0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Библейские сюжеты: царь Давид. Давид и урия

Библейский треугольник. Давид, Вирсавия, Урия

Предлагаю вашему вниманию отрывок из моей книги «Библейская правда» Полный текст – здесь, на прозе.ру

В этот год наступил перелом в личной жизни Давида. Ему уже было далеко за тридцать. Бурные молодые годы наложили на нёго свой отпечаток. Он выглядел старше своих лет. Это был умудрённый, закалённый в боях и многочисленных интригах государственный деятель, вождь народа. Но сердце его оставалось молодым, а ориентация его не была однобокой.

Женщины никогда особо не интересовали Давида. Только такие незаурядные личности, как Авигея, жена Навала, могли пробудить в нём интерес. Количество жён царя никогда не переваливало за первый десяток, хотя он мог позволить себе гораздо более многочисленный гарем. В этом отношении он был самым бедным из государей Востока.

Только одной женщине всё же удалось покорить его сердце. Это была красавица по имени Вирсавия.

Вирсавия, к сожалению, была уже замужем.
Давид не остановился бы перед тем, чтобы отобрать её у мужа. Но в данном случае это было невозможно. Мужем Вирсавии был народный герой Урия, слава которого равнялась славе непобедимого Иоава. Ни армия, ни народ не простили бы царю, если бы он обидел Урию.

Дом генерала находился неподалеку от царского дворца. Давид мог часами наблюдать за Вирсавией, которая на плоской крыше дома занималась различными домашними делами, а иногда – просто загорала на солнце полунагая и купалась в большом чане, не подозревая, что за нею следят.
Давид так возжелал её, что рассудительность и обычная осмотрительность не смогли остановить его.

«Давид послал слуг взять её; и она пришла к нему, и он спал с нею. Когда же она очистилась от нечистоты своей, возвратилась в дом свой» (2. Цар. 11. 4).

Пока царь развлекался с Вирсавией, Урия на поле боя рисковал головой, готовый отдать жизнь за царя.

Но тут у счастливчика Давида, которому всегда и во всём необычайно везло, случился прокол. Вирсавия забеременела.

Давид, обычно сохраняющий спокойствие и присутствие духа в любой критической ситуации, тут вдруг запаниковал. Дело принимало нежелательный оборот, ситуация становилась угрожающей.
Надвигалась катастрофа.

Давиду грозил страшный скандал, а Вирсавии – мученическая смерть.

Конечно, если бы царь приказал Вирсавии, то она бы и под пыткой не назвала его имени. Но Урия не оставил бы это преступление не расследованным до конца. Сам Давид, который был не только царём, но и судьёй народа, должен был расследовать это дело и вынести справедливый приговор.

Блудодеяние, допущенное замужней женщиной, по законам Моисея, каралось смертью. Причём казнить следовало и её сообщника. Да и сейчас в некоторых мусульманских странах действуют такие законы.

Совсем недавно всю мировую общественность взволновала судьба африканской вдовы (не замужней женщины!), которая родила ребёнка от постороннего мужчины. Суд шариата приговорил её к укаменованию.

Но Вирсавия могла бы почитать за счастье, если бы её казнили без расследования. Нет, она должна была пройти через все адские муки, через самые изощрённые пытки, пока не назвала бы имени соблазнителя. Следовало огнём, водой, дыбой вытащить из неё это имя. Следовало клещами вытащить из неё зародыш, плод греха, и казнить его публично, у неё на глазах.

Давид этого, конечно же, не желал. Он любил Вирсавию и дорожил своей незапятнанной репутацией.
Но над его головой сгущались грозовые тучи. Даже если бы Вирсавия проглотила язык, его участие в этом деле могло получить огласку. Ведь Давид не особо и таился. Многие слуги знали об их преступной связи.

Царь всегда ценил в своих воинах храбрость, отвагу и личную преданность.
Царь всегда воздавал по заслугам, чествовал и всячески возвеличивал своих генералов и героев войны, щедро одаривал их поместьями и рабами. Имена пятидесяти самых храбрых были занесены в специальную государственную Книгу воинской славы, а оттуда дважды были переписаны в Библию. (2. Цар. 23; 1. Пар . 11). Давид знал, что только на них, на военную элиту он может положиться в часы опасности, только с их помощью может одолеть многочисленных врагов.
В то же время, это была сила, которую ему же следовало опасаться всерьёз.

Мудрость и справедливость царя были притчей во языцех. Эти редкие в те времена качества подогревали любовь народа к своему вождю.
Нет, конечно, как самодержец и верховный правитель, помазанник Божий, он мог позволить себе поиметь не только жену генерала, но и самого генерала. Но Давид не мог позволить себе подорвать доверие к нему народа. Кроме того, он не мог не предвидеть, какова будет реакция военных. Тяжкое оскорбление, нанесённое одному из самых славных героев, могло быть расценено, как пощёчина всей армии, проливающей кровь за своего царя.

А этого Давид допустить не мог.

Он оказался в сложнейшей жизненной ситуации. Никогда ещё ему не приходилось искать выход из столь безвыходного, тупикового положения.

Была, всё же, одна единственная возможность, как тихо уладить дело, и он решил испробовать её.

Царь срочно отзывает Урию из действующей армии. Якобы для того, чтобы узнать от него, какова ситуация на фронте, и обсудить с ним некоторые стратегические вопросы.

Подпоив славного воина, Давид долго не задерживал его. Ласково потрепав героя по плечу, царь понимающе намекнул, что тот, конечно же, соскучился по красавице жене.

Отправив Урию домой, царь радостно потирал руки и восклицал, как впоследствии Александр Пушкин: «Ай да царь! Ай да молодец!»

Читать еще:  От чего зависит урожайность огурцов в теплице.

Он хитро рассчитал, что Урия, переспав с Вирсавией, впоследствии сочтёт родившегося ребёнка за своего. Кто тогда, право же, считал месяцы!

Но высланные агенты донесли, что Урия всю ночь провёл на пороге своего дома, так и не отметившись у Вирсавии.

Царь пригласил генерала на завтрак и, скрывая озабоченность, спросил его, как бы в шутку: «Так что, мой друг, показал ли ты и сегодня ночью себя героем? Был ли ты так же стоек в ночном сражении?»
На что доблестный воин с достоинством отвечал: «Может ли раб твой предаваться любовным утехам, в то время как мои товарищи гибнут в бою за моего господина?»

Давид был тронут до слёз таким проявлением благородства, преданности и чувства долга.
Но прослезился он оттого, что так прекрасно продуманный план потерпел фиаско.

Отпуск был продлён ещё на один день.
Но результат был тот же, плачевный. Возможно, Урия начал что-то подозревать. Потому что такой внезапный отпуск в разгар боевых операций был случаем необычным. Солдаты годами не видели своих жён.
Возможно, кто-то из дворцовой челяди, обиженный Давидом, намекнул Урии, что ему следует продырявить в шлеме пару отверстий для царственных ветвистых украшений.

Тогда царь, загнанный в угол, решается на крайнюю меру, берёт на свою душу тяжкий грех. Отправляя Урию в действующую армию, он даёт ему запечатанную депешу, предназначенную главнокомандующему Иоаву.
В ней он тонко намекает племяннику, что не возражал бы, если бы Урия был поставлен в самый опасный участок сражения. Исключительно для пользы дела, для поднятия боевого духа у воинов.

Иоаву не надо было повторять дважды, ему не надо было что-то прояснять. Иоав, как всегда, догадывался, что написано между строк, прекрасно зная нрав своего великого родственника.

«Посему, когда Иоав осаждал город, то поставил он Урию на таком месте, о котором знал, что там храбрые люди. И вышли люди из города, и сразились с Иоавом, и пало несколько из народа, из слуг Давидовых; был убит также и Урия Хеттянин». (2. Цар. 11. 16- 17).

«Нет человека, нет проблемы», – так любил говорить вождь народов великий Сталин. Очевидно, он научился этому, когда штудировал Библию в духовной семинарии, откуда был выгнан за бандитские замашки.

Убрав Урию, Давид решил большую личную проблему.
Рождение Вирсавией ребёнка не должно было породить кривотолки. Ведь все знали, что Урия приезжал в отпуск. Но никто не знал, что он не появился у жены.

Иоав, вытащив для Давида каштаны из огня, имел серьёзные опасения, что царь может убрать и его, как ранее убирал всех исполнителей своих преступных замыслов. Поэтому он счёл, что будет правильней, если он не станет открытым текстом отчитываться о проделанной работе и просить о вознаграждении. Он послал к царю гонца с депешей, в которой писал, что в последние дни произошло несколько жарких сражений. Армия понесла ощутимые потери. В депеше перечислялись имена погибших, среди которых ничем не выделялось нужное имя ненужного человека.

Наткнувшись на это имя, царь, как обычно, разодрал на себе одежды, громко кричал от горя, обливался горючими слезами и постился. до вечера. Успокоившись, он сказал гонцу: ничего не поделаешь, пуля не выбирает. Все мы смертны. К сожалению, погибают и самые достойные.

«Тогда сказал Давид посланному: так скажи Иоаву: пусть не смущает тебя это дело, ибо меч поядает иногда того, иногда сего; усиль войну против города и разрушь его». Так ободри его» (2. Цар 11. 25).

. По окончанию положенных дней траура Давид забрал Вирсавию в свой гарем.

Слухи об этом преступлении проникли в народ. То, что Давид не был наказан Господом за такое чудовищное коварство, породило у израильтян сомнения в справедливости Бога. Тем самым Давид дал повод маловерам хулить Господа.

Два пророка подвизались при дворе Давида: Нафан и Гад. Они, да еще полководец Иоав, пожалуй, были единственными, кто не боялся говорить царю правду в глаза.

Нафан явился к Давиду и рассказал ему притчу о богаче и бедняке.
У богача было большое стадо овец, у бедняка — одна единственная овечка, которую тот любил, холил и лелеял, как родную дочь. Когда к богачу пришел гость, то он пожалел зарезать одну из своих овец, но забрал овечку у бедняка.
Как следует поступить с таким человеком, — спросил Нафан.

«Сильно разгневался Давид на того человека и сказал Нафану: жив Господь ! Достоин смерти человек, сделавший это. И сказал Нафан Давиду: ты тот человек. Но как ты этим делом подал повод врагам Господа хулить Его, то умрет родившийся у тебя сын». (2. Цар. 12. 5- 7, 14)

И действительно, новорожденный сын умер на седьмой день. В этом народ увидел руку Божью, покаравшую Давида.
Грешник был сурово наказан. И подданные уже не злословили ни его, ни Бога. Наоборот, царь был достоин сострадания и участия. А где сострадание, там и любовь.

Отчего же умер родившийся ребенок? Действительно ли по Воле Господа?
Не были ли причиной тому те переживания, которые достались на долю Вирсавии? Возможно также, что она безуспешно применяла некоторые народные средства, способствующие прекращению беременности и выпадению плода.

Давид постился и горевал те семь дней, когда ребенок болел. Узнав, что сын умер, царь тотчас же успокоился.

«И сказал Давид: доколе дитя было живо, я постился и плакал, ибо думал: кто знает, не помилует ли меня Господь, и дитя останется живо? А теперь оно умерло: зачем же мне поститься? Разве я могу возвратить его? Я пойду к нему, а оно не возвратиться ко мне» (2. Цар. 12. 22- 23)

Ни до, ни после не было у израильтян более великого и более лицемерного царя.

—————-
Рекомендую другие мои произведения:

«Библейская правда» — сатирические атеистические комментарии к Библии. Широко разошлась в сети рунета. Полный текст – на сайтах более трёх сотен электронных библиотек. Постоянно упоминается и обсуждается на многих форумах.. Многие читатели ставят её в один ряд с книгами Лео Таксиля.

Кроме полного текста, на странице имеются два десятка фрагментов книги, кажущиеся мне наиболее интересными.

«Претенденты в президенты» — мои анекдоты о современных украинских политиках. Больше всего достаётся Ющенко и Януковичу. Мои, это значит, — сочинённые мною. Некоторые из них широко цитируются в Интернете. Как водится, без указания авторства.

Читать еще:  Самые продвинутые современные роботы.

«Греховные мысли, навеянные Господом» — мои анекдоты еретического содержания.

«Байки старого гуляки» — смешные фривольные сценки автобиографического свойства.

«Дамы делятся на дам и не дам» — мои эротические анекдоты.

«Святая Ахинея» — юмористические, сатирические комментарии к ответам священников на вопросы верующих людей различных вероисповеданий.

«Планета простаков» — шутливые ответы на многочисленные вопросы верующих, почерпнутые из Интернета

«Железный Феликс, резчик по мылу» — фрагменты плутовского романа о жизни неординарного человека.
Весь роман я уже никогда не закогчу. Ибо нахожусь, как люблю уточнять, в предгробном возрасте. Отдельные главы представлены в виде рассказов. Герой вымышлен, на десять лет младше меня, иной по характеру. Но многие сценки и эпизоды в значительной мере автобиографичны.

«Одесская жертва Шестидневной войны» – мемуары диссидента-шестидесятника, антисоветчика, осуждённого за клевету на советскую действительность, сионизм и. и украинский мелкобуржуазный национализм. Такие были времена.

«Андрокуры Андрея Кураева» — эссе, в котором я старался осветить и разоблачить воинствующий дебилизм популярного современного христианского миссионера

«Великий ловкач Рамбам и 613 ахинейских заповедей» — разоблачение одного из трёх самых главных постулатов иудаизма.

«Как я делаю Э. Э.» — сатира на творчество современного известного раввина и толкователя Торы Элиягу Зссаса

Вирсавия, Урия и Давид

Библейская притча

Однажды под вечер Давид, встав с постели, прогуливался на кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина? И сказали ему:

— Это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии Хеттеянина.

Давид послал слуг взять её; и она пришла к нему, и он спал с нею. Когда же она очистилась от нечистоты своей, возвратилась в дом свой. Женщина эта сделалась беременною и послала известить Давида, говоря: «Я беременна».

И послал Давид сказать Иоаву:

— Пришли ко мне Урию Хеттеянина.

И послал Иоав Урию к Давиду. И пришёл к нему Урия, и расспросил его Давид о положении Иоава и о положении народа, и о ходе войны. И сказал Давид Урии:

— Иди домой и омой ноги свои.

И вышел Урия из дома царского, а вслед за ним понесли и царское кушанье. Но Урия спал у ворот царского дома со всеми слугами своего господина, и не пошёл в свой дом. И донесли Давиду, говоря: «Не пошёл Урия в дом свой». И сказал Давид Урии:

— Вот, ты пришёл с дороги; отчего же не пошёл ты в дом свой?

И сказал Урия Давиду:

— Ковчег Божий и Израиль и Иуда находятся в шатрах, и господин мой Иоав и рабы господина моего пребывают в поле, а я вошёл бы в дом свой и есть, и пить, и спать со своею женою! Клянусь твоею жизнью и жизнью души твоей, этого я не сделаю.

И сказал Давид Урии:

— Останься здесь и на этот день, а завтра я отпущу тебя.

И остался Урия в Иерусалиме на этот день до завтра. И пригласил его Давид, и ел Урия пред ним и пил, и напоил его Давид. Но вечером Урия пошёл спать на постель свою с рабами господина своего, а в свой дом не пошёл.

Поутру Давид написал письмо к Иоаву и послал его с Уриею. В письме он написал так: «Поставьте Урию там, где будет самое сильное сражение, и отступите от него, чтоб он был поражён и умер». Посему, когда Иоав осаждал город, то поставил он Урию на таком месте, о котором знал, что там храбрые люди. И вышли люди из города и сразились с Иоавом, и пало несколько из народа, из слуг Давидовых; был убит также и Урия Хеттеянин.

И послал Иоав донести Давиду о всём ходе сражения. И приказал посланному, говоря:

— Когда ты расскажешь царю о всём ходе сражения и увидишь, что царь разгневается, и скажет тебе: «Зачем вы так близко подходили к городу сражаться? Разве вы не знали, что со стены будут бросать на вас? Кто убил Авимелеха, сына Иероваалова? Не женщина ли бросила на него со стены обломок жёрнова и поразила его, и он умер в Тевеце? Зачем же вы близко подходили к стене?» — тогда ты скажи: «И раб твой Урия Хеттеянин также поражён и умер».

И пошёл посланный от Иоава к царю в Иерусалим, и пришёл, и рассказал Давиду обо всём, для чего послал его Иоав, обо всём ходе сражения. И разгневался Давид на Иоава и сказал посланному:

— Зачем вы близко подходили к городу сражаться? Разве вы не знали, что вас поражать будут со стены? Кто убил Авимелеха, сына Иероваалова? Не женщина ли бросила на него со стены обломок жёрнова, и он умер в Тевеце? Зачем вы близко подходили к стене?

Тогда посланный сказал Давиду:

— Одолевали нас те люди и вышли к нам в поле, и мы преследовали их до входа в ворота; тогда стреляли стрелки со стены на рабов твоих, и умерли некоторые из рабов царя; умер также и раб твой Урия Хеттеянин.

Тогда сказал Давид посланному:

— Так скажи Иоаву: «Пусть не смущает тебя это дело, ибо меч поядает иногда того, иногда сего; усиль войну твою против города и разрушь его». Так ободри его.

И услышала жена Урии, что умер Урия, муж её, и плакала по муже своём. Когда кончилось время плача, Давид послал, и взял её в дом свой, и она сделалась его женою и родила ему сына. И было это дело, которое сделал Давид, зло в очах Господа.

Давид и Вирсавия

Давид и Вирсавия

Множество врагов покорил Давид, и вскоре его государство уже простиралось от Красного моря до долины реки Евфрат. Однако и в пору своего величия оставался царь человеком скромным и милосердным, а все добро, добытое у неприятеля, делил он между государственной казной и будущим храмом Господа. Но как-то раз увидел Давид очень красивую женщину и полюбил ее. Женщину звали Вирсавия, она была женой одного из его военачальников по имени Урия, который в это время воевал с аммонитянами. Не смог царь Давид совладать со своим чувством — так сильно полюбил он Вирсавию, что невольно совершил преступление. Приказал Давид, чтобы во время сражения Урия был послан туда, где была самая жестокая битва. И когда пришла весть, что бедняга погиб, царь женился на его вдове.

Читать еще:  Анализ немой сцены в комедии гоголя ревизор. Н

Тогда Господь послал к нему пророка Нафана, и тот рассказал Давиду такую притчу. Жили в одном городе два человека — богач и бедняк. У богача был и крупный скот и мелкий, а у бедняка всего лишь маленькая овечка. Бедняк вырастил ее в своем доме вместе с детьми, и была она ему как родная дочь. Однажды пришел к богачу странник, но богатый человек пожалел свой скот и не взял ни овцы, ни вола, чтобы накормить странника. А взял он у бедняка овечку и приготовил из нее обед. Давид очень разгневался, услышав рассказ Нафана. «Человек, сделавший это, достоин смерти!» — воскликнул царь. «Ты и есть тот человек, — ответил Нафан. — Господь дал тебе все, ты же не удержался от зла, погубил Урию, а жену его взял себе». И тогда понял Давид, как он согрешил, и обратился к Богу с покаянными псалмами. Смягчился Господь и частично снял грех с Давида, но, как тот ни молился, не уйти ему было от суровой кары. Поэтому родившийся вскоре первенец Давида и Вирсавии умер. И все же год спустя у них снова родился сын. Это был Соломон, будущий царь Израиля. А еще родился у Давида Сын Авессалом.

Родившийся у Давида и Вирсавии первенец умер

Иоав взял три стрелы и вонзил их в сердце Авессалома

Похожие главы из других книг

ДАВИД

ДАВИД В течение двадцати лет на израильскую землю продолжали делать частые набеги воинственные филистимляне. Особенно тяжелое поражение нанесли они израильтянам при Афеке. По сути, наступила пора рабства. Возникла необходимость в авторитетном предводителе. Это стало

Давид и Вирсавия. 2 Царств 11:2-3

Давид и Вирсавия. 2 Царств 11:2-3 Однажды под вечер Давид, встав с постели, прогуливался на кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина? И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии

Вирсавия

Вирсавия Израильтяне осадили Равву Аммонитянскую. Давид оставил под стенами этого города своего военачальника Иоава, а сам возвратился в Иерусалим. Однажды под вечер он прогуливался по крыше дверца и увидел с кровли купающуюся женщину удивительной красоты. Он велел

Глава 39 Давид и Вирсавия / Батшева. (Шмуэль II, 11)

9:35 — 29:30 Давид

9:35 — 29:30 Давид Давид, которому посвящены практически все следующие двадцать глав, является главной фигурой для летописца.История Соломона (который впервые появляется в главе 22) занимает почти столько же места (учитывая переплетение темы отца и сына), и перед нами

Давид и Вирсавия. 2 Царств 11:2-3

Давид и Вирсавия. 2 Царств 11:2-3 Однажды под вечер Давид, встав с постели, прогуливался на кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина? И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии

XII. Давид в раю

XII. Давид в раю В христианской традиции считается, что Давид из Вифлеема был предзнаменованием или прообразом Иисуса. Но с другой стороны, точно так же можно считать, что Иисус — это запоздалое повторение Давида, неправильная и безвкусная его реплика.В монументальном

31. Потому и назвал он сие место: Вирсавия, ибо тут оба они клялись

31. Потому и назвал он сие место: Вирсавия, ибо тут оба они клялись 31. «Потому и назвал он сие место: Вирсавия. » Или, по-еврейски: «Беер-Шеба», что значит «колодезь клятвы», или колодезь семи (см. примеч. к ст. 23-му). Он находился в 12 милях на юг от Хеврона, на Вади-ес-Себа и

32. В тот же день пришли рабы Исааковы и известили его о колодезе, который копали они, и сказали ему: мы нашли воду. 33. И он назвал его: Шива. Посему имя городу тому Беэршива (Вирсавия) до сего дня

32. В тот же день пришли рабы Исааковы и известили его о колодезе, который копали они, и сказали ему: мы нашли воду. 33. И он назвал его: Шива. Посему имя городу тому Беэршива (Вирсавия) до сего дня По удалении Авимелеха, Исаак находит проявление милости Божьей в нахождении

Зачем Вирсавия красна лицем была!

Зачем Вирсавия красна лицем была! Я спрашиваю: неужели ты, безумная, рада Тысячелетьями глотать обиды и раздавать награды? Ольга Седакова. Кажется, прошли времена, когда женской психологией занимались преимущественно мужчины, когда доминировали андроцентристские

Давуд и Вирсавия

Давуд и Вирсавия 1 Весной, когда цари идут на войну, Давуд послал Иоава со своими приближёнными и всем исраильским войском, и они нанесли поражение аммонитянам и осадили их главный город Раббу. Давуд же оставался в Иерусалиме.2 Однажды вечером, поднявшись с постели, Давуд

Давид и Вирсавия

Давид и Вирсавия 1 Весной, когда цари идут на войну, Давид послал Иоава со своими приближенными и всем израильским войском, и они нанесли поражение аммонитянам и осадили их главный город Равву. Давид же оставался в Иерусалиме.2 Однажды вечером, поднявшись с постели, Давид

Вирсавия (Беер-Шеба)

Вирсавия (Беер-Шеба) Когда Авраам находился на юге Ханаана, его жена Сарра наконец родила ему сына, и назвали его Исааком.Чтобы предотвратить возможные споры по поводу того, кто является наследником Авраама, по настоянию Сарры наложницу Авраама Агарь и ее сына Измаила

Давид

Давид Давид в изображении летописца — это не герой как человеческое существо, а скорее как идеальный основатель Храма. Из его истории жизни сохраняется только центр — Храм; кроме того, генеалогический интерес представляют списки имен. Юность Давида, его отношения с

Давид

Давид Книга Псалтирь состоит из 150 религиозных стихотворений, предназначенных для пения. Еврейское название книги «Техиллим» означает «Восхваления», так как в книге очень многие из них восхваляют Бога. Слово «псалом» происходит от греческого слова, означающего «щипать

Давид

Давид Однако, как это обычно для пророков, за непосредственным разрушением Осия прозревает идеальное будущее: Ос., 3: 5. После того обратятся сыны Израилевы и взыщут Господа Бога своего и Давида, царя своего, и будут благоговеть пред Господом и благостью Его в последние

Источники:

http://www.proza.ru/2009/08/09/51
http://pritchi.ru/id_2166
http://religion.wikireading.ru/232637

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector