическая поэзия есть по преимуществу поэзия объективная, внешняя, как в отношении к самой себе, так и к поэту и его читателю. В эпической поэзии выражается созерцание мира и жизни, как сущих по себе и пребывающих в совершенном равнодушии к самим себе и созерцающему их поэту или читателю». Белинский особенно подчеркивал противоположность эпосу лирики: «Лирическая поэзия есть, напротив, по преимуществу поэзия субъективная, внутренняя, выражение самого поэта» (там же, с.10). Эпос передает видимый, лирика – внутренний мир, хотя, по наблюдению Белинского, они часто смешиваются.

В грамматических формах эпос определяется глаголом прошедшего времени и местоимением 3-го лица единственного или множественного числа. Эпосу присущи две пространственно-временные ситуации, состоящие в дистанции между настоящим временем повествования и прошедшим временем события, о котором повествуется. В лирике преобладают местоимение 1-го лица единственного числа и глагол настоящего времени. Если же лирическое волнение пережито в прошлом, оно сохраняет свою актуальность в данный момент (« Вас любил…» А.С. Пушкина, «Письмо к женщине» С.А. Есенина и т.п.).

Эпос и лирика различаются как по типу речевой организации, таки по эмоциональному состоянию автора или героя, запечатленному в тексте.

Рассматривая эпос на примере гомеровских поэм, А.А. Потебня дал следующую характеристику эпического творчества: «Эпос – perfectum. Отсюда спокойное созерцание, объективность (отсутствие другого личного интереса в вещах, изображаемых в событиях, кроме того, который нужен для возможности самого изображения). В чистом эпосе повествователя не видно. Он не выступает со своими размышлениями по поводу событий и чувствами (сравни лиро-эпические поэмы Байрона и другие). Не певец-поэт любит родину, а изображенный им Одиссей, который хочет увидеть дым родины, хотя бы затем умереть. Певец вполне скрыт за Одиссеем. Фиктивная вездесущность Гомера» (Потебня А.А. Эстетика и поэтика. – М., 1976, с.440).

В лирике Потебня отмечает единство переживания и познания, обращает внимание на способы выражения переменчивых эмоциональных состояний души: «Лирика – praesens. Она есть поэтическое познание, которое, объективируя чувство, подчиняя его мысли, успокаивает это чувство, отодвигая его в прошедшее и таким образом дает возможность возвыситься над ним.

Лирика говорит о будущем и прошедшем (предмете, объективном) лишь настолько, насколько оно волнует, тревожит, радует или отталкивает. Из этого вытекают свойства лирического изображения: краткость, недосказанность, сжатость, так называемый лирический беспорядок» (Потебня А.А., там же, с.440).

В лирике один главный герой – это автор, способный к бесчисленным перевоплощениям, но вместе с тем и самонаблюдениям. Лирическое произведение всегда являет собой «стихотворение на случай». Лирическая поэзия вследствие этого естественна и подобна экспромту.

Драма как род литературы, чаще всего имеющий сценическое воплощение, сохраняет свою систему условностей, которые любитель театра охотно признает и прощает автору. Это прежде всего то, что в драме действие происходит в строго ограниченном пространстве и времени. Последнее неизменно совпадает со временем чтения пьесы или просмотра спектакля. Временная последовательность здесь, как правило, соответствует хронологии действия, которое движется от настоящего к будущему, хотя иногда есть и события, предшествовавшие началу действия, но они неизменно обнаруживаются («Эдип-царь» Софокла, «Гамлет» В. Шекспира и др.)

Как подчеркнул Г.В.Ф. Гегель, драматический род базируется на действии и, следовательно, на конфликте. Сам термин «драма» (греч. dráma – действие) указывает на то, что принадлежащие к этому роду произведения основаны на стремительном, по сравнению с эпическими произведениями, действии, которое возникает из конфликта персонажей друг с другом, героя с самим собой, а нередко с эпохой и вневременными экзистенциальными законами («Фауст» И.В. Гете, «Каин» Д.Г. Байрона и т.п.).

«Неправдоподобие» драмы проявляется и в подчеркнутой расстановке персонажей, обязательности каждой реплики, работающей на динамику действия, в репликах в сторону, которые не слышат персонажи драмы, но слышат зрители, в длинных поэтичных монологах, напоминающих выступления риторов (озвученная внутренняя речь). Если попытаться взглянуть на драму глазами последователя Аристотеля, то нетрудно заметить ее основную тенденцию: единое внешнее действие с неожиданными перипетиями – непредсказуемыми событиями, узнаваниями, совпадениями, случайностями, связанное с прямым противоборством героев. Наряду с этим драма подражает живой речи, людям, становящимся прообразами сценических и внесценических персонажей.

Драматические произведения, как и эпические, имеют сюжет, протекающий во времени и пространстве. Но художественные возможности драмы, по сравнению с обширными возможностями эпоса, ограничены: драма относится к эпосу так же, как графика к живописи. Это значит, что в драме нет развернутого повествования, пейзажей, описаний действующих лиц, обстановки, в которой происходит действие. Все это порой крайне сжато дается в речи персонажей или в авторских ремарках. Главное в драматическом произведении – монологи и диалоги персонажей.

Можно выделить два типа драмы. Первый, основанный на внешнем действии и тяготеющий больше всего к гиперболическому или гротескному выявлению сущности персонажей. От античности и вплоть до эпохи романтизма ведущие свойства драмы отвечали главным тенденциям общеевропейского литературного развития: формы вторичной условности преобладали в ней над жизнеподобием. Однако стремление к жизнеподобной типизации, преобладавшее в реалистической и натуралистической литературе, изменило художественную структуру драмы. В XIX– XX веках ее «неправдоподобие» сводится к минимуму, внешнее действие заменяется внутренним или переплетается с ним, в образах персонажей нарастают бытовые и психологические черты (А.Н. Островский, А.П. Чехов, М. Горький и др.). Так возникает второй тип драмы. Однако «неправдоподобие» остается и в пьесах этих драматургов как одна из родовых черт драмы.

Читать еще:  Загадочные вещи. Загадочные артефакты древности

Проблема разграничения литературных родов и выделения их существенных особенностей продолжает привлекать к себе внимания литературоведов. Так, например, В.Е. Хализев соотносит основные свойства каждого из литературных родов с тремя аспектами высказывания (речевого акта): сообщением о предмете речи – репрезентацией; экспрессией – выражением эмоций говорящего и апелляцией – обращением говорящего к кому-либо, которое делает высказывание собственно действием.

«В лирическом произведении организующим началом и доминантой становится речевая экспрессия. Драма акцентирует апеллятивную, собственно действенную сторону речи, и слово предстает как своего рода поступок, совершаемый в определенный момент развертывания событий. Эпос тоже широко опирается на аппелятивные начала речи (поскольку в состав произведений входят высказывания героев, знаменующие их действия). Но доминируют в этом литературном роде сообщения о чем-то внешнем говорящему.

С этими свойствами речевой ткани лирики, драмы и эпоса органически связаны (и именно ими предопределены) также иные свойства родов литературы: способы пространственно-временной организации произведений; своеобразие явленности в них человека; формы присутствия автора; характер обращенности текста к читателю. Каждый из родов литературы, говоря иначе, обладает особым, только ему присущим комплексом свойств» (Хализев В.Е. Теория литературы – М., 1999, с.296)

Роды литературы: эпос, лирика, драма.

Эпос — (от греч. epos — слово, повествование, рассказ) — один из трех основных родов литературы, в отличие от лирики и драмы выдвигающий на первый план объективное изображение действительности, авторское описание событий, развертывающихся в пространстве и во времени, повествование о различных явлениях жизни, людях, их судьбах, характерах, поступках и т. д. Особую роль в произведениях эпических жанров играет носитель повествования (автор-повествователь или рассказчик), сообщающий о событиях, их развитии, о персонажах, об их жизни, при этом отделяющий себя от изображаемого. В зависимости от временного охвата событий различают крупные жанры эпоса — эпопея, роман, эпическая поэма, или поэма-эпопея; средние — повесть и малые — рассказ, новелла, очерк. К эпическому роду относят также некоторые жанры устного народного творчества: сказку, былину, басню.

Роман — (от франц. roman — первоначально: произведение, написанное на одном из романских (т. е. современных, живых) языков, в противоположность написанному на латыни) — жанр эпоса: большое эпическое произведение, в котором всесторонне изображается жизнь людей в определенный период времени или в течение целой человеческой жизни. Характерные свойства романа: многолинейность сюжета, охватывающего судьбы ряда действующих лиц; наличие системы равнозначных персонажей; охват большого круга жизненных явлений, постановка общественно значимых проблем; значительная временная протяженность действия.

Рассказ — малый эпический жанр: прозаическое произведение небольшого объема, в котором, как правило, изображаются одно или несколько событий жизни героя. Круг действующих лиц в рассказе ограничен, описываемое действие непродолжительно по времени. Иногда в произведении этого жанра может присутствовать рассказчик. Мастерами рассказа были А.П. Чехов, В.В. Набоков, А.П. Платонов, К.Г. Паустовский, О.П. Казаков, В.М. Шукшин.

Повесть — средний (между рассказом и романом) эпический жанр, в котором представлен ряд эпизодов из жизни героя (героев). По объему повесть больше рассказа и шире изображает действительность, рисуя цепь эпизодов, составляющих определенный период жизни главного персонажа, в ней больше событий и действующих лиц, однако, в отличие от романа, как правило, одна сюжетная линия.

Эпопея— самая крупная жанровая форма эпоса. Для эпопеи характерно:

1. Широкий охват явлений действительности, изображение жизни народа в исторически значимый, переломный момент

2. Поднимаются глобальные проблемы, общечеловеческой значимости

3. Народность содержания

4. Несколько сюжетных линий

5. Очень часто – опора на историю и фольклор

Путешествие— литературный жанр, в основе которого описание странствий героя. Это могут быть сведения об увиденных путешественником странах, народах в форме путевых дневников, заметок, очерков и так далее.

Эпистолярный жанр — это жанр литературного произведения, который характеризуется формой личных писем.

Исповедь – литературный жанр, который может носить характер эпического или лирического. одно из семи христианских таинств, в которые входят также крещение, причащение, миропомазание, брак и др. Исповедь требовала от человека полной искренности, стремления избавиться от грехов, раскаяния. Проникнув в худож. лит-ру, исповедь приобрела дидактический оттенок, став своеобразным актом публичного покаяния (напр., у Ж. Ж. Руссо, Н. В. Гоголя, Л. Н. Толстого). Но вместе с тем исповедь явилась и средством морального самоутверждения личности. Как жанр лирики И. была развита романтиками. Исповедь сродни дневнику, но в отличие от него не прикреплена к к.-л. месту и времени.

Лирика— один из трех основных родов литературы, выдвигающий на первый план субъективное изображение действительности: отдельных состояний, мыслей, чувств, впечатлений автора, вызванных теми или иными обстоятельствами, впечатлениями. В лирике жизнь отражена в переживаниях поэта (или лирического героя): о ней не повествуется, а создается образ-переживание. Важнейшим свойством лирики является способность передавать единичное (чувство, состояние) как всеобщее. Характерные особенности лирики: стихотворная форма, ритм, отсутствие сюжета, небольшой размер.

Элегия — жанр лирики: стихотворение медитативного (от лат. meditatio — углубленное размышление) или эмоционального содержания, передающее глубоко личные, интимные переживания человека, как правило, проникнутые настроениями грусти, светлой печали. Чаще всего написано от первого лица. Наиболее распространенные темы элегии — созерцание природы, сопровождающееся философскими раздумьями, любовь, как правило, неразделенная, жизнь и смерть и др. Наибольшей популярностью этот возникший в античную эпоху жанр пользовался в поэзии сентиментализма и романтизма, особую известность получили элегии В.А. Жуковского, К.Н. Батюшкова, А.А. Пушкина, Е.А. Баратынского, Н.М. Языкова.

Послание — поэтический жанр: стихотворное письмо, произведение, написанное в форме обращения к кому-либо и содержащее призывы, просьбы, пожелания и т. п. («К Чаадаеву», «Послание Цензору» А.С. Пушкина; «Послание пролетарским поэтам» В.В. Маяковского). Различают лирические, дружеские, сатирические, публицистические и т. д

Есть лиро-эпические жанры, находящиеся на стыке лирики и эпоса. От лирики у них – субъективное начало, ярко выраженная авторская эмоция, от эпоса – наличие сюжета, рассказывание о событиях. Лироэпические жанры тяготеют к стихотворной форме. Более крупный лироэпический жанр – поэма, более мелкий – баллада

Поэма — лиро-эпический жанр: крупное или среднее по объему стихотворное произведение (стихотворная повесть, роман в стихах), основными чертами которого являются наличие сюжета (как в эпосе) и образа лирического героя (как в лирике)

Баллада — жанр лиро-эпической поэзии: повествовательная песня или стихотворение относительно небольшого объема, с динамичным развитием сюжета, основой которого является необычайный случай. Часто в балладе присутствует элемент загадочного, фантастического, необъяснимого, недоговоренного, даже трагически неразрешимого. По происхождению баллады связаны с преданиями, народными легендами, соединяют черты рассказа и песни. Баллады — один из главных жанров в поэзии сентиментализма и романтизма. Например: баллады В.А. Жуковского, М.Ю. Лермонтова.

Драма — один из трех основных родов литературы, отражающий жизнь в действиях, совершающихся в настоящем. Это произведения, предназначенные для постановки на сцене. К драматическому роду относятся трагедии, комедии, собственно драмы, мелодрамы и водевили.

Трагедия— (от греч. tragodia — козлиная песнь

Источники:

http://lit.1sept.ru/article.php?ID=200900817
http://studopedia.ru/4_6201_delenie-literaturi-na-rodi-i-ih-genezis-epos-lirika-i-drama.html
http://lektsii.org/16-14843.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector