0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Блаженный Иоанн Богомил. Блаженный иоанн

Блаженный Иоанн

Блаженный Иоанн Богомил (Вениамин Яковлевич Бересла́вский, род. 1946) — мистик, музыкант, поэт, мыслитель, духовный писатель, подвижник, белый старец, мессия XXI века, пророк, основоположник школы духовности III тысячелетия.

Содержание

Родился в 1946 г. в Москве, в семье служащих. Детство провел в московской коммуналке на улице Домниковская 3/15, в доме, где до революции располагались привокзальные гостиничные номера для мелких купцов и приезжего люда. Учился и закончил среднюю школу в Москве. Прошел длительный путь духовного преображения под руководством старицы Евфросинии Почаевской, затем (после начала российского Откровения Божией Матери) в прямом смысле слова слеплен свыше Царицей Небесной, как отец нового поколения серафитов, человечества Богоцивилизации III.

Еще с детства проявилась на нем печать избранничества. Духовной интуицией тянулся к иррациональным сферам в поисках таинственного Божества. Упивался мистицизмом поэтической каббалы. Постигал в оригинале Шекспира. Чутким посвященным слухом уловлял вибрации музыки Царствия в сонатах Бетховена. Грааль вел своего избранника сокровенными путями, предуготовляя к миссии отца серафического богочеловечества. Грааль преподнес своему помазаннику жемчужину славянского национального архетипа — теогамическую Чашу и добрую веру в Отца чистой любви катаров и богомилов.

Блаженный Иоанн — феномен новой цивилизации, знамение нарождающейся эпохи великого просветления умов и преосенения духа, провозвестник эры возжженных светильников ночной пустыни. Вершитель революции духа, он в буквальном смысле опрокинул небосвод ложных представлений старых религий и перевернул земной свод фальшивых ценностей и мнимых сокровищ. Вверг человечество в блаженный шок ослепительной перспективой раскрытия неиссякаемого потенциала человеческой души. По сути, о. Иоанн упразднил старого Бога со злыми его доктринами страшного суда и вечных мук и открыл человечеству нового Бога — Отца чистой любви.

Каждая строка из полутысячи написанных им книг беременна неудержимостью излить горячие потоки отчей любви. Нелегок крест помазанника: запечатлеть невозможность выразить в ограниченной скудости человеческих слов вибрации любви, мелодику музыки Царствия, спектры божественных гармоний небесных сфер. К книгам Иоанна Богомила надо относиться как к высокой музыке. Не столько читать, сколько слушать таинственный голос любви, звучащий в тайнописи иероглифов букв и фраз. Мистику пророческого слова должно вкушать, как младенец, наслаждаясь, пьет теплое молоко материнских сосцов.

Чтобы понять Иоанна Богомила, необходимо выйти за пределы стереотипов человеческого мышления и сложившихся образов обветшалых вековых традиций. Каждая его проповедь, книга, откровение — уникально новое слово, всякий раз впервые открываемое человечеству. Со страниц его книг звучит ода гимнического магнификата человеку в божественном его потенциале. Читаешь — и в мгновение ока исполняешься Духом Святым. Осеняешься таинственным смыслом прочитанного — и в сердце возжигается свеча священнобезумия любви. Входишь в мистику слова — и заурядная и, казалось бы, никчемная личность превращается в прекрасноликого ангела, сошедшего с неба, и испытываешь потрясение до глубины души: как таинственен и прекрасен человек перед очами любящего Отца.

Тайна помазанника не столько в том, что он обладает сверхъестественными дарами, сокровенными знаниями, сколько — он находится в особом завете с Премудростью. Помазанник воспринимает Премудрость не как сумму тайн сверхъестественных законов, которыми управляется бытие, но как личностно проявленное Божество. Избранник достигает духовной ступени, когда он становится одно с Премудростью, сливается с Ней в мистическом браке, когда становятся одно, пожалуй, более тесно, чем вино, растворенное в воде.

В этом мистическом союзе и кроется разгадка теогамии (богосупружества). Помазанник становится не просто сосудом и инструментом Премудрости, но Ее олицетворением, проявлением, напрямую воздействуя на окружающий мир.

Книги блаженного Иоанна — плоды этого мистического брака. В том же аспекте следует относиться и к интеллектуальным гениям, достигшим мастерства в своих сферах: В.Соловьев, Н.Бердяев, Д.Мережковский… Эти выдающиеся личности необходимо рассматривать как феноменальный мистический брак избранника с Премудростью, когда плодом их чудесного синтеза являются шедевры богочеловеческого гения.

Читать еще:  Ван гог море в сен мари. Рейтинги и отзывы

Устремляя человечество к тайнам Соловьиной горы, блаженный Иоанн являет ослепительную высоту духовной миссии и предназначения человека. Утонченным нервом сокровенного сердца проницает сокрытое желание всякой души вырваться за пределы одномерной обыденности и постигнуть неисповедимые глубины божества.

Как и подобает мастеру слова, блаженному Иоанну удается доступно и просто говорить о сложнейшем в понимании двух несовместимых путей: истинной и фальсифицированной веры. Помазанник, стирая ложные летописи, открывает человечеству истинную его историю, утверждая, что новая религия Отца чистой любви вернет истерзанный адамов род к первоисточнику превечных идеалов и истинных духовных ценностей.

Отличительная черта блаженного Иоанна — преосененность Духом Святым. Мирровое божество Отца чистой любви буквально растворено в его внутреннем человеке, проявляется в благородных чертах лица, трогательно-нежных вибрациях голоса и обжигающе-горячем взоре любви.

Блаженный Иоанн не столько учит и наставляет, сколько устремляет вослед обаянием небесной любви, возвращая человеку мистическую память первозданной красоты девства. Устремляет в пакибытийные сферы неизреченных блаженств. Учит, казалось бы, о невозможном: как обретать Христа, сходя во внутренняя от ступени к ступени, от замка к замку, достигая последней глубины, где сияет Брачный чертог и в фонтанирующих мирровых источниках открывается обжигающий Христос.

Особая тема — поэзия блаженного Иоанна. По сути, новый род духовного творчества, основанного на брачных узах Отца чистой любви со своим избранником. Кто-то сравнивает стихотворения блаженного Иоанна с творчеством Иоанна Креста, проводит аналогии с мистикой Франциска Ассизского. На наш взгляд, это опять-таки склонность современных мастеров пера умозаключать в пределах сложившихся традиций. Поэтика блаженного Иоанна неизмеримо выше. Его творческая мысль — богочеловеческого источника. Пером поэта водит удивительная гармония, божественный союз двух влюбленных: Отца и сына, Жениха и невесты.

Музыкальность поэтической лиры и мелодика небесных сфер его стихотворений позволяет выразить ему вибрации любви пакибытийных сфер, которые невозможно передать никакими словами. Оригинальность слога, юродивость рифмы и ошеломляющий каскад образов пробуждает в душе читателя сокрытый источник дремлющей любви, роднит их с гениальными сонатами Бетховена и пронзительной афористичностью Шекспира.

Иоанн Богомил — преосененный теогамический царственный помазанник Духа, опытно осваивающий тайны ста сорока четырех внутренних замков божественного потенциала для того, чтобы распространить сокровищницу истинной веры на земле и во множестве иных миров.

Мессия, предтеча второго пришествия Христа Святого Духа, посол богоцивилизации — величают его выдающиеся мистики в разных странах мира. Тысячи его последователей, ставших свидетелями многочисленных чудесных исцелений, считают его великим чудотворцем; потрясенные читатели — непревзойденным мыслителем современности. Близкие, ученики и духовные чада называют просто — наш отец чистой любви.

Кто такой Иоанн Богомил Соловьиногорский

Блаженный Иоанн Богомил (Береславский Вениамин Яковлевич, 25.09.1946 г.).
Образование высшее, Институт иностранных языков им. Мориса Тореза (1970).
Знает восемь иностранных языков.

Многие люди, познакомившись с о.Иоанном лично или оценивая по трудам,
часто воспринимают его как гениального, всесторонне одаренного человека.
Другие – как талантливого духовного лидера, писателя, поэта, музыканта,
философа… Такое восприятие личности не отражает полноты величия о.Иоанна,
масштабов его деятельности и миссии на земле.

Полно его можно охарактеризовать одним словом – помазанник. Новый христос
21-го века. Личность сошедшая свыше, уникальнейшая, вселенского масштаба,
водимая самой Царицей Небесной. Такая душа посылается в мир раз в
тысячелетие.

Миссия о.Иоанна связана со спасением мира в конце 84-й бездуховной,
потребительско-технократической цивилизации. Он провозвестник новой
богоцивилизации, идущей на смену прежней. Потому о нем крайне полярные
суждения. С одной стороны, восторг, восхищение, приятие и благодарность.
С другой – шок, ступор, бойкот и чудовищная клевета.

Нечто похожее было в те времена, когда 12-тилетний Христос предстал перед
старейшинами синедриона. Он буквально шокировал их широтой и глубиной
своих познаний, недоступных земным мудрецам. Однако даже явное знамение
полноты Духа Святого и явление Премудрости Божией не убедило фарисеев в
том, что отрок – ожидаемый народом Помазанник.

Читать еще:  Пейзаж картины художников. Самые красивые пейзажи

В ноябре 1984 г. в Свято-Успенском кафедеральном соборе г.Смоленска у
иконы ‘Одигитрия’ Вениамину явилась Божия Матерь. Сказала, что избирает
вестником Слова о последних временах и спасении человечества. Источник
живого Слова, открывшийся в смоленском храме, с тех пор не иссыхает и
поныне. Откровение идет непрестанно.

Явление самой Царицы о.Иоанну уникальное, но не единичное. Смоленская
Божия Матерь – живая икона. К примеру, князь Ефим Васильевич Мещерский
(ХVIII в.) заслужил покров и знаки внимания от Смоленской Богоматери.
Многие люди, в том числе всемирно известная оперная певица
Любовь Казарновская (1956 г.), получали знамения от Богородицы Смоленской.

С момента избранничества о.Иоанн издал 80 книг Слова Божией Матери,
Отца Небесного, Христа, Духа Святого, Серафима Умиленного, м.Евфросинии
Почаевской и многих других известных и безвестных миру святых, божеств и
пантеонов…

Мастер Сео Кён Бо (1914-1996), духовный лидер и учитель дзен-буддизма
из Южной Кореи, профессор восточной теологии, на встрече с о.Иоанном
в 1994 г. сказал: ‘Вы посланы свыше, чтобы вдохнуть новую жизнь в
христианство и навести мосты диалога между христианами и буддистами всего мира’.

Блаженный Бхай Манджит Сингх (1952), духовный лидер сикхизма говорил по
телефону: ‘Я ждал Вашего звонка 6 лет. Что происходит со мною? Я испытываю
вдохновение Святого Духа, как если бы Бог говорил со мной. Вы преподносите
то, чему учили наши мистики-сикхи. Святые понимают друг друга без слов!’

Блаженный Иоанн. Катарская родословная помазанника — Явления и откровения Богини Девы Матери

Катарская родословная помазанника

Блаженный Иоанн Богомил:

Я был катар от начала. И никак не накладывалась не от мира сего православная тишина на институциональное ‘горе вам!’, смешанное с господипомильностью замогильной. Никаких цепных псов и склепных упырей не имел я в виду, когда ходил в православные храмы.

Н о носил перед собой живую икону – мать Марию из Орла и горячую катарку блаженную Евфросиньюшку, царствующую ныне на небесах среди мироточащих катаров (духовные матери-наставницы бл.Иоанна. Мощи м.Евфросинии обретены мироточащими).

С ерафим Умиленный Соловецкий (русский царь Михаил Романов, 39 лет Гулага, духовный отец бл.Иоанна), духовный пастырь Второй Соловецкой, был огненным катаром, равно как и Иннокентий Балтский.

И папочка мой Яков (Яков Михайлович Береславский), свидетельствую, чистый был катар в своем незатейливом желании жить в обществе всеобщего благоденствия, братства и любви. Только не знал, какими средствами достичь сего. Указал ему Серафим Умиленный в Бутырской тюрьме (1939 г.): “Миссия твоя в другом – родить сына помазанного и помазующего” /подробнее см. в книге «Мой таинственный отец»/.

Б абушка моя Анна – стопроцентная катарка. В синагогу ходила — а в Бога не верила.

‘Что ж ты, бабушка, в церковь регулярно ходишь, если в Бога не веруешь?’ – ‘Если бы Бог был, разве отнял бы Он у меня двух моих детей?’ (молодыми летами умерли сын и дочь от туберкулеза). – ‘Так зачем же ты ходишь. ’

К другому ходила: к Доброму, не причастному лжи, смерти, дудежному истуканству, зубрежному очковтирательству (и завершение их молитвы – инквизиторский суд и побитие камнями).

Иврита не знала. Сердцем молилась. На ‘параллельном звуке’ произносила записанное по-русски, а духом – к Отцу любящему нескончаемым плачем.

В другую церковь ходила. И меня в нее привела.

Д ругая бабушка моя Бронислава, польского происхождения украинка, опять же катарка чистейшая. Восемь детей своих – девятого поднимает. Нищих кормит. Бесконечно любима и скрывает свое польское происхождение (что по тем временам хуже еврейского: поляков коммунисты тогда не просто сажали, а со свету сживали).

Читать еще:  Дюпен настоящее имя жорж санд. Биография жорж санд

М амочка моя была и есть катарка. Трепетала всегда перед духовными ризами и стремилась к чистоте. Папочкина же доброта вообще была безгранична. Теперь-то понимаю: происхождение ее катарское.

Н а литургиях в православных храмах испытывал я радость и блаженство катарские. По-катарски с иконами беседовал. Расцеловывался с ближним поцелуем мира. По-катарски странничал каликой перехожим. По-катарски, отбросив регалии, нанялся шизофреником на ренту-70 31 и еще каким-то совершенно последним дворником.

Ноги о меня вытирали кому не лень, как о половую тряпку. А блаженство испытывал несказанное.

И брань катарскую познал я, когда чуть было не посадили меня за первую книгу ‘Огонь покаянный’ (а тогда сажали крахмальниковых и якуниных крепко). Сочли: нет политических мотивов. Отложили.

И ‘рекс’ крепкий ко мне был приставлен. Хотел соединить невозможное: помазанника с Рексом мунди (князь мира). А больше плакал по ночам (тошно ему было в моем обществе) – и стучал, стучал нескончаемо. Отпрашивался куда-то по понедельникам, и вместе со своей мамашей стучать ходил. Лет пятнадцать стучал вдохновенно, так что познал я и малую свою инквизицию.

Н о искал в горячей вере катарской церкви. Обрел ее в святой Евфросинии с ее пятью тысячами поклонов в день, тремя ступенями стяжания Святого Духа, круглосуточной работой Богу, бескрайним милосердием, вымаливанием чужих грехов, восхищением в мир горний – и трепетом, трепетом каким-то неповторимым катарским.

Помню ездил я каликой перехожим по православным храмам и искал катарской благодати. Вот было нашел, напал на ее след: батюшка молится по-катарски открытым сердцем. То жаркий какой-то юродивый принесет не поймешь что: то гроздь виноградную, то куклу из папье-маше. И смотрит горячо: ‘Ты истинно верующий?’ То в Псково-Печерскую лавру приду и на единственного набреду катара. Брат в замешательстве: сторож какой-то последний, а духом наш, катарский, истинно помазанный.

С вятые интересовали меня катарские, как например, юродивый Иннокентий Балтский. И традиционные жития святых из Четьих-Миней переделывал я на катарский лад. Полагал: страдали они не ‘за веру’, а в мученичестве любви. Исповедовали Христа любви, а не институционального божка.

Два тома житий переписал, перевел я с православно-католического на катарский.

Две церкви было в православии: кесарева и катарская. А то, что называют ‘православием’ – несусветность некая. То, чего нет, высосанное из пальца, выдуманное наобум.

Святые отцы были чистые катары. Потом их только канонизировали, институциализировали, причесали и сделали ‘правильниками’, ‘уставниками’ и пр. Но и без православной парикмахерской с ее ножницами и щипцами, лохмотьями да приставленными париками, истинными катарами были все эти антонии великие, марии египетские и пр.

Кучковались вокруг круглого стола и бредили Чашей Грааля. Как и мы, оставались земными странниками, юродивыми и бескомпромиссными в вопросах совести.

У ж куда не знаю большего катара, чем о.Паисий! С его глазами евфросиньюшкиными, серо-голубыми чистейшими. С его от юности отторжением блуда, изумительно чистым нравом и ангельским тенором. С его круглосуточным служением и неземным бескорыстием. С его ненавистью к фарисейству и отрицанием какого-либо подобия Рекса мунди: ‘Нюхом чувствовал я малейшую примесь злобы и отметал ее. От века я искал катарского доброго Бога и верил только в Него. Отче, я живу Вашей любовью’.

Разве это не исповедь ученика Бога любви? И отношения наши – от любви (хотя и тысячи забот о церкви, о том, о сем – успевай в десяти ипостасях), происхождением и источником от любви. И пастырство, и пророчество, и писательство, и литургисание. И исповедь, и креста ношение – силой любви только. И братство, и сестричество, и отечество, и сыновство.

Из книги блаженного Иоанна ‘Катары: Церковь любви’

Источники:

http://wikisofia.me/%D0%91%D0%BB%D0%B0%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%98%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%BD
http://www.proza.ru/2018/11/22/1018
http://www.otkrowenie.ru/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8/%D0%B1%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%82%D1%8B%D0%B5/%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B8%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%BD-%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B0/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector