1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чем кормятся люди в туве. Тыва

Неизвестная Тува

«Нас мало, и мы все — родственники, все друг другу помогаем», — говорят тувинцы, и если это преувеличение, то небольшое. Ребенку до 18 лет продолжают дарить скот, так формируется тувинский «детский капитал», и это не сказки.

Доктор религиоведения, завотделом Тувинского института гуманитарных и прикладных социально-экономических исследований Ульяна Бичелдей подтвердила «РГ»: такой капитал есть и у ее 13-летнего внука, который, кстати повзрослев, собирается вырастить 5-6 ребятишек.

Традиции кочевников не умирают, и сейчас скота в республике огромное количество. Обложить каждую из миллиона овечек налогом здесь не стремятся — и в этом мудрость руководства Тувы. Да, есть чабаны-миллионеры, но они никогда в жизни не оформят ИП и не будут делиться с государством. Лучше пусть обеспечивают себя и своих родственников. Так и люди сыты, и овцы целы — введение фискальной нагрузки может, неровен час, и к уничтожению поголовья привести.

В правительстве не только не рушат, но поддерживают традиционный уклад жизни, и не зря: программы, которые стоят на этом вековом основании, невероятно популярны. Вот, например, «Кыштаг для молодой семьи»: молодежь до 35 лет, у которых нет работы, получают бесплатно 200 овец (там задействованы кредитные механизмы, но фактически участник программы не платит ничего, деньги бюджетные). Также семье выделяют средства для обустройства зимней стоянки: кыштаг — это зимовье. На тщательно выбранном со старейшинами месте (важно учесть все, вплоть до розы ветров) строятся дом и загоны для скота. Через два года семья должна вернуть эти 200 овечек, передать следующему начинающему чабану. А приплод они оставляют себе. «Я тоже хочу так жить!» — вздыхают чиновники, которых к участию в программе не допускают, хотя многие первым делом рвутся писать заявление об уходе из власти, чтобы взяли в кыштаг.

Понять их можно. 26-летняя Сырга и 33-летний Арсений Монгуш увеличили отару больше чем вдвое: 200 отдали, а еще 310 осталось. «Заработанное» стадо продолжает плодиться: на стоянке начался окот, ягнята носятся по кошаре, и Сырга счастлива. «О чем мечтаешь?» — спрашиваю. «Буду жить здесь до старости», — не задумываясь, серьезно отвечает Сырга. Мясо продают — один барашек «от чабана» стоит пять тысяч рублей. Кстати, тут же обретается брат Сырги, молодой специалист, выучившийся на учителя биологии, но «временно не работающий»: в школе нет вакансий. Кажется, временное для него станет постоянным: работы на стоянке хватает, да и преподавать за 15 тысяч рублей он не рвется. Здешний завораживающий простор трудно променять на узкие школьные коридоры.

Стоянка Сырги и Арсения — в Сут-Хольском районе, недалеко от поселка Кара-Чыраа. На молодых чабанов (достойную кыштага семью выбирают на сходе голосованием) здесь большие надежды, и не только в животноводстве. Неподалеку от дома Монгуш поставили три нарядные юрты: сюда намерены возить туристов. Рядом красная гора Кызыл-Тайга, а там священное озеро Сут-Холь с водой молочного цвета: вот и маршрут для гостей готов.

Тува много лет держит «знамя» демографического лидера России. В среднем по стране процент многодетных семей — 5,8. В Туве — 32. Это 30 600 семей в регионе с населением в 315 тысяч. Республика рожает и без всяких искусственных стимулов, и даже, на взгляд городского эгоиста, вопреки всему. Потому что тувинцы, в отличие от многих из нас, помнят вечные истины — суть жизни не в ее пресловутом «качестве», не в квадратных метрах на человека и не в мегабитах в секунду. Они помнят, что маленький ребенок — это бог, который ходит среди нас. И что материнство священно. Женщина, родившая много детей, всегда почиталась здесь выше всех. А тех, у кого детей не было, — сторонились.

«Если детей много — ты богат!» Эту фразу произносит в разговоре со мной Эрес — в селе Бай-Хаак он лама (духовный наставник в буддизме, учился в дацане в Улан-Удэ), и у него самого детей не так много, как ему хотелось бы: всего четверо, младшему три года. Еще Эрес с женой Чойганмаа вырастили пятерых детей ее брата, оставшихся сиротами. Чойганмаа пару месяцев как впервые вышла на работу — юристом в районную больницу за 18 тысяч. Эрес денег за свои молитвы не берет, только пожертвования: кто сколько может. Детские пособия — 700 рублей в месяц на всех. Как живут? Натуральным хозяйством.

Алла Ондар, которая руководит администрацией поселка Балгазын (рядом — сосновый бор, это заказник), пышет энергией: «Мы все просчитали! Если делать варенье и топливо из шишек — вы бы знали, как они весело горят в печи! — то внакладе не останешься! Варенье продавали бы в Кызыле. Или даже за пределами Тувы. Нужно только найти партнеров — может быть, газета нам поможет?» С партнерами пока сложно. Сейчас республика чем-то напоминает Волшебную страну из сказки про Элли и ее друзей: от остального мира ее отделяли непроходимые горы, которые герои преодолевали разными способами. Так и Тува — с одной стороны горы («съездить за Саяны» — здешнее устойчивое выражение), с другой — граница с Монголией, которую можно пересекать только гражданам России и Монголии, другим хода нет. Экономика региона, по сути, анклавная.

Над тем, чтобы изменить статус границы и сделать ее многосторонней, руководство Тувы бьется уже несколько лет. Безрезультатно. Есть давние приказы пограничной службы, которые никто не собирается менять. А ведь если бы открыть границу да сделать аэропорт Кызыла международным, моментально наладились бы связи с Китаем. Туда можно было продавать мясо и другие продукты животноводства, которые сейчас не возят никуда за пределы республики — слишком дорого. Туда пошел бы и местный уголь, который сейчас вывозить нерентабельно, и другие полезные ископаемые. Плюс туристы, сейчас их количество в мегапритягательном регионе в год не дотягивает до 100 тысяч (для сравнения: в Алтайском крае больше миллиона), и все из-за низкой транспортной доступности. Редкие гости-китайцы добираются до Тувы вкруговую: через Красноярск или Новосибирск, хотя напрямую расстояние от Кызыла до Урумчи чуть больше тысячи километров.

«Нужны ворота в Азию!» — чуть не плачут представители Тувы на крупных экономических форумах. «А не много ли ворот у нас, зачем еще одни?» — отвечают им. Хотя затрат на обустройство границы и аэропорта требуется не так и много. Гораздо больше средств нужно на строительство железной дороги Курагино — Кызыл: с годами этот проект становится все более фантастическим. Свыше 140 миллиардов рублей, и большая часть должна принадлежать частному инвестору. Желающих вложить такие деньги в долгоиграющий проект нет.

Правда, справедливости ради скажем, что многие тувинцы и не хотели бы бурного экономического роста, который неминуемо приведет к уничтожению самобытности территории. Например, Ульяна Бичелдей недавно вернулась из Монголии, где изучала быт местных тувинцев. Они живут, пожалуй, беднее наших. Но совершенно счастливы тем, что имеют: воздух, кристально чистая вода, дети. Может быть, и наша Тува не случайно прячется от нашествия чужаков за Саянами?

kiprioman

Блог Архангела

В Кызыле вечером нельзя выйти на улицу, если вы один, без оружия. Даже на группы людей нападают, многие тувинцы ходят с ножами. Уличная и бытовая преступность зашкаливает. Им категорически нельзя пить но они пьют. Дело в том что у тувинцев, бурятов и еще ряда народностей почти нет ферментов, расщепляющих алкоголь, они дуреют , едва выпив. Отсюда многие их беды и большая преступность. На фоне этого кланы у власти и они закрепили давно коррупционные схемы, ведут националистическую пропаганду в Туве. Русский язык стараются не учить, в связи с этим много граждан России, которые хоть и живут в России, но ничего о ней не знают, русский язык многие вообще не знают.

Оригинал взят у web_compromat в Тыва: национализм, наркотики и богатства

У россиян есть такая характерная черта — они очень интересуются жизнью за границей и часто мало смыслят в том, что происходит собственно в РФ. Понятно — что на слуху Кавказ и кавказцы, но в России есть регионы похлеще Кавказа, знать о которых среднестатистичеким иванам не хочется. А зря.

Речь едет о Тыве. Можно подумать — да это далекая глушь. Глушь не глушь — а именно там Емеля Володя со щуками регулярно разговаривает, именно из Тывы походит, по слухам, одиозный персонаж российской политики, серый кардинал, черный шаман, некоронованный король Зауралья, бывший МЧС и нынешний минобороны С. Шойгу.

Читать еще:  Ходячие комикс. Морган мертв в комиксе

В 2008 году украинская журналистка Т. Чорновил побывала в Тыве и написала об этом статью. Ниже привожу перевод ее на российский язык.

«Вечером на улицу не выходи», – услышала я предостережение владельцев «Газели», которые подвозили меня от Абакана (Республика Хакасия) к столице Тывы Кызыла. Потом это самое пришлось выслушивать раз десять в течение четырех дней. После этого предупреждения начинаешь внимательнее оглядываться на улицах. Днем столица Тывы – провинциальный город Российской Федерации: везде надписи по-русски, «рубленные избы», славянские лица. Но вечереет, и на улицах остаются только азиаты, «русские» как сквозь землю провалились, а вместе с ними исчезла и милиция, которой днем хоть пруд пруди.
Выхожу вечером из гостиницы и спрашиваю об этом трех тывинських джигитов, которые отдыхают на парковой скамье. «Гулять в Кызыле вечером действительно нельзя», – подтверждают ребята. «Почему? Потому, что любим ножичком резать. Понимаешь, традиция у нас такая. Вот у меня три ножевых ранения», – гордо отвечает один из тывинцев. «Поэтому, правду пишут в Интернете, что вы «русских» режете?» – ставлю вопрос в лоб. Парень сразу меняется в лице. «Ты ставишь неправильные вопросы», — шепчет он с явным подозрением.

Житель соседней из Тывой республики хакасец Виктор таксует между Абаканом и столицей Тывы. «Тывинцы будут вам рассказывать, как они любят «русских». А в действительности большинство не прочь повторить погромы россиян, которые здесь были в начале 1990-х. Даже нас, хакасов, тывинцы ненавидят. Они считают, что мы продались России. Здесь даже последний пьянчуга – националист», – эмоционально возмущается таксист. Он предупредил журналиста, что также стоит удержаться от поездок в Западную Тиву, где этнических россиян почти не осталось. Ясное дело, проблему «в Тыве режут «русских» не следует так преувеличивать. Автор статьи несколько раз в темноте ходила Кызылом и никто ее не зарезал. Также «режут» не только «русских». Для тывинской молодежи дуэли на ножах – это вопрос авторитета.

«Кстати, это россияне нас научили», – объясняет странную традицию резать ближнего своего Игорь Бадра, местный оппозиционер и экс-министр. По его словам, СССР засылал в Тиву зеков, которые пытались ставить местное население на ножи, и здесь уже тывинцы вспомнили, что именно они когда-то были передовым отрядом Чингисхана. «В селе Каа-Хем раньше жилы украинцы, настоящие бандеровцы, очень лютые были к тывинцам – иллюстрирует свое мнение Бадра, – а теперь там ни одного украинца или россиянина – все убежали. Даже чеченцы признали, что, в сравнении с нами, они более цивилизованные люди». Женщина в отделе статистики кызылской больницы скорой помощи на вопрос, сколько «порезанных» ежедневно привозят – ответила: «Двадцать!» И это на маленький стотысячный город! Есть между них и «русские». «Но не так много, как раньше. Вы знаете, мы научились быть осторожными. На улицу вечером не выходим», – сказал врач, этническая россиянка.

«Россияне здесь в меньшинстве, да и угнетаемые», – эту фразу от этнических россиян я слышала в Тыве неоднократно. Две девушки из «Сбербанка», в частности, пожаловались, что россиянам в Тыве сложно сделать карьеру, потому что на должности начальников берут исключительно тывинцев. Псаломщик Алексей из Троицкой церкви, на которой время от времени появляются надписи «Наглые русскиє, вон из Тывы» рассказал, что россияне и дальше убегают из республики, прибавив: «Есть такие, которые, напротив, сюда приезжают, но это – наркоманы, для них здесь рай».

ЛОЯЛЬНОСТЬ В ОБМЕН НА ДОТАЦИИ

Тыва лишь в 1944 году вошла в РФ. До этого ее история кое-как напоминала украинскую: некоторое время страна имела свою государственность – Тывинскую Народную Республику. Впоследствии государственных деятелей расстреляли, советская власть репрессировала интеллигенцию, шаманов и лам. Это было не так уже и давно, в 50-х годах прошлого столетия, поэтому не удивительно, что тывинцы предпочитают не обсуждать с незнакомцами национальные обиды. Тем более, что в настоящее время отделение ФСБ занимает один из наибольших домов в столице республики.

В начале 1990-х в Тыве во весь голос раздавались призывы к возобновлению государственности. Выразителем этих идей стала партия «Хостуг Тыва», то есть «Свободная Тыва». Тогда по всей стране вспыхнули стихийные погромы россиян – десятки тысяч убежали из Тывы за Саяны. В то время даже существовала партия с экзотичным названием «Союз бездомных». Она занималась тем, что заселяла этнических тывинцев в освобожденные россиянами квартиры. Представители власти неохотно вспоминают те времена. Например, мэр Самагалтая (первой столицы Тывы) Доспан Салим сообщил, что погромы имели место лишь в одном поселке. Однако этнический россиянин дядя Едик это отрицает: «В 90-х здесь была почти война. Политики вам будут говорить, что ничего такого не происходило. Мне окна выбивали, угрожали – обещали зарезать, хотя я живу в относительно спокойной восточной части страны. В настоящий момент, конечно, спокойнее, но все равно живем в страхе. Купил квартиру в Абакане, она маленькая, плохенькая, и когда что, имею куда убегать».

Тыва тогда из состава России не вышла. Хотя приняла экзотичную конституцию, в которой республика стала матрешкой, то есть было провозглашено, что Тыва – суверенное государство внутри РФ с правом выхода. О тогдашней тывинской кухне сепаратизма откровенно рассказывает Игорь Бадра, в те времена министр внешнеэкономических и международных связей. Говорит, что главным сторонником независимой Тывы тогда был глава республики Шериг-оол Ооржак: «Он меня не раз убеждал, что наше основное задание – выход из России. Ооржак мне говорил: «Чтобы защититься от агрессивных действий России, мы должны быть хитрыми и коварными, как наши предки во времена оккупации Тывы китайцами. Мы введем в «русскоязычные» населенные пункты неуправляемых молодчиков. Россияне сразу побегут из Тывы. А я буду делать вид перед Москвой, которая едва сдерживает своих тывинцев. Там поверят и даже дадут больше дотаций».

Кстати, подобная позиция власти актуальна для Тывы и до сих пор. Республика Тыва есть на 96% дотационной, именно дотации и привязывают ее к России. Сколько удалось привезти из Москвы денег – это первая новость, которую тывинскме правители сообщают народу еще на трапе самолета. Игорь Бадра говорит, что он лично за распоряжением Ооржака налаживал контакты с заинтересованными в «тывинском вопросе» должностными лицами из Китая, потом США, Германии, Турции. «Ооржак как-то дал мне дежурное задание – законтачить с . деятелями Татарстана и Чечни. С чеченцами все было просто – в Тыве тогда жил близкий родственник Дудаева Усман Вельхиев. Когда тот выехал в Москву, то принимал тывинское руководство в своем конфиденциальном офисе», – рассказывает Бадра. Чеченцы до сих пор живут в Кызыле. «Где добывают золото и растет конопля, там будет и чеченец», – шутят местные.

В середине 1990-х публичное сепаратистское движение начало угасать. Нескольких активистов «Хостуг Тыва» постигла странная смерть, и организация прекратила свое существование. (Было осуществлено несколько покушений и на Игоря Бадру, который избрал себе незавидную, как для Тиви, судьбу оппозиционера. Последний, по его словам, случился совсем недавно, 22 мая – наш собеседник утверждает, что в него стрелял сын депутата). Однако идеи свободной Тывы и партию «Хостуг Тыва» время от времени реанимирует местная элита, когда ей это выгодно. В 2005 году на основе «Хостуг Тывы» был создан мощный провластный блок. «Зачем я буду голосовать за партии, направленные на Москву. Зачем нам в Большом Хурале люди, которые служат чужому дяде?» – шла речь в программных материалах этого блока. В настоящий момент, правда, политическая целесообразность другая. В республике можно найти лишь одну партию – «Единая Россия». В ее рядах – вчерашние члены «Хостуг Тывы» и коммунисты, представители клана власти и оппозиции. «Все пауки в одной банке. Все обвиняют друг друга в национализме. И все пытаются понравиться Путину», – шутит Игорь Бадра.

ПОДСАДИТЬ НА ЖЕЛЕЗНУЮ ДОРОГУ

Представители власти в настоящее время очень осторожны в вопросах тывинско-российських отношений. Например, у Тывы в настоящий момент есть такая проблема: из Красноярского края сюда начали строить железную дорогу, до этого времени такого «свежего» изобретения цивилизации, как рельсовая дорога здесь не видели. Казалось бы, нужно радоваться, но в Тыве считают, что это – проблема. Вот Доспан Салим с осторожностью рассказал журналисту, что много жителей Тывы и политиков против. «Есть опасение, что тывинцы растворятся как нация, погибнет наша дикая природа, а русские олигархи выгребут полезные ископаемые», – говорит Доспан. «А кто те политики, которые так думают»? «Есть такие политики», – многозначительно ответил Доспан.

Читать еще:  "Картины народной жизни и природы в повести Н. В

Хотя с чужестранцами тывинцы обычно неоткровенные, другой политик, который проводил экскурсию стойбищами скотников и достаточно долго держал язык за зубами, в какое-то мгновение не выдержал. Наклонившись к уху корреспондента, чтобы не слышали хозяева юрты, он прошептал: «Отсоединиться от России? Мы постоянно об этом думаем. Нынешнее строительство железной дороги превращает нас в придаток России. Нам эта дорога не нужна. Лучше взять кредит у Китая и развивать свое хозяйство самим. А природные ресурсы, к которым русские олигархи строят железную дорогу, пусть лучше полежат – дороже будут стоить». После этого наш хозяин замолчал и на эту тему больше не сказал ни слова.

Простые жители Тывы связаны с Монголией и Китаем не меньше, чем с Россией. Большинство населения работают «челноками» – скупают дешевые китайские тряпки в Монголии и Китае и везут продавать их в Россию. А тывинская молодежь часто едет учиться не в Москву, а в Улан-Батор и даже Пекин. Китайский бизнес активно инвестирует в республику. Китайцы даже предлагали Тыве построить железную дорогу к Монголии и там соединить ее с ветвью на Китай. Тывинцы были «за». Магистраль в Монголию едва не начали строить раньше, чем ветку из России, и вовремя вмешалась федеральная власть и русские олигархи. Нашли компромисс: дорога из Красноярска пересечет Тыву и выйдет на Монголию.

Однако такое «железнодорожное» решение не всем по нраву. Например, обычная молодая мама с младенцем на замечание журналиста в общественном транспорте: «Как хорошо – вскоре у вас будет железная дорога», мгновенно омрачнела. «Не нужна нам эта дорога. Россия нас поработит», – заявила тывинка.

«А вы разве не Россия?» Женщина только недовольно поглядела.

СОЮЗ НА КОНОПЛЕ

В действительности богатые люди в Тыве сделали свои капиталы не на китайских тряпках, не на баранах, и даже не на бюджетных «откатах». Здесь богатеют на конопле. Это растение и является тем аргументом против сепаратизма, который железно держит Тиву около Российской Федерации.

Ведь далекая республика обеспечивает этим экзотичным товаром всю Россию. Если же по Саянам пройдет государственная граница – объемы сбыта существенно снизятся. На юго-востоке РФ хорошо растет не только «тывинка», но и «амурка». Именно она в случае проблем с пересечением границы «тывинки» займет ее место на рынке.

Пока еще северный рынок неограничен, в нем есть место для конопли из разных республик. И объемы зелья, которые идет из Тывы, могут поразить кого угодно. Вот, например, сообщение МВД Красноярского края за 2002 год: «В течение октября – ноября на границе Хакасии и Тывы 93 милиционера приняли участие в операции «Блокпост – Саяны». Впервые за историю России удалось изъять 450 тонн конопли».

Такое количество зелья свидетельствует о том, что наркота пересекала границу Тывы организованными автомобильными колоннами.

Легкий наркотик из Тывы через Россию странствует дальше на Запад. Игорь Бадра утверждает, что в Нидерландах действует неофициальное представительство республики. Кстати, это опосредствовано несколько лет назад подтвердила тогдашний депутат Совета Федерации от Тывы Людмила Нарусова: «С коноплей не нужно бороться, тывинцы собирают ее, потому что им нужно кормить детей. Нужно узаконить ее сбор, но поставлять в страны, где она разрешена. Например, в Голландию. Тыва в результате получит значительный источник прибыли».

Снизу пирамиды конопляного бизнеса – преимущественно дети пастухов. Это они собирают шишечки иа пыльцу, потому что малых не посадишь за решетку. Об этом в Тыве говорят откровенно. А вот кто на следующих ярусах пирамиды – тайна.

Масштабы наркотраффика через Саяны такие, что понятно: этот бизнес не может существовать без политической крыши. Хотя садят за конопляные грехи, ясное дело, лишь представителей оппозиции. Например, два года тому назад осудили родного брата нынешнего руководителя республики Шолбана Кара-олла. Когда его поймали в Хакасии с портфелем марихуаны, в настоящее время влиятельный брат тогда только соревновался за высшую должность руководителя правительства, находясь в оппозиции. Другой пример: республикой ходили слухи, что нынешний оппозиционер, противник Кара-олла – спикер Большого Хурала Оюн куда-то убежал, чтобы его не посадили как наркобарона.

Люди, с которыми общались в Тыве, намекали, что «кришует» наркотрафик не только местная элита. Мол, рыльце в анаше и у федеральной. Хотя говорить на эту тему в Тыве боятся куда больше, чем обсуждать национальный вопрос. Даже Игорь Бадра, который откровенно обвинял власть Тывы в сепаратизме, здесь призывал к осторожности: «Наркоту из Тывы в Россию транспортируют большими партиями под вооруженной охраной. Не думайте интересоваться этой темой, а то вас даже в Украине достанут». – «Кто кришует наркобизнес?» – «Государство!» – эмоционально заявляет Бадра. «Какое государство?» – «А мне не известно, какое у нас в Тыве государство. Бес его знает!»

Тува. Как живут в совсем нетипичной России

Несколько лет назад я написал пост про республику Дагестан, озаглавив его «Самая нероссийская Россия». На самом деле, это действительно впечатляет. Я давно подмечал одинаковость России, и на фоне того, что Приморье и Смоленская область между собой очень похожи, такие явления, как очень национальные республики, выглядят действительно впечатляюще.

Но Ту(ы?)ва выглядит в этом плане ещё впечатляюще, чем Дагестан. Наверное потому, что в состав нашей страны она вошла одной из последних (после неё была только Калининградчина). В общем, если хотите почувствовать себя «за границей», но реально за границу выезжать не хочется — приезжайте в Туву.

Тува находится в Центральной Сибири, на самом её юге. Попасть сюда можно, фактически, только из Хакасии или Красноярского края. Ну то есть она ещё граничит с Алтайским краеми и Бурятией, из Алтая даже сюда есть некое подобие дороги. Но пути эти для экстремалов и людей со своим полноприводным транспортом, кучей денег и т.д. А из Хакасии сюда ведут два шоссе.

От Хакасии Тува отделена горным хребтом Саян. И даже попадая в Туву из Хакасии, являющейся тоже нац. республикой, ощущаешь мощный контраст менталитетов. Удивительное дело, вроде никаких постов, погранконтролей не было, а будто бы попал в другую страну.

Я ехал в Туву автостопом. Знаю, что многие несколько пренебрежительно относятся к этому способу перемещения. Но суть в том, что в данном случае именно он помогает понять и прочувствовать эту ментальную грань между народами, между разными сторонами невидимых линий, называемых «границами».
В Хакасии никаких особенностей у автостопа нет — обычная езда, как и везде в России. Стопишь, садишься, едешь. Все всё понимают, никому не надо ничего разжёвывать. В этом аспекте — Хакасия, полноценная российская территория.

Но всё меняется кардинально, когда въезжаешь в Туву.. Стою у поворота на Ак-Довурак, останавливается каждая вторая машина, диалог каждый раз примерно такой:
— Добрый день, в Кызыл еду. Можете сколько по пути подвезти?
— Ой. Ну я не еду в Кызыл. Это тебе на автостанцию надо, там газели ходят.
— Нет, вы понимаете, я так не еду. Я еду на попутных машинах, бесплатно. «Автостопом» — это называется.
— Ну ты парень даёшь! Как это вообще так?
— Ну а вы далеко едете?
— Не, я тут в деревню соседнюю еду. Но ты вообще иди лучше на автостанцию, отсюда то не уедешь.

Помимо этого в течение часа два раза около меня образовывались правоохранительные органы и интересовались документами. Чего до этого в путешествии по Сибири не случалось ни разу.

Если повезёт и остановится водитель, который после подобного (или растянутого в два раза) диалога скажет, что он едет куда-то дальше 20-30 км, и которому удастся объяснить, что едешь бесплатно (с деньгопросами там всё в порядке, в смысле, что плата за проезд тут в порядке вещей), то можешь в принципе и ехать.

Доехав до Кызыла, я отказался ехать автостопом дальше именно из-за его такой муторности и морального высасывания всей энергии на такие разговоры. Как видим, автостоп в Туве имеет классический азиатский характер. А в довесок к тому, что после всего этого душевного выворачивания наизнанку при посадке, скорее всего поездка будет сопровождаться чередой стандартных заезженных вопросов, от которых уже на вторую неделю путешествия мутить начинает.

Читать еще:  Имя художника рериха. Рерих николай константинович

Тыва — это 80% тувинцев, и 20% русских. Почти все немногочисленные русские живут, конечно же, в столице. В 90-е здесь были гонения на русское население, кому-то даже пришлось уехать. Сейчас вроде проблем на национальной почве особых нет.

В реальности же, житель Москвы полностью ощущает себя в 17-м регионе своей страны «белой вороной» и иностранцем. Вокруг одни лишь граждане с раскосыми лицами, говорящими только на своём языке. Если в том же Дагестане из-за обилия национальностей основной язык общения русский, то здесь необходимости в этом нет. При этом надписей на тувинском вы встретите тут крайне мало.

Тувинцы почти все знают русский и свободно на нём говорят. Потому что всё же живут они в России, и всякие документы, обучение в школах, работа в гос.учреждениях проходит на русском. Но между собой они общаются исключительно по-тувински

Кстати, тувинский язык принадлежит тюркской группе.

Что мы знаем ещё про Тыву. Тыва — это опасно! Это очень-очень опасно! Вам это скажут абсолютно все, когда вы будете туда ехать. Это говорят хакасы, это говорят алтайцы, это, в конце концов, говорят и сами тувинцы. Конечно, всё сказанное надо делить на 10, и не так уж там прямо и ужасно, как пугают. Но даже и после деления останется ощутимая масса. Так что пришлось вспомнить уже чуть подзабытые ощущения путешествию по Латинской Америке и снова включить режим «безопасность».

По числу убийств на Кызыл стоит на первом месте среди региональных центров в России, и соответствует по этому показателю Гондурасу (который по этому же показателю с большим отрывом лидирует среди всех стран мира). Характер же преступности тут совсем иной, чем в Латинской Америке, и больше похож на наш российский.

То есть, в целом, тувинцы более-менее безопасны, но только до той поры, пока не выпьют. Степень их опасности после выпитого так велика, что компенсирует безопасность до этого периода :)) Вообще, как известно, алкоголь на малые народы действует плохо. И неадекватными в той или иной степени становятся все: алтайцы, буряты, эвенки, якуты, коряки, чукчи. Но не настолько, как эти. Тувинцы — воинствующая нация, и после даже немного выпитого вероятность того, что тувинец захочет вас побить, ограбить или порезать ножичком, вырастает в разы.

В связи с чем, правила безопасности тут выглядят так: не шастать по улицам вечерами, особенно это опасно в пятницу, выходные, праздники и дни получения зарплаты. В общем всегда, когда есть вероятность потребления местными алкоголя.

Несмотря на то, что в остальном республика более-менее спокойна (за исключением всяких окраинных городков типа Ак-Довурака или Чадана, там пьяные могут в любое время быть), находиться в ней лично мне было довольно неуютно.

Много гопников. До этого ездил по Сибири, причём по самым таким ядрёным местам типа Новокузнецка. Надо сказать, что гопническое движение действительно сходит на нет. Если раньше они были очень заметны в любое время, то теперь попадаются единицы, и то, в основном, повзрослевшие. Но. Только не в Туве. Вот тут гопоты хоть отбавляй! В течение всего дня туда-сюда по улицам Кызыла по улицам перемещаются стайки чотких поцанчеков — матерятся, плюются, гогочут, ходят характерной вызывающей походкой, в общем соблюдают все необходимые атрибуты. Ко мне, слава Богу, не подкатывали, несмотря на длинноволосость (хотя может уже и не можно у них подкатывать). Но кто знает, что им может в малолюдной обстановке на ум прийти.

Тувинцы вообще во-многом своему джигитизму и любви к понтам похожи на кавказцев. Да мною стала восприниматься Тува, как такой Сибирский Кавказ. Но если сравнивать, у кавказцев есть плюсы: 1) они не пьют и не слетают потом с катушек, 2) они гостеприимны. Плюсы тувинцев — 1) религиозного фанатизма и всех вытекающих тут нет, 2) понтоваться тут всё же принято поменьше, чем на Кавказе, 3) Помимо опасности попасть на пьяного молодца, тут особых проблем нет. На Кавказе может быть всякое..

Но вообще, тувинцы выглядят и ведут себя довольно традиционно. Чёрные куртки, стоянки таксистов с играми во всякие карты..

И если подытожить, то больше всего Тува воспринимается, как СНГ-страна. Независимая от России, со своим народом и языком, но где все говорят по-русски, есть русские вывески.
А если бы Тува вошла в состав СССР не как автономная область, а как отдельная ССР, сейчас бы она уже была независимой, и там бы было всё также, как в каком-нибудь Узбекистане. В то же время чисто русские восток Украины и север Казахстана сейчас — иностраные государства. Интересные, конечно, порой выходят перепетии.

Можно, кстати, по Тыве представить, как бы выглядело большинство восточных пост-советских республик, останься они в одном государстве с Россией.

Если мы вернёмся к истории, то увидим, что Тыва была вроде как с нами ещё с царских времён. С 1922 по 1944 год она была формально независима, но фактически очень сочувствовала Советскому Союзу. А в ответ Советский Союз строил в Народной республике Туве коммунизм и просвещал кочевников-тувинцев. Был введён алфавит, сначала латинский.

Фактически она уже и тогда была частью СССР

Когда наступила ВОВ, тувинский народ в едином порыве решил добровольно поддержать братское государство — выслал полк ополченцев, снабжал СССР боевыми конями, провизией.

Вступление в СССР было лишь вопросом времени. И оно произошло в 1944 году.

И сейчас Тува — полноценная часть России.

Поставляет для её правительства лучшие кадры

А реши тогда Сталин сделать Туву самостоятельной ССР — почему-то я уверен, что сейчас бы в Кызыле уже был какой-нибудь музей оккупации.

Районы Тувы называются «кожууны». Ещё одно отличие от остальной страны

Тувинцы — степной народ. Традиционно они были кочевниками. Многие и сейчас сохраняют кочевой образ жизни. Пасут скот: лошадей, овец, коров, яков и верблюдов. Часто в степи можно видеть там и сям юрты. Это одна из их хорошо сохранившихся их отличительных самобытных черт.

Кстати, число голов скота в республике в несколько раз превышает число тувинцев. В связи с чем, какая-никакая скотинка есть чуть ли не у каждого жителя. Даже городские тувинцы имеют где-то кого-то, нанимают специального пастуха, чтобы пас. Иметь пару десяток коров и отару овечек — все равно что у нас иметь огород на даче в Подмосковье.

Зато нет проблем со свежим и вкусным мясом. Тувинская кухня преимущественно мясная, ну и в целом довольно вкусная.

В храме в Кызыле. Такой роскоши, как в Калмыкии тут нет, всё скромнее.

Есть буддистские ступы около райсоветов

При этом, Тува — чуть ли единственное в мире место, где в качестве официальной религии исповедуется также шаманизм. В связи с этим, Тува очень популярна у всяких любителей эзотерики и прочего. Приезжают сюда проходить всякие практики, изучать тему..

Зачем вообще едут в Тыву? Ну в первую очередь, это, конечно же, природа.
Большая часть — это степи.

Кому-то степи нравятся, но мне в них неуютно. Я лес люблю, в нём и спрятаться можно и палатку поставить, и вообще приятно гулять. А в степи тебя ещё продувает со всех сторон, и видно отовсюду.

Саяны примыкают прямо-таки вплотную к степи

Есть лесочек и в центре страны. Тут имеется некоторое возвышение

По Туве ещё протекает великая русская река Енисей. Где-то здесь он берёт своё начало.

Как перемещаться по Туве? Железных дорог в республике НЕТ (планируется построить ветку Курагино — Кызыл). Автобусов . тоже НЕТ! Они были отменены на неопределённый срок.

Единственный транспорт для перемещения по стране — это такси коллективо. Практика стандартная — приходите на стоянку (которая обычно вовсе не там, где автовокзал), там находите коллективо в нужном направлении, и ждёте, когда наберётся полная машина. Отправляется по наполнению..

Так или иначе, краткое двухдневное знакомство с республикой Тува мне показалось достаточным. Может я и не прав, но более подробно копать здесь желания не возникло. Хотя, увиденное представляет для меня невероятный интерес!

Источники:

http://rg.ru/2019/03/17/reg-sibfo/v-tuve-zhivut-po-principu-nas-malo-i-my-vse-rodstvenniki.html
http://kiprioman.livejournal.com/329906.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5b4ca07d88b68f00a9861f64/5cd166c59680af00b2c8018a

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector