0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бунин окаянные дни история создания. Бунин И

«Окаянные дни» — краткое содержание, анализ произведения Бунина

Представляем вам обзор произведения Ивана Алексеевича Бунина «Окаянные дни» — краткое содержание основных событий, о которых он пишет в своем дневнике в 1918 году. Издана эта книга впервые была в 1926 году.

Бунин в 1918-1920 годах записывал свои впечатления и наблюдения, касающиеся событий, происходивших в то время в нашей стране, в виде дневниковых заметок.

Московские записи

Так, 1 января 1918 в Москве он писал о том, что этот «проклятый год» кончился, но, возможно, наступает что-то «еще более ужасное».

5 февраля этого же года он отмечает, что ввели новый стиль, так что должно быть уже 18 число.

6 февраля была написана заметка о том, что в газетах говорят о наступлении немцев, монахи колют лед на Петровке, а прохожие злорадствуют, торжествуют.

Далее опускаем даты и опишем основные заметки Бунина в произведении «Окаянные дни», краткое содержание которого рассматривается нами.

История в вагоне трамвая

Молодой офицер вошел в вагон трамвая и сказал, покраснев, что не может заплатить за билет. Это был бежавший из Симферополя критик Дерман. По его словам, там «неописуемый ужас»: рабочие и солдаты ходят «по колено в крови», зажарили живьем старика-полковника в паровозной топке.

Бунин пишет, что, как говорят везде, не настало еще время разбираться объективно, беспристрастно в русской революции. Но ведь никогда не будет настоящей беспристрастности. К тому же, «пристрастность» наша очень ценна для будущего историка, отмечает Бунин («Окаянные дни»). Коротко главное содержание основных мыслей Ивана Алексеевича будет нами описано далее.

В трамвае кучи солдат с большими мешками. Они бегут из Москвы, опасаясь, что их пошлют защищать от немцев Петербург.

Бунин повстречал мальчишку-солдата на Поварской, тощего, оборванного и пьяного. Тот ткнул ему «мордой в грудь» и плюнул на Ивана Алексеевича, сказав ему: «Деспот, сукин сын!».

Кем-то расклеены на стенах домов афиши, уличающие Ленина и Троцкого в связи с немцами, в том, что их подкупили.

Разговор с полотерами

Продолжим излагать краткое содержание очерка Бунина «Окаянные дни». В разговоре с полотерами он задает им вопрос о том, что будет дальше по мнению этих людей. Они отвечают, что напустили преступников из тюрем, которые управляют, не нужно было этого делать, а вместо того следовало их давно уже расстрелять. При царе подобного не было. А сейчас уже большевиков не прогонишь. Ослаб народ. Большевиков всего-то около ста тысяч будет, а простых людей — миллионы, но они ничего не могут сделать. Дали бы полотерам свободу, они бы по клокам всех с квартир растащили.

Бунин записывает разговор, подслушанный случайно по телефону. В нем человек спрашивает, что делать: у него адъютант Каледина и 15 офицеров. Ответ следующий: «Немедленно расстрелять».

Снова манифестация, музыка, плакаты, знамена — и все призывают: «Поднимайся, рабочий народ!». Бунин отмечает, что голоса их первобытные, утробные. У женщин мордовские и чувашские лица, у мужчин — преступные, у некоторых прямо сахалинские.

Далее говорится о том, что римляне ставили клейма на лица каторжников. А на эти лица не надо ничего ставить, так как все видно и без них.

Статья Ленина

Читали статью Ленина. Жульническая и ничтожная: то «русский национальный подъем», то интернационал.

Далее описывается «Съезд Советов», речь, произнесенная Лениным. Читал о трупах, стоящих на дне моря. Это утопленные, убитые офицеры. И тут же «Музыкальная табакерка».

Лубянская площадь вся блестит на солнце. Из-под колес брызжет жидкая грязь. Мальчишки, солдаты, торг халвой, пряниками, папиросами. Торжествующие «морды» у рабочих.

Солдат в кухне у П. говорит, что социализм сейчас невозможен, но все-таки нужно перерезать буржуев.

1919 год. Одесса

Продолжаем описывать произведение Бунина «Окаянные дни». Краткое содержание составляют следующие дальнейшие события и мысли автора.

12 апреля. Бунин отмечает, что прошло со дня погибели нашей уже почти три недели. Пустой порт, мертвый город. Только сегодня пришло письмо от 10 августа из Москвы. Впрочем, отмечает автор, русская почта уже давно кончилась, еще летом 17 года, когда появился на европейский лад министр телеграфов и почт. Появился «министр труда» — и вся Россия тут же перестала работать. Сатана кровожадности, Каиновой злобы дохнул на страну в те дни, когда были провозглашены свобода, равенство и братство. Сразу наступило умопомешательство. Все грозились арестовать друг друга за любое противоречие.

Портрет народа

Бунин вспоминает негодование, с которым его якобы «черные» изображения народа русского встречали в то время те, что были вспоены, вскормлены этой литературой, которая позорила сто лет все классы, кроме «народа» и босяков. Все дома сейчас темны, весь город в темноте, кроме разбойничьих притонов, где слышны балалайки, пылают люстры, видны стены с черными знаменами, на которых изображены белые черепа и написано «Смерть буржуям!».

Продолжим описывать произведение, которое написал Бунин И.А. («Окаянные дни»), в скокращении. Иван Алексеевич пишет о том, что есть два типа людей в народе. В одном из них преобладает Русь, а в другом, по его выражению, — Чудь. Но в обоих есть переменчивость обликов, настроений, «шаткость». Сам про себя сказал народ, что из него, как из дерева, «и дубина, и икона». Все зависит от того, кто обрабатывает, от обстоятельств. Емелька Пугачев или Сергий Радонежский.

Вымерший город

Продолжаем наш краткий пересказ в сокращении. Бунин И.А. «Окаянные дни» дополняет следующим образом. В Одессе расстреляли 26 черносотенцев. Жутко. Город сидит по домам, мало кто выходит на улицу. Все чувствуют себя как будто завоеванными особым народом, более страшным, чем нашим предкам казались печенеги. А победитель торгует с лотков, шатается, плюет семечками.

Бунин отмечает, что, как только становится «красным» город, сразу же сильно меняется наполняющая улицы толпа. Совершается подбор лиц, на которых нет простоты, обыденности. Они все почти отталкивающие, пугающие своей злой тупостью, вызовом всем и всему. На Марсовом Поле совершили «комедию похорон» якобы героев, павших за свободу. Это было издевательство над мертвыми, ведь они были лишены христианского погребения, закопаны в центре города, заколочены в красные гробы.

Читать еще:  Образы «футлярных людей» в рассказах А. П

«Предупреждение» в газетах

Продолжаем излагать краткое содержание произведения И.А. Бунина «Окаянные дни». Далее автор читает «предупреждение» в газетах о том, что электричества скоро не будет из-за истощения топлива. Все обработали в один месяц: не осталось ни железных дорог, ни фабрик, ни одежды, ни хлеба, ни воды. Поздно вечером явились с «комиссаром» дома измерять комнаты «на предмет уплотнения пролетариатом». Автор задается вопросом о том, почему трибунал, комиссар, а не просто суд. Потому, что можно шагать в крови по колено под защитой священных слов революции. Распущенность — главное в красноармейцах. Глаза наглые, мутные, в зубах папироска, картуз на затылок, одеты в рвань. В Одессе еще 15 человек расстреляли, отправлено два поезда с продовольствием защитникам Петербурга, когда сам город «дохнет с голоду».

На этом заканчивается произведение «Окаянные дни», краткое содержание которого мы задались целью вам изложить. В заключение автор пишет, что обрываются на этом месте его одесские заметки. Следующие листки он закопал в землю, покидая город, и потом не смог найти.

Краткий анализ произведения Бунина «Окаянные дни»

Иван Алексеевич в своем произведении выразил свое отношение к революции — резко отрицательное. В строгом смысле «Окаянные дни» Бунина — это даже не дневник, так как записи были восстановлены по памяти писателем, художественно обработаны. Как разрыв исторического времени был воспринят им большевистский переворот. Бунин чувствовал себя последним, кто способен ощущать прошлое дедов и отцов. Он хотел столкнуть увядающую, осеннюю красоту прежнего и бесформенность, трагичность нынешнего времени. В произведении «Окаянные дни» Бунина говорится о том, что Пушкин низко и горестно клонит голову, как будто вновь отмечая: «Грустна моя Россия!». Кругом ни души, лишь изредка непристойные женщины да солдаты.

Не только торжеством тирании и поражением демократии была для писателя геенна революции, но и невосполнимой утратой лада и строя самой жизни, победой бесформенности. К тому же, произведение окрашено грустью расставания, которое предстоит Бунину со своей страной. Глядя на осиротевший Одесский порт, автор вспоминает отъезд в свадебное путешествие и отмечает, что потомки не смогут даже представить себе ту Россию, в которой жили когда-то их родители.

За распадом России Бунин угадывает и конец мировой гармонии. Лишь в религии он видит единственное утешение.

Отнюдь не идеализировал писатель прежнюю жизнь. Ее пороки были запечатлены в «Суходоле» и «Деревне». Он показал там же и прогрессирующее вырождение класса дворянства. Но по сравнению с ужасами гражданской войны и революции дореволюционная Россия в представлении Бунина стала чуть ли не образцом порядка и стабильности. Он чувствовал себя едва ли не библейским пророком, еще в «Деревне» возвестившим грядущие бедствия и дождавшимся исполнения их, а также небеспристрастным летописцем и очевидцем очередного беспощадного и бессмысленного русского бунта, говоря словами Пушкина. Бунин видел, что ужасы революции воспринимались народом как возмездие за угнетение в эпоху правления дома Романовых. И еще он отмечал, что большевики могут пойти на истребление половины населения. Поэтому таким мрачным является бунинский дневник.

Бунин И. А. Окаянные дни

Свои «Окаянные дни» Бунин начал писать в 1918 году, в Москве, а закончил в 1920-м, в Одессе. В общем-то, это дневниковые записи (что подтверждается сличением записей одесского периода — Бунина и его жены, Веры Муромцевой-Буниной: описывались одни и те же события, встречи, то есть, основа сугубо документальная), которые автор впоследствии немного обработал, и в 1925—27 гг. частично опубликовал в парижской эмигрантской газете «Возрождение». Полностью, отдельным изданием, они вышли в 1936 году. В СССР «Окаянные дни» были наглухо запрещены, отчего их любили время от времени зачитывать на радиостанции «Свобода», выбирая ударные фрагменты.

— СПб.: Лениздат, Команда А, 2014. — 288 с. — (Лениздат-классика). — ISBN 978-5-4453-0648-1.

А выбрать было трудно, потому что «Окаянные дни» просто-напросто пропитаны ненавистью к советской власти, к большевизму, коммунизму и к народным массам в целом.

Революция сломала Бунину жизнь. Буквально — к 1917 году Бунин был одним человеком, знаменитым русским писателем (входящим в пятерку лучших современных ему), почетным академиком Петербургской академии наук, небедным и свободным 47-летним человеком, по праву занимающим свое место и этим довольным. Через три года 50-летний Бунин навсегда эмигрировал (по сути, бежал) из России.

В «Окаянных днях» описывается, как говорится, в реальном времени переходный период — стабильность и достаток сменяются бесправием и бедностью, устои старой власти — хаотическим новым порядком; постепенно, одна за другой сгорают надежды на скорое возвращение к старой доброй жизни. Осознание, что советская власть пришла надолго, накладывается на все новые бесчинства и преступления (в понимании Бунина) этой власти. Мир рушится. Ломаются традиции, новое — кроваво-красное, безжалостное и омерзительно-бессмысленное, наступает.

Если смотреть глазами Бунина, а это получается без особенных проблем, учитывая его литературный талант, бесспорное умение наблюдать и подмечать детали жизни, то ненависть Бунина к поломавшим его жизнь разнокалиберным вождям Революции понятна. Он, в общем-то, не стесняется в выражениях. Ленин у него — «планетарный злодей», «бешеный и хитрый маньяк», «выродок, нравственный идиот от рождения».

Ну вожди-то понятно, исполнители — чекисты, комиссары, поднявшиеся «из грязи в князи», тоже понятно — однако Бунин обильно изливает ненависть к народу в целом, причем уже на каком-то биологическом уровне: «Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские». «А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно асимметричными чертами среди… русского простонародья, — сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая. ». Беспримесная ненависть к «хаму».

Накал ненависти в «Окаянных днях» удивлял даже тех, кто большевиков, мягко говоря, не любил. Хорошей иллюстрацией этого удивления служат слова любовницы Бунина Галины Кузнецовой, которая написала в своем «Грасском дневнике»: «Иван Алексеевич… дал свои «Окаянные дни». Как тяжел этот дневник!! Как ни будь он прав — тяжело это накопление гнева, ярости, бешенства временами». Зинаида Гиппиус тоже не любила ни большевиков, ни советскую власть, и ее дневники злы, но между этой злобой и ненавистью Бунина — огромное расстояние.

Читать еще:  Анна Пушакова: Сюнга. Откровенное искусство Японии

Проще всего было бы объяснить подобные бунинские пассажи общеизвестной чрезмерной эмоциональностью, сверхчувствительностью Бунина, для которого мир всегда дуалистичен, причем на стороне добра исключительно то, что в данный момент Бунину по нраву. А все остальное — зло. Бунин о себе неоднократно писал, что людей воспринимает не умом, а нутром, и не только людей, а и всякие явления и их проявления, например, присутствуя на митинге, организованном по какому-то поводу одесскими большевиками, Бунин воспринимает происходящее деталями — визуальными, звуковыми, красный цвет плакатов и флагов вызывает у него — физически — тошноту. Это все, конечно, сыграло роль, но важно и другое.

Бунин, в общем-то, народ не идеализировал и до Революции — он постоянно бывал в «своей» деревне, общался с крестьянами, и в 1917 году тоже, и иллюзий на их счет не питал, наоборот — не раз говорил, что русские интеллигенты сперва сами создали мифический образ «мужика-богоносца», а потом жестоко разочаровались, когда образ разошелся с реальностью. Где-то у Бунина встречалось этому объяснение — дескать, мифу этому положили начало русские помещики (и дети их), приезжавшие на лето в родные деревни, где их встречали с лаской слуги, а до настоящего мужика эти помещики не добирались. Может, и так. В любом случае, Бунин, более-менее зная мужицкую натуру, с некрестьянскими массами не сталкивался. Да и одно дело в деревне со знакомыми мужичками общаться на своих условиях, когда можно в любой момент такое общение прервать, к тому же когда все эти мужички живут по царским законам, соответственно, Бунин (или какой-то другой барин) был изначально защищен. Другое дело, когда законы пропали, и никакой защиты нет, более того, бунины внезапно оказались в числе угнетаемого социального меньшинства, в ситуации, когда художника обидеть может всякий… Эта несвобода, зависимость, невозможность избежать общения с людьми, искренне Буниным считавшимися низшими, конечно же, писателя бесит до невозможности, что и проявляется в его дневниках.

Бунинская «ненависть к народу» обращена именно к тому народу, который он видел на московских и одесских площадях и улицах в годы Гражданской войны — для него этот народ состоял из разложившихся нравственно бездельников-солдат, злобных пролетариев, постоянно сулящих буржуям нож в толстое брюхо, студентов-кликуш и юродивых певцов Мировой Революции… Дескать, вот сидели эти все морлоки где-то по пригородам и подвалам, и раньше их в таких жутких количествах было не видно, а кого было видно, те себя вели подобающе, сейчас же понаехали, и раскрылись, показали себя…

Любой дневник — это субъективная летопись, бунинский не исключение, и если отбросить явные эмоциональные излишества, останется очень интересный снимок первых лет советской власти, со множеством деталей, бытовых подробностей, например что время было продвинуто вперед на 2 часа, и когда наступало девять вечера «по царскому времени», по советскому было одиннадцать (был такой декрет Совнаркома в мае 1918 г., «в целях экономии в осветительных материалах»).

Немаловажно то, что Бунин, будучи в личном плане отъявленным эгоцентриком, в отношениях с миром был столь же ярым экстравертом, он был, так сказать, инфозависимым — по возможности каждый день, часто на последние гроши, скупал газеты, не мог просто без того, чтобы узнавать новости; так было и во время Гражданской войны, и после — когда Бунин с 1940 по 1944 гг. сидел в изоляции в Грассе, покупая французские и швейцарские газеты (но там у него был хороший радиоприемник, и была возможность слушать много чего — Москву, Берлин, Лондон и т. д.). Поэтому Бунин обильно цитирует заинтересовавшие его новости из советских газет (конечно же, с едкими комментариями), и все это — бытовые подробности, отрывки из газет, пересказ слухов и разговоров с самыми разными людьми, создает комплексную картину происходящего, пусть и написанную, в основном, в мрачных тонах.

Кредо Бунина в отношении Революции он сам выразил так: «Разве многие не знали, что Революция есть только кровавая игра в перемену местами, всегда кончающаяся только тем, что народ, даже если ему и удалось некоторое время посидеть, попировать и побушевать на господском месте, всегда в конце концов попадает из огня да в полымя?»

Книга впервые вышла еще в СССР, в 1990 г., тиражом 400 000 экземпляров в издательстве «Советский писатель», затем неоднократно переиздавалась.

Ценный исторический источник, документ эпохи, написанный рукой мастера. Необходим к прочтению всякому, кому интересна история России, история Гражданской войны.

«Окаянные дни» — краткое содержание книги Ивана Бунина

События в Москве

Свои записи в форме дневника о послереволюционной России писатель стал писать начиная с января 2018 года. Последняя из них была датирована 1920 годом.

Самую первую свою запись Бунин оставил 1 января по старому календарю. Писатель подытожил, что один проклятый год жизни окончен. Но затем он спросил, что же последует за ним. В то время было сложно представить, что в будущем ждет страну.

Следующие заметки датируются началом февраля. Тогда большевики велели быть новому порядку, и надежды автора на возвращение былых времен становились все более призрачными.

Даты нет, лишь запись о том, как в вагоне трамвая Бунин встретил молодого офицера. Тот поделился новостью о том, что разговаривал со сбежавшим из Симферополя критиком. Там сейчас творился ужас. И не настали еще те времена, в которые можно будет трезво оценить, что сделала с Россией революция. А возможно, никогда и не наступит тот момент, когда можно будет беспристрастно о ней судить. Ведь есть страсть революционеров, а есть страсть тех, кто был против нее. И историкам будет интересно мнение обеих сторон.

В самом трамвае творился ад. Множество солдат с пожитками бежали из Москвы в страхе, что их могут отправить в Питер защищать город от немцев. На стены домов люди клеили листовки с обвинениями Ленина в заговоре с немцами.

Разговаривая с полотерами, автор спросил, что хорошего они могут ему рассказать. Те прямо ответили, все плохо и только бог знает, что будет с ними дальше. Ведь преступники сбежали из тюрьмы, и теперь они правят страной. И зря, говорит мужчина, царя посадили, без него народ ослаб и был не в состоянии сопротивляться.

Читать еще:  География. Прибалтийские государства

Записи из Одессы

Весной 1919 года Бунин вместе с супругой переехал жить в Одессу.

Первая запись из южного города была сделана 12 апреля 1919 года. В этот день Бунин предался рассуждениям о смысле и роли революции для простых людей. Свои записи автор ведет по старому календарю. Он, видимо, так и не привык к новым порядкам, установленным в стране.

Одессу Бунин описывает, как мертвый пустой порт и мертвый город. Недавно ему пришло письмо из Москвы, отправленное еще в августе. Но русская почта перестала существовать еще летом 1917 года, с того самого момента, как появился «министр почты и телеграфа». Ввести должность решили на европейский маневр. Вместе с ним учредили такую должность, как министр труда. Это было особенно неуместно, ведь как раз тогда Россия бросила работать.

С переездом жизнь Бунина вновь превратилась в ожидание скорой развязки. Ведь это тяжелое время должно было когда-то закончиться. В Москве люди ожидали немцев, в надежде, что те освободят ее от большевицкого движения. В Одессе же народ в надежде бегает к Николаевскому бульвару посмотреть, стоит ли французский миноносец, это их защита.

Каждое утро перед завтраком Бунин читает газеты. Их страницы пестрят лживыми статьями. Но какой бы ни была погода, автор тратит свои последние деньги на свежую газету. Все вопросы оставались без ответа, вместо них лишь громкие заголовки про успех Красной армии на фронте. Газеты были наполнены заметками о расстрелах врагов советов и предупреждениями об отключении электричества.

Автор подводит итог, что это было вполне ожидаемо, и новое правительство за один месяц оставило страну без самых важных благ:

  • фабрик;
  • трамваев;
  • воды и хлеба;
  • почты;
  • железнодорожных перевозок;
  • одежды.

И сейчас когда-то шумная и радостная Одесса погрузилась в темноту, свет погас во всех домах. Исключением стали разве что притоны преступников. Там и сейчас слышна музыка, светятся лампы, а на стенах весят знамена с надписями «Смерть, смерть буржуям!».

На улицах города стало совсем мало людей, в основном все сидят по домам. И вообще, создается ощущение, что Россия завоевана не своими гражданами, а новым, невиданным народом. И завоеватель ее спокойно расхаживает по улицам, играет на гармошке, торгует с продуктовых лотков. И нет на его лице ни капли от былой обыденности и простоты. Лицо этого завоевателя пугает и отталкивает своей злой тупостью и стремлением уничтожить все живое и бросить вызов всем и вся.

Образ Ленина

В своей книге Иван Алексеевич отзывался о Ленине особенно нелестно. Кажется, каждое упоминание этого человека, каждая кратко сделанная заметка была пропитана ненавистью к вождю. Автор не стесняется в своих высказываниях на громкие негативные эпитеты в сторону «большевистского главаря», ведь он «ничтожный» и «жульнический». Ведь в глазах Ивана Алексеевича он лишь «О, какое это животное!».

В слухи о том, что Владимир Ильич и его ближайшее окружение подкуплено немцами, Бунин не верит. Он считает новое правительство глупыми фанатиками, что одержимы лишь своей идеей. А это, по его мнению, намного хуже, ведь фанатичность стирает грани и ставит предмет своего обожания и свою идею выше всего. Это значит террор и убийство невинных, но несогласных людей. Даже Иуда успокоится после получения тридцати серебряников, но фанатик пойдет до конца ради своей идеи.

И доказательств такой идеи достаточно:

  • бесконечный террор;
  • Гражданская война в стране;
  • применение насилия с целью достижения великой цели.

Ленин же стал всего бояться. Ему повсюду мерещились заговоры, ведь он даже спустя два года не мог поверить в свою победу в октябре.

Отношение к современникам

Книга содержит не только описание страны и ее граждан в 1919−1920 гг., но и высказывания автора в адрес его современников, среди которых:

  • Владимир Маяковский;
  • Александр Блок;
  • Максим Горький;
  • Валерий Брюсов.

Рассуждения Бунина о них в большинстве своем негативные, язвительные. Иван Алексеевич никак не мог принять и простить их попытки угодить новой власти. Ведь разве могли быть общие дела между добропорядочными умными людьми и большевиками. Бунин считал, что нет.

Брюсов, Маяковский и Блок открыто встали на сторону большевицкой партии. Они совершенно глупые личности по мнению автора. Ведь эти люди одинаково превозносили и ленинскую концепцию государства, и самодержавие.

Их произведения он величает «заборной писаниной». Но самое печальное здесь то, что этот забор становится родным для всей русской литературы, и ограждается им практически вся Россия. Тревожит творца лишь одно: можно ли будет выбраться из-под этого забора. Маяковский же и вовсе не в состоянии прилично себя вести. Кажется, его хамская независимость и стереотипная прямота суждений — это обязательные атрибуты его образа.

Менее критично Иван Алексеевич относится к Тихонову и Горькому. Эти делают вид, что борются против большевиков и в открытую называют их авантюристами, которые, чтобы получить власть, прикрылись интересами простых людей. Но на самом деле они живут в реквизированной Советами «Национальной гостинице», стены которой украшают портреты Ленина и Троцкого.

Заключение книги

В одной из своих последних записей Бунин говорит, что вчера поздно вечером к ним с супругой вместе с «комиссаром» их дома заявились люди. Они пришли измерять высоту потолков, а также площадь комнат «на предмет уплотнения пролетариатом».

Автор задается вопросом, почему комиссары, трибуналы, а не законный суд. Все оттого, что, только прикрываясь такими революционными словечками, можно столь смело шагать по стране, будучи по колено в крови.

Красноармейцев он описывает как распущенных, наглых людей, с папироской во рту.

Бунин говорит, что в Одессе было расстреляно еще 15 человек, а список фамилий был опубликован. Но также из города отправилось «два поезда с подарками защитникам Петербурга». В них продукты, хотя Одесса сама дохнет от голода.

На этом заметки обрываются. Автор отмечает, что хорошо закопал последние несколько листов в землю, дабы уберечь себя и свою семью. Но в январе 1920 года, когда он вместе с близкими спасался бегством из Одессы, он так и не смог найти те листки. Поэтому 1 января 1920 года записи Бунина обрываются.

Прочитать краткое содержание книги Бунина будет достаточно, чтобы понять состояние и настроение автора и половины русского народа в послереволюционные годы.

Источники:

http://fb.ru/article/170623/okayannyie-dni—kratkoe-soderjanie-analiz-proizvedeniya-bunina
http://warspot.ru/1705-bunin-i-a-okayannye-dni
http://nauka.club/literatura/kratkie-soderzhaniya/okayannye-dni.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector